ТВОРЕНИЕ МИРА

Эта неоконченная поэма, относящаяся, повидимому, к 80-м годам, скорее к концу десятилетия, была введена сначала в текст „Путешествия из Петербурга в Москву“, но из печатного текста была исключена Радищевым, может быть из цензурных опасений, поскольку она трактовала мотивы религиозно-философского характера в смысле, не сходном с официально-церковной догматикой. В „Путешествии“ поэма находилась в главе „Тверь“, после оды „Вольность“. После того как описываемый в этой главе поэт показал герою-путешественнику эту Оду и тот разочаровал его в возможности напечатать это явно нецензурное произведение, поэт, „поглядев на меня с презрением: прочтите сию бумагу и скажите мне, не посадят ля и за нее… Читайте: сие долженствовало быть для великого поста, некоторым случаем не докончано. Да будет оно пример, как можно писать не одними ямбами. Развернув, прочел следующее:

Творение мира.

Песнословие.

Хор.

Тако предвечная мысль, осеняясь собою и проч. Вы уже улыбаться начинаете, вам кажется уже, что читаете Телемахиду. Но смейтесь как хотите; чудище обло, огромно, стризевно и лаяя – не столь дурной стих. Но о сем теперь не кстати, продолжайте и смейтесь“. Далее идет текст поэмы. Потом – снова проза: „Конца нет. – Что ж вы скажете об употреблении в одном сочинении разного рода стихов? Но сие смешение не только прилично малому и для пения определенному стихотворению, то удачно будет в епопеи. Не мой сей есть совет но Мармонтелев. – Я собрав мои мысли, хотел ему на его стихи сказать нечто, может быть ему и неприятное. Но колокольчик на дуге возвестил мне, что в дороге складнее поспешать на почтовых клячах, оставляя Пегаса в парнасской конюшне, и для того я поспешно с новомодным моим стихоплетчиком простился“. В главе „Тверь“ речь шла о поэзии, в частности, о необходимости реформировать русскую метрику, обогатить ее новыми формами стиха, нарушить гегемонию и почти монополию ямба. Иллюстрацией возможности создания в русском языке многообразия метрических форм и должна была явиться поэма „Творение мира“.

Радищев дал ей подзаголовок „Песнословие“ и указал, что она „определена“ для пения. „Песнословие“ значит – оратория, текст к музыке, произведение, предназначенное для исполнения хором и отдельными голосами. В XVIII в. были знамениты оратории с музыкой Генделя и Гайдна. Темами ораторий обыкновенно служили библейские или вообще религиозные мотивы; оратория и в музыкальном отношении не порвала связи с церковными традициями. Позднее Радищева были попытки передать тексты западных ораторий на русском языке; так Карамзин в 1810 г. перевел текст оратории Гайдна „Творение“, тема которой, творение мира, сближает ее с Радищевским „Песнословием“. В „Путешествии из Петербурга в Москву“ Радищев называет „Песнословием“ духовный стих об Алексее человеке божием, который поет слепой старик (гл. „Клин“). Тот же термин был использовав еще в 1786 г. в журнале „Растущий виноград“ для обозначения жанра

449

произведения Л. Сичкарева „О боге и вселенной“ (перевод с греч., см. В. Семенников, „Новый текст“, стр. 32 – 33).

Поэма „Творение мира“ была напечатана впервые в 1922 г. В. П. Семенниковым в журнале „Былое“ (№ 19) и в брошюре „Новый текст Путешествия из Петербурга в Москву Радищева“. В. П. Семенников извлек ее из списка „Путешествия“, хранящегося в Институте русской литературы Академии Наук СССР (см. здесь, стр. 477). Затем поэма была напечатана Я. Л. Барсковым в „Материалах к изучению Путешествия из Петербурга в Москву А. Н. Радищева“, 1935.

Текст этого единственного дошедшего до нас списка „Творения мира“ неисправен. С этими неисправностями он перепечатав и В. П. Семенниковым, прибавившим еще некоторые. В настоящем издании выправлены те ошибки, которые могут быть установлены анализом самого текста. Не говоря о неправильностях графики, укажем все места, измененные нами: в первом хоре (ст. 6) написано „времена“, тогда как и смысл и ударение явно указывают на форму „времени“. В ст. 22 в списке „божество“ вместо „божества“. Во втором хоре, ст. 28, в списке дано слово „Ветхи“ вместо „Ветхий“; ст. 29 дан в таком виде: „Да сокрушит навсегда смерть в покойном царстве“, такой вариант снимает рифму и ломает размер. Переставив последние два слова, мы восстанавливаем и то и другое. В ст. 49 в списке дано: „развевайтесь сени“; размер указывает, что следует читать „развевайтеся“. В следующем затем хоре ст. 66 дан в списке так: „Века несуща есть темнота“. Этот вариант разрушает смысл и размер; повидимому писец написал „есть“ ошибочно, не разобрав слова „еще“. Тут же в ст. 68 написано „всевечный“ вместо „всевечны“. Затем, в ст. 74 в списке – „ни пожелает“; смысл указывает чтение „не пожелает“ (во страхе господа ходить). В ст. 79 в списке „Блаженную“ вместо „Блаженною“. В хоре в ст. 93 вместо слова „пространства“ написано „пространство“ (смысл этого места повидимому таков: все пустыни пространства с трепетом грядут радостным ликом, т е. хором в сретение вечного взора); ст. 94, судя по размеру, не полон; в ст. 95 слово „безвещия“ дано в списке так: „без вещия“; в ст. 96 размер нарушен написанием слова „с нетерпеньем“ (вм. ь надо и); в ст. 98 в списке дано „Клубы“ вместо „Клубя“.


Гуковский Г.А. Комментарии: Радищев. Творение мира // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 1 (1938). С. 448—449.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...