ДРАМАТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

«Ябеда». Отд. изд.: «Ябеда. Комедия в пяти действиях. Печатано в Императорской типографии, иждивением г. Крутицкого», СПб., 1798, по копии, представленной Капнистом в столичную цензуру в 1797 г. Копия с визой цензора М. Туманского от 19 февраля 1798 г. — ГПБ. К ней приложены посвящение Павлу I и письмо статс-секретаря Ю. А. Нелединского-Мелецкого Капнисту от 29 июня 1798 г. с извещением о согласии императора напечатать «Комедию» с указанным посвящением. Издание вышло в свет с многочисленными цензурными купюрами. В таком сокращенном виде «Ябеда» перепечатывалась много раз вплоть до изд. 1959.

В наст. издании комедия печ. по авторизованной копии ПД (впервые опубликована в Собр. соч., т. 1, с. 287–402). Текст ее открывается посвящением Павлу I. Рукопись, судя по богатому оформлению переплета, по-видимому, была поднесена царю через его статс-секретаря Ю. А. Нелединского-Мелецкого, которому Капнист писал 30 апреля 1798 г.: «Досады, которые мне и многим другим наделала ябеда, причиною, что я решился осмеять ее в комедии; а неусыпное старание правдолюбивого монарха нашего искоренить ее в судах внушает мне смелость посвятить сочинение мое его императорскому величеству. Препровождая оное вашему превосходительству, аки любителю российского слова, покорнейше прошу узнать высочайшую волю, угодно ли будет усердие мое его императорскому величеству и благоволит ли он удостоить меня всемилостивейшим позволением украсить в печати сочинение мое, одобренное уже цензурою, священным его именем» (Собр. соч., т. 2, с. 440). Из письма следует, что изготовление авторизованной копии может быть отнесено к марту—апрелю 1798 г. Этот текст был подготовлен Капнистом уже после разрешения цензурой комедии к печати. В нем, за некоторыми исключениями, восстановлены все те купюры, которые были сделаны в цензурованном экземпляре. Цензором изъяты были ст. 165–173, 265–277, 283–286, 294–310, 601–604, 899–902 929–939, 967–991, 1326–1357, 1364–1392, 1502–1513, 1618–1641, 1674–1681. Зачеркнутый М. Туманским рассказ Прямикова о первых встречах с Софьей в Смольном монастыре (Институте благородных девиц) и у ее тетки в Москве Капнист заменил в авторизованной копии другим текстом (ст. 241–244); в цензурной же копии было:

Прекрасною она глазам моим казалась;
Влюбился страстно я в нее там, а потом,
Как вышла уж она оттоле к тетке в дом,
То там, видаясь с ней, и пуще заразился.
Признаться, счастлив был, и я ей полюбился.

Не были восстановлены поэтом след., места комедии, выпущенные цензором:

После ст. 556:

Фекла

Давно молебен уж я приказала петь.
580

Кривосудов

У Чудотворной, что ль?

Фекла

Туда нельзя поспеть:
Там барынь тьма, старух, и дорого платящих.
Велела Фильке я отпеть у Всескорбящих.

Кривосудов

Да как, то весть господь, и там успеть ему:
Я челомбитчиков всегда видал там тьму.

Уходят.

После ст. 1207:

Кривосудов

(осматривая)

Ба, ба! Неужли то стоит Зерцало тут?
Но нет.

Бульбулькин

И хорошо, что спрятали под спуд.

Атуев

Смотреться некому.

Хватайко

На нас весь век смотрело.

Анна

Знать, больше и в Москве не захотело.

Далее был вычеркнут гимн Екатерине II, который поет Софья:

Воспоем тьму щедрот
Нашей матери царицы:
Той, котора в род и род
Весь счастливит свой народ.

Музыка повторяет ритурнель.

Той, котора в род и род
Весь счастливит свой народ.
От драгой своей десницы
Всем она блаженство шлет;
Вкруг непышной колесницы
Добродетельми ведет.
Воспоем...
Мы все, как сиротки-птицы,
К ней направя наш полет,
Под крылами сей орлицы
Жизнь спасли от непогод.
581
Воспоем...
И под кровом багряницы
Воспитала нас, сирот.
Как лучом она денницы,
Просвещает росский род.
Воспоем тьму щедрот
Нашей матери царицы:
Той, котора в род и род
Весь счастливит свой народ.

Гимн Екатерине в авторизованной копии был заменен другой песнью (см. ст. 1208–1235). Последнее действие комедии должно было завершиться немой сценой, содержащей аллегорическое изображение ябеды. После слов служанки Софьи: «Жить ябедой и тем: что взято, то и свято» — приложено следующее описание масок, участвующих в заключительной сцене: «Сатир или Талия срывает с ябеды личину правосудия правою рукою, а левою уставляет щит с вензелем Екатерины Второй противу ябеды, стремящейся поразить его в глаза стрелкою весов, на коих кошелек с деньгами перевешивает Зерцало истины (и противу причастников ея: Взятковидца, хотящего захватить его крючком, у рукоятки скипетра провидения находящимся; Растлисудова, старающегося ударить его Зерцалом истины, превращенным в безмен; Кохтина, желающего кохтями длиннейшими рук ободрать его; Законоподборова, одетого в арлекинское из указов и разных законов сшитое платье, желающего уколоть его большим пером, и протчих, которые все при взгляде на щит каменеют)». От этого эпизода Капнист также отказался. Авторизованная копия, несомненно, отражает завершающую стадию работы поэта над «Ябедой». В отличие от цензурной копии, здесь довольно много новых строк, улучшающих текст. Значительно ярче здесь обрисованы характеры Кривосудова и его жены, полнее представлена линия взаимоотношений Прямикова и Софьи. Все это дает основание положить текст этой рукописи в основу настоящего издания комедии.

Время написания «Ябеды» может быть отнесено к 1791–1798 гг. В БУАН хранится план комедии на 8 листах, составленный в 1791–1792 гг. Имена действующих лиц, названные в этом плане, как то Честон и Судяга, отражают самый первоначальный замысел пьесы (в дальнейшем эти имена были заменены другими). Работа над комедией продолжалась в 1792 г. В начале 1793 г. об этом стало известно небольшому кругу друзей Капниста. «Но где же ваша «Ябеда»? — спрашивал поэта приятель его, полтавский врач М. Трохимовский в письме от 26 июня 1793 года. — Для чего она скрывается и на свет не показывается? Разве для нее особливых театров не надобно, неужели она, хотя с небольшими оттенками, играется в правосудных приказах? С какою жадностью я ее прочитать хотел! Вы меня лишили сего удовольствия» (БУАН). Сохранилась первоначальная редакция комедии (БУАН), написанная на бумаге, имеющей водяные знаки 1790–1791 гг. (впервые опубликована в 1960 г. в Собр. соч., т. 1, с. 511–616). Судя по авторским пометам на полях рукописи, работа протекала быстро. Первое действие комедии было написано

582

за четыре-пять дней. На одном из листов имеется помета о том, что за один день поэт написал 244 стиха. Содержание комедии в общих чертах было намечено в названном выше плане, но в нем не было еще ни одного стиха. План можно было реализовать и в прозе, что было бы значительно легче, но Капнист не пошел по этому облегченному пути. Он искал такую форму стиха, в которой могла бы свободно звучать обыденная разговорная речь. Такую форму подсказала ему комедия Княжнина «Хвастун» (1784–1785). «Признательно скажу, — писал Капнист в предисловии к трагедии «Антигона» в 1814 или 1815 г., — что если бы почтенный г-н Княжнин в прекрасном «Хвастуне» своем не доказал на опыте возможность писать комедию в стихах простым разговорным наречием, то я бы не осмелился приняться за „Ябеду”» (Собр. соч., т. 1, с. 447). В первоначальной редакции пьеса называлась «Ябедник». Действие комедии было акцентировано главным образом на одном персонаже, помещике Судяге. При дальнейшей работе над комедией замысел ее претерпел значительные изменения. В частности, на обороте титульного листа Капнист написал новое название: «Ябеда». Это означало, что предметом обличения в комедии будет не одиночный, частный случай, а вся система неправосудия царской России. Здесь же Капнист уточнил имена и фамилии действующих лиц. Судягу переименовал он в Ябедина, затем в Праволова. Председатель Гражданской палаты первоначально назывался Судейкиным, жена и дочь его совсем не имели имен. Не имели фамилий и члены Гражданской палаты, секретарь палаты и губернский прокурор. Вопрос об именах и фамилиях Капнист решил не сразу. Дело в том, что фамилии, в соответствии с существовавшей тогда классицистической традицией в литературе комедийного жанра, должны были иметь знаменательное значение. Они определяли главное, существенное качество в характере человека (Честон — честный, порядочный человек; Вральман — враль и т. п.). Капнист подобрал фамилии для персонажей в соответствии с их нравственными качествами и поведением в пьесе. На следующем этапе работы он переименовал Судейкина в Растлисудова, но и эта фамилия не удовлетворила его. Для судьи, жившего кривдой, он выбрал наиболее употребительное в быту слово — Кривосудов. Честона переименовал в Правикова, затем в Прямикова. Советникам Гражданской палаты дал фамилии: Бульбулькин и Атуев; первому aceccoру — Хотьрадбын (от выражения: «Рад бы, но...»), а затем Радбын; второму асессору — Паролькин (от карточного термина «пароль»). Для губернского прокурора, который, по выражению повытчика Доброва, за все «берет», «щечит за пропуск дел, за голос, предложенья, за нерешение решимого сомненья», наметил три возможных фамилии: Взятковидцев, Тяпкин, Хватайков; затем Хватайкова переделал в более краткое — Хватайко Секретаря палаты назвал Кохтиным; жену Кривосудова — Феклой, дочь его — Елизаветой, затем — Софией; служанку назвал Анной. Дальнейшая работа над комедией была сосредоточена на конкретном раскрытии характеров ее персонажей.

Замысел комедии, ее резкий обличительный тон был связан с «досадами», о которых Капнист упоминает в приведенном выше письме к Нелединскому-Мелецкому. В литературе в общих чертах упоминалось о том, что Капнисты имели судебный процесс с помещицей

583

Ф. Т. Тарновской. Теперь, после опубликования писем Капниста к Тарновской и прошений его Павлу I и Александру I (Собр. соч., т. 2, с. 433–436, 438–441, 443–444), становится более понятным значение этого процесса для творческой истории «Ябеды».

Судебный процесс первоначально возник из-за имения, купленного братом Капниста Николаем Васильевичем у мужа Тарновской. После смерти Тарновского вдова заявила, что якобы Николай Капнист не уплатил всей суммы за имение. Дело это до крайности было осложнено еще тем, что племянник Капниста Иван Данилович, пьяница и картежник, дважды продал в 1777 г. Тарновской земли, которые принадлежали братьям Капнистам, и совершил без их ведома купчую крепость. В первых судебных инстанциях судьи признали его сделку законной. По этой сделке деревня Обуховка, в которой жил поэт Капнист, и ряд других деревень, принадлежащих его братьям, должны были отойти к Тарновской. Возникла острая ситуация, очень близкая к той, которую Капнист затем положил в основу комедии «Ябеда». Присутствуя при разбирательстве дела в екатеринославской Гражданской палате и в ряде других судебных инстанциях, Капнист хорошо присмотрелся к преступным действиям членов суда и на основе многих частных примеров составил мнение о порочности всей тогдашней судебной системы. Не случайно современники узнавали в персонажах его комедии знакомые им портреты судейских чиновников. Биограф Капниста Д. Н. Бантыш-Каменский рассказывает следующий случай, свидетелем которого явился он сам. В театре одного губернского города во время представления «Ябеды», после исполнения прокурором Хватайко куплета «Бери, большой тут нет науки», зрители стали аплодировать. «И многие из них, обратясь к чиновнику, занимавшему соответственное место Хватайке, произнесли в один голос, называя его: «Это вы! это вы!» Вот лучшая похвала Капнисту, — заключает биограф, — который как искусный живописец срисовал с натуры переданные нам портреты» (Д. Н. Бантыш-Каменский, Словарь достопамятных людей Русской земли, ч. 2, М, 1836, с. 67).

Первоначальная редакция «Ябеды» была закончена в 1792 г. Она имеет целый ряд существенных отличий. Язык ее содержит в себе значительное число украинизмов. В тексте этой редакции несколько раз упоминается Екатерина II. Для этого текста было заготовлено следующее посвящение императрице:

Что древле бог в своем обете
Российским Пиндаром предрек
Возлюбленной Елизавете,
То совершил в златый твой век.
Тобой поставил суд правдивый,
Тобой [стер] сотрет сердца кичливы,
Тобой с пощадой злость казнит,
Тобой заслугам мзду дарит.
Господствуй, утвержденна богом,
Став счастья нашего залогом.

После смерти Екатерины II все стихи о ней были исключены из комедии. Отчасти потому, что Павел I не терпел упоминания имени своей матери, а главное потому, что Капнист, как и многие другие

584

его современники, возлагал на Павла большие надежды в деле искоренения в стране социального зла. Дальнейшие переделки пьесы обусловлены были как стремлением к художественному усовершенствованию ее текста, так и изменением общественно-политической ситуации в стране. В частности, в новом посвящении пьесы Капнист открыто выразил основной политический лозунг тогдашней прогрессивной русской интеллигенции о равенстве всех сословий перед законом (см. ст. 1–5 этого посвящения). И в песне Софьи (заменившей гимн Екатерине) поэт выразил свое гражданское кредо, заявив, что, пока существуют в стране цепи рабства, свободолюбивые люди не могут быть спокойны:

Хоть весь мир кто завоюет,
Сча́стливых не сыщет дней:
Средь победы звук цепей
Беспокойный дух волнует.

Поставив перед собой задачу обличения «мздоимства, ябеды», Капнист в дальнейшей работе над пьесой значительно расширил круг ее проблематики, обратившись и к тому, о чем он уже писал в ранних своих произведениях, в частности в «Оде на рабство» и «Оде на истребление в России звания раба». Совсем исключена была из пьесы заключительная сцена масок. Капнист, по-видимому, заметил, что такой конец противоречит духу комедии. В «Ябеде» достаточно ярко показано, как судейские чиновники могли обходить всякие законы. Щит императрицы им не был помехой. Когда наивный Прямиков сказал повытчику Доброву: «Закон подпора мне и щит», то последний сокрушенно ему ответил: «Ах, добрый господин! Ей-ей, законы святы, Но исполнители — лихие супостаты». Наблюдения над творческой историей комедии свидетельствуют о том, что поэт, внося в текст ее многочисленные изменения, шел в направлении реалистического искусства.

В 1793–1794 гг. Капнист и его друзья усиленно хлопотали об издании комедии «Ябеда» отдельной книгой. Переговоры о напечатании комедии велись с известным тогда типографом И. Шнором, у которого А. Н. Радищев купил шрифты и печатный станок для своей типографии. Однако цензура, напуганная французской и польской революциями, не разрешила напечатать комедию. О препятствиях, не позволивших тогда издать «Ябеду», рассказал брат жены Капниста — Г. А. Дьяков. В письме к Капнисту в Обуховку от 13 мая 1794 г. он писал «Федор (Петрович Львов, писатель, друг Капниста) остался в Петербурге для отпечатания твоей комедии с Шнором, который весьма корячится. Не знаю, как он кончит, потому что разрешение твое о виньетах получил я только при отъезде своем. Комедию никак высвободить Гаврила Романович (Державин) не мог, а мне и поготово... Теперь же в Польше началась комедь, так о нашей не хотят и слышать» (БУАН). Сохранились экземпляры пьесы, на титуле которых обозначен 1798 г., но техника набора которых отличается от первого издания. Высказалось предположение о том, что комедия была издана в 1798 г. дважды. По мнению А. И. Мацая, «Ябеда» была напечатана второй раз в названном году нелегально (А. И. Мацай, Подпольное издание комедии В. В. Капниста «Ябеда». — «Филологический сборник Киевского государственного

585

университета им. Т. Г. Шевченко», т. 12, № 5, 1953, с. 127–136). В. Н. Всеволодский-Гернгросс предполагает, что в 1798 г. комедия «Ябеда» выдержала два издания, но оба они были легальными. Первое из них было, по его мнению, сокращенным (В. Н. Всеволодский-Гернгросс, Первые издания комедии В. В. Капниста «Ябеда» (1798). — «Ежегодник Института истории искусства», изд. АН СССР, М., 1955, с. 425). Поскольку текст комедии в обоих вариантах издания совпадает, то можно предположить, что это были два «завода» одного и того же издания. В типографской практике XVIII в. существовал обычай печатать тираж книги в два приема, или в два «завода». Опечатки и технические погрешности, оказавшиеся в первом «заводе», обычно исправлялись при печатании второго «завода». Спустя несколько лет Капнист, по-видимому, хотел вновь издать «Ябеду». Об этом свидетельствует следующее его предисловие: «Вновь вынося мою комедию «Ябеда» на суд читателей, я почитаю своим долгом ответить на один из упреков, обращенных ко мне весьма достойными лицами и просвещенными любителями русской литературы. Они полагали, что в последнем действии моей комедии, изображая на сцене, хотя и в частном доме, заседание Гражданской палаты, я тем самым лишил уважения судебную власть, которая должна быть уважаема всеми. Послушавшись этой критики, я теперь изобразил членов Гражданской палаты, собравшихся самовольно в доме председателя и решающих там гражданский процесс в порядке незаконной процедуры. Если бы это даже никогда не могло случиться, надо было бы все же, мне кажется, простить автору, который хотел изобразить бесчестные действия некоторых судей, допуская даже возможность поведения, столь достойного порицания, для того, чтобы возбудить у зрителей еще больше отвращения к ябеде. Кроме того, я почитаю необходимым заметить для полноты своего оправдания, что в своей комедии я вывел членов старой Гражданской палаты, состав и полномочия которой ввиду различных недостатков были изменены уже давно верховной властью. Гражданские палаты состояли из председателя, двух советников и равного числа заседателей. Все эти лица назначались правительством и имели право приводить в исполнение свои постановления. Позже эти суды были преобразованы в судебные и исполнительные палаты, в которых лишь председатель и два советника назначаются правительством, и было позволено дворянству и купечеству ввести туда двух выбранных ими депутатов. Таким образом, пожалование сословиям подсудных лиц права назначать из своей среды судей, достойных их доверия, придало равновесие, необходимое для хорошего управления судопроизводством. Кроме того, с целью лучше обеспечить собственность и права каждого, этому суду не предоставили привилегии приводить в исполнение свои приговоры. Таким образом, для каждого открыта возможность добиться справедливости путем обращения в Правительствующий сенат, не будучи заранее лишенным своего имущества. Я надеюсь, что беспристрастные читатели, учтя объяснения, которые я только что привел, теперь уже не осудят меня за то, что я выставил на общественное осмеяние преступные действия членов суда, более несуществующего, и что они поддержат своим собственным негодованием против ябеды мою попытку изобразить ее отвратительное обличье. Я заканчиваю уверением, что, отлично зная весь труд

586

все беспокойство и великие жертвы, совершенно неотделимые от добросовестного исполнения обязанностей хорошего судьи, я больше чем кто бы то ни был чувствую уважение, должное в отношении столь достойного слуги государя и отечества. Автор».

Предисловие это долгое время не было известно в России. Оно было опубликовано на французском языке А. Легрелем в книге: Le Chicane (Jabiéda), comédie en cinq actes et en vers par V. V. Kapniste, Traduit par A. Legrelle. Gand, 1886. На русском языке (в переводе H. П. Корыхаловой) впервые было опубликовано в Собр. соч., т. 1, с. 286–287. А. Легрель имел в своих руках подлинную рукопись Капниста, писанную на русском языке. В примечаниях к своему переводу предисловия он сообщил о ней следующие сведения: «Мы переводим это предисловие в том виде, в каком оно нашлось в бумагах автора, но мы не знаем изменения, на которое он намекает. Оно писано на голубоватой бумаге и содержит довольно многочисленные поправки». Приведенное предисловие не датировано, но, судя по упоминаемым в нем упрекам критиков в адрес автора комедии, можно полагать, что оно было написано после 1805–1808 гг., когда появились в печати рецензии на «Ябеду». Первая такая рецензия была напечатана в СВ (1805, ч. 6). Неизвестный критик упоминает в этой рецензии об устных отзывах о «Ябеде», распространявшихся в обществе. «Сожалеют некоторые, — пишет он, — что в ней так очерчены судьи и секретарь, что если бы это было на самом деле, надлежало бы все гражданские палаты уничтожить» (с. 374). Следующая рецензия была напечатана в «Русском вестнике» в 1808 г. Рецензент посетил театр и видел, каким огромным успехом пользовалась «Ябеда» у зрителей. «Без сомнения, зрители стекаются не только для забавы, но и для пользы, — пишет он. — Всякое слово, изъявляющее гнусность неправоты, ябеды и пронырства приказного, сопровождалось рукоплесканием». Чтоб несколько смягчить политическую остроту постановки комедии в театре, рецензент добавил: «Некоторые из зрителей говорили: „Так точно было в старину”» («Русский вестник», 1808, № 1, с. 115–116).

Нам неизвестно, по какому тексту Капнист готовил новое издание комедии, но из приведенного здесь предисловия видно, что он сделал весьма незначительную уступку своим критикам. Допуская, что члены Гражданской палаты «самовольно» собрались в доме ее председателя на гражданский процесс, он нисколько не поступился основным содержанием комедии. Он сохранил за собой право «возбуждать у зрителей еще большее отвращение к ябеде». Капнист рассчитывал свою комедию главным образом на театрального зрителя, а не на читателя, полагая, что только театр, артисты обладают наибольшей возможностью довести авторскую идею произведения до сознания широкой публики. Такая ориентация нашла свое выражение еще до напечатания комедии. За два месяца до издания «Ябеда» была играна четыре раза на сцене Каменного театра в Петербурге. Отличался ли сценический текст от печатного, нам неизвестно. Известно только то, что в постановке комедии на сцене Капнист полностью полагался на вкус и опыт талантливого артиста А. М. Крутицкого (1754–1803), первого исполнителя роли Кривосудова. Талант его был сатирический. Мастерство этого актера так понравилось Капнисту, что он передал ему право на издание своей комедии.

587

«Препровождая вам при сем комедию мою «Ябеда», — писал он Крутицкому в письме от 30 сентября 1798 г., — прошу покорно принять от меня право к печатанию оной в пользу вашу. Верьте, милостивый государь мой! что к сему побуждаюсь я единственно желанием доказать пред всеми уважение, которое к дарованиям вашим ощущаю, и надеждою, что сочинение мое так же благосклонно принято будет от вас читателями, как зрителями принято было» (Собр. соч., т. 2, с. 441). Творческий контакт Капниста с артистами, исполнявшими роли персонажей его комедии «Ябеда», продолжался и в последующие годы. Такой контакт способствовал некоторому стилистическому усовершенствованию текста комедии. Об этом можно судить на основании текстовых изменений, которые Капнист внес в печатный экземпляр комедии, принадлежавший артисту Щеникову. Самый экземпляр комедии с правкой Капниста пока не обнаружен, но сведения о нем были сообщены С. И. Турбиным в журнале «Русская старина» (1873, т. 7, с. 715–717). Турбин писал: «Мы имеем экземпляр этого издания (1798 г.), сделавшегося библиографическою редкостью. Наш экземпляр принадлежал одному из лучших русских актеров начала нынешнего столетия, Щеникову, в бенефис которого «Ябеда» шла 2-го сентября 1814 года, с поправками, сделанными автором. Все изменения внесены в книгу Щениковым. Вот они». Далее приводятся перечеркнутые Капнистом стихи 225–232, в которых сказано, что после сожжения в губернском городе присутственных мест Кривосудов поместил в своем доме Гражданскую палату. Мотив, по которому был сделан этот вычерк, нам теперь известен по приведенному здесь предисловию Капниста к несостоявшемуся при его жизни второму изданию «Ябеды». Это был тактический ход, предпринятый для преодоления цензурных препон и для отвода возможных нареканий со стороны властей. Текстовые изменения, перенесенные Щениковым в принадлежавший ему экземпляр комедии, относятся к следующим стихам (в скобках указаны страницы книги издания 1798 г.):

«Между стихами:

Так и явился чист; а с ним весь бился день.
Теперь остался мне один лишь наш хозяин

вставлен следующий:

Как заикнется, ну, так тут и станет в пень (с. 37)

Два стиха:

А те свидетели, которых налицо
Нет, уж подставлены ль?

поправлены:

А те свидетели, которых неравно
Суд спросит, наняты ль? (с. 38)

Стихи:

На именинный пир изволит навалить,
Я всех их наповал хочу перепоить
588

поправлены:

Изволит навалить на именинный бал,
Я всех перепоить хочу их наповал (с. 41).

Стихи:

Вы шутите, сударь! извольте лишь войтить,
Вы ясно в деле сем изволите найтить,
Что не наследник он

поправлены:

Вы шутите, сударь! извольте лишь взглянуть
Вы ясно в деле сем найдете, что отнюдь
И не наследник он (с. 50).

Стихи:

Я б завернул в нее, чтоб распорядок дать
И обстоятельно вам отрепортовать

поправлены:

Я б заглянул в нее и, осмотревши сам,
Подробно, в точности о всем донес бы вам.

Стихи:

Мне дела на словах нельзя так изъяснить,
Но на бумаге всё изволите найтить

поправлены:

Мне дела изъяснить нельзя вам на словах,
Но все изволите увидеть из бумаг (с. 54).

Стихи:

Сколь ни желал, того не предуспел узнать

поправлены:

Сколь ни желал, о том никак не мог узнать (с. 71)».

Острый обличительный пафос «Ябеды» являлся залогом ее большого успеха на сцене в течение еще нескольких десятилетий. После Крутицкого и Щеникова своему сценическому воплощению комедия обязана М. С. Щепкину и ряду других талантливых русских актеров. Лишь с появлением в тридцатых годах на театре «Горе от ума» и «Ревизора» «Ябеда» уже реже стала появляться на театральных афишах (см.: П. Арапов, Драматический альбом, М., 1850, с. LVII). Но еще в 1846 г. Н. Горчаков писал о ней: «На Московском театре ежегодно дают эту остроумную пиесу, и даровитый артист Щепкин оригинальною своею игрою в роли Председателя (Кривосудова) всегда доставляет случаи зрителям вспомнить в комедии многие выражения, сделавшиеся народными, особливо же песню, которую поют

589

на вечеринке у судьи „Бери! большой тут нет науки”» (Н. Горчаков, Воспоминания о Капнисте. — «Москвитянин», 1846, № 7, с. 29). Лишь в 1850-х годах «Ябеда» сошла со сцены. В 1898 г. Александрийский театр в Петербурге отметил столетие ее существования, однако зрители уже не проявили к ней должного внимания. Рецензент жаловался на то, что «театр оказался наполовину пуст» («Нива», 1898, № 39, с. 778). В советский период «Ябеда» была поставлена в 1970 г. Красноярским театром имени Ленинского комсомола. Эту постановку театр впервые сопроводил музыкой (композитор Ю. Шибанов). Сценический текст комедии, подготовленный главным режиссером театра Ю. А. Мочаловым, существенно отличался от авторского. Был сокращен длинный диалог Прямикова с повытчиком Добровым. Режиссер нашел возможным урезать и ряд других мест, которые затягивали действие. Взамен этих купюр были введены музыкальные номера на тексты других произведений Капниста. Однако все эти отступления от авторского текста комедии не искажали ее основного содержания. «Старинная комедия», как значилась она на афише спектакля, оказалась вполне доходчивой для советских зрителей. Спектакли, показанные на гастролях театра в Ленинграде, получились яркие, красочные, интересные. Они проходили в переполненных залах.

Посвящение.

Перун — здесь: молния.

Талия (греч. миф.) — муза комедии.

Действующие лица.

Асессор — коллежский асессор, гражданский чин, который соответствовал военному — капитану.

Председатель Гражданской палаты. Гражданские палаты были организованы в губернских городах согласно «Учреждению для управления губерний» (см. кн.: «Благочестивейшия самодержавнейшия великия государыни императрицы Екатерины Вторыя Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», М., 1775, § 8). Этим постановлением был определен штат Гражданской палаты: председатель один, два советника и два асессора (§ 9). Этим же постановлением были определены и функции палаты: «Палата Гражданского суда не что иное есть, как соединенный департамент Юстиц и Вотчинной коллегий, которому поручается апелляция для ревизии гражданских дел на Верхний земский суд, губернский магистрат и Верхнюю расправу той губернии» (§ 115).

Прокурор. При Гражданской и Уголовной палатах назначались прокуроры, на которых возлагалась обязанность следить за соблюдением законов.

Повытчик — в данном случае чиновник, подготовлявший дела к слушанию в суде.

Действие I. Явл. 1.

И так уездный уж и верхний земский суд. По «Учреждению для управления губерний» 1775 г. были «нижние земские суды» и «верхние земские суды»; только после их разбирательства дело могло поступить на апелляцию в Гражданскую палату.

Напрасен в двух судах! Да там лишь разбирают, а ведь в Гражданской вдруг решат и исполняют. Согласно «Учреждению для управления губерний» (§ 133), решение гражданских палат подлежало исполнению.

Здесь выморочных сел наследничек воскрес. Выморочные села, т. е. те, которые остались после владельца, умершего без наследников, поступали в доход казны.

А пожилых с того и за умерших просит. Пожилое — плата за дворовых людей, отданных в услужение другому помещику. Те из крепостных, кто умирал после

590

ревизии, числились в списках живыми до следующей ревизии.

Там люди пойманы его на воровстве. Помещики иногда посылали своих крестьян на грабеж. Подобный факт описан А. Н. Радищевым в «Путешествии из Петербурга в Москву» (гл. «Зайцево»).

Стряпчий — адвокат, которому подсудимый поручал вести свое дело в суде.

Регламент — «Генеральный регламент» (1720 г.), устав государственных коллегий.

Как все подьячески он ведает пролазы. Подьячий — приказной служитель, писец в судах; пролазы — крючкотворство, взяточничество.

Что с кривды пошлиной карманы начинил. Кривда — обман, ложь; пошлина — налог, взимаемый за что-нибудь; здесь имеются в виду взятки.

И без наличного довода дел не судит. Наличный довод — подарки.

Даянье всяко благо — выражение из Библии, ставшее идиоматическим.

Салтык — образец, обычай.

В суде по чермному с ним фараон гуляет. Чермный — красный, здесь: красное сукно на судейском столе; «фараон» — название карточной игры.

И у журналов он углы лишь загибает, т. е. бегло, формально перелистывает записи суда в журналах, не вникая в их существо.

Зетить — высматривать.

Щечить — обирать, драть.

Экстрактец сочинить. Экстракт — краткое извлечение из дела, пересказ его.

Шелег — неходячая монета или бляшка для счету в играх.

Фортеция — крепость.

То я наместнику на них подам прошенье. Наместники были введены Екатериной II в 1775 г. В «Учреждении для управления губерний» о них сказано: «Государев наместник не есть судья, но сберегатель императорского величества изданного узаконения» (§ 82). Наместник назначался один на две-три губернии.

Что исполняется палатской приговор. В «Учреждении для управления губерний» сказано: «Решение палат в гражданских делах исполняется несмотря на перенос дела в Сенат» (§ 133).

А с апелляцией уж голый дуй в столицу. Имеется в виду прошение в Сенат об отмене неправого постановления суда.

Но мы хотя и все из одного ребра. Имеется в виду библейская легенда о сотворении Евы из ребра Адама.

В Зерцало взглянь судов: Петра черты священны. Зерцало — документ, состоящий из трех указов Петра I, в которых перечислялись основные правила делопроизводства в государственных учреждениях. Зерцало оформлено было в виде трехгранной призмы и должно было стоять на столе каждого учреждения. В этих указах содержалось требование оперативного рассмотрения всяких дел и решительно запрещались взятки.

Покуда солнышко взойдет, пробьет глаза — переделка украинской пословицы: «докi сонце зiйде, роса очi выiст».

Судейской красный стол. Красным сукном покрывались столы в присутственных местах.

Она мне показалась. Показаться — понравиться.

Я на войну спешить был честью принужден. Подразумевается война России с Турцией (1787–1791). Это подтверждается словами Феклы (в действии IV, явл. 4) о Прямикове: «Земель, господь весть где, у турков добивался».

Явл. 5.

Седмица — неделя.

Явл. 6.

Да вот у этого последнею землей Грабительски его соседи завладели. В XVIII в., в связи с отсутствием регулярных четких писцовых описаний и межеваний, земельное хозяйство пришло в хаотическое состояние. Хаос земельного хозяйства усугублялся еще помещичьим самоуправством. Помещики захватывали земли друг у друга. На этой почве возникали бесконечные тяжбы.

Явл. 8.

«Эрмитаж» — старое французское вино.

Роброн — широкое женское платье на каркасе из китового уса.

Хабар

591

(укр.) — подарок, взятка.

Флер — прозрачная шелковая ткань.

Фуpo — платье из легкой ткани.

Двор гостиной — Гостиный двор (от слова «гость» — купец) — торговые ряды, построенные в XVIII в. в Петербурге и в ряде губернских городов.

Явл. 9.

Но до хлопот, смотри, чтоб с ним нам не добиться. Добиться — в значении: нажить, добраться.

Тут надобен указ, иль право, иль закон. В XVIII в. в России не было единых законов, которые регулировали бы судебные решения. «Законы во всех государствах, — писал Радищев, — как то история повествует, издаваемы были повремянно и по случившимся нуждам и обстоятельствам. Издатели оных были к тому понуждаемы разными причинами или страстями. Оттого во всех, и особливо в единовластных правлениях, часто бывали они противоречущи. С течением времени столь становились они обширны, что редко находилися люди, коим бы они все были известны; малое число понимало их прямой смысл, а большая часть людей обращали их произвольными толкованиями в свою пользу» (А. Н. Радищев, Полн. собр. соч., т. 3, М.—Л., 1952, с. 7). В дополнение к законам издавались различные указы, «права», которые выводились уже на основании разных законов или указов. Поэтому не случайно жена Кривосудова Фекла восклицает: «Законов столько! Указов миллион! Прав целая громада!»

Правда присносущна — вечная, неизменная правда.

Действие II. Явл. 1.

Уж подпустил стишка, т. е. исподтишка, тайно.

Вейновых чернил большую флягу. Вейновые чернила изготовлялись на слабом растворе вина и легко стирались с бумаги.

В Банковой тисненных документов. Банковые документы — беспроцентные кредитные билеты (банкноты).

На Давыдовых лишь гуслях повирает — играет на арфе.

Явл. 2.

И в Уголовной был; там в нижнюю расправу. Имеется в виду уголовная палата, в которой судили за уголовные преступления; нижняя расправа — суд, ведавший делами однодворцев и свободных крестьян.

На миг к колодничью я забежал приставу. Пристав — низший полицейский чин, ведавший надзором за колодниками, арестантами.

Оттоль к межевщику, оттуда в магистрат. Межевщик — землемер, ведавший делами по землеустройству; согласно указу императрицы Елизаветы Петровны 1754 г. межевщикам было предоставлено право отдавать под суд нарушителей закона о землеустройстве. Магистрат — городское самоуправление.

В смирительный, т. е. в смирительный дом для буйных арестантов.

Синяя ассигнация — пятирублевый денежный знак.

Богдан — это имя идентично греческому имени Федот (Феодотес означает: богом данный).

Духовная — завещание, по которому завещатель передавал свое имущество наследникам.

Явл. 3.

«Уложенье» — свод законов Московского государства, составленный при царе Алексее Михайловиче в 1649 г.

Лавержет (вержет) — модная прическа, взбитая прядь волос.

Явл. 5.

По купчей. Купчая крепость — документ на куплю-продажу земли или крепостных крестьян.

С осьмью поставами плотина. Поставы — мукомольные жернова на водяной мельнице.

Явл. 6.

Венгерский антал — венгерское вино (токайское), называвшееся также «антал» (или «андал»).

Прекрасно репетуют — часы, отзванивавшие время.

Слышно, что Правдолюб. Высказывалось предположение, что в лице губернатора Правдолюба Капнист изобразил своего друга Г. Р. Державина, который во время своего губернаторства в Олонецкой губернии (1784–1785 гг.) и в Тамбове

592

(1786–1788 гг.) отличался необыкновенной в екатерининское время бескорыстностью и строгой законностью (П. Н. Берков, Русская комедия и комическая опера XVIII века, М.—Л., 1950, с. 750).

Пусть губернатор он, что ж? нам он не судья: Не дую в ус ему, сидя в Гражданской я. Такое независимое положение членов Гражданской палаты от власти губернатора объяснялось тем, что, согласно «Учреждению для управления губерний» 1775 г. (§ 60), председатели и члены палат назначались не губернатором, а Сенатом и утверждались императрицей.

Так по кормежной вмиг герольдия пашпорт. Когда преступник лишался дворянского звания, департамент герольдии Сената выдавал ему «покормежный вид» — род паспорта, уравнивавшего его владельца с лицами податных сословий.

Действие III. Явл. 5.

Праволов (указывая на карты). Описанная здесь партия азартной игры в ломбер и его разновидности была широко распространена в XVIII в. Законом эта игра была запрещена. Еще в «Уложении», изданном царем Алексеем Михайловичем в 1649 г., предписывалось с игроками поступать «как писано о татех», т. е. бить их кнутом и рубить им руки и пальцы. Страсть к этой игре при Екатерине II достигла апогея, что нашло свое отражение в литературе. В. И. Майков сочинил в 1763 г. поэму «Игрок ломбера», в которой показал пагубные последствия этой игры. С осуждением о карточных игроках говорилось в известном «Отрывке путешествия в*** И*** Т***». Этот очерк, напечатанный в 1772 г. (см. «Русская проза XVIII века», М.—Л., 1950, с 446), приписывается одними исследователями А. Н. Радищеву, другими — Н. И. Новикову.

Рокамболь — часть выигрыша, служащая ставкой для следующей партии; здесь — название карточной игры.

В заповедную, т. е. в запрещенную азартную игру в банк.

Пикет — вид карточной умеренной игры.

В три пули. В азартных играх пуля — кон, ставка, казна.

Не горячись: а то и впрямь как раз бобыль, т. е. скоро останешься ни с чем, все проиграешь.

Когда пожалует шпадиль, т. е. хорошая карта. Шпадиль в ломбере — пиковый туз, всегда имевший значение первого козыря.

Канапе — диван.

Меледа — название игрушки с кольцами па проволоке, которые можно передвигать.

Талия — комплект игральных карт из двух колод; круг карточной игры до окончания колоды у банкомета.

Вельми — весьма.

Поэнь — ставка.

Рефет — особый расчет в некоторых карточных играх (игра с рефетом, без рефетов).

Атанде — термин карточной игры, означающий объявление ставки.

Соник — в игре в банк — сразу, с первого разу, выигрыш или проигрыш по первой вскрытой карте.

Собор — здесь: общество, собрание.

Лишний уголок. Загнуть угол — тайно подсмотреть карту.

Явл. 6.

Совестный... суд был установлен в 1775 г. «Учреждением для управления губерний» (§ 40); в ведении его находились некоторые уголовные дела (о преступлениях безумных и малолетних, дела о «колдовстве»); ему были также подсудны отдельные категории гражданских дел, при рассмотрении которых он ставил задачу добиться примирения сторон.

Содом — здесь: шум, беспорядок.

Явл. 7.

Бет — в карточных играх значит неустойка, недобор; бетить — «сажать», вынудить недобрать взятки; за каждую недобранною взятку ставился бет (или ремиз) до общего расчета.

Грандиссимо — грандиозно, величественно.

Сикурс — помощь, подмога, поддержка.

Комплот — заговор.

В Уложеньи, т. е. в своде законов, изданном при

593

царе Алексее Михайловиче.

В Учрежденьи, т. е. в «Учреждении для управления губерний» 1775 г.

Наказ — «Наказ» Екатерины II, данный в 1766 г. Комиссии по составлению проекта Нового уложения; однако этот «Наказ» не представлял собою свод законов; ссылка на него судейскими чиновниками носила сугубо формальный характер.

Пароли — ход в карточной игре, заключающийся в удвоении ставки.

Регламент — «Генеральный регламент» (1720 г.), устав государственных коллегий.

Явл. 8.

Крез — см. примеч. 66.

Явл. 9.

Хлап (холоп) — то же, что валет.

Транспорт — перенос ставки на другую карту.

Действие IV. Явл. 3.

Ты б знала свой филе вязать, строчить тамбур, Стучать на кляузах иль гарпой утешаться. Филе — всякая вязанная сеткою работа; тамбур — род вышивания в пяльцах, петля в петлю, кляузы — вязальные инструменты; гарпа, гарпилы — обшивка.

Шаль — шальной, т. е. вздорный, безрассудный человек.

Явл. 4.

Унас и заячие уши Рогами назовут, то пойдут уши тпруши. Здесь дай пересказ басни Н. А. Львова «Львиный указ» (1775), где лисица, встречая удирающего зайца, спрашивает, куда он бежит. Заяц отвечает, что видел тень своих ушей и боится, что их могут признать рогами, так как лев издал указ против рогатых животных: «Рогами назовут, пойдут и уши тпруши!», т. е. за рога сочтут и уши лошади (тпруши).

Русак — заяц.

Явл. 6.

Когда десница весть, что шуица хватает, т. е. когда правая рука знает, что хватает левая рука (шуица).

Хоть человек всяк ложь, никто не без греха. В этой фразе две идиомы, восходящие к Библии — Евангелию от Иоанна (VIII, 7) и псалму 115. Вторая была использована в «Оде к Фелице» Державиным («Но всякий человек есть ложь»).

Явл. 7.

Гданская... водочка — данцигская, или золотая, водка особого приготовления.

Действие V. Явл. 1.

Ранжир — строй.

И чадом вейновым так сильно зарядились. Вейновым — винным.

Бахусов кагал — шумная, крикливая толпа пьяниц.

Иордан — река в Палестине, в которой, по библейской легенде, крестился Иисус, в церковном обряде — купель, сосуд для крещения новорожденных.

Явл. 2.

Однак уездный суд и также верхний земский. Суды, созданные реформами Екатерины II, отличались четкой сословностью. Уездный и верхний земский суды были организованы для дворян; для горожан — городской и губернский магистрат; для однодворцев и свободных крестьян — нижние и верхние расправы.

Явл. 4.

Еже писах, писах — древнерусская идиома, означающая: что написал, то написал.

Явл. 6.

От «приказали». В постановлениях Сената существовала канцелярская формула «Приказали», которая ставилась после вступительной части документа.

Репорты — рапорты.

Явл. 10.

Под милостивый вас поддвинут манифест. Существовал обычай в случае какого-либо важного государственного события (заключения мира, восшествия на престол нового царя) издавать манифесты, согласно которым определенная категория преступников получала прощение.


Д.С. Бабкин. Комментарии: Капнист. Ябеда. Комедия в пяти действиях // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 580–594. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2018. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...