РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

220. ЖАЛОБА ПЕГАСА

Стихокропателей нахальством раздраженный
И своевольством их Пегас ожесточенный,
Представши некогда пред Аполлонов трон,
Подняв криле свои, пуская рев и стон,
«Великий, — возопил, — Парнаса обладатель,
Девяточисленна собора муз предстатель!
Ты знаешь, государь, открылся как Парнас,
С начала самого трудится здесь Пегас.
Возил Орфея я и с Пиндаром Гомера,
Сих славнейших пиит, которым нет примера.
На мне же ездили Вергилий и Марон,
Давал садиться им без всяких я препон;
Да многих и других, с которыми лишь музы
Вступали в дружески с охотою союзы,
И в древние века и в новы времена,
Соделал сих пиит я славны имена,
Не вычисляю их, — всему известны свету.
440
Но ныне у меня работать духу нету,
И от усталости болят уж все бока,
Притом не вижу я такого седока,
Который бы умел, как должно, править мною.
Я раздражен пришел к тебе досадой злою,
Давно уж вижу я — тащится всяк сюда;
Мне нужды в сем и нет. Но то моя беда,
Что всякий оседлать старается Пегаса,
Хотя и на козле тащился до Парнаса.
А что всего смешней, не зная русских слов,
Зовут Пегасами свиней, козлов, ослов,
И кто хоть мало что на рифмах врать умеет,
Пиитов пе́рвейших здесь почести имеет.
Обиды таковой снести я не могу,
В парнасские леса и рощи убегу;
Тут буду жить всегда, от глаз людей сокрывшись».
Премудрый Аполлон словам сим удивившись,
«Любезный конь! — гласит, — оставь свои мечты,
И нынь пииты есть, которым нужен ты.
Я знаю их, — и ты об оных также сведом,
С успехом что идут тех стихотворцев следом,
Которых ты возил,— им также послужи,
А о словах вралей нимало не тужи.
Кто едет на козле, Пегасом называя,
Сие не умных речь, молва невежд пустая.
Имеют много вкус и днесь в науке сей,
Козла козлом зовут, людьми зовут людей.
Не всем Орфеевой иль Пиндара петь дудкой:
Заняться надобно ведь иногда и шуткой...
<1793>
Неизвестный автор

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ