Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


57. Автограф — ЦГАДА, ф. 10, оп. 1, № 583, л 309—310. Впервые: Летописи рус. литературы и древности, 1862, т. 4, с. 30—32.

1 До нас дошло афористически сформулированное мнение Екатерины II о роли театра: «Театр есть школа народная; она должна быть непременно под моим надзором, я старший учитель в этой школе и за нравы народа мой ответ богу». Подробнее о театральных и драматических воззрениях императрицы см.: Дризен Н. В. Материалы для истории русского театра. М., 1905, с. 98 и далее; 153—162.

2 Предупреждение А. И. Бутурлину не ввязываться в семейные дела Сумарокова содержалось в переписке Екатерины II по поводу жалобы матери Сумарокова. В письме M. H. Волконскому от 3 декабря 1767 г. она писала: «Я слышу, что главным орудием неудовольствия матери статского действительного советника Сумарокова на оного сына есть зять их Аркадий Бутурлин. Чего ради призовите его к себе и объявите моим именем, что я с великим неудовольствием то принимаю, что он в то время, как я стараюсь мать с сыном примирить, не перестает всевать между имя еще пущие раздоры и несогласия, и скажите ему, чтоб он впредь от таких богопротивных и развратных поступков воздержался под опасением нашего гнева» (Осмнадцатый век, т. 1. М., 1869, с. 62).

206

3 Немецкая труппа выходца из Вены Петра Гильфердинга (содержавшего ее вместе с И.-Фр. Нейгофом и И. Сколари) имела привилегию на деятельность в России с 1745 г. (по другим источникам даже с 1737 г.). Это был по преимуществу фарсовый театр (Гильфердинг — амплуа Панталоне, Сколари — Арлекина); в его репертуаре имелась пьеса Das Reichder Todten» («Царство мертвых»). См.: Тонкова Р. М. К истории петербургских театров (Печатание «цеттелей» — афиш в типографии Академии наук с 1727 по 1771 г.). — В кн.: XVIII век, сб. 4. М.—Л., 1959, с. 389—390.

4 Титов Николай Сергеевич (ум. 1776), полковник, переводчик-драматург и театрал-любитель, в 1765 г. обратился в Московский Воспитательный дом, который с 1763 г. имел привилегию на устройство увеселений в Москве, с просьбой передать ему это право. По контракту, одобренному лично Екатериной II, Титов вместо 25% со сбора обязывался выплачивать Воспитательному дому твердые 1500 руб. в год и получал в пользование театр в Головинском доме на Яузе, в Лефортове. Он собрал в своей труппе лучших актеров самодеятельной труппы Московского университета — И. П. Калиграфа, А. Г. Ожогина; у него играли В. П. Померанцев и Базилевич (Чаянова О. Э. Театр Маддокса в Москве. М., 1927, с. 12, 17). 19 марта 1769 г. П. С. Салтыков, однако, сообщил Екатерине II, что актерам в Москве уже некоторое время не платят жалованье, что Титов в долгах и не в состоянии продолжать дело (Горбунов И. Ф. Соч., т. 3, кн. 5. СПб., 1910, с. 61).

5 Итальянцы Джиованни Бельмонти и Джузеппе Чинти, которые принялись хлопотать о передаче русского театра в их руки, с 1766 г. уже имели пятилетнюю привилегию устраивать в Москве балы, публичные маскарады и обучать танцам в домах московского дворянства; Бельмонти давал также уроки игры на клавесине. Компаньоны, по-видимому, заручились содействием московских актеров, так как к отправленному ими через Сумарокова к Екатерине прошению были приложены и два письма от актеров об их бедственном положении при антрепризе Титова. Возвращая Салтыкову прошение Чинти и Бельмонти, Екатерина II подтвердила их исключительное право содержать в Москве маскарады и русские спектакли. Проект контракта новых антрепренеров неизвестен, но сам характер привилегии восстанавливается по замечаниям на него Екатерины II (Рус. беседа, 1858, т. 2, кн. 20, с. 237—238; также: Сборник рус. ист. о-ва, 1874, т. 30, с. 15—17. Автограф Екатерины — ЦГАДА, ф. 5, оп. 1, № 113, л. 18—18 об.). Обо всем этом Сумароков уже к 24 июля знал из специального письма Козицкого (см. № 58). Чинти и Бельмонти, таким образом, вновь получили привилегию на 5 лет, право обучать актерскому делу вольных и крепостных людей; казна отказывалась от каких бы тони было претензий на их театральное имущество, театру была обещана постоянная полицейская охрана. Хотя «театральный дом» Локателли они и не получили, но им предоставили место для постройки собственного театра. Однако вместо того, чтобы строить театральное здание, компаньоны сняли и приспособили под театр помещение в доме Р. И. Воронцова, получившем впоследствии название «театра на Знаменке»; он был открыт зимой 1769 г. (Mooser R.-Al. Annales de la musique et des musiciens en Russie au XVIII siècle, t. 2. Genève, 1951, p. 89, 90, 101, 136, 144; Горбунов И. Ф. Соч., т. 3, кн. 5. СПб., 1910, с. 101—102).

6 В связи с сообщением Сумарокова о выселении актеров с казенной квартиры после отказа Титова от содержания антрепризы Козицкий запросил Елагина об основаниях для этого. Елагин, явно имея в виду жалобу Сумарокова, отвечал 7 июня 1769 г. в том смысле, что дом в Лефортове — казенное заведение, а московская труппа — частная, «а хотя бы кто его и требовал, то и тогда бы без особливого е. и. в. повеления отдать его для комедиантов было не можно; ибо он дан был г. Титову для исправления его состояния, а не для комедиантов, которые на иждивении антрепренера жить обязываются» (Летописи рус. литературы и древности, 1862, т. 4, с. 32—33). Между тем именно в это время покинул Москву

207

и поступил на службу в придворный театр Базилевич, известный своим амплуа комического слуги.

7 Письмо Вольтера от 26 февраля представляло ответ на недошедшее до нас письмо Сумарокова по поводу «слезной» комедии (буржуазной драмы), пропагандировавшейся Д. Дидро и пользовавшейся успехом также в России. Это письмо Сумароков отправил с ехавшим к Вольтеру личным курьером императрицы Ф. А. Козловским. Поскольку из Фернея Козловский направлялся к русским войскам в Морею, ответ Вольтера пришел в Петербург с почтой Г. Г. Орлова, но уже не застал здесь Сумарокова. Адъютант Орлова А. И. Мусин-Пушкин (1744—1817), позднее издатель «Слова о полку Игореве», переслал его в Москву. В сопроводительной записке он писал: «К<нязь> Козловский пишет, что г. Вольтер делает вам великую похвалу; покорно прошу, ежели можно, дать знать, что г. Волтер к вам пишет» (Отеч. зап, 1858, № 2, с. 585).


Степанов В.П. Комментарии: А. П. Сумароков. Екатерине II, 4 июня 1769 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 206—208.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.

Loading...
Loading...