943. Н. А. БЕЛОГОЛОВОМУ

19/31 августа 1883. Париж

Париж. 19/31 августа.

Многоуважаемый Николай Андреевич.

Благодарю за письмо, которое весьма меня утешило 1. Боли мои утихли, хотя все еще дают о себе знать; но зато общая слабость во всем организме и сонливость. Боюсь, нет ли лихорадки. Мерял температуру, оказывается 364/10 — стало быть, ничего, а все-таки неможется. Сухость во рту, отвратительный вкус, вялость, апатия.

Вместо сегодня, еду завтра, и билеты уже на столе, а спальные до Эйдкунена, так что в Берлине не остаюсь. Нынче дают спальные от Парижа прямо в Берлин; следоват<ельно>, пересаживаться придется только в Берлине и Эйдкунене. Завтра утром Самарские хотели прислать ко мне доктора Кадьяна, который, быть может, даст на дорогу какое-нибудь наставление.

Елисеевы здесь, и отыскали себе убежище в rue Trouchet, а какой № — не знаю. Намерены пробыть в Париже до октября, а на зиму в Висбаден. Квартира их в rue Trouchet в первом доме от угла Мадлены, рядом с домом, где останавливаются Самарские. Хорошо бы было, если б Вы примирили их с Лихачевыми, которые приедут в Париж 2-го или 3-го числа. Елисеев отыскал мне доктора Шонина, чистейшей воды еврея, который состоит при русском консульстве и о котором ему сказал священник Васильев. Шонин прописал мне вератрину, от коего я света невзвидел, и еще пилюли с хинином, которые я и принимаю.

Тургенева я так и не увижу. Приехавши, я написал к нему письмо 2, а вчера, т. е. через 6 дней, приезжает ко мне Арапетов и говорит, что утром был у него зять Виардо с целым пуком писем, адресованных к Тургеневу (для перевода) и между прочим там было и мое письмо. Арапетов был у Тургенева двукратно. В первый раз он неистовым голосом на него закричал: уведите! уведите! Во второй раз принял и узнал, но был так слаб, что Арапетов через четверть часа уехал. Какая странная участь русских писателей. Неужто всем так

226

придется умирать. Отец мой лег в постель, месяц не вставал и умер. А тут — какие сложные мучения!

Жена после моего отъезда останется в Париже не больше 5 дней, а потом хочет ехать неделю провести на Рейне — кажется, в Бибрихе.

Ежели она не изменит своего намерения, то, конечно, побывает в Висбадене и свидится с Вами. Это будет около 27-го августа, а Вы, кажется, хотели пробыть там до 2-го сентября.

До свидания. Передайте мой сердечный привет добрейшей Софье Петровне. Жму Вашу руку.

М. Салтыков.

Елисеев все добивается от меня, какое его будет положение относительно «Отеч<ественных> зап<исок>» в будущем году, т. е. по окончании контракта 3. А я решительно не знаю, что ему ответить. Неужто и опять все пойдет по-старому: Елисеев болен, Михайловский в отпуску, а я отдувайся. Я не знаю материального положения Елисеевых, но мне кажется, что он достаточно обеспечен, чтобы существовать.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 943. Н. А. Белоголовому. 19/31 августа 1883. Париж // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 19. Кн. 2. С. 226—227.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.