ОТРЫВОК ПУТЕШЕСТВИЯ В*** И*** Т***

Напечатан анонимно в журнале Н.И. Новикова «Живописец» в 1772 г. (лл. 5 и 14). Перепечатан во втором издании журнала в 1773 г., в третьем издании его 1775 г., в четвертом – 1781 г. и пятом – 1793 г. Затем – в шестом (неполном) издании 1829 г., в издании 1864 г. под ред. П. А. Ефремова, в других перепечатках «Живописца» и в ряде хрестоматий. В 1806 г. «Отрывок» был перепечатан совершенно неисправно в «Московском Собеседнике» (сентябрь).

В третьем издании «Живописца» (1775 г.) после текста «Отрывка» была помещена не имевшаяся ранее помета: «Продолжение сего Путешествия будет при четвертом издании сей книги». В четвертом издании (1781 г.) было обещано продолжение «при новом издании». В. П. Семенников пишет по этому поводу: «Возможно допускать, что пометка в четвертом издании была прямо перепечатана из третьего, без какого-либо указания на этот счет со стороны автора «Отрывка», но пометка третьего издания сделана Новиковым, конечно, не произвольно, а на основании соответственного обещания автора» (В.П. Семенников. Радищев. 1923, стр. 359).

Мы воспроизводим текст «Отрывка» по третьему изданию «Живописца» (1775), несомненно последнему вышедшему с учетом мнений автора «Отрывка». Впрочем, текст этого издания точно совпадает с текстом четвертого издания. В первом и во втором изданиях имеются следующие варианты (не приводим чисто орфографических разночтений).

415
Изд.1775 г. и 1781 г. (текст настоящего издания) Изд. 1772 и 1773 гг.
Страница    Строка
347 23 любовь любовь ко ближнему (1772, 1773)
347 37 грязью грязию (1773)
348 26 лицо сего робенка лицо его и тело, и немилосердо мучили сего робенка (1772, 1773)
348 42 – 43   когда возмужаете а когда возмужаете (1773)
349 14 барин боярин (1773)
349 20 боярина барина (1772)
350 30 жниво живо (1772)
350 37 вы и после уберетесь вы поскорее уберетесь (1772)
351 4 – 5 что и они в праздничные дни по пустому шатаются   что и они гуляют (1772)
351 9 другий другой (1772)

 

В третьем, четвертом и пятом издании «Живописца» оба отрывка, помещенные первоначально в различных номерах журнала, соединены в один. Заметка издателя, следовавшая в первых двух изданиях за первым отрывком (см. ниже), была в изданиях 1775, 1781 и 1793 гг. помещена после всего текста.

Споры о том, кто был автором «Отрывка путешествия в*** И*** Т***», и в частности о том, написал ли эту статью Радищев, идут уже на протяжении восьмидесяти лет. В 1858 г. сын Радищева, Павел Александрович, в своих «Замечаниях на статью Пушкина "Александр Радищев"» написал о том, что части «Путешествия из Петербурга в Москву» «были напечатаны в Живописце Новикова в 1776 году и в Северном Вестнике Мартынова ч. V, январь, 1805, стр. 61. Смесь» (Русский Вестник, 1858, т. XVIII, кн. I, стр. 429). Это глухое и не совсем точное указание было подтверждено примечанием А. Корсунова к статье П. А. Радищева «А. Н. Радищев», напечатанной там же; А. Корсунов, лично познакомившийся с П.А. Радищевым и беседовавший с ним об его отце, считает, что автором «Путешествия в*** И*** Т***» был А.Н. Радищев, хотя прямо и не утверждает этого (Русский Вестник, 1858, т. XVIII, кн. I, стр. 406 – 407). В свою очередь к примечанию Корсунова сделал там же свое примечание М. Л., т.е. M. H. Лонгинов: «Отрывок из путешествия, напечатанный в 1775 году в 3 изд. Живописца Новикова, может быть и писан Радищевым и относится к первоначальной редакции его, но в изданном в 1790 году Путешествии из С.-Петербурга в Москву нет даже обстоятельства, похожего на описанное в этом отрывке» (там же). Через три года Д. Ф. Кобеко в статье «Несколько псевдонимов в русской литературе XVIII века» (Библиографические Записки, 1861, т. III, № 4, стр. 110 – 111) писал об «Отрывке»: «Статья эта приписывается А. Н. Радищеву (Русский Вестник, 1858, № 23, стр. 407, примеч., и стр. 429) и составляет как бы начало того труда, который впоследствии (1790 г.) издан был им под именем Путешествия из Петербурга в Москву. Если это справедливо, то появление этого отрывка в Живописце замечательно, как доказательство того, что уже через два года по возвращении из-за границы Радищев имел мысль об издании, которую осуществил, и так несчастливо, через осемнадцать лет».

Иную точку зрения на вопрос об авторе «Отрывка» высказал А. И. Незеленов в своей книге «Н. И. Новиков, издатель журналов 1769 – 1785 гг.» (СПб., 1875, стр. 238). Приводя данные об участии И. П. Тургенева в позднейшем журнале Новикова, выходившем в 1777 – 1780 гг. «Утреннем Свете», он писал в примечании: «отсюда, может быть, можно сделать заключение, что и „Путешествие” и т.п., напечатанное в

416

Живописце, принадлежит тому же Тургеневу, тем более, что оно написано худшим языком, чем писал Новиков, как мы знаем по его предисловиям к изданиям».

Это весьма осторожно высказанное предположение пытался утвердить без всяких оснований Л. Н. Майков (Очерки из истории русской литературы XVII и XVIII столетий. СПб., 1889, стр. 407 – 408); он писал о «Живописце»: «Одна из самых замечательных статей этого знаменитого журнала, в которой автор коснулся вопроса о положении помещичьих крестьян, подписана загадочными буквами И. Т., и до сих пор не известно в точности, кто ее автор; обыкновенно предполагают, что подпись эта значит "Издатель Трутня"; но автор исследования о Новикове, как издателе журналов, А. И. Незеленов привел несколько справедливых возражений о том, что под этими буквами должно разуметь Ивана Петровича Тургенева, известного масона; кажется, что эта догадка должны быть принята за окончательную».

В дальнейшем версия об И. П. Тургеневе более не появлялась в науке, как явно несостоятельная. Все, что мы знаем о Тургеневе, о его мировоззрении и литературной деятельности, резко противоречит этой версии. К тому же он в 1772 г. находился в Крыму в походе (во время турецкой войны). Наконец, можно быть уверенным, что буквы И. Т. не обозначают инициалов автора столь «криминальной» статьи; такая странная неосторожность совершенно не вяжется с устойчивой системой анонимности сатиры 1769 – 1774 гг. Высказанное же Л. Н. Майковым предположение (им же отвергаемое) об авторстве Новикова отвел В. П. Семенников (Радищев. 1923, стр. 327): «Расшифровка инициалов И *** Т *** в смысле „Издатель Трутня” как будто имеет более вероятия, прежде всего потому, что Н.И. Новиков писал в своих журналах, – и писал хорошо. Но к чему было издателю „Живописца” называть себя „Издателем Трутня”, когда этот журнал Новикова прекратился уже два года назад? Кроме того, сам Новиков в заметке при „Отрывке” пишет, что сочинение это он получил от „г. И.Т.”. К чему была нужна такая маскировка? Наконец, надо заметить, что издатель журнала сделал в „Отрывке” некоторые сокращения, как это видно из его слов: „Я не включил в сей листок разговор путешественника с крестьянином по некоторым причинам: благоразумный читатель и сам их отгадать может”. Если бы автором был сам Новиков, то ему не было бы смысла упоминать о сокращениях, сделанных в его собственном сочинении».

Против авторства Радищева высказался П. А. Ефремов в примечаниях к своему изданию «Живописца» (изд. 7-е, СПб., 1864, стр. 319 – 320). Он писал: «Статью эту приписывали самому Новикову (как издателю Трутня), И. П. Тургеневу и А. Н. Радищеву, считая ее в последнем случае за черновой набросок одной из глав „Путешествия из Петербурга в Москву”. Последнее предположение опровергается рассказом самого Радищева в письмах к С. И. Шешковскому. Он говорит, что до женитьбы (1775) опыты письма его „всегда обращалися на нежные предметы”, но что после женитьбы он „то все любовное вранье оставил”. Поводом к сочинению „Путешествия” Радищев указывает чтение „Истории о Индиях Реналя” и „Путешествия Йорика”, присовокупляя, что первую начал читать в 1780 – 1781 г.». Соображения П. А. Ефремова весьма неубедительны, что доказал В.П. Семенников (см. ниже), что было ясно и другим исследователям (например В. В. Мияковскому). Ясно, что Радищев во время следствия сознательно изменял факты в своих показаниях, стремясь смягчить свою «вину» и доказывая, что революционные идеи были для него лишь кратковременным увлечением, возникшим под влиянием иностранных книг. Возражая П. А. Ефремову, В. П. Семенников писал: «Да и в самых словах Радищева о „нежных предметах” есть неверность. Неужели, например, под это понятие может подойти сделанный Радищевым в 1773 г. перевод „Размышлений о греческой истории” Мабли, перевод, к тому же снабженный резким примечанием о „самодержавстве”». (В. П. Семенников. Радищев. 1923, стр. 324 – 325).

417

Затем В. А. Мякотин вновь высказался в пользу авторства Радищева (В. А. Мякотин. Из истории русского общества. Изд. II, СПб., 1906, стр. 181): «Существует предание, что он (Радищев, – Ред.) принимал участие в Новиковском „Живописце”. Предание это не подтверждается никакими современными доказательствами, но его можно считать довольно вероятным в виду того, что письма о положении крестьян, помещенные в этом сатирическом журнале, и по высказанным в них мнениям, и по своей писательской манере сильно напоминают Радищева» – и в примечании: «Иного мнения держится в этом вопросе П. А. Ефремов, отрицающий принадлежность названных писем Радищеву в виду того, что последний молчал об них на допросе 1790 г. («Живописец» Н. И. Новикова, изд. 7-е, СПб., 1864, стр. 320 – 321 и 346 – 347). Трудно признать такой аргумент вполне убедительным. На допросах Шешковского Радищев указывал, правда, литературные источники своего „Путешествия”, тем самым, может быть, рассчитывая уменьшить его значение, но едва ли он имел основания вскрывать прежнюю свою литературную деятельность, оставшуюся неизвестною следователю».

Как бы ответом на эти замечания В. А. Мякотина явилось то место работы В.В. Мияковского «Учебные годы А. Н. Радищева», в котором идет речь об «Отрывке Путешествия в*** И*** Т***» (Голос Минувшего, 1914, № 5, стр. 101 – 104). В. В. Мияковский опирался на то, что в третьем издании «Живописца» в конце «Отрывка» указано: «Продолжение сего Путешествия напечатано будет при четвертом издании сей книги». В IV и V издании обещано продолжение в «новом издании». «Это обещание, – говорит В. В. Мияковский, – уже не имело бы смысла, если бы автором „Отрывка” был Радищев, т. к. в 1793 г., когда вышло 5-е издание „Живописца”, наш писатель жил уже в Сибири». В. П. Семенников разбил этот аргумент, указав, что в 1793 г. не только Радищев, но и Новиков, издатель «Живописца», был уже лишен свободы и сидел в Шлиссельбургской крепости; пятое же издание «Живописца» является простой коммерческой перепечаткой четвертого, сделанной книгопродавцем Г. Зотовым, механически сохранившим весь текст IV вместе с примечанием к «Путешествию» (указ. соч., стр. 325).

Затем В.В. Мияковский писал: «Нужно принять во внимание и то, что „Отрывок” обнаруживает большое знакомство автора с бытом крестьян, большую наблюдательность условий крестьянского существования, что никоим образом не могло быть у только что сошедшего со школьной скамьи юноши, начиненного отвлеченными построениями французских философов и политических теоретиков. Радищев вернулся в Россию во второй половине ноября 1771 г., а пятый лист „Живописца”, в котором напечатан „Отрывок”, вышел уже 15 мая 1772 г., т.-е. только через полгода по возвращении Радищева в Россию. Все это время было проведено в Петербурге и деревня могла представляться ему лишь по воспоминаниям очень отдаленного детства». Этот аргумент также убедительно оспаривает В.П. Семенников (там же, стр. 326), указывая, что Радищеву было в 1772 г. уже 23 года, что нет необходимости усматривать у него только одну «начиненность французскими писателями» и отрицать у него способности собственного рассудка, наблюдательность, некоторый литературный талант. Следует добавить к этому, что Радищев уехал из России в Лейпциг вовсе не «в детстве»; ему было тогда уже 17 лет. К тому же непонятно, почему полгода – недостаточный срок для того, чтобы увидеть крепостнические порядки хотя бы в любой деревне под Петербургом. Наконец, В. В. Мияковский пишет: «”Отрывок” помечен XIV главой. Если бы он принадлежал Радищеву, то пришлось бы допустить, что уже в 1772 г. у него была мысль написать книгу в виде „путешествия”. Но о возникновении этой мысли Радищев подробно рассказал сам, относя написание первых глав, первоначально в виде отдельных повестей, к 1785 году; самая идея связать эти отдельные повести в форме „путешествия” возникла еще позже, после прочтения «немецкого перевода Иорикова путешествия (Л. Стерна)». Но ведь Радищев «рассказал» это под следствием, а сам В.В. Мияковский понимал,

418

как мало можно доверять этим показаниям. Кроме того, помета о XIV главе вовсе не говорит о том, что уже в 1772 г. Радищев задумал написать книгу; отрывок мог быть задуман именно как отрывок с условным обозначением главы. Именно это предположение убедительно доказывает В. П. Семенников (там же, стр. 329 – 330).

В 1913 г. в статье «Обзор журналов. Ломоносов, Новиков, Радищев» Н. Сидоров остановился на установленном В. П. Семенниковым факте участия Радищева в переводческих работах Новиковской организации; он писал: «Возможно, что Радищев состоял даже членом издательского Общества, а в связи с фактом знакомства и литературных сношений Новикова и Радищева получают некоторую опору раньше высказывавшиеся предположения об участии Радищева в Новиковском „Живописце”» (Голос Минувшего, 1913, № 6, стр. 239).

Наконец, вопросом об авторе «Отрывка» в «Живописце» занялся В. П. Семенников. Кратко он осветил этот вопрос в своей книге «Русские сатирические журналы 1769 – 1774 гг.» (СПб., 1914, стр. 54 – 55), высказавшись, хотя еще осторожно, в пользу авторства Радищева. В 1916 г. он напечатал брошюру «Когда Радищев задумал „Путешествие”?» (изд. Бухгейм, М.), специально посвященную вопросу об авторстве «Отрывка». В. П. Семенников изложил здесь историю вопроса и решительно стал на сторону авторства Радищева. Он отверг соображения в пользу И. П. Тургенева и Новикова и отвел возражения против Радищева. Он дал тщательный анализ содержания, композиции, литературной манеры, языка «Отрывка» и установил разительное совпадение их с манерой Радищева, в частности с «Путешествием из Петербурга в Москву». Даже целый ряд отдельных выражений в «Отрывке» и в несомненных произведениях Радищева совпадает, притом выражений специфических и в характерном Радищевском использовании и осмыслении.

Работа В. П. Семенникова, по нашему мнению, окончательно установила авторство Радищева по отношению к «Отрывку». Следует добавить к аргументам В. П. Семенникова также и то, что свидетельство П. А. Радищева, в сущности, решает вопрос. П. А. Радищев, которому было 20 лет, когда умер его отец, в течение всей своей долгой жизни чтил его память, собирал сведения о нем. Биографические указания, заключенные в его работе об A. Н. Радищеве, вообще говоря, как правило соответствуют действительности. Самая неточность ссылки на «Живописец» (неправильный год и неверное указание на то, что в журнале помещен отрывок из «Путешествия из Петербурга в Москву») свидетельствует лишь о том, что П. А. Радищев написал это место своих заметок не потому, что он прочитал журнал Новикова и заметил в нем статью, сходную с книгой его отца (тогда бы ссылка была столь же точна, как ссылка на журнал Мартынова), а потому, что он помнил об участии своего отца в журнале Новикова, очевидно, со слов самого А. Н. Радищева.

Работа В. П. Семенникова вызвала две рецензии, одну анонимную – в «Журнале Мин. Нар. Просв.» (1916, IV, стр. 342 – 344), другую – В. В. Мияковского в «Голосе Минувшего» (1916, № 11, стр. 238 – 241); оба рецензента считают аргументацию В. П. Семенникова недостаточно убедительной, но не могут возразить ему ничего сколько-нибудь веского. В 1923 г. B. П. Семенников перепечатал свою работу в своей книге «Радищев. Очерки и исследования» (под названием «К истории создания Путешествия из Петербурга в Москву»); здесь он учел и те возражения, которые делались ему рецензентами. Еще в недавнее время была сделана попытка оспорить тезис В. П. Семенникова о Радищеве как авторе «Отрывка». В 1927 г. появилась статья З. И. Чучмарева «Участие А. Н. Радищева в журнальной деятельности его времени» (Научные записки Научно-исследовательской кафедры истории европейской культуры, т. II, Госуд. Изд. Украины, 1927, стр. 95 – 123). З. И. Чучмарев пытается разбить положение В. П. Семенникова путем стилистического анализа, произведенного, однако, недостаточно глубоко и вполне механично. Трудно признать его доводы убедительными. Единственное веское соображение, высказанное им, это указание на

419

то, что еще в «Трутне» Новиков обещал читателям какое-то Путешествие по России какого-то молодого автора; между тем, когда издавался «Трутень», Радищев был еще в Германии. Однако пока нет оснований идентифицировать не напечатанное в «Трутне» произведение неизвестного автора с «Путешествием И. Т.». К тому же теперь, когда мы знаем, что Радищев, еще живя в Лейпциге, установил связи с русскими журналами (см. выше, стр. 407), мы вполне можем допустить, что он и был тем молодым автором, который прислал для „Трутня” свой „Отрывок путешествия” (либо другую, более раннюю редакцию его), или же обещал прислать его.

Наконец, в 1935 г. вышел капитальный труд Я. Л. Барскова «Материалы к изучению „Путешествия из Петербурга в Москву” А. Н. Радищева» (II том его издания «Путешествия»), подытоживший его более чем тридцатилетнюю работу по изучению Радищева. Я. Л. Барсков решительно стал на сторону В. П. Семенннкова; он считал возможным «с уверенностью приписать отрывок Радищеву» (стр. 117; на стр. 500 – 502 он убедительно полемизирует с З. И. Чучмаревым и опять отстаивает авторство Радищева).

Нам представляется несомненным, что «Отрывок путешествия в*** И*** Т***» написан Радищевым. Это – как бы ранний набросок, эскиз к «Путешествию из Петербурга в Москву».

«Отрывок» вызвал толки в обществе сразу же после появления его в «Живописце», причем в дворянских кругах им были, конечно, недовольны. Печатая его, Новиков прибавил в первой части его (лист 5; весь лист, т.е. номер журнала был занят этой частью «Отрывка») примечание: «Сие сатирическое сочинение под названием Путешествия в*** получил я от г. И. Т. с прошением, чтобы оно помещено было в моих листах. Если бы это было в то время, когда умы наши и сердца заражены были французским народом (в изд. 1772 и 1773 – французскою нациею, – Ред.), то не осмелился бы я читателя моего попотчивать с этого блюда; потому что оно приготовлено очень солоно, и для нежных вкусов благородных невежд горьковато. Но ныне премудрость, сидящая на престоле, истину покровительствует во всех деяниях. Итак я надеюсь, что сие сочиненьице заслужит внимание людей, истину любящих; впрочем, я уверяю моего читателя, что продолжение сего путешествия удовольствует его любопытство».

Защитные ссылки на либерализм «премудрости, сидящей на троне», т.е. Екатерины II, не помогли. В 13 листе «Живописца» Новиков напечатал статью «Английская прогулка». Здесь передается разговор его, Новикова, с неким почтенным человеком, который спрашивает Новикова, почему он не издает продолжения «Путешествия И *** Т ***». «Без сомнения дошли до вас, – говорил он, – толки, сим листочком произведенные; но вы не должны о том беспокоиться. Правда, что многие наши братья дворяне пятым вашим листом недовольны, однакож ведайте и то, что многие за оный же лист и похваляют вас. Впрочем, я совсем не понимаю, – продолжал он, – почему некоторые думают, что будто сей листок огорчает целый дворянский корпус. Тут описан помещик, не имеющий ни здравого рассуждения, ни любви к человечеству, ни сожаления к подобным себе; и, следовательно, описан дворянин, власть свою и преимущество дворянское во зло употребляющий... Кто не согласится, что есть дворяне, подобные описанному вами? Кто посмеет утверждать, что сие злоупотребление не достойно осмеяния? И кто скажет, что худое рачение помещиков о крестьянах не наносит вреда государству?» и т.д. Ниже защитник И*** Т*** говорит: «Правда, что в числе ваших критиков были и такие, которые порицали вас, будучи побуждаемы слепым пристрастием ко преимуществу дворянскому», и далее указываются различные группы дворянства, недовольные Путешествием И*** Т***. Наконец, переходя к вопросу о моде на все английское, сменившей моду подражания французам, собеседник Новикова говорит: «Когда-ж всё английское в такой у нас превеликой моде, то для чего любители иностранных вкусов не почитают пятый ваш листок в английском вкусе написанным: там дворяне критикуются так же, как и простолюдины. Я сожалею, что вы в заглавии сего сочинения не написали: Путешествие, в Английском вкусе написанное; может быть, что это название

420

вместо порицания, привело бы его в моду! О времена! О нравы! – сказал сей господин вздохнувши. После сего усильно просил он меня, чтобы продолжение путешествия и сие его рассуждение напечатал я в моих листах под названием Английская прогулка. Сколько ни отговаривался я от сей просьбы, но однакож убежден был уверениями его, что сие рассуждение не будет противно дворянам, истинно благородным».

В этой статье Новиков, однако, сделал ряд пропусков, только намекнув на еще более резкое содержание пропущенных мест. В следующем же листе (14) «Живописца» появилось «Продолжение отрывка путешествия в*** И*** Т***». В тексте его Новиков также сделал пропуск, оговорив его в примечании-сноске к слову «хозяином» (стр. 351): «Я не включил в сей листок разговор путешественника со крестьянином по некоторым причинам: благоразумный читатель и сам их отгадать может. Впрочем я уверяю моего читателя, что сей разговор конечно бы заслужил его любопытство и показал бы ясно, что путешественник имел справедливые причины обвинять помещика разоренной деревни и подобных ему».


Гуковский Г.А. Комментарии: Радищев. Отрывок путешествия в*** И*** Т*** // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 2 (1941). С. 414—420.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.