«Севастополь в мае». Впервые опубликован в журнале «Современник», 1855, № 9, под названием «Ночь весною 1855 г. в Севастополе», без подписи автора.

В основу рассказа положено событие, очевидцем которого был Толстой,— сражение в ночь с 10 на 11 мая.

Первоначально рассказ так и назывался: «10 мая».

Рассказ был написан в несколько дней (с 18 по 26 июня). Отправляя его в редакцию «Современника», Толстой в письме к Панаеву выражал опасения относительно беспрепятственного опубликования рассказа. Предвидя столкновения с цензурой, писатель «принял всевозможные предосторожности» (т. 59, с. 324): к особо «опасным» в цензурном отношении местам он сделал смягченные варианты и предоставил Панаеву право внести в рассказ «какие-нибудь незначительные, непредвиденные изменения», но «так, чтобы не пострадал смысл» (т. 59, с. 324). В другом письме к Панаеву (от 8 августа 1855 г.) он подтверждает свое разрешение незначительно изменить текст рассказа, но просит ничего не прибавлять от редакции. «Это бы,— пишет он,— очень меня огорчило. Л. Н. Т. не имеет, могу Вас уверить, ни на волос авторского самолюбия, но ему бы хотелось оставаться верным всегда одному направлению и взгляду в литературе» (т. 59, с. 328).

Н. А. Некрасов, прочитав рассказ, 18 августа 1855 года писал Тургеневу: «Толстой прислал статью о Севастополе — но эта статья исполнена такой трезвой и глубокой правды, что нечего и думать ее печатать» (Н. А. Некрасов. полн. собр. соч. и писем, т. X, с. 236).

411

А. Ф. Писемский делился с А. Н. Островским впечатлением, которое произвело на него чтение нового рассказа Толстого: «Ужас овладевает, волосы становятся дыбом от одного только воображения того, что делается там. Статья написана до такой степени безжалостно-честно, что тяжело даже становится читать. Прочти ее непременно!» (А. Ф. Писемский. Письмо А. Н. Островскому от 26 июля 1855 года. — В кн.: «А. Ф. Писемский. Материалы и исследования». М. — Л., АН СССР, 1936, с. 82). И. С. Тургенев, сообщая в письме M. H. Толстой, что он «достал в целости статью Льва Николаевича», прибавлял: «Страшная вещь!» (И. С. Тургенев. полн. собр. соч. и писем. Письма, т. II, с. 319).

Готовя рукопись к цензурному просмотру, Панаев, пользуясь разрешением Толстого изменить в рассказе ряд особо «опасных» мест и, кроме того, с целью смягчить для цензуры общее звучание рассказа, дописал новое окончание: «Но не мы начали эту войну, не мы вызвали это страшное кровопролитие. Мы защищаем только родной кров, родную землю и будем защищать ее до последней капли крови».

Цензор Бекетов, сделав еще несколько изменений, разрешил «Севастополь в мае» к печати.

Но когда рассказ был уже набран, с корректурой его решил ознакомиться председатель Петербургского цензурного комитета M. H. Мусин-Пушкин. Прочитав рассказ, он пришел в ярость. «Читая эту статью, я удивлялся, что редактор решился статью представить, а г. цензор дозволить к печатанию. Эту статью за насмешки над нашими храбрыми офицерами, храбрыми защитниками Севастополя, запретить и оставить корректурные листы при деле (H. H. Гусев. Материалы к биографии с 1828 по 1855 год. М., АН СССР, 1954, с. 586) — такую резолюцию наложил Мусин-Пушкин, после чего изуродовал рассказ до неузнаваемости.

28 августа Панаев писал Толстому, что столь изуродованную вещь он совсем было не хотел печатать, но Мусин-Пушкин обязал его напечатать рассказ в том виде, как он его переделал. Панаев понимал, что Толстому будет неприятно увидеть свою подпись под столь обезображенным произведением, и рассказ был напечатан без подписи автора.

Опубликованный рассказ вызвал гневный отзыв Некрасова: «Возмутительное безобразие, в которой приведена Ваша статья, испортило во мне последнюю кровь,— писал он Толстому.— До сей поры не могу думать об этом без тоски и бешенства. Труд-то Ваш, конечно, не пропадет... он всегда будет свидетельствовать о силе, сохранившей способность к такой глубокой и трезвой правде среди обстоятельств, в которых не всякий бы сохранил ее...»

412

Некрасов признавал, что «напечатанные обрывки... статьи многие находят превосходными», но «для людей, знающих статью в настоящем виде,— это не более как набор слов без смысла и внутреннего значения» (Н. А. Некрасов. полн. собр. соч. и писем, т. X, с. 240—241).

В сборнике «Военных рассказов» 1856 года текст «Севастополя в мае» был восстановлен лишь частично; цензурные условия не позволили автору опубликовать рассказ в первозданном виде.

Стр. 104. «Инвалид» — официозная военная газета «Русский инвалид» (1813—1917).

...на эс в беседку... — Эс — скамейка в форме латинской буквы s, на которой сидят, обернувшись друг к другу.

Стр. 108. ...бесконечная повесть «Снобсов» и «Тщеславия», — Имеются в виду произведения английского писателя В. Теккерея (1811—1863) «Ярмарка тщеславия», которое Толстой читал в июне 1855 г., и «Книга Снобов» (сведений о чтении Толстым этого произведения не сохранилось).

Стр. 111. Ложемент — стрелковый орудийный окоп.

Стр. 116. Люнет — открытое с тыла полевое укрепление.

Стр. 120. ...сикурсу не подают... — от secours (франц.) — подкрепления.

Стр. 127. ...вылезали на банкеты... — Банкет — приступок у крепостного вала или бруствера для стрельбы из ружей.

Стр. 131. Элевационный станок — орудийный станок, приспособленный для стрельбы под большими углами возвышения.

Стр. 132. «Splendeur et misere des courtisanes» — «Блеск и нищета куртизанок», роман О. Бальзака (1799—1850).

Стр. 142. Зуавы — французские колониальные войска, организованные в 30-е годы XIX в. в Северной Африке из местного коренного населения и добровольцев французов.


Бурнашева Н.В. Комментарии. Л.Н. Толстой. Севастополь в мае // Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 тт. М.: Художественная литература, 1979. Т. 2. С. 411—413.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 28 февраля 2017 г.

Загрузка...
Загрузка...