На Зоила (стр. 190). Впервые опубликовано Т. Глаголевой (Материалы, стр. 39). Текст сверен и исправлен по единственному известному списку (ГПБ, Собр. Вяземского, F, CXXIX). В сборник, предназначенный Кантемиром для печати, сатира не вошла. В упомянутом списке сатира помещена среди переводов сатир Буало и обозначена здесь в качестве пятой. Однако сатира не является переводом. Это видно, в частности, из уцелевшей части примечаний, где говорится о том, что лицо, выведенное в сатире под именем Зоила, могло бы сделать «честь российской нации», если бы избавилось от присущих ему пороков. Сатира имеет в виду

460

определенное лицо, но кто это — установить не удалось. Впервые мысль о принадлежности данной сатиры Кантемиру высказала Т. Глаголева. Основным аргументом в пользу авторства Кантемира для исследовательницы служит сходство сатиры «На Зоила» с сатирами Кантемира (по стилю, содержанию, построению), а также ряд прямых текстуальных совпадений, например стихи 26, 36, 55–56 сатиры «На Зоила», соответственно со стихами 44 (IV сатира), 174 (V сатира),[1] 1–2 (IV сатира)[2] первоначальной редакции.

К приведенным Т. Глаголевой примерам можно добавить еще ряд аналогичных:

На Зоила

Ст. 23.

Что уж слова на спинах легче писать мелом.

Стихи Кантемира

IV сат., первонач. ред., ст. 94

...легко их узнать, хоть нет в спине мелу.

Ст. 61.

Злые нравы исправлять с забавою складно.

«Петрида», ст. 12

Я той, иже некогда забавными слоги,
Не зол, устремлял свои с охотою роги,

Ст. 55–56 ... 65–66

. . .что так рассуждаешь, Столь
грубыми стихами почто исправляешь?
......................................... ...ей, чтоб не пострадали,
Молчи убо впредь, а то быть так, как сказали.

Речь к Анне Иоанновне, Ст. 63–66

Но, однако же, безбедный молчати
Быть узнал, нежли грубы похвалы писати.
Молчу убо, но сильно почитаю
Тую, от нея же честь и жизнь признаваю.

Все эти совпадения, взятые вместе, разумеется, нельзя объяснить случайностью; в то же время они не дают основания для категорического утверждения об авторстве Кантемира, ибо могли явиться результатом чьего-либо намеренного подражания сатирику. Поэтому Т. Глаголева и заключила, что «рассматриваемая сатира


[1]Т. Глаголева не обратила внимания на совпадение рифмы «чести — вести» в обеих сатирах.

[2]Стих 2 является подражанием Буало. Ср. начало VII сатиры:

Muse, changeons de stile et quittons la satire.

Но у Буало отсутствует эпитет «грубый», часто применяемый Кантемиром для характеристики своих стихов, стиля и т. п. Ср. указанный стих сатиры «На Зоила»: «грубыми стихами».

461

или принадлежит Кантемиру, или же является искусным подражанием. Однако исследовательница не использовала всех бывших в ее распоряжении данных для решения вопроса. В самом тексте сатиры «На Зоила» имеется место, позволяющее более определенно судить об авторе сатиры. Следующие стихи, в которых автор, обращаясь к музе, говорит:

Про нас с тобой уж и так всякое зло трубят;
Иль тебе не печально, что люди не любят?

несомненно указывают на то, что автор не впервые берется за сатиру, что он известен читателям в качестве сатирика. Но известным сатириком, писавшим силлабическим тринадцатисложником до 1746 г. (в списке имеется помета: «Спис. генваря 14 д. 1746 г.»), мог быть только Кантемир. Косвенным подтверждением авторства Кантемира может служить и следующее соображение. В III сатире (в обеих редакциях) характеристика завистника Зоила намеренно и внезапно обрывается автором. В примечаниях к ст. 229 сатиры III (первоначальная редакция) находим такое объяснение: «Под Зоила именем описать намерен был сатирик самолюбивого, завидливого, но да не продолжить чрезмерно сатиру — кончает внезапно...» Почему именно прерывается описание Зоила, а не другого персонажа? Думается, что это сделано не случайно. Видимо, Кантемир не хотел в III сатире возвращаться в развернутом виде к теме, которая была им уже воплощена в отдельной сатире («На Зоила»). Все это дает основание считать Кантемира автором комментируемой сатиры. Датировать ее следует, по-видимому, 1729–1730 г. (до написания III сатиры, т. е. до августа 1730 г.).

Зоил (IV век до н. э.) — греческий грамматик и ритор, подвергавший мелочной, придирчивой критике поэмы Гомера. Впоследствии имя его стало нарицательным и служило для обозначения злобного, завистливого человека, придирчивого критика.

Ст. 2. Устне — уста.

Ст. 10. Ортоланы — птицы из семейства так называемых овсянок (садовые овсянки).

Ст. 11. Убрусом — платком, полотенцем.

Ст. 22. В девятый — девятый раз.

Ст. 24. Вредительному — наносящему вред.

Ст. 30. Тех — страстей, пороков.

Ст. 33. Врази — враги.

Ст. 34. В то время как ты был здоров и предавался веселью, тебя объявили мертвым.

Ст. 43. Збавь жизнь — лиши жизни.

Ст. 48. Промыслом твоим — благодаря твоей заботе.

Ст. 59 и след. Князь, красота Парнаса — по-видимому, имеется в виду римский поэт Гораций. Выражения «князь Парнаса», «князь стихотворцев» Кантемир употреблял для обозначения наиболее знаменитых поэтов (ср., например, авторское примечание к ст. 111 I сатиры, где Кантемир называет Вергилия «князем стихотворцев латинских»). Известно, что Гораций, издав вторую книгу сатир (ок. 30 г. до н. э.), больше не возвращался к этому жанру. Во вступительной сатире второй книги Гораций говорит, что его

462

обличения вызвали недовольство многих; он обещает, что перо его не будет больше никого задевать, разве только тогда, когда ему придется отражать нападки других. Эти обстоятельства литературной деятельности римского поэта, видимо, имеются в виду а комментируемых стихах.


Гершкович З.И. Комментарии: Кантемир. На Зоила // А.Д. Кантемир. Собрание стихотворений. Л.: Советский писатель, 1956. С. 460–465. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 20 января 2018 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...