× «Неофициальная поэзия» v3.0: антология поэтического самиздата советской эпохи


ЛИТЕРАТУРНЫЕ
И ЖИТЕЙСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Первое упоминание о «Литературных воспоминаниях» содержится в письме Тургенева к П. Виардо от 30 марта (11 апреля) 1867 г., из которого видно, что новому изданию своих сочинений писатель обещал предпослать «огромное предисловие в сотню страниц». В нем Тургенев собирался рассказать свои «...литературные и общественные воспоминания за двадцать пять лет».

На замысел «Литературных воспоминаний», впервые включенных в состав сочинений И. С. Тургенева в 1869 году (ч. 1), значительное воздействие оказали те бурные споры, которые велись в газетах и журналах, а также в частной переписке после появления в «Русском вестнике» (1867, № 3) романа «Дым» 1. Тургенев полагал, что рецензенты не обратили должного внимания на положительную программу романа, высказанную в речах Потугина. Критикам «Дыма» писатель собирался ответить в предисловии к отдельному изданию романа, вышедшему в том же году. В этом предисловии, по первоначальному замыслу Тургенева, должна была быть изложена его общественно-политическая программа 2. Отказ писателя от этого намерения, осуществление которого он перенес затем в «Литературные воспоминания», определил ярко выраженную публицистическую их направленность. В издании 1869 г. «Литературные воспоминания» открывались очерком «Вместо вступления», в котором обосновывалось и утверждалось «западничество» Тургенева. В «Воспоминаниях о Белинском», где Тургенев стремился установить прямую связь, преемственность позднего дворянского либерализма с «западничеством» 1840-х годов, он счел возможным почти повторить некоторые положения Белинского (в своем понимании), ранее выраженные в речах Потугина (см.: наст. изд., т. 7, с. 531—544). В очерке «Семейство Аксаковых и славянофилы» писатель, возможно, предполагал дать ответ тем, кто был недоволен выпадами против славянофильства в романе «Дым». В последнем из очерков — «По поводу „Отцев и детей“», — воспроизводящем историю создания этого романа, он также обращался к одной из тем полемики 1867 года, так как при обсуждении «Дыма» критика постоянно возвращалась к «Отцам и детям» 3.


1 Об этой полемике см. в комментарии Е. И. Кийко. — Наст. изд., т. 7, с. 531—544.

2 См. комментарии М. К. Клемана к «Литературным и житейским воспоминаниям». — Т, Сочинения, т. 11, с. 653.

3 См., в частности, письма: Д. И. Писарева к Тургеневу от 18 (30) мая 1867 г. (Писарев, т. 4, с. 424—425), А. А. Фета к Л. Н. Толстому от 15 июня 1867 г. (Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. М., 1978. Т. 1, с. 384).

321

Обращаясь к истории создания и публикации «Литературных и житейских воспоминаний», следует прежде всего отметить, что первоначально были задуманы и напечатаны в части 1 «Сочинений И. С. Тургенева», вышедшей в ноябре 1869 г., лишь одни «Литературные воспоминания».

В 1867 году Тургенев приступил к написанию воспоминаний. 22 декабря 1867 г. (3 января 1868 г.) он писал П. В. Анненкову, что, «хоть с урывками», работает «над предисловием к будущему изданию».

Первоначальный план «Литературных воспоминаний» набросан Тургеневым на л. 1 чернового автографа очерка «Вместо вступления» (1868) в таком виде:

Вступление Белинский
Плетнев Славяноф<илы>
Гоголь Последние времена.

Работа над «Литературными воспоминаниями» шла медленно, с трудом, о чем свидетельствует письмо к А. М. Жемчужникову от 19 (31) января 1868 г., в котором Тургенев жаловался: «...всё выходит какое-то непрошенное и ненужное оправдание самого себя». В мае писатель, по договоренности с Ф. И. Салаевым, обещал «вручить» ему «предисловие к новому изданию» (см. письмо к Анненкову от 13 (25) апреля). Тем не менее оно не было готово и в июне. 17 (29) июня Тургенев писал П. Виардо из Спасского, что Салаев «с предисловием <...> милостиво разрешил <...> повременить до зимы».

С начала октября по первую половину ноября Тургенев в какой-то мере продолжал работать над «Литературными воспоминаниями», о чем известно из его писем к М. В. Авдееву от 8 (20) октября и к И. П. Борисову от 16 (28) ноября. Однако договоренность с Салаевым не была выполнена. В письме к Н. И. Тургеневу от 30 ноября (12 декабря) из Карлсруэ в связи с этим указывалось: «...обещал <...> доставить <...> отрывки из моих литературных воспоминаний <...> в ноябре, а к февралю <1869 г.> едва будет готово!» «Я сижу теперь над литературными своими „Воспоминаниями“ — и мысленно переживаю давно прошедшее... Иногда грустно становится — а иногда приятно... но и приятность эта не без грусти», — писал Тургенев Я. П. Полонскому 16 (28) декабря 1868 г.

В январе и феврале 1869 г. писатель неоднократно жаловался, что работа над «Литературными воспоминаниями» «идет медленно» (письмо к И. П. Борисову от 12 (24) января), что он «никогда не работал по этой части, да это совсем и не занимательно» (письмо к Г. Флоберу от 13 (25) января), что «уже 6 недель», как он копается «в своем прошлом, да еще с предосторожностями всякого рода, ибо существует множество вещей, о которых нельзя говорить — и обычно они самые лучшие» (письмо к Ж. Этцелю от 8 (20) февраля). И только 12 (24) февраля Тургенев смог, наконец, сообщить И. П. Борисову, что он «третьего дня» отправил Анненкову «Воспоминания о Белинском» и теперь намерен взяться за очерк об Аксакове и славянофилах (см. об этом наст. том, с. 518).

О том, как трудно давался писателю весь цикл «Литературных воспоминаний», какую неуверенность в собственных силах ощущал он постоянно, Тургенев писал Л. Пичу 12 (24) февраля: «...работа в высшей степени роковая: обрывки литературных воспоминаний, в недобрый час обещанные моему издателю! Как только я не имею дела с образами, я начинаю теряться и не знаю, с чего начать. Мне

322

всё кажется, что можно с полным правом утверждать обратное тому, что я говорю». О продолжении работы над «Воспоминаниями», «которые в виде четырех или пяти отрывков — составят нечто вроде предисловия к новому изданию» его сочинений, Тургенев сообщал В. П. Боткину 18 февраля (2 марта). По мнению писателя, можно было «дать только несколько отрывков, так как сплошные воспоминания — пока еще невозможны» (письмо к Я. П. Полонскому от 20 февраля (4 марта)).

На протяжении всей первой половины 1869 года работа шла медленно и с перерывами. В июле Тургенев написал «Странную историю» и на обложке чернового автографа этой повести записал следующий план «Литературных воспоминаний»:

Отрывки

1.Вступительный
(берлинского немца)
2.Белинский
3.Вечер у Плетнева
4.Гоголь и другие
5.По поводу «Отцов и детей»4.

23 августа (4 сентября) Тургенев писал А. А. Фету: «Литературой занимаюсь мало — и до сих пор не могу окончить дурацких моих „Воспоминаний“». И только 21 сентября (3 октября) он наконец сообщил М. В. Авдееву, что послал издателю «вчера» (2 октября), «последний отрывок» из «Литературных воспоминаний», т. е. очерк «По поводу „Отцов и детей“» (см. ниже, с. 369).

Но даже и тогда, когда работа над всем циклом была закончена, Тургенев не испытывал чувства удовлетворения. «И как всё это куце, неловко, неразвито! <...> Как неохотно я приплетал строку к строке!» — добавлял он в том же письме к Авдееву. А в письме к А. Д. Галахову от того же 21 сентября (3 октября) признавался: «Боюсь, эти отрывки вышли неинтересны. Многое я сказать не решился <...> и вообще мне кажется — подобная работа не совсем свойственна моей натуре. Вы прочтете и увидите, что я это говорю не из скромничания».

В конце ноября 1869 г. вышла в свет часть 1 «Сочинений И. С. Тургенева». В ней впервые были опубликованы три очерка из цикла «Литературные воспоминания»: «Вместо вступления», «Гоголь» и «По поводу „Отцов и детей“» 5. Писатель с нетерпением ожидал откликов на «Литературные воспоминания». В декабре 1869 г. Я. П. Полонский сообщал ему: «Я уже прочел с жадностью твои воспоминания о Гоголе, Пушкине, Лермонтове и других. Прочел твои наставления юным литераторам по поводу „Отцы и дети“ — и мысленно пожалел, что я уже не юный литератор» (Лит Насл, т. 73, кн. 2, с. 224).

И. А. Гончаров, который в это время обдумывал предисловие к роману «Обрыв», 19 января ст. ст. 1870 г. писал П. В. Анненкову по поводу «Литературных воспоминаний» Тургенева «...один


4 Первоначально: «Отцы и дети» (Bibl Nat, Slave 76; фотокопия: ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 220).

5 «Воспоминания о Белинском» были напечатаны первоначально в «Вестнике Европы» (1869, № 4), а «Литературный вечер у П. А. Плетнева» — в «Русском архиве» (1869, № 10).

323

 „Талейран прибавил, и тоже весьма справедливо, что художники очень дурно делают, что начинают говорить с публикой не „творчеством“ (он намекал на предисловие Тургенева) — это не может не относиться и ко мне, хотя цель моего предисловия совершенно противоположна тургеневской» (Гончаров, т. 8, с. 427).

Очевидно, одобрил «Литературные воспоминания» брат писателя, Н. С. Тургенев. В ответном письме к нему от 9 (21) февраля 1870 г.Тургенев писал: «Я очень рад, что мои „Воспоминания“ тебе понравились. Мнение человека не литературствующего, каков ты, весьма дорого: в нем выражается настоящий здравый смысл публики».

Начиная с издания Сочинений 1874 г., «Литературные воспоминания», к которым Тургенев присоединил два очерка биографического характера («Поездка в Альбано и Фраскати» и «Наши послали!»), стали именоваться «Литературными и житейскими воспоминаниями». В предисловии к изданию 1874 г. Тургенев предупреждал читателей, что «Обещанная статья „Семейство Аксаковых и славянофилы“ по некоторым соображениям <...> заменяется неизданным отрывком из „Записок охотника“» 6.

19 сентября (1 октября) 1879 г. Тургенев, посылая своему издателю В. В. Думнову «Список статей, долженствующих составить 1-й том» Сочинений 1880 г., подчеркивал, что «из них две: „Человек в серых очках“ и „Семейство Аксаковых“ — до сих пор нигде не были напечатаны». В том же письме Тургенев указывал, что «статьи печатные» им «тщательно исправлены» и к двум из них (в том числе к «Воспоминаниям о Белинском») «сделаны небольшие прибавления». Речь шла о помещенном в конце текста этого очерка «Втором прибавлении» (см. с. 56), датированном сентябрем 1879 г.

До нас не дошел перечень очерков, которые должны были по первоначальному плану войти в состав «Литературных и житейских воспоминаний». В список их, посланный Думнову 19 сентября (1 октября) 1879 г., писатель вскоре внес существенные изменения, о чем сообщал ему же 1 (13) октября 1879 г.: «В числе „Литературных и житейских воспоминаний“ — Вы не найдете двух обещанных статей: „Москвы и Берлина“ и „Семейства Аксаковых“. — Они обе заменены прилагаемой большой статьей „Человек в серых очках“. Статья „Москва и Берлин“ могла бы встретить цензурные затруднения — а статья „Семейство Аксаковых“ представляла другие неудобства». Можно предположить, что первый из этих очерков не был вообще написан, так как никаких следов его (в виде планов, черновых набросков и т. п.) в архиве Тургенева (Bibl Nat) не сохранилось.

В том 1 Сочинений издания 1880 г. в состав «Литературных и житейских воспоминаний» были включены Тургеневым (кроме тех, которые содержались в издании Сочинений 1874 г.) еще четыре очерка: «Человек в серых очках», впервые опубликованный здесь на русском языке, «Казнь Тропмана», «О соловьях» и «Пэгаз», о чем писатель извещал в предисловии.

В 1882 г., озабоченный подготовкой издания, которое оказалось последним прижизненным изданием, Тургенев неоднократно писал А. В. Топорову о том, что собирается поместить в томе 1 в составе «Литературных и житейских воспоминаний» очерки «Семейство Аксаковых и славянофилы» и «Пожар на море» (писатель


6 Имеется в виду «Стучит!»

324

 называет его еще «Пожар» и «Пожар „Николая I“»). 8 (20) июня 1883 г. Тургенев наконец сообщил Топорову: «„Пожар на море“ я кое-как одолел; остается одна статья об Аксаковых, авось и с ней справлюсь до конца года». В вышедшем в 1883 г. томе 1 Сочинений, корректуру которого Тургенев из-за болезни уже не смог держать сам, очерк «Семейство Аксаковых и славянофилы», однако, не появился. Остается неясным, был ли этот очерк вообще написан, хотя Тургенев утверждал, например, еще в письме к Топорову от 1 (13) июня 1882 г., что статья «давно уже готова <...> В ней будет два листа с лишком — и она войдёт в состав „Литературных и житейских воспоминаний“». В парижском архиве Тургенева (Bibl Nat) сохранилось лишь начало очерка (см. наст. том, с. 286). О «Пожаре на море», который предназначался самим автором для данного цикла в томе 1 издания 1883 г. 7, см. ниже, с. 526.

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

(с. 7)

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Черновой автограф, 1868 г., без подписи, 4 л. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 75; описание см.: Mazon, p. 77; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 336.

Беловой автограф, Баден-Баден, 1868 г., без подписи, 4 л. Хранится в отделе рукописей ГИМ, ф. 440, № 1265.

Т, Соч, 1869, ч. 1, с. VII—XI.

Т, Соч, 1874, ч. 1, с. 9—13.

Т, Соч, 1880, т. 1, с. 1—5.

Впервые опубликовано: Т, Соч, 1869.

Печатается по тексту Т, Соч, 1880.

Очерк «Вместо вступления», открывающий собою цикл «Литературных и житейских воспоминаний» (первоначальное заглавие: «Вступление»), был написан в Баден-Бадене в 1868 г. Об этом свидетельствует как помета на черновом автографе — «Б<аден>-Б<аден>. 1868», так и дата, проставленная автором в тексте первой публикации.

По первоначальному замыслу «Вместо вступления» подготавливало читателя к восприятию собственно литературных воспоминаний Тургенева, которые должны были состоять, как указано на полях чернового автографа, из очерков: «Вступление. Плетнев. Гоголь. Белинский. Славяноф<илы>. Последние времена».

Черновой автограф «Вместо вступления» содержит значительную правку, главным образом стилистического характера. Зачеркнутые места, однако, свидетельствуют о том, что Тургенев собирался вначале дать характеристику русского общества в 1843 году.

Правки в беловом автографе почти нет, но и в нем, как и в черновом автографе, содержится зачеркнутое подстрочное


7 М. М. Стасюлевич включил сюда не только «Пожар на море», но и «Пергамские раскопки» (без всяких на то оснований). Во всех последующих изданиях, в том числе и советских, «Пожар на море» в составе «Литературных и житейских воспоминаний» не печатался.

325

 примечание: «Я возвращусь к этим вопросам в отрывке, посвященном г-м славянофилам» (см. вариант к с. 10, строки 2—30) 1.

Когда вышла в свет ч. 1 Сочинений, Тургенев с огорчением писал П. В. Анненкову 4 (16) декабря 1869 г. об опечатке в очерке «Вместо вступления»: «На самой первой странице сказано, что поэма Т. Л. („Параша“) явилась в 1849 году вместо 1843. Может быть, читатели догадаются, что с 1849 до 1868 года не могло пройти 25 лет...» См. также письмо к И. П. Борисову от 5 (17) декабря 1869 г. В ч. 1 Сочинений, вышедшей в 1874 г., эта опечатка была устранена.

Стр. 7. Окончив курс по филологическому факультету С.-Петербургского университета в 1837 году... — Тургенев не совсем точен. Он закончил первое (словесное, или филологическое) отделение философского факультета, о чем свидетельствует копия его аттестата, хранящаяся в ЦГИАЛ (см.: Т, ПСС и П, Письма, т. I, с. 633; Лисовский Н. М. Новые материалы для биографии И. С. Тургенева. СПб., 1892, с. 6).

Стр. 8. Из числа тогдашних преподавателей С.-Петербургского университета... — В 1836 / 37 учебном году в Петербургском университете лекции читали: А. А. Фишер — психологию, логику и философию, С. М. Куторга — историю древнюю и средних веков, И. П. Шульгин — новую историю, Н. Г. Устрялов — русскую историю, В. С. Порошин — политическую экономию, Ф. Б. Грефе — греческую словесность, И. Я. Соколов — греческий язык, Э. Е. Шлиттер — латинский язык, П. А. Плетнев, А. В. Никитенко — русскую литературу, О. И. Сенковский — арабский язык и др. (см.: Григорьев В. В. Императорский С.-Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет его существования. СПб., 1870, с. 127—129).

Из числа русских, слушавших университетские лекции, назову ~ Н. Станкевича, Грановского, Фролова ~ М. Бакунина. — О совместном пребывании Тургенева с Н. В. Станкевичем (1813—1840), Т. Н. Грановским и Н. Г. Фроловым (1812—1855) в Берлинском университете подробнее см.: наст. изд., т. 5, с. 360—366, а также наст. том, с. 204. История знакомства Тургенева с Т. Н. Грановским (1813—1855) изложена в некрологической статье «Два слова о Грановском» (там же, т. 5, с. 325—328). С М. А. Бакуниным (1814—1876), который впоследствии стал видным деятелем международного революционного движения, идеологом народничества и анархизма (см.: Пирумова Н. М. Бакунин. Жизнь и деятельность. М.: Наука, 1966, с. 25—155), Тургенев познакомился в Берлине в июле 1840 г. и жил с ним на одной квартире (см. наст. том, с. 204).

...изучал Гегеля под руководством профессора Вердера. — Вердер (Werder) Карл (1806—1893) — немецкий философ-гегельянец и драматург. Тургенев, Станкевич, Грановский и Бакунин, посещавшие его лекции, находились с ним в дружеских отношениях, о чем неоднократно говорится в письмах Тургенева (см., например, письмо Тургенева к Т. Н. Грановскому от 4 (16) июля 1840 г., а также: Горбачева, Молодые годы Т, с. 8—10). Сохранились


1 Свод вариантов чернового и белового автографов см.: Т, ПСС и П, Сочинения, т. XIV, с. 312—313. Далее варианты, опубликованные в названном издании, приводятся без дополнительного указания страниц публикации.

326

 записанные Тургеневым лекции Вердера по философии Гегеля (ИРЛИ, ф. 377, № 584 — см.: ПД, Описание, с. 19). См. также: Описание материалов гос. музея И. С. Тургенева. I. И. С. Тургенев. [Составитель — А. И. Понятовский.] Орел, 1968, с. 13. О Вердере см. также наст. том, с. 204.

...слушал в Берлине латинские древности у Цумпта... — Цумпт (Zumpt) Карл-Готтлоб (1792—1849) — профессор Берлинского университета, автор широко известной латинской грамматики и учебника по древней истории. В музее И. С. Тургенева в Орле хранятся пять тетрадей — записи лекций Цумпта о римских древностях (1838—1839) и одна тетрадь — записи его лекций об «Анналах» Тацита (1841) на немецком языке, принадлежавшие Тургеневу (см.: Описание материалов гос. музея И. С. Тургенева. 1. И. С. Тургенев, с. 12, 13. См. также: ИРЛИ, ф. 93, оп. 2, № 259. — ПД, Описание, с. 18).

...историю греческой литературы у Б öка... — Бöк (вернее, Бёк — Böckh) Август (1785—1867) — профессор Берлинского университета, один из основоположников античной эпиграфики. Записанные Тургеневым на немецком языке лекции этого профессора по истории греческой литературы хранятся в ИРЛИ (ф. 93, оп. 2, № 259. — ПД, Описание, с. 18).

Я бросился вниз головою в «немецкое море», долженствовавшее очистить и возродить меня ~ очутился «западником», и остался им навсегда. — Позднее Достоевский «ядовито обыграет в „Бесах“ эту черту — «уважение к классической немецкой культуре», — указывает Н. Ф. Буданова в статье «Проблема „отцов“ и „детей“ в романе „Бесы“» (см.: Достоевский. Материалы и исследования. 1. Л., 1974, с. 168).

Стр. 9. Мне необходимо нужно было ~ Враг этот былкрепостное право. — Не исключено, что отмеченное рассуждение Тургенева нашло отражение в исповеди Версилова в романе Достоевского «Подросток» (1875). Об этом см.: Достоевский, т. 17, с. 331—332 (примечания Е. И. Кийко).

Это была моя аннибаловская клятва; и не я один дал ее себе тогда. — В первой части «Былого и дум» Герцен рассказывает о том, как он и Н. П. Огарев дали в конце 1820-х годов клятву на Воробьевых горах, «в виду всей Москвы, пожертвовать <...> жизнью на избранную <...> борьбу» (Герцен, т. 8, с. 81), т. е. на борьбу с крепостным правом.

«Записки охотника» ~ были написаны мною за границей. — Известно, что в России Тургенев написал «Певцы» (1850, Тургенево — Петербург), «Свидание» (1850, Тургенево — Петербург), «Бежин луг» (1850—1851, Москва) и позднее «Стучит!» (1874, Спасское).

Стр. 10. Отечественная критика ~ ни разу не укоряла меня в нечистоте и неправильности языка, в подражательности чужому слогу. — Это утверждение Тургенева получило критический отклик в рецензии «Литературная новость. Заметка для любознательных стариков и старушек» Д. Д. Минаева, скрывшегося под псевдонимом Д. Свияжский: «Да, отечественная критика, — писал он, — при всех ее нападках на г. Тургенева, никогда не сводила его деятельность к почтенной, но более чем скромной роли „сберегателя чистоты русской речи“» (Дело, 1869, № 12, с. 48—49). Об этом см. также в письмах М. В. Авдеева к Тургеневу (Т сб, вып. 1, с. 430—433).

327
Назарова Л.Н. Комментарии: И.С. Тургенев. Литературные и житейские воспоминания. Вместо вступления // И.С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1982. Т. 11. С. 325—327.
[an error occurred while processing this directive]