РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

2. Автограф — ЦГАДА, Р. XVII, д. 88, доп. Л. 1—2 об.

Возможно, именно это письмо имел в виду M. M. Владимиров в книге «Первое столетие Вольска»: «Он (Константин Злобин) получил отличное образование, служил в гражданской службе, занимался литературой и оставил в печати несколько стихотворений. Одно из этих стихотворений было отправлено к Державину, который сделал подробный разбор его, похвалил автора, заметил недостатки и указал средства к исправлению их. Это было письмо на почтовом листе малого формата с мелко исписанными страницами. Письмо это сыном Константина было препровождено, если не ошибаюсь, к академику Гроту, который издавал или разбирал в то время сочинения Державина». (Саратовский сборник. Материалы для изучения Саратовской губернии, т. 1. Саратов, 1881, с. 35—36).

1 К. В. Злобин (1771—1813), начав службу в канцелярии генерал-прокурора, в 1802 г. перешел в Министерство юстиции под начальство Державина, с которым вскоре у него возникли дружеские отношения. Во время пребывания в Петербурге стал членом масонской ложи. В 1803 г. вынужден был переехать в г. Вольск. Позднее — член-сотрудник Беседы любителей русского слова. Насколько удалось установить, стихотворения Злобина в печати не появлялись, хотя Я. Грот сообщал, что «по рассказу, слышанному в Вольске г. Костомаровым, он (Злобин)... оставил в печати (?) несколько стихотворений» (Державин, т. 3, с. 446). В ГПБ (QXIV 179 № 2762) хранится рукописная тетрадь «Собрание сочинений К. В. Злобина. Вольск», содержащая 54 стихотворения 1803—1810 гг. Правка стиха, возможно, принадлежит Державину. См. биографию Злобина в Русском биографическом словаре, том «Жабокритский—Зябловский». Пг., 1916, с. 414.

2 Злобин в своих стихах сравнивал Державина с «бессмертным певцом Фив» — то есть с Пиндаром, переводами стихов которого Державин занимался в это время.

3 Стихотворение, которое цитирует Державин, находится в рукописном сборнике ГПБ (л. 93 об.—95):

Внемлющий песни игр Олимпийских
Отчим языком тобой
Громко воспету мнил я вновь слушать
Глас коль священной умолк.
Мнил я вновь видеть, медно, звучаще
В цель устремленно копье
Слышались визги оси каленой
И соподвижников клик...
и т. д.

Злобин не согласился с правкой Державина и оставил эти строки в прежней редакции.

4 Из стихотворения Злобина «Соловей — подражение старинной песне, петой чувствительною и несчастною — Т.» (там же, л. 89—90). На этот раз Злобин учел критику Державина. Первая и третья строфы этого стихотворения идут в державинской редакции, лишь незначительно меняется порядок слов в 1-й строфе, и во второй в ущерб точности рифмы Злобин вместо «душевной любви», предложенной Державиным, поставил «сердечной любви»:

По вечеру в саду зеленом
Я слышу соловей поет
Широким долом бором темным
Свой голос громкий подает...
398

... Поет — и голос краткодневной
Томящей страсти образец
Как хочет вымолвить сердечной
Любви и горести конец.

5 Державин имеет в виду «De arte poetica» Горация, где тот дает молодому поэту совет, чтобы написанное им «nonum prematur in annum membranis intus positis» (и лет девять хранить без показу, в тайне свой труд продержавши).

6 Речь идет, очевидно, о «Кантате на скорую руку при первом получении известия о победах над французами петой в доме графа Строганова...», написанной Державиным в честь побед Милорадовича и Витгенштейна 24 октября 1805 г. на берегах Дуная.

Арзуманова M.A. Комментарии: Г. Р. Державин. К. В. Злобину, 13 марта 1806 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 398—399.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ