Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


ЛИТЕРАТУРНЫЕ
И ЖИТЕЙСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Первое упоминание о «Литературных воспоминаниях» содержится в письме Тургенева к П. Виардо от 30 марта (11 апреля) 1867 г., из которого видно, что новому изданию своих сочинений писатель обещал предпослать «огромное предисловие в сотню страниц». В нем Тургенев собирался рассказать свои «...литературные и общественные воспоминания за двадцать пять лет».

На замысел «Литературных воспоминаний», впервые включенных в состав сочинений И. С. Тургенева в 1869 году (ч. 1), значительное воздействие оказали те бурные споры, которые велись в газетах и журналах, а также в частной переписке после появления в «Русском вестнике» (1867, № 3) романа «Дым» 1. Тургенев полагал, что рецензенты не обратили должного внимания на положительную программу романа, высказанную в речах Потугина. Критикам «Дыма» писатель собирался ответить в предисловии к отдельному изданию романа, вышедшему в том же году. В этом предисловии, по первоначальному замыслу Тургенева, должна была быть изложена его общественно-политическая программа 2. Отказ писателя от этого намерения, осуществление которого он перенес затем в «Литературные воспоминания», определил ярко выраженную публицистическую их направленность. В издании 1869 г. «Литературные воспоминания» открывались очерком «Вместо вступления», в котором обосновывалось и утверждалось «западничество» Тургенева. В «Воспоминаниях о Белинском», где Тургенев стремился установить прямую связь, преемственность позднего дворянского либерализма с «западничеством» 1840-х годов, он счел возможным почти повторить некоторые положения Белинского (в своем понимании), ранее выраженные в речах Потугина (см.: наст. изд., т. 7, с. 531—544). В очерке «Семейство Аксаковых и славянофилы» писатель, возможно, предполагал дать ответ тем, кто был недоволен выпадами против славянофильства в романе «Дым». В последнем из очерков — «По поводу „Отцев и детей“», — воспроизводящем историю создания этого романа, он также обращался к одной из тем полемики 1867 года, так как при обсуждении «Дыма» критика постоянно возвращалась к «Отцам и детям» 3.


1 Об этой полемике см. в комментарии Е. И. Кийко. — Наст. изд., т. 7, с. 531—544.

2 См. комментарии М. К. Клемана к «Литературным и житейским воспоминаниям». — Т, Сочинения, т. 11, с. 653.

3 См., в частности, письма: Д. И. Писарева к Тургеневу от 18 (30) мая 1867 г. (Писарев, т. 4, с. 424—425), А. А. Фета к Л. Н. Толстому от 15 июня 1867 г. (Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. М., 1978. Т. 1, с. 384).

321

Обращаясь к истории создания и публикации «Литературных и житейских воспоминаний», следует прежде всего отметить, что первоначально были задуманы и напечатаны в части 1 «Сочинений И. С. Тургенева», вышедшей в ноябре 1869 г., лишь одни «Литературные воспоминания».

В 1867 году Тургенев приступил к написанию воспоминаний. 22 декабря 1867 г. (3 января 1868 г.) он писал П. В. Анненкову, что, «хоть с урывками», работает «над предисловием к будущему изданию».

Первоначальный план «Литературных воспоминаний» набросан Тургеневым на л. 1 чернового автографа очерка «Вместо вступления» (1868) в таком виде:

Вступление Белинский
Плетнев Славяноф<илы>
Гоголь Последние времена.

Работа над «Литературными воспоминаниями» шла медленно, с трудом, о чем свидетельствует письмо к А. М. Жемчужникову от 19 (31) января 1868 г., в котором Тургенев жаловался: «...всё выходит какое-то непрошенное и ненужное оправдание самого себя». В мае писатель, по договоренности с Ф. И. Салаевым, обещал «вручить» ему «предисловие к новому изданию» (см. письмо к Анненкову от 13 (25) апреля). Тем не менее оно не было готово и в июне. 17 (29) июня Тургенев писал П. Виардо из Спасского, что Салаев «с предисловием <...> милостиво разрешил <...> повременить до зимы».

С начала октября по первую половину ноября Тургенев в какой-то мере продолжал работать над «Литературными воспоминаниями», о чем известно из его писем к М. В. Авдееву от 8 (20) октября и к И. П. Борисову от 16 (28) ноября. Однако договоренность с Салаевым не была выполнена. В письме к Н. И. Тургеневу от 30 ноября (12 декабря) из Карлсруэ в связи с этим указывалось: «...обещал <...> доставить <...> отрывки из моих литературных воспоминаний <...> в ноябре, а к февралю <1869 г.> едва будет готово!» «Я сижу теперь над литературными своими „Воспоминаниями“ — и мысленно переживаю давно прошедшее... Иногда грустно становится — а иногда приятно... но и приятность эта не без грусти», — писал Тургенев Я. П. Полонскому 16 (28) декабря 1868 г.

В январе и феврале 1869 г. писатель неоднократно жаловался, что работа над «Литературными воспоминаниями» «идет медленно» (письмо к И. П. Борисову от 12 (24) января), что он «никогда не работал по этой части, да это совсем и не занимательно» (письмо к Г. Флоберу от 13 (25) января), что «уже 6 недель», как он копается «в своем прошлом, да еще с предосторожностями всякого рода, ибо существует множество вещей, о которых нельзя говорить — и обычно они самые лучшие» (письмо к Ж. Этцелю от 8 (20) февраля). И только 12 (24) февраля Тургенев смог, наконец, сообщить И. П. Борисову, что он «третьего дня» отправил Анненкову «Воспоминания о Белинском» и теперь намерен взяться за очерк об Аксакове и славянофилах (см. об этом наст. том, с. 518).

О том, как трудно давался писателю весь цикл «Литературных воспоминаний», какую неуверенность в собственных силах ощущал он постоянно, Тургенев писал Л. Пичу 12 (24) февраля: «...работа в высшей степени роковая: обрывки литературных воспоминаний, в недобрый час обещанные моему издателю! Как только я не имею дела с образами, я начинаю теряться и не знаю, с чего начать. Мне

322

всё кажется, что можно с полным правом утверждать обратное тому, что я говорю». О продолжении работы над «Воспоминаниями», «которые в виде четырех или пяти отрывков — составят нечто вроде предисловия к новому изданию» его сочинений, Тургенев сообщал В. П. Боткину 18 февраля (2 марта). По мнению писателя, можно было «дать только несколько отрывков, так как сплошные воспоминания — пока еще невозможны» (письмо к Я. П. Полонскому от 20 февраля (4 марта)).

На протяжении всей первой половины 1869 года работа шла медленно и с перерывами. В июле Тургенев написал «Странную историю» и на обложке чернового автографа этой повести записал следующий план «Литературных воспоминаний»:

Отрывки

1.Вступительный
(берлинского немца)
2.Белинский
3.Вечер у Плетнева
4.Гоголь и другие
5.По поводу «Отцов и детей»4.

23 августа (4 сентября) Тургенев писал А. А. Фету: «Литературой занимаюсь мало — и до сих пор не могу окончить дурацких моих „Воспоминаний“». И только 21 сентября (3 октября) он наконец сообщил М. В. Авдееву, что послал издателю «вчера» (2 октября), «последний отрывок» из «Литературных воспоминаний», т. е. очерк «По поводу „Отцов и детей“» (см. ниже, с. 369).

Но даже и тогда, когда работа над всем циклом была закончена, Тургенев не испытывал чувства удовлетворения. «И как всё это куце, неловко, неразвито! <...> Как неохотно я приплетал строку к строке!» — добавлял он в том же письме к Авдееву. А в письме к А. Д. Галахову от того же 21 сентября (3 октября) признавался: «Боюсь, эти отрывки вышли неинтересны. Многое я сказать не решился <...> и вообще мне кажется — подобная работа не совсем свойственна моей натуре. Вы прочтете и увидите, что я это говорю не из скромничания».

В конце ноября 1869 г. вышла в свет часть 1 «Сочинений И. С. Тургенева». В ней впервые были опубликованы три очерка из цикла «Литературные воспоминания»: «Вместо вступления», «Гоголь» и «По поводу „Отцов и детей“» 5. Писатель с нетерпением ожидал откликов на «Литературные воспоминания». В декабре 1869 г. Я. П. Полонский сообщал ему: «Я уже прочел с жадностью твои воспоминания о Гоголе, Пушкине, Лермонтове и других. Прочел твои наставления юным литераторам по поводу „Отцы и дети“ — и мысленно пожалел, что я уже не юный литератор» (Лит Насл, т. 73, кн. 2, с. 224).

И. А. Гончаров, который в это время обдумывал предисловие к роману «Обрыв», 19 января ст. ст. 1870 г. писал П. В. Анненкову по поводу «Литературных воспоминаний» Тургенева «...один


4 Первоначально: «Отцы и дети» (Bibl Nat, Slave 76; фотокопия: ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 220).

5 «Воспоминания о Белинском» были напечатаны первоначально в «Вестнике Европы» (1869, № 4), а «Литературный вечер у П. А. Плетнева» — в «Русском архиве» (1869, № 10).

323

 „Талейран прибавил, и тоже весьма справедливо, что художники очень дурно делают, что начинают говорить с публикой не „творчеством“ (он намекал на предисловие Тургенева) — это не может не относиться и ко мне, хотя цель моего предисловия совершенно противоположна тургеневской» (Гончаров, т. 8, с. 427).

Очевидно, одобрил «Литературные воспоминания» брат писателя, Н. С. Тургенев. В ответном письме к нему от 9 (21) февраля 1870 г.Тургенев писал: «Я очень рад, что мои „Воспоминания“ тебе понравились. Мнение человека не литературствующего, каков ты, весьма дорого: в нем выражается настоящий здравый смысл публики».

Начиная с издания Сочинений 1874 г., «Литературные воспоминания», к которым Тургенев присоединил два очерка биографического характера («Поездка в Альбано и Фраскати» и «Наши послали!»), стали именоваться «Литературными и житейскими воспоминаниями». В предисловии к изданию 1874 г. Тургенев предупреждал читателей, что «Обещанная статья „Семейство Аксаковых и славянофилы“ по некоторым соображениям <...> заменяется неизданным отрывком из „Записок охотника“» 6.

19 сентября (1 октября) 1879 г. Тургенев, посылая своему издателю В. В. Думнову «Список статей, долженствующих составить 1-й том» Сочинений 1880 г., подчеркивал, что «из них две: „Человек в серых очках“ и „Семейство Аксаковых“ — до сих пор нигде не были напечатаны». В том же письме Тургенев указывал, что «статьи печатные» им «тщательно исправлены» и к двум из них (в том числе к «Воспоминаниям о Белинском») «сделаны небольшие прибавления». Речь шла о помещенном в конце текста этого очерка «Втором прибавлении» (см. с. 56), датированном сентябрем 1879 г.

До нас не дошел перечень очерков, которые должны были по первоначальному плану войти в состав «Литературных и житейских воспоминаний». В список их, посланный Думнову 19 сентября (1 октября) 1879 г., писатель вскоре внес существенные изменения, о чем сообщал ему же 1 (13) октября 1879 г.: «В числе „Литературных и житейских воспоминаний“ — Вы не найдете двух обещанных статей: „Москвы и Берлина“ и „Семейства Аксаковых“. — Они обе заменены прилагаемой большой статьей „Человек в серых очках“. Статья „Москва и Берлин“ могла бы встретить цензурные затруднения — а статья „Семейство Аксаковых“ представляла другие неудобства». Можно предположить, что первый из этих очерков не был вообще написан, так как никаких следов его (в виде планов, черновых набросков и т. п.) в архиве Тургенева (Bibl Nat) не сохранилось.

В том 1 Сочинений издания 1880 г. в состав «Литературных и житейских воспоминаний» были включены Тургеневым (кроме тех, которые содержались в издании Сочинений 1874 г.) еще четыре очерка: «Человек в серых очках», впервые опубликованный здесь на русском языке, «Казнь Тропмана», «О соловьях» и «Пэгаз», о чем писатель извещал в предисловии.

В 1882 г., озабоченный подготовкой издания, которое оказалось последним прижизненным изданием, Тургенев неоднократно писал А. В. Топорову о том, что собирается поместить в томе 1 в составе «Литературных и житейских воспоминаний» очерки «Семейство Аксаковых и славянофилы» и «Пожар на море» (писатель


6 Имеется в виду «Стучит!»

324

 называет его еще «Пожар» и «Пожар „Николая I“»). 8 (20) июня 1883 г. Тургенев наконец сообщил Топорову: «„Пожар на море“ я кое-как одолел; остается одна статья об Аксаковых, авось и с ней справлюсь до конца года». В вышедшем в 1883 г. томе 1 Сочинений, корректуру которого Тургенев из-за болезни уже не смог держать сам, очерк «Семейство Аксаковых и славянофилы», однако, не появился. Остается неясным, был ли этот очерк вообще написан, хотя Тургенев утверждал, например, еще в письме к Топорову от 1 (13) июня 1882 г., что статья «давно уже готова <...> В ней будет два листа с лишком — и она войдёт в состав „Литературных и житейских воспоминаний“». В парижском архиве Тургенева (Bibl Nat) сохранилось лишь начало очерка (см. наст. том, с. 286). О «Пожаре на море», который предназначался самим автором для данного цикла в томе 1 издания 1883 г. 7, см. ниже, с. 526.

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

(с. 7)

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Черновой автограф, 1868 г., без подписи, 4 л. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 75; описание см.: Mazon, p. 77; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 336.

Беловой автограф, Баден-Баден, 1868 г., без подписи, 4 л. Хранится в отделе рукописей ГИМ, ф. 440, № 1265.

Т, Соч, 1869, ч. 1, с. VII—XI.

Т, Соч, 1874, ч. 1, с. 9—13.

Т, Соч, 1880, т. 1, с. 1—5.

Впервые опубликовано: Т, Соч, 1869.

Печатается по тексту Т, Соч, 1880.

Очерк «Вместо вступления», открывающий собою цикл «Литературных и житейских воспоминаний» (первоначальное заглавие: «Вступление»), был написан в Баден-Бадене в 1868 г. Об этом свидетельствует как помета на черновом автографе — «Б<аден>-Б<аден>. 1868», так и дата, проставленная автором в тексте первой публикации.

По первоначальному замыслу «Вместо вступления» подготавливало читателя к восприятию собственно литературных воспоминаний Тургенева, которые должны были состоять, как указано на полях чернового автографа, из очерков: «Вступление. Плетнев. Гоголь. Белинский. Славяноф<илы>. Последние времена».

Черновой автограф «Вместо вступления» содержит значительную правку, главным образом стилистического характера. Зачеркнутые места, однако, свидетельствуют о том, что Тургенев собирался вначале дать характеристику русского общества в 1843 году.

Правки в беловом автографе почти нет, но и в нем, как и в черновом автографе, содержится зачеркнутое подстрочное


7 М. М. Стасюлевич включил сюда не только «Пожар на море», но и «Пергамские раскопки» (без всяких на то оснований). Во всех последующих изданиях, в том числе и советских, «Пожар на море» в составе «Литературных и житейских воспоминаний» не печатался.

325

 примечание: «Я возвращусь к этим вопросам в отрывке, посвященном г-м славянофилам» (см. вариант к с. 10, строки 2—30) 1.

Когда вышла в свет ч. 1 Сочинений, Тургенев с огорчением писал П. В. Анненкову 4 (16) декабря 1869 г. об опечатке в очерке «Вместо вступления»: «На самой первой странице сказано, что поэма Т. Л. („Параша“) явилась в 1849 году вместо 1843. Может быть, читатели догадаются, что с 1849 до 1868 года не могло пройти 25 лет...» См. также письмо к И. П. Борисову от 5 (17) декабря 1869 г. В ч. 1 Сочинений, вышедшей в 1874 г., эта опечатка была устранена.

Стр. 7. Окончив курс по филологическому факультету С.-Петербургского университета в 1837 году... — Тургенев не совсем точен. Он закончил первое (словесное, или филологическое) отделение философского факультета, о чем свидетельствует копия его аттестата, хранящаяся в ЦГИАЛ (см.: Т, ПСС и П, Письма, т. I, с. 633; Лисовский Н. М. Новые материалы для биографии И. С. Тургенева. СПб., 1892, с. 6).

Стр. 8. Из числа тогдашних преподавателей С.-Петербургского университета... — В 1836 / 37 учебном году в Петербургском университете лекции читали: А. А. Фишер — психологию, логику и философию, С. М. Куторга — историю древнюю и средних веков, И. П. Шульгин — новую историю, Н. Г. Устрялов — русскую историю, В. С. Порошин — политическую экономию, Ф. Б. Грефе — греческую словесность, И. Я. Соколов — греческий язык, Э. Е. Шлиттер — латинский язык, П. А. Плетнев, А. В. Никитенко — русскую литературу, О. И. Сенковский — арабский язык и др. (см.: Григорьев В. В. Императорский С.-Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет его существования. СПб., 1870, с. 127—129).

Из числа русских, слушавших университетские лекции, назову ~ Н. Станкевича, Грановского, Фролова ~ М. Бакунина. — О совместном пребывании Тургенева с Н. В. Станкевичем (1813—1840), Т. Н. Грановским и Н. Г. Фроловым (1812—1855) в Берлинском университете подробнее см.: наст. изд., т. 5, с. 360—366, а также наст. том, с. 204. История знакомства Тургенева с Т. Н. Грановским (1813—1855) изложена в некрологической статье «Два слова о Грановском» (там же, т. 5, с. 325—328). С М. А. Бакуниным (1814—1876), который впоследствии стал видным деятелем международного революционного движения, идеологом народничества и анархизма (см.: Пирумова Н. М. Бакунин. Жизнь и деятельность. М.: Наука, 1966, с. 25—155), Тургенев познакомился в Берлине в июле 1840 г. и жил с ним на одной квартире (см. наст. том, с. 204).

...изучал Гегеля под руководством профессора Вердера. — Вердер (Werder) Карл (1806—1893) — немецкий философ-гегельянец и драматург. Тургенев, Станкевич, Грановский и Бакунин, посещавшие его лекции, находились с ним в дружеских отношениях, о чем неоднократно говорится в письмах Тургенева (см., например, письмо Тургенева к Т. Н. Грановскому от 4 (16) июля 1840 г., а также: Горбачева, Молодые годы Т, с. 8—10). Сохранились


1 Свод вариантов чернового и белового автографов см.: Т, ПСС и П, Сочинения, т. XIV, с. 312—313. Далее варианты, опубликованные в названном издании, приводятся без дополнительного указания страниц публикации.

326

 записанные Тургеневым лекции Вердера по философии Гегеля (ИРЛИ, ф. 377, № 584 — см.: ПД, Описание, с. 19). См. также: Описание материалов гос. музея И. С. Тургенева. I. И. С. Тургенев. [Составитель — А. И. Понятовский.] Орел, 1968, с. 13. О Вердере см. также наст. том, с. 204.

...слушал в Берлине латинские древности у Цумпта... — Цумпт (Zumpt) Карл-Готтлоб (1792—1849) — профессор Берлинского университета, автор широко известной латинской грамматики и учебника по древней истории. В музее И. С. Тургенева в Орле хранятся пять тетрадей — записи лекций Цумпта о римских древностях (1838—1839) и одна тетрадь — записи его лекций об «Анналах» Тацита (1841) на немецком языке, принадлежавшие Тургеневу (см.: Описание материалов гос. музея И. С. Тургенева. 1. И. С. Тургенев, с. 12, 13. См. также: ИРЛИ, ф. 93, оп. 2, № 259. — ПД, Описание, с. 18).

...историю греческой литературы у Б öка... — Бöк (вернее, Бёк — Böckh) Август (1785—1867) — профессор Берлинского университета, один из основоположников античной эпиграфики. Записанные Тургеневым на немецком языке лекции этого профессора по истории греческой литературы хранятся в ИРЛИ (ф. 93, оп. 2, № 259. — ПД, Описание, с. 18).

Я бросился вниз головою в «немецкое море», долженствовавшее очистить и возродить меня ~ очутился «западником», и остался им навсегда. — Позднее Достоевский «ядовито обыграет в „Бесах“ эту черту — «уважение к классической немецкой культуре», — указывает Н. Ф. Буданова в статье «Проблема „отцов“ и „детей“ в романе „Бесы“» (см.: Достоевский. Материалы и исследования. 1. Л., 1974, с. 168).

Стр. 9. Мне необходимо нужно было ~ Враг этот былкрепостное право. — Не исключено, что отмеченное рассуждение Тургенева нашло отражение в исповеди Версилова в романе Достоевского «Подросток» (1875). Об этом см.: Достоевский, т. 17, с. 331—332 (примечания Е. И. Кийко).

Это была моя аннибаловская клятва; и не я один дал ее себе тогда. — В первой части «Былого и дум» Герцен рассказывает о том, как он и Н. П. Огарев дали в конце 1820-х годов клятву на Воробьевых горах, «в виду всей Москвы, пожертвовать <...> жизнью на избранную <...> борьбу» (Герцен, т. 8, с. 81), т. е. на борьбу с крепостным правом.

«Записки охотника» ~ были написаны мною за границей. — Известно, что в России Тургенев написал «Певцы» (1850, Тургенево — Петербург), «Свидание» (1850, Тургенево — Петербург), «Бежин луг» (1850—1851, Москва) и позднее «Стучит!» (1874, Спасское).

Стр. 10. Отечественная критика ~ ни разу не укоряла меня в нечистоте и неправильности языка, в подражательности чужому слогу. — Это утверждение Тургенева получило критический отклик в рецензии «Литературная новость. Заметка для любознательных стариков и старушек» Д. Д. Минаева, скрывшегося под псевдонимом Д. Свияжский: «Да, отечественная критика, — писал он, — при всех ее нападках на г. Тургенева, никогда не сводила его деятельность к почтенной, но более чем скромной роли „сберегателя чистоты русской речи“» (Дело, 1869, № 12, с. 48—49). Об этом см. также в письмах М. В. Авдеева к Тургеневу (Т сб, вып. 1, с. 430—433).

327
Назарова Л.Н. Комментарии: И.С. Тургенев. Литературные и житейские воспоминания. Вместо вступления // Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1982. Т. 11. С. 325—327.
[an error occurred while processing this directive]