ПРИМЕЧАНИЯ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ,
ОПУБЛИКОВАННЫЕ ПРИ ЖИЗНИ
И. С. ТУРГЕНЕВА
1836—1849

СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ

Тургенев начал свою литературную деятельность как поэт, автор стихотворений и поэм; сохранилась его черновая тетрадь 1834—1835 годов с первыми стихотворными опытами. К 1837 году у юного Тургенева накопилось уже около ста мелких стихотворений и несколько поэм (неоконченная «Повесть старика», «Штиль на море», «Фантасмагория в лунную ночь», «Сон»), о чем писал он 26 марта (7 апреля) 1837 г. профессору А. В. Никитенко (см. наст. изд., Письма, т. I). В том же письме Тургенев говорит о большом стихотворении «Наш век», еще не законченном («я работаю теперь над ним»): «„Наш век“ — произведение, начатое в нынешнем году в половине февраля в припадке злобной досады на деспотизм и монополию некоторых людей в нашей словесности». Стихотворение «Наш век» было задумано, по всей вероятности, как отклик на гибель Пушкина — возможно, не без влияния лермонтовского стихотворения «Смерть поэта», которое стало широко известно в середине февраля 1837 г. Говоря о «деспотизме и монополии некоторых людей в нашей словесности», Тургенев, очевидно, имел в виду Булгарина, Греча и Сенковского — реакционных журналистов, которых называли «монополистами», поскольку наиболее влиятельные и распространенные органы печати были в их руках.

В письме к А. В. Никитенко Тургенев просит не говорить о его стихах П. А. Плетневу (бывшему в то время профессором и ректором Петербургского университета): «Я обещал ему — перед знакомством с Вами — доставить мои произведения и до сих пор не исполнил обещания». Как видно из этого же письма, Тургенев «с год назад» давал читать Плетневу свою драматическую поэму «Сте́но»: «Он мне повторил то, что я давно уже думал, — что всё преувеличено, неверно, незрело».

Большинство ранних стихотворных опытов Тургенева не

433

сохранилось, но в настоящем томе печатаются по автографам восемь стихотворных набросков, относящихся к 1838 году. В апреле того же года в «Современнике», редактором которого был тогда Плетнев, появилось стихотворение «Вечер», — «первая моя вещь, — как говорит Тургенев, — явившаяся в печати, конечно, без подписи» («Литературные и житейские воспоминания», 1869 г.). В октябре того же года в «Современнике» было напечатано второе стихотворение Тургенева — «К Венере Медицейской». Затем наступила пауза: Тургенев путешествовал и учился в Берлинском университете. В 1841 году в «Отечественных записках» появились новые стихотворения Тургенева — «Старый помещик» и «Баллада». В 1842 году написаны четыре стихотворения, которые не были опубликованы и известны лишь по названиям («На станции», «Рыбаки», «Зимняя прогулка», «Встреча»), упомянутым Тургеневым в его письмах к Бакуниным от 3(15) апреля, 8—17 (20—29) апреля и 30 апреля (12 мая) 1842 г. (Наст. изд., Письма, т. I). С того же года и до 1847 Тургенев систематически печатает свои стихотворения в «Отечественных записках» Краевского и в «Современнике» Плетнева. Тогда же выходят отдельными изданиями или в сборниках его поэмы: «Параша» (1843), «Разговор» (1844), «Помещик» (1845), «Андрей» (1846). В письме Тургенева к В. Г. Белинскому от 14(26) ноября 1847 г. содержится упоминание еще об одной поэме, которая обещана была Н. А. Некрасову в задуманный им в качестве приложения к «Современнику» «Иллюстрированный альманах» (Наст. изд., Письма, т. I). Это — рассказ в стихах «Маскарад», который не был написан Тургеневым, хотя значился в списке материалов, уже находившихся в распоряжении редакции «Современника» (см.: Некрасов, т. X, с. 62. 73, 93, и т. XII, с. 112).

В раннем стихотворном творчестве Тургенева легко уловить отзвуки произведений Державина, Жуковского, Козлова, Пушкина и Лермонтова. Тургенев начинает с типично романтических мотивов, постепенно переходя от них к темам в духе новой «натуральной школы». Сопоставляя зрелое поэтическое творчество Тургенева конца 30-х —40-х годов со стихотворениями В. И. Красова, И. П. Клюшникова и других поэтов его поколения, печатавшихся в журналах того времени, можно отметить большую его самобытность. Настроения, выраженные в стихотворениях Тургенева, те же, но они глубже и значительнее, чем у многих его современников.

В стихотворениях Тургенева, при всей их традиционности, сказывается стремление к новой психологической разработке

434

старых тем романтического одиночества, разочарования и т. п. Основной герой его лирики — человек, страдающий самоанализом, утративший способность к непосредственному чувству и потому не знающий ни настоящей любви, ни подлинного счастья; но он уже не гордится этим своим отличием от «беспечных людей», а скорее завидует им. На этом характерном для Тургенева противопоставлении построено стихотворение «Нева», и особенно отчетливо оно выражено в стихотворении «Толпа».

Стихотворный цикл «Деревня» свидетельствует об усилении реалистических тенденций в лирике Тургенева. Идейную основу этой лирической сюиты, посвященной описанию русской деревни, составляет мысль, высказанная поэтом в первом же стихотворении цикла: «Задумчиво глядишь на лица мужиков — и понимаешь их; предаться сам готов их бедному, простому быту» (см. подробнее: Рот Т. А. Деревня в лирике Тургенева. — В кн.: Вопросы истории русской литературы и методики преподавания ее в средней школе. М., 1964, с. 116—127).

Современники высоко ценили лирику Тургенева. И. И. Панаев вспоминал впоследствии, что стихотворения его «всем нам тогда очень нравились, не исключая Белинского» («Литературные воспоминания». М., 1950, с. 250). А. А. Фет, по его собственному признанию, «восхищался стихами<...> Тургенева» (Фет А. Мои воспоминания. М., 1890, ч. 1, с. 4). А Н. Ф. Щербина, составляя «Сборник лучших произведений русской поэзии» (СПб., 1858), включил в него четыре стихотворения Тургенева (см. об этом: Ямпольский И. Г. О тексте стихотворений Тургенева в «Сборнике лучших произведений русской поэзии» (1858). — Т сб. вып. 3, с. 46—47).

В стихотворном творчестве Тургенева встречаются почти все основные поэтические жанры того времени: баллады, элегии, сатиры, послания и мадригалы, эпиграммы и пародии и даже подобие шиллеровских од или торжественных песен (см.: Орловский С. Лирика молодого Тургенева. Прага, 1926, с. 89).

Метрика стихотворений Тургенева отличается разнообразием. Чаще всего встречается у него 4-стопный ямб и различные другие виды ямба. Многие из его стихотворений написаны комбинированным ямбом —6-стопным и 3-стопным («К Венере Медицейской», «В ночь летнюю...»). Иногда Тургенев прибегает к 4-стопному хорею («Похищение», «Призвание»). Шестистопным хореем с мужскими рифмами написана «Баллада». Кроме ямба и хорея, Тургенев пользуется иногда дактилем («Федя», «Вариация III»), анапестом («Вариация II»).

435

Во многих стихотворениях Тургенева встречаются аллитерации и ассонансы; в большинстве случаев наблюдается довольно правильное чередование мужских и женских рифм. Исключительно мужские рифмы — в стихотворении «Старый помещик», где в структуре стиха ощущается влияние «Мцыри» Лермонтова (см.: Родзевич С. И. Тургенев. К столетию со дня рождения. 1818—1918. Киев, 1918, с. 37—39).

Поэмы Тургенева были встречены одобрением Белинского — как талантливые попытки продолжить линию, намеченную «ироническими» поэмами Пушкина («Домик в Коломне», «Граф Нулин») и Лермонтова («Сашка», «Сказка для детей»). Поэмы Тургенева проложили путь к его повестям и романам. Это в особенности относится к двум из них — «Параше» и «Андрею»; здесь намечены сюжетные и психологические мотивы, которые были потом развиты в тургеневской прозе (подробно об этом см.: Басихин Ю. Ф. Поэмы И. С. Тургенева. Саранск, 1973, с. 83—91, 123—129, 135—143 и др.).

Несколько особняком стоит «Разговор» — интересная и многозначительная по своему общественно-политическому смыслу поэма, герой которой — старик (первоначально монах) — рассказывает молодому человеку о своей бурной молодости, наполненной боями и подвигами, и упрекает его в бездействии и трусости. В поэме встречаются намеки на декабристское прошлое героя.

Белинский отмечал, что поэмы Тургенева «резко отделяются от произведений других русских поэтов в настоящее время. Крепкий, энергический и простой стих, выработанный в школе Лермонтова, и в то же время стих роскошный и поэтический, составляет не единственное достоинство произведений г. Тургенева: в них всегда есть мысль, ознаменованная печатью действительности и современности и, как мысль даровитой натуры, всегда оригинальная» (Белинский, т. VIII, с. 592).

Переводы Тургенева из Гёте (сцена из «Фауста» и «Римская элегия») и из Байрона («Тьма») были одобрены Белинским. Позже М. И. Михайлов, разбирая переводы «Фауста», писал, что ни один из русских переводчиков не удовлетворяет высоким требованиям, предъявляемым к переводу этого произведения, «за исключением <...> И. С. Тургенева, переведшего истинно превосходно последнюю сцену в темнице...» (Рус Сл, 1859, № 10, отд. II, с. 33). О своих ранних занятиях стихотворными переводами из Шекспира («Отелло», «Король Лир») и Байрона («Манфред») Тургенев сообщал в цитированном выше письме к А. В. Никитенко. Переводы из шекспировских

436

трагедий не были им закончены и в настоящее время неизвестны. Можно только указать на любопытное письмо Тургенева от 8(20) ноября 1869 г. к Н. X. Кетчеру (переводчику Шекспира в прозе), в котором он говорит: «Вчера получил я твое письмо и надеюсь через неделю выслать тебе желаемые тобою стихи из „Гамлета“ и „12-й ночи“. Я давно, как ты знаешь, распростился с музой — но для старого приятеля постараюсь тряхнуть стариной».

К концу 1840-х годов относится расцвет эпиграмматического творчества Тургенева (см.: Анненков, с. 389; Полонский Я. П. И. С. Тургенев у себя, в его последний приезд на родину. — Нива, 1884, № 4, с. 87; Гитлиц Е. А. Эпиграммы Тургенева. — Т сб, вып. 3, с. 56—72). «У Тургенева был все-таки где-то запрятан уголок с запасом язвительной остроты <...> у меня записано до 20 горьких эпиграмм его работы», — сообщал Д. В. Григорович А. С. Суворину (Письма русских писателей к А. С. Суворину. Л., 1927, с. 42).

В письмах и устных беседах Тургенев неоднократно резко отрицательно отзывался о стихотворных опытах своей юности. В частности, 19 июня (1 июля) 1874 г. писатель признавался в письме к С. А. Венгерову: «Я чувствую положительную, чуть ли не физическую антипатию к моим стихотворениям».

8(20) июня 1874 г. Тургенев писал Н. В. Гербелю, давшему благоприятный отзыв о его ранних стихотворениях и включившему некоторые из них в свою «Христоматию для всех» (СПб., 1873): «Вы слишком лестно обо мне отзываетесь и — в особенности — придаете большое значение моему поэтическому дару, которого, по правде говоря, у меня нет вовсе».

Тем не менее еще при жизни писателя возникала мысль о перепечатке его ранних стихотворных опытов, отмеченная, например, в воспоминаниях Д. Н. Садовникова «Встречи с И. С. Тургеневым» (Русское прошлое, 1923, кн. 1, с. 80). На основании архивных данных устанавливается факт передачи Тургеневым права на издание его стихотворений и поэм Е. И. Кузьминой, учительнице Гдовского женского училища. Будучи родственницей А. В. Топорова (см. о нем подробно: Лит Арх, т. 4, с. 196—200) и опекуншей его воспитанницы Л. Ивановой (об этой девочке, за которой упрочилось название «тургеневской Любы», см. в кн.: Тургенев и Савина. Пг., 1918, с. 67), Е. И. Кузьмина 23 апреля 1883 г. составила завещание. В нем она писала, что право на издание и продажу стихотворений И. С. Тургенева предоставляет «в полную собственность малолетней <...> Любови Федоровой Ивановой», а до

437

совершеннолетия девочки — «воспитателю ее <...> Александру Васильевичу Топорову» (ИРЛИ, архив А. М. Скабичевского, ф. 283, оп. 2, №226, л. 1).

Написанное еще при жизни Тургенева и, быть может, не без его ведома, завещание Е. И. Кузьминой является свидетельством того, что писатель отнюдь не собирался препятствовать выходу в свет отдельного издания своих стихотворений и поэм. По каким-то причинам (возможно, в силу обострения тяжелой болезни Тургенева) издание это не было осуществлено в 1883 г. Но вопрос о нем снова возник, очевидно, в конце 1884 г., так как январем 1885 г. датирован написанный рукою А. В. Топорова черновик условия Е. Н. Кузьминой с И. И. Глазуновым о предоставлении этому издателю права выпуска в свет стихотворений И. С. Тургенева.

В пункте 4 условия Кузьмина поручала «все расчеты по сему изданию <...> производить окончательно и расписываться где следует Александру Васильевичу Топорову» (ИРЛИ, архив А. М. Скабичевского, ф. 283, оп. 2, № 225, л. 1 об.). Таким образом, в издании «Стихотворений И. С. Тургенева», вышедшем в 1885 г., деятельное участие принимал близкий приятель писателя, но человек мало сведущий в литературе — А. В. Топоров.

В руках издателей, как это явствует из примечаний (Т, Стих, 1885, с. 227—230), имелись автографы нескольких поэм Тургенева — «Разговор», «Помещик», «Андрей», «Отрывок из поэмы», т. е. строфы I — VI поэмы «Поп», местонахождение которых в настоящее время неизвестно. Тексты стихотворений были перепечатаны из «Современника» и «Отечественных записок», а также из тех сборников, в которых они были опубликованы впервые («Вчера и сегодня», «Петербургский сборник, изданный Некрасовым», «XXV лет. 1859—1884. Сборник, изданный комитетом Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым»).

Издание 1885 года вызвало ряд откликов в печати (см.: ИВ, 1885, № 6, с. 720—722; № 7, с. 221—223; № 8, с. 429—431; № 12, с. 730—731; Рус Ст, 1885, № 8, с. 307—312; № 11, с. 420—427; Новь, 1885, т. II, № 8, с. 653—658; Рус Мысль, 1885, № 3, библиогр. отд., с. 1—2). В большинстве рецензий отмечалась неполнота сборника, скудость примечаний, значительное количество ошибок и опечаток, а также приводились тексты стихотворений Тургенева, сюда не вошедших.

В 1891 г. вышло второе издание стихотворений И. С. Тургенева, просмотренное и дополненное С. Н. Кривенко. В его

438

распоряжении также имелись, как это видно из примечаний, некоторые из рукописей Тургенева (черновой автограф поэмы «Разговор», неполный черновой автограф поэмы «Андрей»). В предисловии было указано, что замечания, сделанные на первое издание «Стихотворений И. С. Тургенева», в новом издании учтены. Отзывы на второе издание были немногочисленны (Рус Мысль, 1891, № 6, библиогр. отд., с. 265: Сев Вести, 1891, № 7, отд. II, с. 85—88; Рус Бог-во, 1891, № 5—6, с. 256—259; Библиографические записки, 1892, № 4, с. 289—290). В рецензии «Библиографических записок» (Н. Буковского), озаглавленной «Поправки к изданию стихотворений И. С. Тургенева», содержались замечания по тексту публикуемых произведений.

В собрание сочинений Тургенева его стихотворения и поэмы впервые были включены в издании — Т, ПСС, 1898 («Нива»).

В I томе настоящего издания стихотворения и поэмы Тургенева печатаются по первопечатным и рукописным источникам.

Как правило, произведения каждого раздела печатаются в хронологической последовательности их создания. В тех случаях, когда несколько стихотворений датируются одним месяцем или одним годом и более точной даты установить нельзя, они располагаются в порядке их публикаций.

Многие стихотворения И. С. Тургенева положены на музыку и приобрели широкую известность как романсы, а некоторые были использованы композиторами в оперных сценах1.

Публикации стихов молодого поэта в журналах 1840-х годов («Отечественные записки», «Современник») не встретили сколько-нибудь живого отклика у русских композиторов того времени. Первым отголоском явился романс «Весенний вечер» 19-летнего Антона Рубинштейна (Иллюстрация, 1848, № 22). В последующие годы появились романсы М. В. Бегичевой «К чему твержу я стих унылый...» (1852) и Н. Ф. Дингельштедта «Слеза» («Отрава горькая слезы последней...») — из поэмы «Андрей» (1858).

С выходом в свет сборников стихотворений Тургенева в 1885 и 1891 гг. интерес к ним в среде русских музыкантов заметно оживился. В 1891 г. появилось одно из наиболее известных произведений на текст Тургенена, «Баллада» («Перед воеводой молча он стоит...») А. Г. Рубинштейна, а также его романс «Осень» («Как грустный взгляд, люблю я осень...»).


1 См.: Иванов Г. К. Русская поэзия в отечественной музыке. М, 1966, вып. 1; 1969, вып. 2.

439

«Баллада» была посвящена композитором выдающемуся русскому певцу Ф. И. Стравинскому, часто исполнявшему ее в своих концертах. Особенно широкую популярность «Баллада» приобрела благодаря Ф. И. Шаляпину, в репертуаре которого она занимала видное место среди романсов и песен «мятежного», бунтарского содержания («Как король шел на войну» Ф. Кенемана, «Дубинушка» и др.).

Большое количество романсов и песен на стихи Тургенева написано в 1880—1910-е гг.: «Баллада» (А. А. Оленин); «Безлунная ночь» (П. Н. Ренчицкий, А. Н. Шефер — мелодекламация); «В ночь летнюю, когда тревожной грусти полный...» (Е. В. Вильбушевич); «Весенний вечер» (П. Броун, К. М. Галковский — дуэт, — С. Лаппо-Данилевский, С. Г. Паниев — дуэт, — А. Н. Шефер — женский хор); «Для недолгого свиданья...» (М. В. Мильман, В. Одолеев); «Заметила ли ты, о друг мой молчаливый...» (И. И. Чернов); «К***» («Через поля к холмам тенистым...») (А. Н. Шефер — мелодекламация); «К чему твержу я стих унылый...» (В. Аничков, А. Владимиров — дуэт, — С. В. Егоров, М. В. Мильман, В. Одолеев, Ф. К. Садовский, Н. А. Соколов, А. Н. Шефер — мелодекламация); «Когда с тобой расстался я...» (М. В. Мильман, А. К. Тимофеев); «Слеза» (О. Данаурова, И. М. Кузьминский); «Федя» (А. А. Оленин).

Особенной любовью пользовался романс «В дороге» («Утро туманное, утро седое...»). По-видимому, песня на эти слова была распространена еще в середине XIX столетия, о чем свидетельствуют появившиеся в 1877 г. ноты, записанные, как указано в заголовке, «с напева московских цыган». Это стихотворение положили на музыку Г. Л. Катуар, Я. Ф. Пригожий, A. Ф. Гедике. В начале нынешнего столетия приобрела известность другая песня на тот же текст, автором которой является B. В. Абаза. Она часто звучала как в домашнем быту, так и на эстраде, в частности в исполнении популярной цыганской певицы В. Паниной.

Ряд произведений, написанных на стихи Тургенева, вошли в ткань крупных музыкальных полотен. Так, композитор А. Ю. Симон включил в оперу «Песнь торжествующей любви» (1888) хоровую сцену, положив в ее основу стихотворение «Весенний вечер».

Значительный интерес представляют сцены на стихи Тургенева в опоре выдающегося композитора и музыкального деятеля А. Д. Кастальского «Клара Милич» (1907): стихотворение «Весенний вечер» послужило текстом дуэта, отрывок из поэмы «Андрей» («Отрава горькая слезы последней...») положен в

440

основу романса Клары Милич, охотничья сцена написана на несколько измененный текст стихотворения «Перед охотой» («Утро! вот утро! Едва над холмами...»). С большими изменениями в либретто оперы Кастальского вошли другие места из поэмы «Андрей», отрывки из поэм «Параша» и «Помещик», стихотворений «Когда давно забытое названье...». «Один, опять один я. Разошлась...», «Толпа».

Песни и романсы на стихи Тургенева входят в концертные репертуары и в наше время.

441

Примечания. [Т.1] // И.С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1978. Т. 1. С. 433—441.
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2019. Версия 2.0 от 22 мая 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...