ПЕРЕВОД СТИХОВ г. ВОЛТЕРА,
СЛАВНОГО ФРАНЦУЗСКОГО ПИСАТЕЛЯ

Наперсница богов, любящих росский трон,
Где правда высится и разум просвещенный,
Где купно царствуют Марс, Фемис, Аполлон,
Оставя в небесах бессмертных лик священный;
О ты, которая над силами врагов
И над невежеством во славе торжествуешь;
В достойной ревности героев и богов,
Свободу дав умам, путь оным показуешь, —
Подай мне луч твоей божественной души
И старость обнови, усердьем воспаленну;
Что должен я писать, ты мне сама внуши.
От Севера днесь свет лиется во вселенну.
Мне мерзок таковой, монархиня, тиран,
Который в гибели народов ищет славы;
И не могу терпеть, чтоб в варварстве султан
Над человечеством являл бездушны правы;
Чтоб дерзкою рукой бессовестный паша
Ругался завсегда над христианской кровью;
Иль чтоб визирь, дела неправедно реша,
Велел давить людей, смеяся плачу вдовью;
Султан в невежестве давил бы визиря,
И в праздности их смерть считал себе забавой, —
Толь гнусны, варварски и зверски нравы зря,
Мой разум напоен смертельною отравой.

О вы, которых нам изобразил Платон,
То милующих нас, то в гневе к нам гремящих, —
Коль смертных жалобы пред ваш восходят трон,

213

Властители судеб, наш ум превосходящих,
Проснитесь в Греции, восставьте вашу власть
Для чести ваших стран и для Екатерины,
Котора равную имеет с вами часть,
Наполня славой Понт и удивя Афины.
Предшествуйте ее оружию в морях,
Пусть воины ее достигнут к Маратону,
У Саламинских стен рассыпьте новый страх,
Платейских крепостей разрушьте оборону.
Гомер и Геркулес взирают смутны к нам,
Достойного плода не зря в потомках боле;
Их отрасль, подражать не смея праотцам,
Трепещет пред агой иль в рабстве иль неволе.
Цирцея некогда волшебным мастерством
Подобны чудеса на пагубу творила;
Стихиям дав закон и правя естеством,
Улиссовых пловцов в скотов преобратила.
Но в прежне существо героев превратить,
И оных божеству подобиться неложно,
Восставить славу их и разум просветить —
Екатерине то единой лишь возможно.
Воскреснет Греция, ее внимая глас,
К победам новые откроет ей дороги;
Воскреснет в торжестве ликующий Парнас,
Воскреснут слава там, закон, науки, боги.
Другие, выгодой земель одарены,
Заимствуют свое блаженство от климата,
Но в Севере творец пресчастливой страны
Простер довольство благ среди неплодна блата.
И где Великий Петр людей соделать мог,
Екатерина там соделала героев.
Ее великий дух, как некий сильный бог,
Полезный смысл дает, предшествует средь боев.

Таков быть должен царь, коль хочет дать пример
К приобретению правдивой в жизни славы,
Коль хочет, чтоб народ сердца и ум простер
Приять в надежде благ закон и честны нравы.
Монарх, писатель книг,1 разумно написал:


1 Фридерик второй, король прусский.

214

Как Август в Польше пил, народ всегда был в пьянстве.
И коль не может царь снискать себе похвал,
Народ теряет ум в бесчестнейшем подданстве.
Равно когда султан, отягощенный сном,
В роскошной слабости о подданных не мыслит,
Без пользы предстоят паши его кругом,
Которых он совет в своих подпорах числит.
Но, бодрствуя всегда среди своих побед,
Не тако областью Екатерина правит:
Она, оружием предупреждая вред,
Блаженство в торжествах свое и россов славит.
Довольство множит их прещедрою рукой,
Приемлет на себя стараний должных бремя,
Трудится день и ночь восставить всех покой
И меж трудов ко мне писать находит время.
В то время Мустафа, гордясь пред визирем,
В чертогах роскошью бесчувственною дышит,
Зевает в праздности, не мыслит ни о чем,
И никогда ко мне, вприбавок, он не пишет.

Внезапно Кегая приносит грозну весть,
Его султанского величества к печали,
Что в море вождь его теряет флот и честь,
Что войска с визирем от россов побежали,
Что стали уж не их Нимфея и Колкос,
Где так равно Помпей гнал прежде Митридата.
Не знав Помпея, он чудится на донос,
Не трогает его людей своих утрата.
О боже, всех творец, властитель наших дней!
Я славлю власть твою и чту твои уставы,
Но должен чувствовать, что к пагубе людей
Тирану глупому даешь над светом правы.
Екатерина, мстя за россов и за честь,
По человечеству явила всем услугу, —
Во обществе и я благодарю за месть,
Ревнуя в чувствии всему земному кругу.
Сверши, монархиня, сверши твои дела:
Конечно божество тебе преднаписало,
Чтоб к страху ты привесть и к разуму могла
Султана и невежд, которы мыслят мало.

<1772>
215

Богданович И.Ф. Перевод стихов г. Волтера, славного французского писателя // И.Ф. Богданович. Стихотворения и поэмы. Л.: Советский писатель, 1957. С. 213—215. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 20 ноября 2017 г.