ОТ РЕДАКЦИИ

Литературное наследие M. E. Салтыкова-Щедрина досталось советскому обществу в состоянии значительно худшем, чем наследие других русских классиков. Почти каждое произведение великого сатирика, революционного демократа, несло на себе клеймо царской цензуры. Значительная часть написанного им была не собрана и не издана.

Лишь после Октября советскими литературоведами были проведены фундаментальные работы по выявлению и публикации неизвестных ранее текстов Салтыкова-Щедрина. В начале 30-х годов по инициативе М. С. Ольминского (1863—1933) — одного из старейших деятелей революционного движения России — было предпринято первое научное издание сочинений писателя. Тексты для этого издания, выпущенного Государственным издательством «Художественная литература» в 1933—1941 годах, были проверены по всем известным источникам. Из двадцати томов примерно восемь заняли произведения, ранее не входившие в собрания сочинений Салтыкова-Щедрина.

Издание 1933—1941 годов имело выдающееся научное и культурно-политическое значение. Оно создало широкую базу как для исследовательской работы над Салтыковым-Щедриным, так и для ознакомления с его творчеством широких кругов новых советских читателей. Однако за тридцать с лишним лет, прошедших со времени начала работы над этим изданием, во всех областях изучения Салтыкова-Щедрина, в том числе и в области текстологии, произошли существенные сдвиги.

Издание 1933—1941 годов не свободно от ряда серьезных недостатков. Главнейшие из них: 1) отсутствие единства в методах подготовки текстов, а также принципах отбора других редакций и вариантов и 2) бедность, а иногда и отсутствие комментариев к некоторым, в том числе важнейшим, произведениям Салтыкова-Щедрина (к «Губернским очеркам», «Истории одного города», «Сказкам» и др.).

Настоящее Собрание сочинений и писем Салтыкова-Щедрина, в котором критически использованы опыт и материалы предыдущего издания,

5

 осуществляется с учетом новейших достижений советского щедриноведения. Собрание является наиболее полным из всех существующих и включает в себя все известные в настоящее время произведения писателя, как законченные, так и незавершенные.

По сравнению с предшествующим изданием, тома настоящего Собрания пополняются всеми недавно найденными материалами: доцензурным текстом статьи о Кольцове, имеющим значение программного выступления писателя (1856), неизвестной ранее переработанной редакцией очерка «Каплуны» (конец 1862 г.), несколькими литературно-критическими и публицистическими статьями, относящимися к последним годам работы Салтыкова-Щедрина в «Современнике» (1864), письмами — в количестве более пятидесяти — к разным лицам и др.

Это Собрание сочинений рассчитано на широкий круг читателей. В задачу его не входит поэтому публикация всех редакций, и тем более мелких вариантов произведений Салтыкова-Щедрина. Полностью или в извлечениях приводятся лишь те «другие редакции», которые представляют самостоятельный и существенный интерес (первоначальная редакция пьесы «Смерть Пазухина», под заглавием «Царство смерти», приспособленные автором к цензурным условиям редакции «письма третьего» из цикла «Письма к тетеньке», сказки «Вяленая вобла» под заглавием «Мала рыбка, а лучше большого таракана» и др.). В особо важных случаях в примечаниях приводятся отдельные варианты, извлеченные из рукописей, корректурных гранок и авторских публикаций.

Издание рассчитано на двадцать томов. В первых семнадцати собрано литературное наследие Салтыкова-Щедрина, в последних трех — эпистолярное.

Художественные произведения занимают четырнадцать томов. Произведения располагаются в последовательности их создания, которая, однако, не могла быть строго соблюдена. Салтыков-Щедрин объединял свои рассказы, очерки и фельетоны разных лет в «циклы» и «сборники». «Хронология» каждого из них перемежалась, иногда многократно, с «хронологией» работы над другими «циклами» и «сборниками». Необходимой поправкой к хронологическому принципу является расположение крупных произведений Салтыкова-Щедрина не в последовательности начальных дат работы над ними, а по доминирующей хронологии (так, «Сказки», созданные в период с 1869 по 1885 год, отнесены в один из томов сочинений 80-х, а не 60-х годов). В первом томе художественная проза предшествует рецензиям и стихотворениям, хотя они были написаны раньше повестей. Такое нарушение хронологического принципа оправдано тем, что творчество Салтыкова 40-х годов характеризуют не стихотворные опыты и рецензии, а повести.

Критика и публицистика, за исключением ранних рецензий (1847—1848), включенных в первый том, собраны в трех томах: пятом и шестом (1856—1864) и девятом (1868—1878). Место этих томов в издании определяется хронологическими рамками входящих в них материалов.

6

Письма занимают завершающие издание тома восемнадцатый, яевят надцатый и двадцатый. В первом из этих томов печатаются автобиографические записки Салтыкова-Щедрина.

Каждый том строится по одному общему принципу, включая в себя, как правило, три «раздела»: 1) основные тексты (к ним относятся также тексты фрагментов и начатых, но не завершенных произведений); 2) тексты других редакций; 3) примечания.

Одно из своеобразий текстологии Салтыкова-Щедрина заключается а том, что некоторые его произведения частично повторяются в других произведениях. Объясняется это, в основном, двумя причинами. Первая из них — цензура. Запрещенный однажды текст Салтыкову-Щедрину удавалось иногда включить в одно из позднейших своих сочинений. Так, например, материалами очерка «Чужую беду руками разведу» (1877), вырезанного из журнала цензурой, Салтыков-Щедрин воспользовался в очерках «Дворянские мелодии» (1877) и «Чужой толк» (1880).

Во-вторых, отдельные очерки из циклов, не получивших самостоятельных изданий и оставшихся в первопечатных журнальных публикациях, позднее вводились писателем с изменениями в другие циклы и сборники. Таковы, например, очерки «Русские «гулящие люди» за границей» или «Сеничкин яд». Впервые они появились в серии фельетонов «Наша общественная жизнь» в «Современнике» за 1863 год. Впоследствии же Салтыков-Щедрин ввел их в свой сборник «Признаки времени» (1869).

Салтыков-Щедрин принимал личное участие в подготовке к печати почти всех своих крупных произведений, не раз повторно редактировал их. Установленные писателем в последний раз тексты положены в основу публикаций настоящего издания. Исключения из этого правила, всегда оговариваемые, объясняются обычно цензурной судьбой произведения. В некоторых случаях первоначальная редакция оказывается предпочтительнее позднейшей переработки, сделанной применительно к цензурным условиям (очерк «Тяжелый год» из книги «Благонамеренные речи» и др.).

Независимо от степени авторитетности избранной для печати редакции, текст ее сверяется с текстами беловых и наборных рукописей и всех изданий данного произведения, вышедших под контролем автора. В необходимых случаях текст проверяется и по черновым рукописям. Учитываются также приведенные в известность (документированные) факты прямого или косвенного вмешательства цензуры в авторский текст.

Освобождение щедринской сатиры и публицистики от цензурных искажений — сложная и полностью не разрешимая задача. Главная ее трудность — в том, что подпавшие под цензурный запрет или замечания места щедринского текста замещались писателем другими текстами, которые всегда представляют собою новую творческую редакцию. Они органически входят в литературную ткань произведения и далеко не всегда могут быть вновь заменены более ранними редакциями. В тех случаях, когда восстановление доцензурного текста оказывается невозможным, он приводится или о нем сообщается в примечаниях.

7

Произведения, не обнародованные при жизни Салтыкова-Щедрина, публикуются по авторским рукописям или корректурным гранкам набора, запрещенного к печати цензурой.

Тексты сочинений и писем печатаются по правилам современной орфографии и пунктуации, с сохранением характерных особенностей языка, присущих тому времени и лично свойственных Салтыкову-Щедрину.

Примечания даются к каждому произведению и состоят из статей, текстологических заметок и комментариев. Примечания содержат в своей совокупности указания на источники текста, мотивировку выбора печатаемого текста и справки о характере внесенных в него изменений, сведения из истории создания и печатания произведения, включая цензурную судьбу его, сжатую идейно-художественную, историко-литературную и общественно-политическую характеристику произведения, важнейшие отзывы о нем печати того времени и отклики современников, наконец — пояснения к отдельным местам текста, необходимые для возможно ясного понимания этих мест читателем нашего времени. Особенное внимание в примечаниях уделяется раскрытию сложных иносказаний, «эзопова языка» щедринской сатиры, разъяснениям содержания ее главных образов-метафор («город Глупов», «глуповцы», «помпадуры», «ташкентцы» и т. д.). В реальных комментариях вскрывается связь сочинений писателя с основными явлениями и фактами идейной жизни и политического быта эпохи.

Собранию сочинений предпосылается очерк творчества Салтыкова-Щедрина.

Каждый том издания сопровождается аннотированным указателем личных имен и названий периодической печати. В томе, завершающем публикацию литературного наследия (т. 17), будет дан алфавитный указатель всех сочинений Салтыкова-Щедрина, а в последнем томе издания (т. 20) — хронологическая канва жизни и творчества писателя.

Переводы иноязычных слов и фраз, принадлежащие редакции, даются в подстрочных примечаниях. Примечания самого Салтыкова-Щедрина печатаются с указанием их принадлежности автору.

Та часть текстологической работы для настоящего издания, которая связана с обращением к автографам писателя, осуществляется при участии и под контролем группы научных сотрудников Института русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук СССР — основного хранилища рукописей Салтыкова-Щедрина.

8

От редакции // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1965. Т. 1. С. 5—9.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.