Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР У П. А. ПЛЕТНЕВА

(с. 11)

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Литературный вечер у П. А. Плетнева. Очерк. — Черновой автограф, л. 1—10. Три отрывка: 1. С начала до слов «Но возвращаюсь к рассказу» (с. 13, строка 17). 2. С начала до слов «с обрубленными пальцами» (с. 13, строки 29—30). 3. Со слов «Во-первых» (с. 13, строка 27) и до конца. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 75; описание см.: Mazon, p. 77; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 335.

Литературный вечер у П. А. Плетнева. Очерк. — Беловой автограф. ГИМ, ф. 440 (Забелина. 1092), ед. хр. 1265, л. 142—147 об.

Рус Арх, 1869, № 10. с. 1663—1676.

Т, Соч, 1869, ч. 1, с. XIII—XXIV.

Т, Соч, 1874, ч. 1, с. 15—26.

Т, Соч, 1880, т. 1, с. 7—28.

Впервые опубликовано: Рус Арх, 1869, № 10, с подписью: И. Тургенев. Почти одновременно (в ноябре 1869 г.) появилось в томе 1 издания 1869 г.

Печатается по тексту Т, Соч, 1880, с устранением явных опечаток, не замеченных Тургеневым, и со следующими исправлениями по другим источникам текста:

Стр. 11, строка 34: «до тех пор» вместо «до сих пор» (по второму черновому отрывку, беловому автографу. Рус Арх).

Стр. 12, строка 23: «между теперешним и тогдашним поколеньями» вместо «между теперешними и тогдашними поколениями» (по второму черновому отрывку, беловому автографу, Рус Арх).

Стр. 13, строка 13: «лежавшим» вместо «лежащим» (по второму черновому отрывку, беловому автографу, Рус Арх).

Стр. 14, строка 32: «а, напротив» вместо «напротив» (по третьему черновому отрывку, беловому автографу, Рус Арх).

Стр. 17, строка 17: «не захотел» вместо «не хотел» (но всем другим источникам).

Стр. 18, строка 15: «простоты» вместо «красоты» (по всем другим источникам и тексту стихотворения А. С. Пушкина).

Очерк о П. А. Плетневе, судя по первоначальному плану, набросанному на полях рукописи «Вместо вступления», был задуман автором в 1868 г. (см. наст. том, с. 325). Первое упоминание о предстоящей работе над ним и о намерении послать его «даром» в «Русский архив» встречается в письме Тургенева к И. П. Борисову от 12 (24) января 1869 г. 13 (25) февраля 1869 г. Тургенев писал П. И. Бартеневу: «Я не забыл также, что обещал Вам доставить статью о покойном П. А. Плетневе, — и стыжусь, что до сих пор не сдержал моего слова. Но теперь, отделавшись несколько от более срочных работ, я намерен непременно посвятить несколько часов моему бывшему профессору — и хотя поверхностными чертами постараться изобразить его столь симпатическую личность. Твердо надеюсь выслать Вам мою статейку не позже двух недель от нынешнего числа». Во второй половине марта н. ст. воспоминания о Плетневе, как известно из письма Тургенева к П. И. Бартеневу от 9 (21) марта, были написаны вчерне; оставалось, по словам Тургенева, «их переписать». Однако окончательный текст «Литературного

328

 вечера у П. А. Плетнева» Бартенев получил через издателя Сочинений Тургенева, Ф. И. Салаева, только в конце сентября н. ст. 1869 г. «Порядком я опоздал с нею, — писал Тургенев П. И. Бартеневу 26 сентября (8 октября) 1869 г. о статье, — но я надеюсь, что она попадет в „Русский архив“. В ней немного нового — но чем богаты, тем и рады».

В очерке контаминированы события различных лет, и время описанного литературного вечера, состоявшегося у П. А. Плетнева, указано неточно. Студентом третьего курса С.-Петербургского университета Тургенев был не в 1837, а в 1830 г. В том же году Тургенев давал на просмотр Плетневу свою стихотворную драму «Стено» (посылая «Стено» А. В. Никитенко 26 марта (7 апреля) 1837 г., Тургенев писал: «С год тому назад я ее давал П. А. Плетневу...»). Встретить одновременно «в начале 1837 г.» Пушкина и А. В. Кольцова Тургенев не мог. Кольцов в 1837 г. в Петербург не приезжал. Он был в Петербурге в 1836 и 1838 годах и, скорее всего, виделся с Тургеневым у П. А. Плетнева дважды. По более раннему свидетельству Тургенева в письме к В. Рольстону от 7 (19) октября 1866 г., он «встречался» с Кольцовым «всего раз или два»; позднее, 7 (19) февраля 1877 г., он сообщал М. Ф. Де-Пуле, что видел Кольцова «всего раз». О второй встрече Кольцов упомянул в письме к В. Г. Белинскому от 14 (26) марта 1838 г. Кольцов писал: «В прошлую среду был я на вечере у Плетнева. Там был Воейков, Владиславлев, Карлгоф, Гребенка, Прокопович и Тургенев» 1. На основании этого письма редактор указанного ниже издания стихотворений Кольцова А. И. Лященко относит литературный вечер у П. А. Плетнева к 9 (21) марта 1838 г. И так как упомянутые Кольцовым лица, присутствовавшие на вечере, названы также и Тургеневым в его воспоминаниях, то, очевидно, речь идет об одном и том же вечере. Мимолетная встреча Тургенева с Пушкиным (у П. А. Плетнева) относится, по-видимому, к концу 1836 или началу 1837 года 2. Такое соединение впечатлений, полученных от нескольких посещений П. А. Плетнева, объясняется не только ошибками памяти, но и стремлением обобщить воспоминания о Плетневе и других деятелях той литературной эпохи, характерным представителем которой он был.

Плетнев связан в воспоминаниях Тургенева с порой его студенчества. В «Автобиографии» он выделял Плетнева как единственного профессора С.-Петербургского университета тех лет, который «умел действовать на слушателей» (наст. том, с. 204). Это было также время первых шагов Тургенева в литературе, которым Плетнев способствовал, опубликовав в «Современнике» его юношеские стихотворения. В очерке упомянуты еще две-три более поздние встречи с Плетневым незадолго до его кончины. Последняя встреча относится к марту — апрелю 1864 г., когда Тургенев навестил Плетнева в Париже, читал ему свой рассказ «Собака», собирался переслать рукопись «Призраков» (см. об этом в письмах к П. В. Анненкову от 1 (13) апреля и П. А. Плетневу от 8 (20) апреля 1864 г.).

Для Тургенева встречи с Плетневым, который воспринимался


1 Кольцов А. В. Полн. собр. соч. Акад. биб-ка рус. писателей, вып. 1. 3-е изд. СПб, 1911, с. 181.

2 Подробнее о датировке всех этих встреч см.: Фомин А. Г. Письмо И. С. Тургенева к М. Ф. Де-Пуле об А. В. Кольцове... — В кн.: Литературно-библиологический сборник. Пг., 1918, с. 23—26.

329

 современниками как человек, причастный к «знаменитой литературной плеяде», были дороги прежде всего как общение с другом Пушкина, остававшегося всю жизнь «идолом» Тургенева, его «учителем» (см. письмо Тургенева к М. М. Стасюлевичу от 15 (27) марта 1874 г.). 1 (13) июня 1864 г. Тургенев писал Плетневу из Баден-Бадена: «Здесь русских довольно — да ни одного по душе. Не с кем потолковать о том, что любишь, о поэзии, о Пушкине. Не то, что с Вами». Однако, несмотря на всё уважение к личности Плетнева, Тургенев с первого же знакомства почувствовал различие в их литературно-эстетических позициях. В письме к А. В. Никитенко от 26 марта (7 апреля) 1837 г. Тургенев писал, имея в веду Плетнева: «Мнения его, которые я, впрочем, очень уважаю, — не сходятся с моими». То же несколько позднее отмечал и сам Плетнев, противопоставляя Тургеневу, печатавшему в «Отечественных записках» свои стихи якобы «единственно потому, что у них много читателей», Дельвига и Пушкина, которые, по мнению Плетнева, писали не для толпы, а для избранных ценителей поэзии 3.

В результате сопоставления печатной редакции очерка с тремя его черновыми отрывками (Bibl Nat) и с беловым автографом (ГИМ) 4 можно установить направление работы над ним Тургенева. В первом черновом варианте «Литературный вечер у П. А. Плетнева» датирован не началом 1837 года, как во всех последующих источниках и окончательном тексте (с. 11), а концом 1836 года («В конце 1836 года...»), что служит дополнительным свидетельством условности указанной Тургеневым даты. Там же указан адрес Плетнева: «[в большом доме на Фонтанке] у Обухова моста»: но уже во втором черновом варианте начала очерка (переписанный, но еще не набело, первый), в соответствии с тенденциями к более обобщенному характеру воспоминаний, зачеркнуты все уточняющие справки.

После описания своего знакомства с Плетневым в университете и встречи в его квартире с Пушкиным Тургенев набросал на полях рукописи первого чернового отрывка перечень присутствовавших на вечере лиц, о которых предполагалось упомянуть: «Скобелев, Бенедиктов, Губер, Гребенка, Карлгоф, Воейков, Кольцов, Владиславлев». Во втором черновом отрывке этот список повторен, но в нем Бенедиктов заменен Одоевским и последовательность почти соответствует той, которая установлена Тургеневым в беловом и окончательном тексте: «Скобелев, Воейков, Владиславлев. Карлгоф, Губер, Гребенка, Кольцов, Одоевский». В очерке Одоевский предшествует Кольцову, и образ Кольцова завершает ряд литературных деятелей того времени. Большое внимание Тургенев уделил характеристике каждого из них, отшлифовывая отдельные штрихи лаконичных, в основном портретных зарисовок. Так, например, о Карлгофе первоначально говорилось, что это «худощавый мужчина с лицом невидного немецкого чиновника»; затем тут же, в третьем черновом отрывке, Тургенев добавил определения с «маленькой головой и беспокойными телодвижениями» и конкретизировал сравнение с чиновником точным указанием на чин: «с виду смахивавший на статского советника немецкого происхождения».


3 См. письмо П. А. Плетнева к Я. К. Гроту от 1 июля ст. ст. 1844 г. (Переписка Грота с Плетневым, т. 2, с. 275).

4 Свод вариантов черновых отрывков и белового автографа см.: Т, ПСС и П, Сочинения, т. XIV, с. 313—321. Далее варианты, напечатанные в этом томе, приводятся без дополнительного указания страниц публикации.

330

Первоначальный рассказ о встрече с Пушкиным Тургенев дополнил воспоминаниями о благоговейном отношении к великому поэту в 1830-е годы, о второй встрече с ним в зале Энгельгардта и о своей печали при виде его через несколько дней в гробу. В словах Пушкина о министрах был усилен иронический оттенок, а также отмечена самая манера его речи 5.

Характеризуя Плетнева-педагога, Тургенев вместо «учитель старого времени» употребил выражение «наставник старого времени» 6, ввел и доработал в беловом автографе строки о любви к нему студентов. Писатель искал более точных определений и деталей, чтобы показать, как сочетались в общественном облике Плетнева «любовь к родной словесности, родному языку» с отсутствием качеств бойца, «энергии», «огня».

Определяя общественную атмосферу 1830-х годов как время «смирное» и перечислив недолговечных кумиров тех лет (см. также не попавшую в окончательный текст заметку о К. П. Брюллове), Тургенев обратился к иносказательной формулировке основной причины, предопределившей «дух» этого времени, заменив начатые и неоконченные в черновом автографе слова («Общественное мнение еще не успело прийти в себя после») более выразительным определением репрессий, обрушившихся на декабристов («Общество еще помнило удар» — см. наст. том, с. 17) и внеся отсутствующую в начале фразу: «как не было гласности, как не было личной свободы» (см. наст. том, с. 17).

Самой существенной правке подверглось центральное в идеологическом отношении место воспоминаний о Плетневе — рассуждения автора о двух поколениях, поколении передовой дворянской молодежи 1830—40-х годов и молодом поколении шестидесятников. Дополняя, сокращая, уточняя текст незавершенной вставки, вписанной на полях второго чернового отрывка, Тургенев стремился утвердить мысль о том, что, несмотря на многие частные разногласия, у него нет принципиальных расхождений с современной демократической молодежью 7.

Окончив работу над очерком и отослав его, Тургенев не был удовлетворен результатом. В ответ на письмо П. В. Анненкова, в


5 Современный исследователь И. Шайтанов в статье «„Непроявленный жанр“ или литературные заметки о мемуарной форме», отмечая эволюцию на протяжении XIX века жанра психологического портрета, особо останавливается на «блестящем» мастерстве Тургенева в воспроизведении через отдельные штрихи и детали как внешнего, так и внутреннего облика человека. В качестве примера он приводит описание в «Литературном вечере у П. А. Плетнева» двух мимолетных встреч Тургенева с Пушкиным (см.: Вопросы литературы, 1979, № 2, с. 70).

6 Эта тургеневская характеристика легла в основу многих последующих очерков о П. А. Плетневе. См., например, статью В. Шенрока «Профессор — словесник старого времени» в кн.: Под знаменем науки. Юбилейный сборник в честь Н. И. Стороженко. М., 1902, с. 552—564.

7 Более детальный анализ автографов очерка см. в статье «К творческой истории „Литературного вечера у П. А. Плетнева“. (Работа над рукописями)». — Т сб, вып. 4, с. 79—85.

331

 котором содержался критический отзыв об очерке 8, Тургенев писал 24 октября (5 ноября) 1869 г.: «Мой отрывок о Плетневе произвел на Вас то самое впечатление, какое должно было ожидать. Я писал его вяло и неохотно (как почти все эти „Воспоминания“), по просьбе Бартенева. Я полагал убить этим двух мух разом, а кажется, убил только время». В тот же или на следующий день Тургенев получил письмо от вдовы Плетнева, которой показалось, что очерк недостаточно уважителен по отношению к Плетневу. Протестуя против суждений Тургенева о «легкости ученого багажа» Плетнева и о том, что всё, чего Плетнев желал, «плыло ему в руки», А. В. Плетнева заключала: «...о таких людях нельзя сказать легкомысленно, что они лишены энергии и мужества» (ИРЛИ, ф. 234, оп. 4, № 206, л. 1—2). Тургенев, огорченный письмом Плетневой, отправил ей 25 октября (6 ноября) 1869 г. через Анненкова ответ, в котором утверждал, что очерк прежде всего является данью «сочувственного уважения к человеку, вполне ее достойному» и что «искреннее смиренномудрие» Плетнева само протестовало бы, если б он был представлен «ученым или бойцом». Анненкова Тургенев в том же письме спрашивал, неужели его отзыв о Плетневе «далеко не превышает того, что скажет о нем потомство...?» Еще до получения письма Тургенева Плетнева обратилась к близкому другу ее мужа, акад. Я. К. Гроту, с просьбой написать статью в противовес воспоминаниям Тургенева. О предстоящей статье осведомил Тургенева Анненков (см. иисьмо Тургенева к И. П. Борисову от 13 (25) ноября 1869 г.) 9. Грот писал П. И. Бартеневу 9 (21) октября 1869 г.: «Статья Тургенева „Вечер у Плетнева“ покоробила меня, так же как и всех хорошо знавших покойного. Поэтому я решился также написать о нем небольшое Воспоминание <...> Приберегите этой статье местечко в „Русском архиве“» (ЦГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 561, л. 413). Написанная на основании более близкого знакомства и сообщающая ряд дополнительных фактов и подробностей, статья Грота не содержала, тем не менее, существенных расхождений с Тургеневым в оценке личности Плетнева. «Все, кому дорога память Плетнева, — писал Грот, — прочли в „Русском архиве“ несколько страниц, посвященных ей И. С. Тургеневым. Несмотря на то, что от описываемого им вечера прошло более 30 лет, даровитый автор умел придать жизнь своему рассказу. Сознавая, что содержание слышанных на этом вечере разговоров почти совершенно забыто им, он тем не менее в нескольких характеристических чертах мастерски обрисовал лица, с которыми там встретился. Жаль только, что из речей и суждений самого хозяина не мог он привести ничего сколько-нибудь определенного. К рассказу присоединена небольшая характеристика и оценка Плетнева: хотя здесь автор и не обнаруживает особенно короткого знакомства с покойным, однако ж нельзя не


8 Это письмо П. В. Анненкова неизвестно. О содержавшемся в нем отзыве можно судить по краткому упоминанию мнения Анненкова в письме к нему Тургенева от 25 октября (6 ноября) 1869 г. «Уж кажется, на что — как вы выражаетесь — en grisaille <в серых тонах — франц.> этот отрывок...», — пишет Тургенев.

9 Подробное изложение этого инцидента, а также характеристику взаимоотношений Тургенева с П. А. Плетневым и А. В. Плетневой на протяжении всего периода их знакомства см. во вступительных статьях М. П. Алексеева к первой публикации писем Тургенева к этим адресатам (Лит Арх, т. 3, с. 183—186, 195—200).

332

 согласиться, что главные черты в этом портрете схвачены верно» (Рус Арх, 1869, № 12, с. 2067) 10.

Печатных откликов на «Литературный вечер у П. А. Плетнева» появилось немного, причем они даны обычно внутри общих отзывов о «Литературных и житейских воспоминаниях», отношение к которым определяется в основном взглядом рецензентов на очерк «По поводу „Отцов и детей“». Так, Д. Д. Минаев в рецензии «Литературная новость. (Заметки для любознательных старичков и старушек)», опубликованной в «Деле», откликнулся в следующих иронических строках на воспоминания Тургенева о Плетневе: «В прихожей Плетнева г. Тургенев встретил человека среднего роста, с белыми зубами; это был Пушкин. О Пушкине более интересных сведений мы у Тургенева не находим. Далее мы узнаем, что в гостиной Плетнева автор „Дворянского гнезда“ встретил белокурого жандармского офицера и издателя „Утренней зари“ г. Владиславлева, видел очки стихотворца Карлгофа, растрепанные бакенбарды Губера и симпатический лоб Гребенки. Более любопытного мы ничего не находим в главе „Литературный вечер у Плетнева“» (Дело, 1869, № 12, с. 49). Автор заметки в «Библиографе» по поводу нового издания сочинений Тургенева, называя появившиеся в первом томе очерки «Гоголь» и «Литературный вечер у П. А. Плетнева», заключал: «В общем они довольно интересны; но походят более на выдержки и на отрывки из чего-то — по всей вероятности, из дневника; и там, где г. Тургенев описывает личность одним внешним образом, там эта личность перед читателем, как живая; где же он вдается в рассуждения по поводу этой личности, тут <...> являются <...> такие умозаключения, как „Мы живем всё еще под веянием, — в тени пушкинского времени“, и тому подобное» 11 (Библиограф, 1869, № 3, декабрь, с. 13).

Стр. 11. ...фантастическую драму в пятистопных ямбах под заглавием «Стенио». — Плетнев, по признанию Тургенева в письме к А. В. Никитенко от 26 марта (7 апреля) 1837 г., ознакомившись с написанной юным Тургеневым в 1834 г. драматической поэмой «Стено», нашел, что в ней «всё преувеличено, неверно, незрело... и если есть что-нибудь порядочное, — то разве некоторые частности — очень немногочисленные». Подробнее об этой поэме см.: наст. изд., т. 1, с. 547—549 (где она названа «Стено»).

...он выбрал из них два... — Первыми стихотворениями Тургенева, которые опубликовал П. А. Плетнев, были «Вечер» (Совр, 1838, № 1) и «К Венере Медицейской» (Совр, 1838, № 4); Тургенев цитирует начальные строки второй строфы стихотворения «Вечер»


10 Позднее, уже после смерти Тургенева, подготовив к изданию сочинения и письма Плетнева, Я. К. Грот в «Отчете о деятельности Отделения русского языка и словесности за 1884 год» отмечал, что, по его мнению, набросанная Тургеневым характеристика «не говорит в пользу проницательности автора», так как в своих письмах и сочинениях Плетнев «является человеком, рано уже усвоившим весьма здравые понятия о литературе и искусстве», твердые убеждения, которым «он остался верен до конца» (Сборник Отделения русского языка и словесности, 1885, т. 36. № 2, с. 14).

11 Неточная цитата из «Литературного вечера у П. А. Плетнева» (см. с. 15).

333

 (см.: наст. изд., т. 1, с. 9). Плетнев неоднократно печатал в «Современнике» стихотворения Тургенева и позднее.

Стр. 13. ...в зале Энгельгардт. — В конце 1820-х — начале 1830-х годов архитектором Павлом Жако был перестроен дом В. В. Энгельгардта (ныне Невский проспект, 30), в большом зале которого стали устраиваться концерты, балы, маскарады (см.: Яцевич А. Пушкинский Петербург. Л., 1935, с. 300—308).

...Недвижим он лежал... — «Евгений Онегин», гл. 6, строфа XXXII (начальные строки).

...своей (первой) жене... — Имеется в виду Степанида Александровна Плетнева (1795—1839).

...известный Скобелев, автор «Кремнева»... — Иван Никитич Скобелев (1778—1849) — генерал-от-инфантерии, с 1839 г. комендант Петропавловской крепости; автор ряда военно-патриотических книг для солдат, написанных в духе официальной народности. Наибольшей известностью пользовалась его пьеса «Кремнев — русский солдат» (1839).

...автор «Сумасшедшего дома», Воейков... — Александр Федорович Воейков (1778—1839) — поэт-сатирик, критик и журналист 1810—30-х годов. Обзор деятельности Воейкова и характеристику его стихотворного памфлета «Дом сумасшедших» (1814) см. в кн.: Колбасин Е. Литературные деятели прежнего времени. СПб., 1859, с. 241—291.

...Владиславлев, издатель известного в свое время альманаха «Утренняя заря»... — О Владимире Андреевиче Владиславлеве (1807—1856) как об авторе «сантиментальных и военных рассказов, почти никем не замеченных», и издателе альманаха «Утренняя заря», который он распространял, «воспользовавшись ловко местом своего служения» в штабе III отделения, писал незадолго до Тургенева в своих воспоминаниях И. И. Панаев (Панаев И. И. Литературные воспоминания. Л., 1950, с. 66 и 370).

Стр. 14. ...переводчик и стихотворец Карлгоф... — Вильгельм Иванович Карлгоф (1796—1841) — поэт, беллетрист, впоследствии попечитель Одесского учебного округа.

...переводчик «Фауста», Губер... — Характеристику Эдуарда Ивановича Губера (1814—1847) как поэта и человека см. в «Дневнике» А. В. Никитенко (т. 1, Л., 1955, с. 303). «Фауст» Гёте в переводе Губера вышел в 1838 г.

...Гребенка — враг Полевого ~ написал пасквиль вроде сказки... — Евгений Павлович Гребенка (1812—1848) — автор «Физиологических очерков» из жизни чиновничества и мещанства и украинских повестей, написанных в гоголевской манере. В аллегорической литературной притче «Путевые записки зайца» (1844) он вывел Н. А. Полевого под именем «полевого сверчка».

...наш добрейший незабвенный князь Одоевский. — Познакомившись с Владимиром Федоровичем Одоевским (1803—1869) у Плетнева в 1838 г., Тургенев продолжал встречаться с ним в 1840-х годах в музыкальных и литературных кругах (см.: Соллогуб В. А. Воспоминания. М.; Л., 1931, с. 413). Наиболее сблизился Тургенев с В. Ф. Одоевским и его женой, О. С. Одоевской, в 1850—60-е годы. На смерть Одоевского 27 февраля (11 марта) 1869 г. Тургенев откликнулся в письме к П. И. Бартеневу: «Итак, князь В. Ф. Одоевский скончался! Очень мне жаль этого отличного человека».

Это был поэт Кольцов. — В упомянутом выше письме к М. Ф.

334

 Де-Пуле, который собирал материалы для биографии А. В. Кольцова, Тургенев, выражая сожаление, что он не может прибавить дополнительных подробностей к рассказанному в «Воспоминаниях» о своей единственной встрече с поэтом, писал 7 (19) февраля 1877 г.: «Как человек застенчивый и робкий (впрочем, и я был тогда не слишком боек), — он, конечно, не решился бы высказываться перед лицом, ему незнакомым. — И с Белинским я впоследствии мало говорил о нем; помню только, что он не раз настаивал на его тонком, почти хитром и проницательном уме, на его страстности — в отношении к женскому полу — и на его печальной семейной обстановке».

Стр. 15. ...весною только что протекшего (1836) года был дан в первый раз «Ревизор», а несколько недель спустя ~ «Жизнь за царя». — Неувязка в тексте и ошибка памяти писателя: первое представление «Ревизора» состоялось в Петербурге на сцене Александрийского театра 19 апреля ст. ст. 1836 г. Опера Глинки «Жизнь за царя» была дана не «в феврале или марте 1837 г.», а 27 ноября ст. ст. 1836 г. (Вольф, Хроника, т. 1, с. 55).

Ходили темные слухи о некоторых превосходных произведениях, которые он берег в своем портфеле. — См. об этом наст. том, с. 347.

...Марлинский всё еще слыл любимейшим писателем, барон Брамбеус царствовал ~ на Кукольника взирали с надеждой ~ а Бенедиктова заучивали наизусть. — О времени господства «ложновеличавой школы» см. в очерке «Воспоминания о Белинском» и в комментариях к нему (наст. том, с. 22 и 343). Фельетон редактора «Библиотеки для чтения» О. И. Сенковского («барона Брамбеуса») «Большой выход у Сатаны» был опубликован в 1833 г. в сборнике «Новоселье». Отрицательная оценка реакционно-романтической драматургии Кукольника содержится уже в рецензии Тургенева на его трагедию «Генерал-поручик Паткуль», напечатанной в «Современнике» в 1847 г. (см.: наст. изд., т. 1, с. 251—276).

Стр. 16. ...Карлгоф, видно, не мог забыть ~ жестокое четверостишие в «Сумасшедшем доме». — Против В. И. Карлгофа А. Ф. Воейков в «Доме сумасшедших» сделал следующий стихотворный выпад:

Вот «кадетом» заклейменный
Меценат Карлгоф-поэт,
В общем мненье зачерненный
И Булгарина клеврет.
Худ, мизерен, сплюснут с вида,
Сухощав душой своей...
Отвратительная гнида
Аполлоновых — — —

Ответная эпиграмма Карлгофа на Воейкова неизвестна.

...анекдоты о «вольном духе», о «лжепророке» и т. д. ... — Имеются в виду случаи запрета цензурой выражения в поваренных книгах «ставить пирог на вольных дух», а также требование называть Магомета «лжепророком». Об этих же «пресловутых» анекдотах вспомнил Тургенев и в прибавленном им для издания 1880 г. подстрочном примечании к статье о «Племяннице» Евг. Тур (см.: наст. изд., т. 4, с. 478).

...цензор К. — Александр Иванович Красовский (1780—1857) — член С.-Петербургского цензурного комитета с 1821 по 1828 г. и председатель комитета цензуры иностранной с 1832 по 1857 г.

335

...значение Гоголя, в творениях которого оракул «Библиотеки для чтения» видел один грязный малороссийский жарт. — В этой формуле объединены суждения о Гоголе не только О. И. Сенковского, но и всей реакционной критики. См. об этом: Мордовченко Н. И. Белинский и русская литература его времени. М.; Л., 1950.

...«Не по чину берешь!» — Слова городничего квартальному из «Ревизора» Гоголя (д. 1, явл. 4).

...о Жуковском, об его переводе «Ундины» ~ с рисунками — если не ошибаюсь — графа Толстого... — Речь идет об издании: Ундина. Старинная повесть, рассказанная на немецком языке в прозе бар. Ф. Ламотт Фуке, на русском в стихах В. Жуковским. СПб, 1837. Рисунки L. M. <Л. Манделя>. Рецензия Плетнева на эту повесть опубликована в «Литературных прибавлениях к „Русскому инвалиду“» (1837, № 15, 10 апреля).

...о другом Жуковском ~ о графине Растопчиной, о г. Тимофееве, даже о г. Крешеве... — В 1837 г. вышла в свет книга «Стихотворений» Алексея Кирилловича Жуковского (1810—1864), которые первоначально под псевдонимом Бернет печатались в «Библиотеке для чтения» и «Современнике». Стихотворениям Евдокии Петровны Растопчиной (1811—1858) Плетнев посвятил две рецензии (Совр, 1840, № 2, отд. 1, с. 89—93; там же, 1841, № 2, отд. 1, с. 6—18). Алексей Васильевич Тимофеев (1812—1883) — поэт, драматург и прозаик, эпигон романтизма, опубликовавший в 1837 г. сборник стихотворений («Опыты». СПб., 1837, 3 ч.); в том же 1837 году он был превознесен Сенковским в рецензии на «фантазию» «Елисавета Кульман» как преемник Пушкина. Иван Петрович Крешев (1824—1859) — поэт, журналист и переводчик, сотрудничавший в «Отечественных записках» и «Библиотеке для чтения», привлекший в начале 1840-х годов внимание В. Г. Белинского антологическими стихотворениями, написанными, по словам критика, в духе А. Н. Майкова (Белинский, т. 7, с. 226).

Стр. 16—17. ...в те времена, которые покойный Аполлон Григорьев называл допотопными. — В статье «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина» Ап. Григорьев употребил термин «допотопный» в отношении к И. И. Лажечникову (Рус Сл, 1859, № 3). После иронической заметки Н. А. Добролюбова «О допотопном значении Лажечникова (Исследование Ап. Григорьева)» Ап. Григорьев в статье «Несколько слов о законах и терминах органической критики» (Рус Сл, 1859, № 5) разъяснял значение своих формулировок «допотопный талант» и «талант допотопной формации».

Стр. 17. ...Общество еще помнило удар... — Имеется в виду казнь и ссылка декабристов в 1826 году.

...Отец света — вечность... — В письме от 29 ноября (11 декабря) 1869 г. к А. А. Фету, который усомнился в правильности этой цитаты из Кольцова, Тургенев писал: «С какой стати я бы стал сознательно и добровольно сочинять цитату! Да я же и не цитовал (в моей статье о Плетневе в „Архиве“) думу „Тучи носят воду“ <...>, а думу „Божий мир“, которая начинается словами: „Отец света — вечность“...»

...умел заинтересовать их. — О преподавательской деятельности Плетнева см.: А. Ч. <Чумиков А. А.>. Петербургский университет полвека назад. Воспоминания бывшего студента. — Рус Арх, 1888, № 9, с. 131—133.

Стр. 18. «Не мысля гордый свет забавить» ~ Души прекрасной

336

 ~ Высоких дум и простоты. — Строки из пушкинского посвящения П. А. Плетневу первой главы романа «Евгений Онегин».

Стр. 19. ...в своих малочисленных сочинениях... — Сочинения Плетнева были изданы в 1885 г. Я. К. Гротом (Плетнев П. А. Сочинения и переписка. СПб., 1885. Т. 1—3).

Мне пришлось раза два встречаться с ним ~ незадолго до его кончины. — О посещениях Тургеневым в Париже семьи Плетневых в 1863—1864 гг. см.: Плетнев А. Воспоминания. Одесса, 1910, с. 13.

Стр. 20. Студенческие «истории»... — О студенческих волнениях, начавшихся в Петербургском университете после манифеста 19 февраля 1861 г. еще в присутствии Плетнева и продолжавшихся после его отъезда в Париж, см. в работах: Гессен С. Я. Студенческое движение в начале шестидесятых годов. М., 1932; Левин Ш. М. Общественное движение в России в 60—70-е годы XIX века. М., 1958.


Битюгова И.А. Комментарии: И.С. Тургенев. Литературный вечер у П. А. Плетнева // Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1982. Т. 11. С. 328—337.
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2019. Версия 2.0 от 22 мая 2017 г.