Княгиня М. Н. Волконская

(С. 148)

Конспект «Записок» М. Н. Волконской

Автограф ЦГАЛИ

Звуки которыми я убаюкивала твое ребячество.

Дитя ссылки.

В 25 году выш<ла> замуж.

Татищев — в <оенный> м <инистр> пр <едседатель> С<ледственной> к<омиссии>.

— Стыдитесь кн<язь> прапорщики показывают более вас,

366

Ехала в апреле к теще — приехала в Пет<ербург> к статс-даме. Брат не допускал приятельниц, чтобы не было их влияния, но они пер<выми> с Тр<убецкою> в Нерчинске. Граф Ор<лов> сам отвозил в крепость. Свида<ние> старались бодрить друг друга. Переменился он с нею платком, в нем несколько слов утеше<ния> написанных на уголке платка.

По объявле<нии> приговора другая пища, сер<ая> одежда.

Под Дашковой взял 2-х детей, есть у Жуков <ского>. Прощание было немое, — я думала кончено. Я не увижу больше отца. Я умерла для семейства. Теща денег в обрез.

Молилась перед колыбелью.

Я провела вечер, играя с ребенком. Печать — игрушка. Эта красная большая печать нравилась ребенку.

В Москве у м<оей> с<естры>. Зинаида пела хорошо. Зинаида собр<ала> итальянцев и из общества хороших талантов. Мысль что я в после<дний> раз слышу эту музыку, делала мне ее еще приятнее, (л. 1) Она просила еще петь — я больше этого не ус<лышу>.

Пушкин был на этом вечере — пользовался покровительством> ее отца, в Тульчине живал у Раевских в доме (есть в «Архиве» лет 8-мь назад), был на Кавказе, я с от<цом> Раевск<им>, дружба с братьями. 15 лет. Пут<ешествие> на Кавказ. «Как я завидовал волнам», «светлее дня темнее ночи» (в «Кавк<азском> пленнике»). Посла <ние> не поспело.

Приехала Орлова — — [1]

От сестры салоп, книги, шерсть.

Два дня в Москве для свид<ания> с родств<енниками> ссыльных, они приносили письма и проч. — взяла еще кибитку.

Л<акей> и г<орничная>, встреча ссыльных.

Где находила самовар готовым — брала в кибитку кусок пирога.

В Казани нак<ануне> Н<ового> года из окон гостиницы видела бал. Контраст: здесь веселье, а я еду в крепость. Детск<ие> эти выходк<и> были естеств<енны>: мне только стукнуло 21 год.

С Казани начались остановки пугали, что Трубец<кую>


[1] Так в рукописи.

367

вернут из Иркутска. Я сказала, что имею разреш<ение> государя.

Сестра Орлова сказала ей: может он стал пьяница может опустился. Я отвечала — тем более я нужна ему.

Переждать метель, — нет еду — не с так<ими> мет<елями> придется мне бороться; опустить велела рогожу.

Образовался сугроб меж ею и ямщиком, (л. 1 об.)

Я заставила звонить часы — они пробили полночь — Новый год. Я повер<нулась> к гор<ничной> пожелать Нового года. Она была неприветлива, я обрат <илась> к ям<щику>, с Новым годом поздрав<ила>.

А мысль вер<нулась> к родным, к молод <ости>, к детству. Ск<оль> радост<ен> был день празд<ника> нам с<колько> рад<ости> с<колько> удовольств<ия>. А Сергей? Что он делает? Вся жизнь восстала м<оя><?> и я только об нем одн<ом> стала думать.

Лошади не подвигались. Сбились с дороги, попали в зимовье лесни<ка>, вошли. Огонь, чай, люди, я ожид<ала> рассвета чт<обь> пр<одолжать> путь.

Т<ак> ех<али> 15 д<ней>. То говор <ила> стихи, то песни. Ничего не видела — так было холодно и так закрыла кибитку, (л. 2)

«Серебрянка» — костры среди деревни, возков 30–40 (нрзб), горн, <Сперековывать?> лошадей, ст<оял> народ. Надежда узнать что-нибудь от оф<ицера>.

— Я их не знаю, да и знать не хочу, был ответ.

Солдат: Я их видел, здоровы живут в Нерч<инске> в Благод<атском> руднике.

Раз лошади понесли с самой высокой горы Алтая, выскочила в глуб<окий> снег без вреда.

Город — река вели <коленная><?> вошла в церковь отслужить молебен, служил тот поп, который сделался свящ<енником> каземата.

Фортепьяно прислала сестра Зинаида. Это ее обрадовало (всего там было одно у губернатора в Иркутске). Она принялась играть. Мне казалось, что я больше не одна. Там же, где Трубец<кая>. Губернатор уговаривал вернуться.

Наша поездка бросила слишком добрый свет на ссыльных — переписка, нельзя пр<екратить><?> память об них.

368

Осмотр вещей, чиновник<ов> прислали.

Записать пришлось немного белья, 3 платья, семейные портреты — открыли ящики. «Бумагу», копию для памяти.

Человек: Зачем подписа<ли> не чита<я> что? Вы не знаете.

— Всё равно поедем, (л. 2 об.)

Содерж<ание> бумаги:

Дети — в каз<енные> завод<ские> крепост<ные> крестьяне. Не брать ценных вещей — и по правилам и для безопасности. Отъезд<ом> в Нерч<инский> кр<ай> уничтож<ается> право на людей. Под<орожная> на имя казака, но воз<ок> от губ<ернатора>. Приехала Муравьева.

И для слез и для смеху были нас окружав<шие> какие-то карикатуры — те же чиновники пришли.

При перее<зде> через Байкал слеза мерзла в глазу, в Верхнеуд<инске> у пол<ковника> Муравьева.

Жена, сын, ночевали.

Перекладная. Мысль ехать так ее забавляла, но грудь заболел<а>. Останавливала ям<щика> чтоб перевести дух. Так 600 верст. Голод — не предупредили. Ст<анции> держат буряты. Говядина сырая, вяленая на солнце, кирпи<чный> чай с солью.

В Банкине пир у богат<ого> купца: встретили как царицу. Падала от сна, заснула на диване.

На другой день приех<ала> в Нерч<инский> завод.

Догнала Трубецкую.

Все бледны, понуры, суровы
Стояли кругом; на недвижных ногах
Не издали звука оковы
И в воздухе поднятый молот застыл
Всё тихо — ни [1] песни, ни речи.
Как будто бы каждый здесь с на<ми> делил
И горе и счастие встречи.

[1] Далее: [зв<ука>]

369
Как горе, и радость одна не живет.[1] (л. 3)

Это была радость делиться мыслями. Тут узнала, что муж в 12 вер<стах>. Труб<ецкая> подписав 2 бум<агу> поехала туда первая предупредить Сергея об ее приезде.

Видеть мужа только 2 раза в неделю в присут<ствии> офиц<ера>, не носить вина, не вых<одить> из дерев<ни> без разрешения.

И это по<сле><?> того, что бросила родных, ребенка, родину, проехала 600<0> верст, подписала отречение от всего и даже от покровительства законов и после этого только 2 раза в неделю видеть мужа!

У них от<ныне><?> не наслажд<аться> семейною жизнью, что позволено простым <каторжным>. Видела я как они по окончании работ шли в семейства — их только после повтор<ения> престу<плений> заковывали а наши с 1-го дня закованы!

В санях Бур<нашова> в Благодатский рудник, (л. 3 об.)

Отвор<илась> тюрьма.

Конура 3 ар<шина> длины, 2 ширины, низк<ая>, иа троих, еще Труб<ецкой> и Оболенский.

С Бур<нашовым> она входит — темь, открыв дверцу налево — вошла к мужу. Сергей бросился ко мне; шум цепей поразил. Я не знала, что он в цепях. Это дало мне понять, что он выстрадал. Вид железа воспламен<ил> душу, тронул меня до того, что я бросилась перед ним на колени, поцеловала эти цепи прежде, а уж потом его самого.

Бурн<ашов> не мог войти за нею, просто остолб<енел> при виде уважения, которое я выказала мужу. Он <небрежно?> ему говорил «ты» и обр<ащался> как с каторж<ным>.

Убеждение. Заслужи<вает> уважения соотечеств<енников>. Кто кладет голову за убежден<ия> тот любит свое отечество, хотя может быть и преждевр<еменно> затеял свое дело. Старалась я быть бодрой. Я воз<вышала> голос (дядя).

Пошла в кр<естьянскую> избу — для Кат<аши> и ее, изба тесная, головой у стены, ноги упир<аются> в


[1] Стихотворный набросок вписан карандашом на полях. Последний стих приписан чернилами позже.

370

дверь, печь дымила, нельзя топить при ветре, стекол не было в окнах.[1] (л. 4)

Каждый день работа с 5 до 11, урок в 3-х пудах руды для каждого. Доб<рый> свой народ. Рискуя быть оскорблена, зарезан<а> в рудниках и что начальство даже не сумеет оградить; я была среди этих призн<анных> последним классом людей; они окружали нас уважен<ием> они боготв<орили> Катю и меня; ссыльных называли «князьки» наши, господа наши; работали за них уроки, приносили для них печ<еный> картофель ими тут же вык<опанный> из золы. Кончив свой курс раб<от> эти лю<ди> пред<анные> и луч<шие> нравств<енно> нач<инали> работать для себя и вых<одили> из них н<е> худые отцы и даже честные торговцы. Кто-то из галер<ников> Франции и понтонов Англии стоит этих?

На друг<ой> день пошла гулять по деревне, расспр<ашивая>, где работает муж. Мне показали дверцу, ведущ<ую> как бы под землю, сторож стоит с саблей наголо — «вот тут», можно ли посм<отреть> как работают? Сторож подал свечку, род факела. Я опустилась с друг<ой> стор<оны> в этот тем<ный> лабиринт. Дов<ольно> тепло. Воздух спертый. Я шла.

Скоро услышала за собой голос остановиться. Я потушила факел и побежала вдоль тем<ного> коридора. Вдали увид<ела> светлые точки, там были они. Они спустили мне лестницу. Я вскарабкалась. Все работали на небольш<ом> возвыш<ении>. Я увид<ела>. Извест<ия> письма передала. Муж тут не был. Видела Д<авыдова>, Бо<рисовых>, Мур<авьева-Апостола>. Это были 8 первых попавших в Нерч<инские> рудн<ики>. Офицер злился внизу, звал и сердился. Наконец я спустилась — из шахты. Муравьев назвал эту сцен<у> «спуск в ад», descente aux enfers [2] (4 об)

Прибыти<е> их было полезн<о>. Заведова<ли> переписк<ой>. Денег не было. Только 700 рублей, осталь<ные> у губернатора. Сели на диету — суп и каша, отказались от ужина, Катя, избалованная у отца, приучил<а> себя к хле<бу> с квасом. За таким ужином


[1] за убежден<ия> — тот любят свое отечество ∾ не было в окнах, вписано на полях.

[2] Текст последнего абзаца вписан на полях. Слова: descente aux enfers — вписаны, по-видимому, рукой М. С. Волконского.

371

застал ее т<юремный> ст<орож> и передал мужу. Посылали обед мужьям. <Латали?> белье, Катя привезла кухонные книги (из Пар<ижа>), готовила соусы. Не стали принимать обеды, узнав полож<ение>. Тогда солдаты взяли на себя их прикармливать. Это было кстати. Горничные стали скверны, не помогали, сошлись с офицерами. Не понравилось начальству. Потребовали их отсылки. С грустью мы увидали их отъезд в Россию. Все сосла<нные> стояли у окон и следил<и> за экипажем. Каждый гов<орил> себе: «Этот путь закрыт для меня». Остались без горничн<ых>. Я мела, уб<ирала> ком<нату>, чесала волосы Кате, и, уверяю тебя, что всё хозяйство у нас шло.

Когда началась[1] оттепель, я заметила, что каторж<ные> несемей<ные> и живущ<Сие> в казар<ме> сидят на пороге (л. 10) и смотрят вдаль. Я спросила — почему? Приходит весна, им являет<ся> желание бежать, они рад<ы> теплу, ибо не имеют шуб и солнце <2 нрзб> побег. Некоторые уходили в Россию, их не выд<авали> там.

Прогулки по дерев<енскому> кладбищу. Мы спр<ашивали> др<уг> у друга — тут ли мы останемся? Перестали ходить в эту сторону от <этих?> мыслей. В хорошее время делали до 15 вер<ст> пешк<ом>. Садились на камень проти<в> окна нашей тюрьмы. Возвысив сильно голос вела перегов<оры> с мужем. Ее шокиров<ало> что другие каторж<ные> выходили в лес за дровами почти голы<ми> без ру<башек> или в одних штанах. Купила холст, велела наделать белья. Деньги у начальника. Ходили в Большой завод, отдавали отчет в расходах. Ездила в телеге, <возница?>. Одевалась в полевой наряд.

Мы старались наблюдать за собой из убеждения, что не должно опускаться — в далеком краю, где благ<одаря> на<ряду> нас узнавали изд<али>, подходили к нам с уважением, несмотря.[2] Я возвращал <ась> из завода, сидя на мешке черной муки или ехала <нрзб> верхом <на> казацкой лошади. Купила муку и приехала для отчета к Бурнаш<ову>. Он читал их со вним<анием>[3] (л. 10 об.). На этот раз рассердился.


[1] Далее: [морозы]

[2] Так в рукописи.

[3] Текст последнего абзаца вписан на полях.

372

— Вы не имеете права раздавать рубашки. 5–10 к<опеек> а не одевать за правит<ельство>.

— Прикажите их сами одеть. Я не видел<а> голых л<юдей>.

— Ну, не сердитесь. Вы откров<енны>. Я люблю в Вас это. Пора.

— Вы верхом?

Он за мной. Он нигде не видел женского седла, выразил удивление. Гуляла верхом, ступала на китайск<ую> землю, — 12 в<ерст> мена продуктов — ход<или> благодатские жители.

2 р<аза> в нед<елю> свид<ание> с мужем.

Рик усугубил полож<ение> (велел в камеры не давать свеч), в потемках с 3 до 7 утра оставались все, зады<хались>. Решили не принимать пищу, чтоб напугать, возвр<ащали> обед, ужин. День, два. Рик передал госуд<арю> рапорт. Взбунтовались, хотят ум<орить> себя голодом.

Явился Бурнашов, со свитой, — что это значит? — суд будет над секретными. И вижу — подходит Серг<ей> Труб<ецкой> под конвоем. Кате показалось, что у Сер<гея> завязаны руки сзади (неправда, привычка) (л. 9), подбежала к солдату — обрадовала — ничего! Но<…>[1] Я спро<сила> солдата — палки? — нет. Муж подходит ближе. Я стала на колени в снегу и умоляла ради меня<?> не выходить из терпе<ния>.

Он отвечал, что <покоен?>.

Бур<нашов> ска<зал> — кнутом.

Потом дозволил объясниться.

Запирал в клетку без огня, не позволял есть вместе, не подавал свечи, им темно и душно.[2]

Затем муж воз<вратился> и, проходя мимо меня, сказал: Всё вздор!

Привели других.

Когда все уехали, мы пошли к Бур<нашову>. Я спро<сила>. Он отвечал — нет ничего, мой офицер сделал из мухи слона.

Разд<елял> стр<ах> Ри<ка>.

Рика сместили. Резан<ов> на место. Сам прих<одил> играть в шахматы, водил на прогулки, по нес<колько>


[1] Слово недописано.

[2] Текст этого абзаца вписан на полях лицевой стороны листа против строк, близких по содержанию.

373

час<ов>. Ходил с Борисовы <ми>, собирал растения, сделал коллекцию бабочек и насекомых.

Кроме — другая тюрьма, бежав<шие> по неск<олько> раз, у болота, канд<алы> тяжелей, урок сильней. Орлов-разб<ойник> между ними. (л. 9 об.) Нападал на купцов и чиновн<иков>, даже высек нек<оторых>. Имел голос, составил хор из товар <ищей>, при заходе солнца. Как они пели с верностью и выражением. Была до крайности груст<ная> песня:

Воля, воля дорогая…

Это одно развлеч<ение>. Всегда в те<мноте> свеч им не выдавали. Я садилась около их темн<ицы> гру<стной><?> и доставляла им удовольствие, слушала их пение.

Орлов бежал. Не нашли. Гуляла около тюрьмы. Каторж<ный>, которого я знаю. Он был гусар.[1] Он бежал за мной и гов<орил> — княгиня, Ор<лов> п<ослал> м<еня> к вам, он жи<вет>-де в скале. Шубу. Вернулась домой, взяла 10 руб. «Не иди за мной, заметь место. Я наклонюсь».[2]

Он деньги нашел.

Через 2 нед<ели> б<ыла> одна в св<оей> ком<нате>. Кати не было (она была в т<юрьме>). Я пела. Было темно. Вдруг кто-то (л. 22) входит, падает на колени, высокий, два ножа за поя<сом>.

— Я умираю с голоду, дайте что-нибудь, бог вам вер<нет>, в<аше> с<иятельство>.

— Уходи скорее (5 руб.).

Катя испугалась, да и было отче<го>. Я легла тогда поздно. Страх. «Вы хотите возмутить каторжных». Ночью слыш<им> выст<релы>. Побежали в тюрьм<у>. Там всё спокойно. В деревне схватили кого-то на горе «все схвачены, кроме Орлова. Сбежал через трубу (он напился с др<угими> беглыми). Расправа: секут — допытаться, кто дал день<ги>.

Никто меня не назвал. Для гусар<а> допустим <ее>, чтоб его обвин<или> в воровстве, чем выдать меня. Он рассказал мне это потом.


[1] Последние две фразы, за исключением слова «Каторж<ный>», вписаны на полях.

[2] Два последних предложения вписаны на полях.

374

Сколько благо<дарности> и пред<анности> (л. 22 об.) у этих людей, которых мы описыва<ем> чудовищами. Настал вел<икий> пост. Просили попа. Церкви не было в Благо<датском>. Поехали в Большой завод, говели 4 дня. Грустно праздно<вали>, одн<о> развлечение — сидеть недале<ко> от тюрьм<ы>. Играла с дер<евенскими> детьми, расск<азывала>. свящ<енную> историю. Слушали с интере<сом><?> Однажды откр<ывается> дверь, входит чинов<ник> пьяный. Христос воскре<се>. Целоваться.

Я загород<илась> стулом и пошла с ним к двери. Человек [1] вошел, Катя разговаривала с чин<овником>, почтмей<стер>. Послал Ефим завтр<акать> у его начальника.

На след<ующий> день Катя поехала в Б<ольшой> зав<од>. У купца-шпиона остановилась, много народу, хозяйка пригласила. Нельзя отказаться (сибир<яки> хлебос<ольны>) Катя села — сосед тот же чин<овник>.

— Мы старые знак<омые>, не так ли?

— Нисколько, ведь я б<ыл> у вас несколь<ко> (л. 23) пьян и вас позабыл.

Она переменила разговор. Запрещено видеться и даже останавливаться. Ее личные письма под<авались> открытыми сн<ачала> к коменд<анту>, к губер<натору> в Иркутск, потом в III Отд<еление> — шли шесть месяцев.

Клопы.

Ночи на чердаке.

Возвращаясь из тюрьмы, вытряхи<вала> свою одежду. Наказ<ание> вроде пы<тки><С?> в Персии. Известия от Мур<авьевой> из Читы, увед<омляла> о Лепарском. Все в Читу. Радость. Все будем вместе. Укладывала. Пр<ишел> Бур<нашов> со свитой.

— Готовы к отъезду?

Да, — с удив<лением>.

— Не торопитесь. Не скоро. Дороги — ссыльные взбунт<овались> грабят на дороге.

Правда. Но он себе вообразил, что пр<исоединятся> к ним.

2 телеги выехали — 2 раз по душе, кр<асивые> леса, всю<ду> цветы, устр<оилась> у гогула-купца остан<авливались> В Чите остановились у Мур<авьевой>,


[1] На полях помета: Ефим

375

Нар<ышкина>, Енталь<цева>. На чердаке большое окно. Алекса<ндрина> показала ссыльных. Трубки, лопаты, книги, они казались спокой<ными> чисто одеты. Были очень молодые люди 18–19 лет. Фр<олов>, Беляевы. На раб<оты> выходили, но руд<ников> не было.

Чистили хлева, кон<юшни>. Летом мели улицы. Муж через 2 дня с необх<одимой> свитой. Ручные мельн<ицы> (у Розена) вроде монас<тырских>.

Так 15 лет — прожила молодости — в заключ<ении>, вместо их ссылки и работ, а не закл<ючения>.[1] (л. 23 об.) Поселилась с Мур<авьевой>. Я, Катя, Ент<альцева> (44 года) в доме дьякона. Она [2] всё прочитала. Раз<говор> был очень прият<ен> пред<ана> мужу.

Катя прив<ыкла> ко всему, после роскоши, ходила по мр<аморным> доскам Нерона из Рима. Любила свет<ские> разго<воры>, ум т<он>ки<й>, нрав прият<ный> и пр.

Мур<авьеву> любили более всех. Сердечное благородст<во>, в действиях энтузиазм, любовь к мужу, чтоб все ему поклонялись.

Н<икита> М<уравьев> был ум<ен>, уч<ен> но неск<лько> далек от <жизни?> — мы не любили, не соглаш<ались>.

Нар<ышкина> — мал<енькая>, пол<ная> <?>, добр<ая>, уважаемая женщина, надо было привыкнуть, манеры горяч<ие> — не все <любили?>.

Фонвиз<ина> — лицо русское, белое, свежее, гол<убые> глаза <нрзб>, т<олстенькая>, м<аленькая>, болезн<енная>. Бессонница — видения, кричала по ночам. Всё это прошло в ссылке. Мания говорить в <лицо?>, смотреть на вас, пред<сказывать> будущность. Возвратившись в Россию, потер <яла> мужа, вышла замуж в возрас<те> 53 лет за Пущина — кр<естного твоего> от<ца>.

Аннен<кова> — м-ль Поль, красав<ица>, умная, веселая, всегда умела смеяться. Поднимала каждого на смех.

Ком<ендант> ск<азал> ей, что получил приказ от гос<ударя> — согласен. Анн<енкову> в церк<ви> в минуты ве<нчанья> с<няли> кандалы (по н<овому> <?> закону), (л. 21) Дамы провожали. Поль не понимала.


[1] Текст последнего абзаца вписан на полях.

[2] «Она» относится к Ентальцевой (эта фамилия и слово «Она» в автографе отмечены звездочкой).

376

Смеялась с шафера<ми> Св<истуновым> и А. Мур<авьевым>. Под этой беспечностью скрывалось чувство любви к Ан<ненкову>. Она пожертвов<ала> и родин<ой> и свобод<ой>. Под<ала> просьбу. Он не препятствовал. В коляске.

— Вы замужем?

— Государь, я мечтаю разделить его судьбу. (л. 21 об.) [1]

Она ничего не получала сначала — родные были за границей. Другие получали вино для больных и проч. Дозволи<ли> сходиться в домах, <подъехали?> припасы, всё разделила между товар<ищами> мужа. Трудно было передавать вино. Сергей приходил к ней всовывал по бутылке в карман и носил товар<ищам>. В Чите стало сноснее. Дамы гуляли. Мужч<ины> все сошлись, книги, общ<ее> <?> делили. Было тесно, 1 арш<ин> — расстояние между кроватями. Шум цепей, разговоры, пение, тюрьма, окна как в конюшне под са<мым> потолком. Летом оставались на воздухе. Уголок огорода. Но зимой было невыносимо. Их было 73. Свидание 2 раза в неделю.

Мы приходили к высокому частоколу, толстые бревна были неплотны, в щели можно было друг друга видеть. 1-е время делала это со страх<ом> и риском, боясь коменданта или его адъютантов, которые вертелись у тюрьмы. Мы подкупали часовых и те не уведомляли, (л. 7) Однажды од<ин> солдат кричал на нас и ударил кулаком Катю. Я побежала к См<ольянинову> — началь<нику> ч<итинских> <?> с<сыльных> <?> он попу<гал> солдата, угрожал наказа<нием>. Я написала резкое письмо коменданту. Он надулся, но с этой минуты мы могли уже оставаться около острога сколько хотели. Катя отправл<ялась> <нрзб>, садилась на складной стул и вокруг нее собирались послушать страждущие, ожидали очереди поговорить с ней и др.

Приехал фельдъегерь взять одного и увезти для новых допросов в Петербург. Кого? Каждая боялась за св<оего> мужа. Она начала ходить около дома ком<енданта>, встретила курьера — [2] он был ей знаком.


[1] На полях незаполненной, части листа запись: Горбач<евский>, в «Будущ<ности>» Оболен<ского> записки, Гер<цена> изд<ания> о декабр<истах>, записки Фонвиз<ина>, Бестужев<а>, Якушк<ина>, «Сподвижники Александра» Михайл <овского> -Данилев <ского>.

[2] Так в рукописи.

377

Кого?

— Не знаю его имя.

Прид<ите> в (л. 7 об.) церковь и покаж<ите>.

Встала утром, пошла в церковь, просила бога, чтоб не отнял мужа. Слышу шпоры, курьер стал сзади меня и, кладя земной поклон, шепчет: «Корниловича». Я поблагод<арила> бога, осталась до конца обедни, несмотря на желание успокоить мужа скорее, шпионы стояли [1] сзади. Я побежала в тюрьму сообщить новость. Это было зимой. Стоял 40 гр. мор<Соз>. Холод <нрзб>. Не в<ерили> <фельдъегерю?>. Он ехал ночью. Мы решили не спать, поделили между собой улицы. Я выбр<ала> комендантскую, ближе к мужу. Я на минуту забежала к Мур<авьевой> выпить чашку чаю. Она была в центре — всю ночь у нее самовар. Полночь, час, два, ничего нового, наконец Катя (л. 8) говорит, что есть движение в почтовом доме. Бегу в тюрьму к мужу, там Корнилович, его взяли.

Встретилась с Муравьевой. Ночь была чудесная, видим — едет шагом кибитка, колокольчики подвязаны, не шумят, офицеры шли сзади. Мы высыпали, когда поравнялись, и закричали: «Добрый путь, Корнилович». Это поразило начальство, что мы всё знали, даже кто едет. Комендант поразил<ся> и долго думал над этим.

Корнилов<ич> не вернулся. Умер в креп<ости> Финлян<дии>. Это был человек твердый и конечно же после того как он выдержал нрав<ственную> и фи<зическую> пытку <нрзб>… (л. 8 об.)

Автограф Музея Н

Привезли 2 поляков. Рукевич смешил выходками он против дома Муравьев<ой> помещен,[2] — он стал против частокола и пел романс:

Когда в тюрьме сидит
Юноша прекрасный…

Не спросила в чем дело. Кончен иным срок — на поселе<ние>. Лихарев, гр<аф> Чернышев, бр<ат> Мур<авьевой>, Ентальцев, Лпсовск<ий>, Кривцов и др.— рассталась она с Ент<альцевой> — в Березов, м<аленький>


[1] Далее: [ждали]

[2] На полях помета: Есть о нем у Басаргина.

378

гор<од> на севере самой Тоб<ольской> губ<ернии>. Прощ<ания> Муравьевой и гр<афа> <?> с брат<ом> были раздирательны. Через 2 год<а> Черны<шева> пересла<ли> солда<том> на Кавказ.

Они их снаряжал<и> в путь — всё отдавали. Прощание с дамами с позвол<ения> коменд<анта>.

1829 <год>. Великое известие снять кандалы. Она привыкла. Слушала их с удовольстви<ем>, ибо они предупре<ждали> ее о прибл<ижении> Сергея (л. 1).

Сначала надеялась, что ссылка конч<ится> через 5 лет, потом через 10, потом через 15, но после 25 перестала надеять<ся>. Дети.

В Чите получила известие о смерти Коли. Пушкин, уведомляя ее, п<исал>: В сияньи, в радостн<ом> покое Благосл<овляет> мать и молит за отца.[1] Я так была мало к этому готов<а>. Она заболел<а>. Д<октор> Воль<ф> навещал ее с поз<воления> коменд<анта>. Слух о новой тюрьме, строил коменд<ант> без окон. Это испугало.

Еще встре<ча>. Цепь каторж<ных> прошла через Читу. Сухинин и др. Всё простр<анство> прошли пешком, с убийц<ами> и ворами.[2]

Муж послал ее навстречу, снести <что-нибудь?> успо (л. 1 об.) коить Сухинина, он был экз<альтирован> св<оим> положением, совет держ<аться> с терп<ением>.

Они ост<ановились> в 3-х верстах — Вол<конская> Е<нтальцева> и К<Саташа> рано на<рассвете?> вышли. Мороз. Сделали круг обойти солд<ат>, было еще темно, подошли к частоколу.

Соловьев ее успокоил — тем не менее она имела предч<увствие> о Сухинине. 200 — он отдалился.

Бежали на кит<айскую> границу. Китайцы выдают — их перел<овили> казаки на границе — бросили в тюрьму. Курьер к госуд<арю> — пр<иказ> в 24 ч. осудить и гл<авных> расстрелять. Коменд<ант> уехал туда и выполнил.

Сухи<нин> узнал накануне, он повесился на бревнах потол<ка>, на ремне от своих кандалов. 20 остальных, казнь совершилась. Дали пр<иказ> стрелять, ружья были стары, не умели целиться — поп<адали> то в руку,


[1] Эпитафия вписана на полях.

[2] Перед этим абзацем на полях вписано: За год до отъезда«

379

то в ногу — пр<иказ> стрелять в упор, а когда и это<го> мало — добивать прикла (л. 2) дами.

Ком<ендант> долго молился на коленях, как бы прося у б<ога> пр<ощения>. Узнали от Моз<галевского> и Соловьев<а> — их привез<ли> к ним. Ком<ендант> верну<лся> мрачный — побеги, пожары, тороп<ился> око<нчить> Пет<ровскую> тюрьму.

Мур<авьева> богаче других, от свекр<ови> деньги[1] через лакея и др<угие> средст<ва> — выстроила дом близ тюрьмы — им <дюмогала?> (у них не хвата<ло>), прогулка: Нар<ышкина,> Ент<альцева>, отпр<авились> гулять за деревн<ю>, прошли д<алеко>, не замечая.

П<етровская> т<юрьма> конче<на>, по 30 верст в день. М<уравьева> и 2 д<ругие> дамы уехали вперед. Она, Н<арышкина>, Ф<онвизина> могли видеть<ся> с партией. Партия ост<ановилась> в 6 в<ерстах> от г. Удинска. Розен тут присоеди<пилась> — хорошая, методич<ная>. 1 год — уехала па пос<еление> в Т<обольскую> г<убернию>. Юшн<евская> приехала неожид<анно>, 44 года, волосы белые, веселость юная. Путь далее. На п<оследней> ст<анции> ком<ендант> пер<ед> Петр<овском> передал письма из Р<оссии> и газеты. Известие об Июльс<кой> рев<олюции>. Порад<овались>. (л. 2 об.)

Автограф ЦГАЛИ

Они пораж<ены> видом Пет<ровской> тюрьмы в форме подковы с кр<епкой> кр<ышей>. Вид мр<ачный> ни одного окна в наруж<ную> сторону. Писали Бенк<ендорфу> просьбу сидеть с мужем. Дозволено — Мур<авьева> пост<роила> д<ом> в Петр<Ъвске>. Другие в казематах мужей. Мур<авьева> посел<плась> в д<оме>.

Она купила тут дом для горн<ичной> и чел<овека>, приходила туда одеваться, брать ванну. Ост<альное> время за замком в тюрьме.

Через год — женатым жить вне тюрьмы. Отсут<стние> окон, ц<елый> д<ень> при свечах. Устр<оила> нумер. Она обила стены шелк<ом> материи — из ст<арых> зан<авесей> из Р<оссии>. Форт<епьяно>, библиот<ека>, два дивана — од<ним>. сл<овом>>,


[1] Далее: [утаив]

380

роскошно. Нап<исали> Бенк<ендорфу> — окна. Дозволили. Ком<ендант> трусил, пробил под потолком. Они уже жили в своем доме. Устроили подмост<ки> к окнам и садились за <нрзб>.

Приехала Камилла Ле Дантю. Нев<еста> к Ивашову, (л. 5) чудесная. Ив<ашов> был счастлив. Свадьба. Не так противно. Без кандалов. Жених [1] вышел одет с шаф<ерами>. Хотя под воор<уженным> конвоем. Она была пос<аженная> мать. Дам<ы> в церкв<и>. Чай у них, обед. Слов<ом> нач<али> жить и воз<вращаться> к об<ычному> св<оему> облику. На кухне сам<а> не работала, люди, но солдаты, солдаты были повсюду. За каж<дым> <шел?> солдат, чтоб не за<бывал> о заключ<ении>.

В 32 г. М<иша>. Она са<ма> корм<илица> няньк<а> и немног<о> воспит<ательница> и когда че<рез> год с<естра> Нелли — счастье было заверш<енное> — более <ни о чем?> как о детях — почти не ходила к подр<угам>. Это была любовь сумасшедшая. Если и вы оба… 6-ть меся<цев> пос<ле> <нрзб> М<уравьева> заболела. Вольф сделал всё, но б<ог> с<удил> иначе. Пос<ледние> минуты удивит<ельные>. Продиктовала письма к родным. Не хотела разбудить с<воего> ребенка Нон (л. 5 об.) нуш<ку> 4 лет в то вр<емя><?> велела принести ее куклу и поцеловала за реб<енка>. Исполнив <роль?> обяз<ательную><?> занялась мужем, успокоила стр<ах><?> перед см<ертью>. Силы. Умерла как солдат на своем посту. См<ерть> ее повер<гла> в уныние, горесть, каждая из н<ас> говор<ила> о себе: что же будет с детьми нашими после нас?

В те дол<гие> годы боль<шие> перемены в судьбе. У несколь<ких> вышел срок, из дам поех<али> Фонвизина, Нар<ышкина>, Роз<ен>, Ива<шова> — умерла на поселении. Муж вскоре. Мать пр<иехала> к н<им>, увезла в Р<оссию> сирот.

Вне г<осударственных> р<абот> время проводили?>: Бест<ужев> — портреты, механик — часы, кольца. У каждого к<ольцо> из оков. Т<орсон> — м<одели> мельниц мол<отильных> машин. Ст<олярные> раб<оты>. Столи<ки>, ящи<чки> для чая. Одоев<ский>


[1] Далее: [приехал]

381

— поэзией. (л. 6) Сол<датом> пер<введен> на Кав<каз>. Убит в <бою?> с гор<щами>. Тюрьма пустела от заключенных. Их разос<лали> по Сибири. Жизнь без се<мей>, без друз<Сей>, без общества еще тяжелее чем тюрьма. Наста<ла> наша очеред<ь>. В<ольф>, Н<икита> М<уравьев> и мы поехали следом. Сергей попросил — вместе с Вольфом. Уход его за детьми <нрзб>. Я хот<ела> быть где Вольф. Около Иркутс<ка> в д<еревне> Урик — гр<язная> <?> деревня, климат умерен<ный> для Сибири. Мне всё равно — врач.

Лунин там же — за 8 вер<ст> к Поджио. (Из Шлисс<ельбургской> крепости за год) — рад — 8 лет в т<юрьме>-одиноч<ке>. Никого кроме привратника и изр<едка> коменданта не видел, не выхо<дил> на воздух. Спраш<ивал> у кар<аульного> — какой день? Не знаю, воз<ражал><?>. Поль<ское восстание>, Июль<ская> револ<юция>, В<осточная> в<ойна> с Т<урцией>, хол<ера>. Стр<аж> умер у двери его камеры. Он не знал.

Одн<ажды> блеск луны на стене тюрьмы. Когда взлез <нрзб> до окна, просунул гол<ову> на свеж<ий> воз<дух> (л. 6 об.)

Набросок ГБЛ

СЕВЕРНАЯ КОРИННА

Вен<евитинов> был влюблен в 3<инаиду> В<олконскую>. Когда она только что вернулась из Италии он ей написал 2 ст<иха>:

На цвет небес ты долго нагляделась
И цвет небес в очах нам принесла

Есть у Баратынского к ней же; до поездки в Италию:

Из царства виста и зимы
Где под управой их двоякой
И атмосферу и умы
Сжимает холод одинакой

Массивные ступни — узнавали по ним в маскараде. Год когда умер Веневитинов (27) думал поехать в Персию на то самое место, где погиб Грибоедов — умер.[1]


[1] Массивные ступни ∾ умер, вписано на полях.

382

Варианты чернового автографа ГБЛ

1Несносные внуки! Сегодня они
4Когда мы тихонько садились
После 7 а.[Уселись,
Рассказов моих ожидая]
б.Уселись; но я [рассказать ничего не могла]
в.Уселись; но [я ничего не могла
Придумать — я всё рассказала,
Что было возможно, я долго [1] жила
Я много беды испытала.]
9–16 а.[Я вам рассказать ничего не могу,
Я всё рассказала; идите!
Я, детки, у вас не останусь в долгу,
Когда вы покой мне дадите.]
б.Любезные внуки, рассказов моих [2]
Достанет на целые томы
Но вы еще малы, узнаете их [3]
Как будете с жизнью знакомы
15Идите гулять по горам, по долам
17Итак [4] не желая остаться в долгу
21Я им завещаю сухие цветы (л. 17)
26–28Из собственной цепи когда-то
На память ковал его бедный их дед,
Пускай берегут его свято [5] (л. 17 об.)
После 176Роды мои как-то нежданно пришли,
До города было далеко,
Ни доктор, ни бабка поспеть не могли.
Я помню, страдая жестоко,
Я слышала ссору: отец мой кричал:
«На кресле пускай остается!
Трех наших <нрзб> я так принимал[6]
В походах. Роди, где придется,
Здоровее будет ребенок!» А мать
Твердила: — Нет, нет, бога ради,

[1] [много]

[2] Жила я довольно], рассказов моих

[3] Но [только тогда вы] узнаете их

[4] [Теперь]

[6] Следующий далее текст представляет собой набросок, не вошедший в окончательную редакцию.

[6] Начато: а. [Ты помнишь я наших детей]

б. [В походе ты помнишь я так принимал Сережу]

383
Голубчик! Положим ее на кровать! —
«Не надо, не надо кровати!»
Да няня моя догадалась найти
В соседнем селе повитуху,[1]
Но та не решалась ко мне подойти
Я помню седую старуху:
Всё время мучительной пытки моей
Шептала [2] она у иконы: [3]
«Владычица будь ты помощницей ей!» [4]
И клала земные поклоны
[Родив до постели кой-как я дошла
В ознобе я сном позабылась [5]
Постель холодна как могила была
В жару и бреду пробудилась] [6] (л. 18)
153–156 а.[Уехал. Опять я осталась одна
Родные меня утешали,
Но горького чувства была я полна,
Сомнения душу терзали]
б.[Уехал! Что значила бледность его?
В чем тайна его роковая?
Зачем он жене не сказал ничего?
Ведь я же ему не чужая?..]
167 а.Ты знаешь. Он [скоро вернется] домой
б.Ты знаешь он явится живо домой
170[Бог милостив, всё обойдется]
172 а.А встретит сам-друг, доведется!
б.А встретит, малютку качая
175–176И с первенцем сыном [ему не пришлось]
[Под тихою] кровлей родною! (л. 18 об.)
177–180[Зачем ты меня позабыл. Ты отец!
В жару говорят я кричала,
Но память вернулась ко мне наконец,
Я первую няню узнала]

[1] [В деревне простую старуху]

[2] Стояла

[3] [В углу под иконой стояла опа

И клала земные поклоны]

[4] [Твердя: помоги ты владычица ей!..]

[5] [И страшно я тут простудилась]

[6] [В ознобе я сном позабылась Проснулась я вся в жару и бреду Два месяца я прохворала]

Следующий далее текст частично соответствует ст. 153–240 Окончательной редакции.

384
177–178Нашел меня доктор в бреду и в огне
Два месяца я прохворала
183[Здоров ли] отец? В Петербург ускакал
После 184[и на душу камнем тоска налегла
Где муж мой спросила я
<6 нрзб>]
185–188 а.И то же почти говорила мне мать:
Пока ты была нездорова,
В Молдавию муж твой ушел воевать…
«Да [1] что ж он не пишет ни слова?»
Бог милостив скоро дождемся письма[2]
«Я долго и так ожидаю!
Прощайте, родные! Поеду сама —
И всё в Петербурге узнаю!..»
б.Мой муж не вернулся,
Нет даже письма…
И брат и отец ускакали!
Сказала я матушке: [3] Еду сама!
Напрасно врачи <возражали?>
189–190Напрасно старалась удерживать дочь [4]
Старушка — я [ехать] решилась
194[Творится] недоброе что-то
После 194[Собралась я скоро, я в Киев к родным
Не съездила даже проститься]
195–196[Была уж весна], по разливам речным,
[По грязи] пришлось [мне] тащиться
197–200 а.[Приехала я чуть живая опять
Что день становилося хуже [5]
«Что с мужем моим?» — Ничего не слыхать!
«Да где ж он?» — Не думай о муже] (л. 19)
б.Доехала я чуть живая опять.
[Лечили, лечили — всё хуже…
«Где муж мой?» Никто не хотел отвечать
«Не думай покуда о муже!»
Я видела только отца, ни одной
Подруги ко мне] не пускали
200Напрасно сюда ты спешила!
201Отец был угрюм, <недоволен?> был брат

[2] [Но]

[2] [Я думаю скоро напишет]

[3] матери]

[4] [И как ни] старалась удерживать дочь

[5] [Родные, врачи <нрзб>]

385
207Меня [оградили] какой-то стеной
Вм. 219–223Тогда только страшную правду [1] сказать
Несчастный отец мой решился
Когда уже нечего было скрывать —
Когда приговор огласился!
О, что я узнала! Мой бедный Сергей
Был тайного общества членом:
Стремились они к низложенью властей
И к разным крутым переменам
225Мой муж… закружилась моя голова
229–232Я снова прочла роковой приговор,[2]
Я в каждое слово вникала…
Потом я имела с отцом разговор
И тише, спокойнее стала
235–240Зачем он несчастный жене не сказал,
Какая нам участь грозила (л. 19 об.)
Но брат возразил: «Ты его не вини,
Когда он с тобой расставался
Ты сына носила последние дни,
За мать и дитя он боялся!» [3]
439–440Так много неведомых прежде страстей
[Прошло по] душе моей бедной
443начато: Я [бога молила, царя] (л. 20)
357–359Не знаю как бог мне помог устоять,
Чего натерпелась я, боже!
Сперва начала уговаривать мать
(Уж с нами была она тоже).
После 359Всё едут — и в поле ночуют
И хлещут неистово бедных коней
И сами возницу бичуют
Всё едут. Чем дальше, тем меньше людей
Тем больше пустыни и снегу
Тем шире пустыня
А снег валит
И колет их бледные лица.
Совсем ознобила их стужа.
Такие я видела сны
С отъездом несчастного мужа
Под ними безбр<ежные> на<ши> снега

[1] тай<ну>

[2] [Опять принялась я читать] приговор

[3] Следующий далее текст частично соответствует ст. 433–454, 357–359 окончательной редакции.

386
Над ними — бураны, морозы
И крик оглашает пустыню: постой,
Нет сил! Но не внемлет их крику
И мчатся — не видя предела степей,
Не встретив жилья по неделям…
Пустыня! Чем даль<ше>, т<ем> м<еньше> людей
Тем больше простора <метелям>
Что нужды?] Им велено ехать скорей
И едут, нигде не ночуют.
И сами неистово хлещут коней [1]
И страшно возницу бичуют…
А бедный Сергей? Что доехал ли он?
Там несколько троек — и стража при них
Всё мертво, лишь волк иногда пробежит
Да каркнет голодная птица
Метель ли усталые очи слепит
И колет их бледные лица
То горы и башни, то гор<од> большой,
Дразня их, рискуют> миражи [2] (л. 20 об.)
Вм. 219–220и только тогда сказали
Ужасную <7 нрзб>
Когда приговор появился
О что я узнала
221–223Что был заговорщиком бедный Сергей
И тайного общ<ества> членом,—
Стремились они к низлож<енью> властей
И к разным <крутым?> переменам.
Вм. 229–232Читала я целую ночь приговор,
Я в каждое слово вникала [3]
Я долгий имела с отцом разговор
Я тише, спокойнее стала [4]
[Я всё поняла. Предо мною Сергей]
235–239Зачем уезжая он м[не] не сказал,

[1] И [хлещут] неистово [бедных] коней

[2] Эти стихи не связаны непосредственно с предшествующими и не имеют соответствия окончательной редакции. Следующий далее текст частично соответствует ст. 219–239, 383–387, 285–320 окончательной редакции.

[3] [Я с братом моим говорила]

[4] [И к утру спокойнее стала]

387
Какая беда нам грозила
Но брат возразил: «Ты его не вини,
Когда он с тобой расставался
Ты сына носила последние дни
Вм. 236–240а брат мой сказал: «Ты его не вини!
Ты сына носила последние дни» (л. 22)
К 383–387Волосы на себе рвал и говорил
Старик проглядел, ты погубил дочь
Но господи! время ли было мне
Я сражался, я <нрзб>
287Лицо бледно было; большие глаза
Вм. 289–297Но больше нашла я в знакомых чертах
Какой-то красы идеальной.
Всё с той же тоскою в глубоких глазах
Всё с той же усмешкой печальной
Сергей говорил, что полезно ему
299Что очень легко переносит тюрьму [1]
Вм. 301–320Прибавил… По комнате мрачно ходил
Свидетель — неловко нам было
Сергей на окошке платок положил,
И подле я свой положила [2] (л. 23)
После 408Я помню: в ту ночь я совсем не спала [3]
Молилась и плакала много
Я божию матерь на помощь звала,
Совета просила у бога
Я думать училась… Отец мне сказал: [4]
«Подумай» Старик со слезами
Остаться в России меня умолял:
«Ужели своими врагами
Считаешь ты мать и отца-старика?
Довольно мы жили на свете,
А ты хоть и мать, но ребенок пока,
Подумай об нашем совете»
И стала я думать… закрыла глаза
И руку на лоб положила;
Сидела недвижно я так полчаса
И страшно себя я бранила

[1] [Сказал], что легко переносит тюрьму

[2] Следующий далее текст представляет собой или наброски (после 408, после 480), или варианты к окончательной редакции (ст. 505–509, 545–552, 555, 561–580, 641–648).

[3] [Сегодня я целую ночь] не спала

[4] [велел]

388
Совсем не умею я думать! Отец
Ошибся — я дура большая!
«Положим останусь!» — себе наконец [1]
Сказала я, пальцы ломая,
Но тут же, представив себя без него,
Заплакала горько, (л. 23 об.)
После 480Как только представлю себя без него,
Моя голова закружится:
Как буду я жить? и зачем? для чего?
Кому моя жизнь пригодится?
Для сына? но если должна выбирать
Я только меж мужем и сыном
Мне сердце одно [2] говорит: не терять
Минуты
Иду я туда, где я больше нужна
Иду я к тому, кто в неволе.
Иду я к тому, кто лишен навсегда
Отчизны, семьи и свободы
Я сына оставлю на добрых руках
Меня он не знает покуда
О чем же мне думать? Мне сердце давно
Мое подсказало решенье
И верю я твердо — от бога оно,[3]
А в вас говорит сожаленье
[Быть может им жаль меня бедным родным
И их уговоры коварны] [4]
Однако же слово отцу я дала
Подумать — и думала <нрзб> (л. 24)
Подумай — нелегкое дело!
До дум ли мне было
Жизнь наша чудесно летела
Однако же думать я стала
Теперь я старуха, теперь не грешно

[1] [«Ну что ж не поеду!»] — себе наконец

[2] [давно]

[3] И верю я твердо — неложно оно

[4] Далее следуют ст. 485–488 окончательной редакции.

389
Сказать вам была я красива
А ваш-то отец был красавец такой
И с сизым отливом мои волоса
Сам Пушкин звал чудом
Я тихо сказала я еду,
Тогда раздражен <нрзб> старик
Я еду
Одно повторяет твой глупый язык
И хлопнув дверью ушел
Подумай и завтра отдай мне отчет [1]
Всё Франция: развратились умы.
У нас ли конституция?
Рано. (л. 24 об.)
И ныне любимая сердц<у> мечта
Увидеть тебя в заточенья (л. 25 об.)
505–509Но может случиться и то я влюблюсь
И первого мужа забуду,
Условиям новой семьи подчинюсь
И Саше не матерью буду
А мачехой лютой… (л. 23 об.)
Вм. 545–552Вот что я продумала в долгую ночь
И всё я отцу рассказала…
Старик прошептал: непослушная дочь!
И вышел. Мать громко рыдала,
Брат Миша сердился. Тяжелые дни
Печально опять потянулись.
Несносно! Уж лучше б бранились они,
А то всё молчали и дулись…
555Опять просидела я целую ночь
557–561отсутствуют
Вм. 561–580Княгиня статс-дама его передать
Взялась… Ожидать было скучно [2]
Зато мне изволил сам царь отвечать [3]
(Письмо я храню) своеручно
Он мне не советовал ехать

[1] Рядом на полях: Враг что ли я тебе —

в самом деле

[2] Княгиня статс-дама [взялась] передать [Письмо мое] ожидать было скучно

[3] [Изволил мне сам государь] отвечать

390
641–648[Скажи мне последнее слово отец
Прости свою дочь ради бога!
Старик на меня поглядел наконец
Задумчиво, пристально, строго
С угрозою руки подняв надо мной
Сказал он (как лист я дрожала):
«Смотри, через год возвращайся [1] домой
Не то прокляну!» — Я упала…)[2]
[В последнее время моя голова
Работала сильно моя голова
Да я волновалась, кипела, рвалась
А думала всё-таки мало…]
Меж тем офицер уж давно добежал
И сильно внизу горячился [3] (л. 25 об.)
В Онегине после строфу я прочла
Про
Я мысль подала (л. 26)
Красивым <5 нрзб>
В сияньи и радости бала
В блестящем наряде, на гордом коне
Тебя пред полком я видала
[4 нрзб]
То правда в последний мучительный год
Жизнь много дала мне уроков [4] (л. 26 об.)
593–596Нагнувшись над ним
Улыбку малютки родного
Старалась запомнить; играла я с ним
Печатью письма рокового.
600–604Ты бедную мать потеряешь
[Играй мой малютка! Не знай ничего
Что взрослого жизнь <отравляет?>
Прости, что тебя для отца твоего

[1] [возвратися]

[2] Далее следуют отдельные наброски, большая часть которых может быть сопоставлена с текстом окончательной редакции (ср. последовательно ст. 433–434, 447–448, 1365–1366, 757–758, 514–516, 425–426).

[3] На полях: Он писал и <8 нрзб>

[4] Следующий далее текст частично соответствует ст. 592–638, 717–721 окончательной редакции

391
Несчастная мать покидает]
601И быстро упав на ручонки его (л. 27)
603–604Простишь ли, что я для отца твоего
Малютка тебя покидаю!
605–608И так он заснул, продолжая играть
Печатью письма рокового
Большая и красная эта печать
Нравилась ему. (л. 23 об.)
605–613предшествуют 593–604
613–618Я встретила утро… Решительный час
Настал… чу! кибитка готова!
Я вышла к родным; вся семья собралась
За чаем. Никто мне ни слова.
Понурясь сидели родные мои
621[Навек покидаю]
626Сидевшего тут же понуро
627Не молвил он слова, не поднял лица
629–631отсутствуют
Вм. 632–633Сестру обняла я. «Господь вас храни»
636–638Зубами скрипел негодуя
Всё время старик; по морщинам чела
Ходили угрюмые тени (л. 27 об.)
717–721Тут были родные ушедших туда,
Куда я свой путь направляла
Тут были Од<оевский>, В<яземский>, Д<аль> [1] (л. 29)
725И Пушкин был там. Я узнала его
728–729В ту пору забав и кокетства
Играли, болтали мы, бегали с ним
733–736отсутствуют
737–739Тогда уже был мне 15 год
Стройна высока не по летам,
Покинув семейство, я быстро вперед
741Без шляпки, с распущенной черной косой
743Стрелой я летела и был предо мной
747Когда начинался отлив, я бегом
750И волны горой подступали
751От них я [старалась] на<зад> убежать (л. 28)
792Что бедная Лена писала [2] (л. 28 об.)

[1] Следующий далее текст частично соответствует ст. 725–752, 784–796 окончательной редакции.

[2] Следующий далее текст представляет собой набросок, не вошедший в окончательную редакцию.

392
После 908Мне утром родные далеких друзей
Так много посылок прислали,
Что не было места в киб<итке> моей
Другую мы наскоро взяли
И тут же себе я людей наняла
Последнее было прощанье
Последняя внуки разлука была
Бог милостив будет свиданье, (л. 29)
<5 строк нрзб>
[1]
909–913[Морозно и ясно. Дорога бойка,
Скрипит под кибиткою полоз
Обвязано тряпкой лицо ямщика
Чуть слышен надорванный голос
Спина его, плечи и шапка в снегу]
909–911Морозно. Дорога [2] бела и гладка,
Ни тучки на всем небосклоне
В сосульках усы, борода ямщика[3] (л. 30)
918[Широкого] русского края
919 а.[Стенами стоят по дороге] леса
б.[Идут без конца строевые] леса
921[По белым равнинам алмазы блестят]
924Кресты колокольни блеснули… (л. 30 об.)
927 а.Фигура согретого чаем купца
б.Фигура солидных размеров купца
941Прыгнул через ров на провор<ном> коне
943Со всем своим штатом стоит в стороне (л. 30)
947«Ну трогай!» Из окон бабенки глядят
950Подходит весь сажей покрытый
Вм. 956–961И <каюсь?> так горько вздохнула
«Они веселятся, а мне не знавать
965[Опять тут] пугали меня Трубецкой
967«Сам царь мне позволил — бумага со мной!» (л. 30 об.)
1059–1068И чаю ему наконец принесли
Поближе к нему я подсела…
Вы знаете… верно при вас привели
Тех… Жертвы декабрьского дела…
Здоровы они… Хорошо ли дошли?

[1] Возможно, посторонняя запись (отчеркнутая, нестихотворная). Следующий далее текст частично соответствует ст. 909–1079 окончательной редакции.

[2] а. [Пустыня]

б. [Равнина]

[3] [Обмотано тряпкой лицо] ямщика

393
О муже я знать бы хотела…
Он как-то нахально взглянул мне в лицо
Черты были грубы суровы
И молвил
1071–1072Как грустно мне было, родные, молчу!
Он женщину в горе обидел!
1074Палач мой с достоинством вышел
1076Рыданье мое он услышал [1]
653И мчались без отдыха ровно три дня
970–971Не лучше ли утра дождаться
Зевая заметил смотритель-старик
<3 строки нрзб>[2] (л. 31)
1334Воскликнул: Не ангел ли? Боже!
1336–1337Скорей наша шахта похожа
На ад, — отвечал ему голос другой,
После 1402Сергею она закричала
И цепи на нем зазвучали
Как звук их нежданно меня поразил
(Что их закуют — я не знала)
А цепи гремели. Сергей поднялся
Я вся потрясенная стала
Иди ко мне Маша не бойся цепей
Рвалось мое сердце на части —
Сергей мой закованный в цепи Сергей
Какой не ждала я напасти
Но бог тебе больше судил испытать
Невольно пред ним я склонила
Колени, — и прежде чем мужа обнять,
Я цепи к губам приложила
Сергей мой заплакал, заплакала я
Суровый смотритель подземных работ
Заплакал (нарочно ушел —
Идите! Здесь дамам ходить не велят
1460По лестнице — …только, родные [3] (л. 31 об.)
415–416Мне только двадцатый годок наступал
Без думушки время летело

[1] Следующий далее текст частично соответствует ст. 649–655, 969–972 окончательной редакции.

[2] Следующий далее текст частично соответствует ст. 1333–1337, 1402–1464 окончательной редакции.

[3] Следующий далее текст частично соответствует ст. 409–417, 985–1016 окончательной редакции.

394
417Училась я много: родным языком
995И я равнодушна к печали твоей
997–998В душе моей буря своя и тоска…
Как ты я борюсь одиноко…[1]
1001Придется рассвета дождаться нам в ней
1004И печь без трубы затопили[2] (л. 32)
1005–1006Рассказывал что-то лесник <нрзб> (л. 32 об.)
Рассказы забавные были [3]
1007Согрелась я чаем, легла я <в> дыму (л. 32)
1008Дым вышел, мы дверь затворили [4]
1009[Старик] покрестился, ночник погасил
1014Заснуло всё скоро в сторожке
1016На мокрой и жесткой рогожке [5]
1113–1114В Иркутске [всё то же случилось] со мной,
[Что вынесла там Трубецкая]
Вм. 1118–1120Пропала дорога санная
Когда началась перекладка вещей
Узнала я — радость большая!
Что Зина со мной уложила рояль
Укутав его осторожно
Поехали дальше… Как было мне жаль
Что тотчас играть невозможно.
Вм. 1133Зато под Нерчинском в одном городке
Меня угостили на славу (л. 32 об.)
1141Как горе и радость одна не <живет?>
1145Кончалися пытки… Я бросилась к ней [6]
1336На ад наша шахта похожа
1337На ад! [отвечали] другие смеясь
И быстро на край подбегали[7]
1342(Я голос узнала) Спустили
1344[Знакомые наши тут] были:
1345–1346Борисовых два. Артамон Муравьев
Давыдов и князь Оболенский, (л. 33)

[1] [И с ней] я борюсь одиноко

[Поздравила я моего ямщика

А мысли летели далеко]

[2] И [дымную] печь затопили

[3] Рассказывал [много досмотрщик лесной

Да я его сказки забыла]

[4] [Метель всё ужаснее выла]

[5] Следующий далее текст частично соответствует ст. 1113–1133, 1141–1148 окончательной редакции.

[6] Следующий далее текст частично соответствует ст. 1333–1360, 1420–1433 окончательной редакции.

[7] [прибегали]

395
1354–1356Княгиня мы в день добываем
Как видите нас не сло<мили> труды
По-барски и [1] здесь поживаем!
1357Смеялись, но я под веселостью их
1433Он много страдал и умел он страдать!
После 1433Навстречу к нему Трубецкой меня вел
Идет, идет он сказали
Сергей торопился, но медленно шел [2]
На нем <нрзб> цепи звучали
Он шел посылало мне ласку свою
Улыбкой лицо испитое
К нему я рванулась… и душу мою
Наполнило чувство святое! [3] (л. 33 об.)
1257Хоть много своих тебе пало на часть (л. 34 об.)
1263Пугали меня, что острожный народ
1265Но [4] добрые души встречала и там
1268Нев<ольники> дань уваженья
1272Работы они исполняли
1274Картофель пр<еступник> клейменый
Вм. 1276<7 нрзб>
После 1278нрзб> (л. 34)
1302Куда вы идете вернитесь
После 1302Глядели на меня как на диво
И все покидали работы свои
За нами пошли <толпою?>
По глыбам, по ямам
Я видела орудья подземных работ
Я видела <3 нрзб> (л. 35)
Дорогу ему расчищ<али> друзья
<3 нрзб>
1411–1416И вот он воскликнул: «Голубка моя»
И руки простер ко м<не>: «Маша»!
И стал он на миг неподвижно вдали
Сергея друзья поддержали,
По бледным щекам его слезы текли
Простертые руки дрожали [5] (л. 35 об.)

[1] [мы]

[2] [И я поглядела] он медленно шел

[3] Следующий далее текст частично соответствует ст. 1257–1416 окончательной редакции.

[4] [Я]

[5] [Привет мне глаза посылали]

Следующий далее текст частично соответствует ст. 1361–1371, 1403–1464 окончательной редакции.

396
1363–1364Все письма, посылки, — что были при мне,—
Поклоны из края родного (л. 36)
1365Спешила я им передать. Между тем (л. 37)
1369–1371 а.Сударыня вам здесь не <место?> на что
Похоже, подумайте сами!..
Эй лестницу. Лестн<ицы> не дал никто
Я мужа искала глазами
Навстречу к нему Т<рубецкой> м<еня> вел (л. 36)
Сударыня! вам тут не место! На что
Похоже — судите вы сами?
Эй лестницу! Лестницы не дал никто,
Я мужа искала глазами.
Навстречу к нему Трубецкой меня вел
Идет он! идет он! сказали.
1403–1405Сергей торопился, но медленно шел,
На нем тихо цепи звучали
Да, цепи! Палач не забыл ничего
1425–1427Он шел… посылало мне ласку свою
Улыбкой лицо испитое
К нему я рванулась… и душу мою
1433[Он много страдал и умел он страдать!..]
1436Железо] к губам приложила!..
1437–1452[Мгновенно настала кругом тишина]
Глубокой, <торжественной?> думы полна
Святой и великой печали,—
Мгновенно настала кругом тишина…
«Да где же вы все запропали?..» (л. 37)
1463А муж по-французски мне сверху сказал (л. 37 об.)

Варианты чернового автографа ИРЛИ

1[Несносные] внуки! Сегодня они
4Когда мы [тихонько] садились
11Но вы еще [малы]. [Прочтете вы] их
13–14Я всё рассказала доступное [им]
По [малым] ребяческим летам
15 а.Идите гулять [по лугам, по горам!]
б.Идите гулять [по коврам луговым]
21–22 а.Я им завещаю сухие цветы
С могилы Sophie Муравьевой
б.Я им мой альбом завещаю, цветы
397
С могилы Sophie Муравьевой
26Пускай берегут [его строго] (л. 2)
30Близ Киева, в тихой деревне
33 а.[Ваш прадед, отец мой, прославил] его
б.Но пуще ваш прадед возвысил его [1]
34 а.[Заманчивей] славы героя
б.Пленительней славы героя
36Боец не терпевший покоя
После 36 а.[Ваш прадед с упорного боя
В другой поспешал, всегда впереди
Дружины, — он вихрем носился
С пулей в груди
Однажды он до ночи бился
Вся жизнь его долгим сраженьем была
С покоем и сном не знакома.
Мы в месяц иной не запомним числа,
Когда б оставался он дома
Войска поощряя, герой впереди
Опасности <нрзб> являлся
«Четвертого раненный, с пулей в груди
Шестого, седьмого являлся»
Так летопись жизни его говорит
<4 нрзб>}
б.Он всюду оружьем прокладывал путь
И пули его не пронзали
Как будто из камня была его грудь,
А сердце из кованой стали
39[Украшенный лаврами многих] побед
42[Тяжелым финляндским] походом
45[Вся] жизнь его долгим сраженьем была
51–52«4-го раненый, с пулей в груди
6-го, 7-го сражался» (л.2 об.)
57[Хвалы расточали отцу моему]
58Великим] его называя
59–60 а.Жуковский [строфу посвящает ему
Героев родных воспевая]
б.Жуковский почтил его [теплой] строфой
Российских вождей прославляя
64Являя в победах без счета
67Отважен был каждый, но он сочетал
После 68[Всё детство мое неспокойно прошло] (л. 3)

[1] Начато: Достойно

398
Семейство его умножалось, росло,
А он что ни день подвергался
Опасности новой. Тревожно прошло
Всё детство мое; просыпался
Он часто до солнца; будить нас велел:
«Прощайте! Заставь-ка их, няня,
Покрепче [1] молиться, чтоб я уцелел —
Ждет нынче горячая баня!..»
И как мы молились тогда за отца, [2]
Война воспитала нас в боге…
Как вечером ждали его у крыльца [3]
Чу, топот и свист по дороге [4]
«Ура, пузыри! я вернулся живой!..[5]
Взяла, благодетели, наша!
Французики — чу! затрубили отбой![6]
Цалуй меня, дурочка Маша!» [7] (л. 4)
69 а.[Суровый в сраженьях] в семействе своем
б.[Весь занятый службой] в семействе своем
70–71[Он добрым и кротким являлся],
Но [знал свою силу]; почти божеством
75–76 а.[Под старость в богатой] усадьбе своей
[Беспечно он жил] на покое
б.Окончив походы в усадьбе своей
Старик отдыхал на покое
Вм. 77–80Там я подросла. Проживали в дому
Швейцарец да две англичанки [8]
Училась я бойко [9] — училась всему,
Что нужно богатой дворянке [10]
После 86 а.[Мы в Киев зимой уезжали]
б.[Открыто мы в Киеве жили зимой

[1] [Пожарче]

[2] И <нрзб> молились семьей за отца

[3] а. [Гурьбой мы встречали его] у крыльца

б. Как [ночью мы] ждали его у крыльца

[4] а. [Он нас цаловал] по дороге

б. [Чу, едет, кричит] по дороге

[5] [домой]

[6] а. [А маршал французов бежал чуть живой]

б. [А маршал Даву уплелся чуть живой]

в. Французики [наши забили] отбой

[7] Незачеркнутый фрагмент представляет собой вставку на отдельном листе.

[8] Швейцарец, [француз,] англичанки

[9] [просто]

[10] Что [<5 нрзб>] дворянке

[Должна была знать. Я любила читать]

399
А летом давали мы балы
В усадьбе; к отцу наезжали толпой]
Седые как он генералы
91–92[Исполнена жизни,[1] умна,[2] молода
Была я царицею бала] (л. 3)
97И рост мой высокий и [вьющийся] стан
103Не [хочешь ли] замуж? Жених уже есть
105Его [отличил] государь, наш отец
109–110[у нас он гостил и три ночи не спал
У окон твоих всё] шатался!»
Вм. 121–126[Мы С ним обвенчались в тот год роковой [3]
Когда уж гроза собиралась
Над бедным Сергеем; под кровлей одной
Недолго [4] мы жили под кровлей одной
Приехав в Тульчин, где стояла
Бригада его, он расстался со мной
Я сильно потом захворала]
После 122Глаза его странной какой-то тоской,
Я помню, меня поражали,
Но ласковы были они, и ко мне
Глубокой любовью светились…
Стояла бригада его в Тульчине,
Но только мы там поселились
[Он должен был ехать] (л. 3 об.)
125–126Надолго уехал куда-то Сергей [5]
А я без него расхворалась;
После 128 а.[А он в Тульчине оставался с полком
Потом он приехал за мною
Мы пожили месяц спокойно… потом]
б.[Сережа приехал за мною туда
С неделю спокойно мы жили]
в.[В Одессу за мной он приехал тогда
Неделю с ним ровно жила я]
132Однажды [спокойно спала я]
133–134 а.Вдруг слышу я голос Сергея: [«Вставай!»
В испуге я быстро вскочила]

[1] а. Начато: [Скажу вам родные!]

б. Начато: [Семнадцати]

[2] [бойка]

[3] Начато: Мы [скоро расстались]

[4] а. Начато: [Нечасто уснуть]

б. [Так мало]

[5] а. Уехать куда-то был должен Сергей б. Поспешно уехал куда-то Сергей

400
б.Вдруг слышу я голос Сергея в ночи
[«Вставай!» я в испуге вскочила]
135–136[«Камин затопи! дай скорее ключи!» [1]
Я живо камин затопила]
После 136 а.[Дрожали и руки и ноги мои…
Не смела взглянуть на него я.
К камину принес он бумаги свои
И жег их, у пламени стоя]
б.[Дрожали и руки и ноги мои…]
Камин затопила я живо
Из ящиков муж мой бумаги сносил
К камину и жег торопливо [2]
137 а.[В нем что-то тревожное было]
б.Взглянула: спокоен, но бледен он был
147 а.Всё [к утру] уложено было у нас
б.Всё живо уложено было у нас
148–149[Из штаба] ни с кем не прощаясь
[Уехали мы] и скакали три дня (л. 5)
156[Какая тут тайна таилась?..]
167Ты знаешь; он [живо] вернется домой
После 176Роды мои как-то нежданно пришли,
До города было далеко:
Ни доктор, ни бабка поспеть не могли,
Я помню, страдая жестоко,
Я слышала ссору: отец мой кричал:
«На кресле пускай остается,
На кресле я наших детей принимал
В походах. Роди — где придется, (л. 6)
Здоровее будет ребенок!..» А мать
Твердила: — Нет, нет, бога ради,
Голубчик, положим ее на кровать! —
«Не надо, не надо кровати!»
Да няня моя догадалась найти
В соседнем селе повитуху,
Но та не решилась ко мне подойти…
Я помню седую старуху,
Всё время мучительной пытки моей
Шептала она у иконы:
«Владычица! будь ты помощницей ей»
И клала земные поклоны…
177–180Застал меня доктор в бреду и в огне,

[1] [«Вставай поскорее, камин затопи!»]

[2] И [начал их жечь] торопливо

401
Два месяца я прохворала.
Когда воротилось сознанье ко мне,
Я первую няню узнала.
185Мой муж не [вернулся] нет даже письма
188 а.[Напрасно врачи возражали]
б.Родная], довольно мы ждали!»
189[Напрасно пыталась] упрашивать дочь
192И всё, что [потом] совершилось
194[Творится недоброе что-то] (л. 6 об.)
200 а.[Напрасно сюда ты спешила!]
б.«Что ж пишет он?» Глянул уныло
201Отец был угрюм, озабочен был брат
209–212Я [думала]: много у мужа родных
[Спрошу их. Ко всем написала,
Быть может и были ответы от них
Но только я их не читала…[1]]
217–219[Скрывал до последней минуты отец[2]
Мое неизбежное горе
Но вот я узнала его] наконец!
222–223 а.[И тайного общества членом:
Стремились они к низложенью властей
И к разным другим переменам]
б.Стояли они настороже,
Готовя [погибель отчизне своей]
225[Мой муж…] Закружилась моя голова…
229[Весь день я читала тогда] приговор
232 а.Меня [успокоил] родные!
б.Меня надоумил родные! (л. 7)
После 252(Сестра моя Катя в замужстве была
За графом Михайлом Орловым,
Она повидаться со мной не могла
В моем карантине суровом.
Ее не пустили). Всё время Сергей[3]
255В тюрьме [(пропускаю подробностей ряд) )
256 а.[С ним только отец мой видался]
б.Недавно отец] с ним [видался]
259–260Остригли им головы,] сняли кресты
Простую одежду] им дали!..»
264[Вам] лучше [не знать их], родные!

[1] [не видала…]

[2] [Любя, свою дочку измучил] отец

[3] а. [Бог знает зачем не пускал ее брат!]

б. [Всё время мой муж] содержался

402
После 264[Жила в Петербурге большая родня
У мужа, всё знать — да какая!
Я ездила к ним потеряла три дня
Сергея спасти умоляя.
Ответ был один: невозможно помочь!
Напрасно просила я слезло.
Отец говорил: «Что ты мучишься дочь?
Я всё испытал, — бесполезно!»]
265–266Я [ездила] в крепость [с Орловой] сестрой
[Явилась] сперва к генералу
Нас молча привел генерал пожилой [1] (л. 7 об.)
Вм. 269–284И тотчас ушел не сказав ничего.
Дрожа, я у двери стояла
И вот наконец увидала того,
Кого целый год не видала!
287Лицо было бледно, [большие] глаза
289–290 а.Но больше [нашла я в знакомых чертах
Какой-то красы] идеальной
б.Но было в них больше чем в прежние дни
Всё топ же тоски [2] идеальной
Вм. 291–302Суровей и строже смотрели они…[3]
Всё с той же усмешкой печальной
Сергей говорил, что полезно ему
Узнать добродетель смиренья
Что очень легко переносит тюрьму
И несколько слов ободренья
Прибавил… По комнате мрачно ходил
Свидетель, — неловко нам было
303–318отсутствуют
319–320Сергей на окошко платок положил
И [подле] я свой положила
325–326 а.До [нечего] делать? [Мой муж не желал
Заставить других дож<идаться>]
б.Начато: Но что ж было делать? [Часок] миновал
Вм. 332Насилу я их разобрала.
Вот что наконец я прочла на пути: (л. 8)
333отсутствует
335Жену мою видеть такой же. Прости!
337Жила в Петербурге большая родня

[1] [Узнавши кто я,] генерал пожилой

[2] [Знакомой] тоски

[3] а. [Всё с той же тоскою в глубоких глазах]

б. [Страдальчески кротко] смотрели они

403
339Я ездила к ним, [я скакала] три дня
343–344 а.[Ответ был один невозможно] помочь
[Напрасно просила] я слезно!
б.И правда: они [не бралися] помочь,
[Как я ни просила их] слезно.
в.И правда: они не ручались помочь,
Как я ни просила их слезно.
346[Мы с мужем два раза еще провели
По часу под тем же надзором]
347И время [настало]: его увезли!
После 347[Назначен он был приговором
В Нерчинский рудник].
351Мне душен казался отеческий дом
353Теперь опишу вам подробно, друзья,
359[Они уговаривать вызвали] мать (л. 8 об.)
365А только растрогали сердце до слез
371Лаская Алешу, задумалась я…
374Сказал он так нежно, так кротко
382 а.[Я плакала горько, тоскуя]
б.[Глаза мои нежно] цалуя,
После 383[Глаза мои нежно цалуя]
388«Прости! не карай меня, Маша!
389начато: [И горько он плакал, и горько]
392«Я еду!» — я тихо шептала
393И вдруг распрямился [<высокий?>] старик
396–397Я еду! [Давно] Сказать не пора ли
Зачем и куда? Ты подумай сперва! (л. 9)
402Что споришь со мною как с ровней
406–407Ушел он суровый и гневный
А я чуть живой [перед Девой] святой (л. 9 об.)
409 а.[«Подумай!..»] Я целую ночь не спала
б.Я помню, я целую ночь не спала
416И время так мирно летело?
418Болтала, заметна была я
425Я только в последний, [мучительный] год
427–429О чем было думать? Бывало поет
Мне песенки няня старушка,
А мать убирает головку; отец
431Семнадцати лет я пошла под венец
После 432[Теперь непременно я думать должна,
Отцу моему так угодно.
Пускай моя воля в душе решена
И всякая дума бесплодна
404
Отец приказал мне: «Подумай!»
Всю долгую ночь провела я без сна,
Измучилась трудною думой.
Он мне говорил: ты попомни]
Однако исполнить отцовский приказ
Хотела я строго, родные [1]
433–448отсутствуют
455Старик говорил: «Ты [попомни] о нас (л. 10)
461На муку?» [— Нет, муки не будет мне там]
475Где [бедный <Сизгнанник?>] в тюремном углу
480Должна я… Так богу угодно!.. (л. 10 об.)
491 а.[Пусть] дедушка будет [малютке] отцом
б.Пока ему дедушка будет отцом
496И в сердце [меня] оправдает!
501О лучше [теперь же] в могилу мне лечь
503–504А в будущем сына [упреки] навлечь
[И знать, что я стою] презренья…
505А может случиться и то: я влюблюсь (л. 12)
513–516[Загадочным, грустным являлся ты мне
В сияньи и радости бала]
В блестящем наряде, на гордом коне
Тебя пред полком я видала
517О подвигах жизни [твоей] боевой
520[В тебе я любила] — героя…
После 520 а.[Но всё ж я боялась тебя до венца…[2]
Бог сына послал нам весною [3]
И я полюбила тебя как отца
Малютки, рожденного мною…]
б.[Навеки твоей я пришла от венца
Больная, в разлуке с тобою
Я страстно в тебе полюбила отца
Малютки рожденного мною…]
в.[Уехал он скоро, почти от венца
Бог сына послал мне весною
И я полюбила его как отца
Малютки, рожденного мною]
г.Позднее я в нем полюбила отца
Малютки, рожденного мною,

[1] а. [Хотела я честно] отцовский приказ

Исполнить, мои дорогие.]

б. [Хотела я точно] отцовский приказ

[Исполнить, мои дорогие.]

[2] [Навеки твоей я прпшла от венца]

[3] Бог [дал нам Алешу] весною

405
Мы скоро расстались, почти от венца
[Но были уж близки]
Он твердо стоял под грозою…
525 а.[Но мы не скоро] увиделись вновь!
б.Вы помните, где мы увиделись вновь!
528 а.В тюрьме [я тебе] подарила!
б.[Ему я] в тюрьме подарила!
529–536 а.[О, как ни прекрасен он[1] в счастии был
Прекраснее был ты страдая!..[2]
Че много со мной ты тогда говорил,
Чо душу твою поняла я:
И там полюбила тебя как Христа
Сложившего душу за братий…
Безропотны были страдальца уста
И помыслы чужды проклятий.]
б.[Я помню: всё тот же бесстрашный герой [3]
В своей арестантской одежде
Спокоен и тверд — он стоял предо мной
<нрзб> и прекрасней чем прежде [4]
Безропотны были страдальца уста
И помыслы чужды проклятий
И я полюбила тебя как Христа
Сложившего душу за братий…]
533 а.[Теперь] он бессменно стоит предо мной
б.С тех пор он бессменно стоит предо мной
534На подвиг святой призывая (л. 12 об.)
После 536[Отец мой! ты родине кровью служил,
Ты долг исповедовал строгий
Иду я твоею дорогой
Герой]
Вм. 539–540[Увидеться с ним
Лелею мечту золотую!
Отец! воспитавший примером своим
В нас долгу покорность святую]
543–544[Я] верю, [ты] дочери бедной своей
Поймешь и оценишь] решенье? (л. 13)
546–552И [всё я отцу рассказала,
Старик проворчал непокорная] дочь
И вышел; [мать громко рыдала

[1] [ты]

[2] Правка не доведена до конца.

[8] [Я помню: измученный, бледный, больной]

[4] [И выше и краше, чем прежде]

406
Брат Саша сердился. Тяжелые дни
Уныло опять] потянулись.
[Несносно. Уж лучше б бранились они,
А то всё молчали и] дулись.
553–554 а.Никто не хотел [горемычной] помочь,
[Орлова одна помогала]
б.Никто не хотел ни советом помочь,
Ни делом; [я силы теряла]
555 а.Опять [я промучилась целую] ночь
б.Опять [я продумала целую] ночь
в.Опять [просидела я целую] ночь
г.Опять провела я тяжелую ночь
558–559Что будто [велел] Трубецкую
С дороги [вернуть] государь. Испытать
561–564[Я к мужу просилась.] Письмо отвезла
Статс-дама графиня Орлова
Сам царь отвечал мне… [того же числа,
Я помню ответ слово в слово.]
567–568[Замечено было], как [страшен] тот край,
Куда я [уехать] желала
После 568[Потом император [1] похвалою почтил
Решимость мою, сожалея, [2]
Что долг исполняя, обязан он был
Лишить меня мужа. Не смея]
569Как [дурны] там люди
571 а.[Еще намекал (я не вдруг] поняла)
б.[Потом] намекнул ([я не вдруг] поняла)
в.Затем намекнул (я потом поняла)
573[Царь] дальше хвалою изволил почтить
576Несчастного мужа… Не смея
578 а.[Дает] он свое позволенье
б.[Даю вам] свое позволенье
580Остались [вы] дома…» Волненье
581–584 а.Меня охватило; [потоками слез
Письмо облила и упала
Молясь на колени…[3] Да! Главный вопрос
Решен! Я теперь не дремала]
б.Начато: Меня охватило; [так рада]
в.Начато: Меня охватило; [давно уж]
584 а.Я [долго и жарко] молилась

[1] [государь]

[2] Решимость мою, [но заметил]

[3] [Молясь пред иконой]

407
б.Я прыгала, пела, молилась (л. 14)
585В три дня я [в дорогу совсем] собралась
593С Алешей. Нагнувшись над сыном моим
600[Ты бедную] мать потеряешь!
601И низко упав [1] на ручонки его
611С [прекрасного] личика глаз не сводя
613 а.я встретила утро…
[Совсем снарядясь],
6.Я встретила утро…
[Решительный час!]
614 а.Сестру [заклинала] я снова
б.Сестру [умоляла] я снова
616Чу, топот! Кибитка готова… (л. 14 об.)
617[Потупясь сидели] родные мои
625 а.[И каждый с вопросом смотрел] на отца
б.Украдкой глядели они] на отца
626 а.[Сидевшего тут же] понуро
б.Стоял он поодаль понуро
627[Он слова] не молвил, не поднял лица
630 а.Я [плакала], бодрость теряя
б.Я медлила, бодрость теряя
631 а.Минуты [томительно медленно шли]
б.Минуты мучительно тихо текли
632[С рыданьем] сестру обняла я
633И мать обняла я. «Господь вас храни!»
После 635Быть может в душе негодуя…
636–638 а.Начато: [Зубами скрипел], негодуя
б.Начато: [Суровый]
в.Начато: Угрюмый
г.Старик [2] поднялся… по морщинам чела
Ходили зловещие [3] тени
644 а.[Задумчиво, пристально], строго
б.Внимательно, долго и строго
646 а.Сказал (я [как лист трепетала]):
б.[Сурово] сказал (я дрожала): (л. 15)
651«Простите родные!» В декабрьский мороз
653И мчалась без отдыху [ровно] три дня
656В Москву [я к сестре] прискакала
665 а.В Италии [долго княгиня] жила
б.Начато: В Италии три года

[1] [припав]

[2] [Отец]

[3] [угрюмые]

408
Вм. 668–670Чуждаясь тщеславного света,
Она открывала блестящий салон
Не светским изысканным [1] франтам
Не знати надутой: приютом он был
Всему, что блистало талантом,[2]
Дышало искусством,[3] и было житье
Артистам у Зины в гостиной: (л. 16)
676Ты [бледная] стала такая
679 а.Ложись ты [покуда] до вечера спать
б.Ложись-ка теперь ты до вечера спать
680А вечером [бал] я устрою
682[Мешать нам не будут] повесы
Вм. 685–724Что было в Москве поумней, повидней
Что в ней мимоездом гостило —
Всё вечером съехалось к Зине моей,
Артистов тут множество было.
Тут были родные отправленных вдаль
Куда я мой путь направляла
Тут были Одоевский, В<яземский>, Д<аль>
(Проститься со мной всё желало)
Тут был и профессор-поэт Мерзляков,[4]
И Павлов тогда знаменитый [5]
И автор написанных Зине стихов
Так рано в могилу зарытый [6] (л. 16 об.)
685–686И к вечеру весть, что приехала я,
Что еду], — в Москве уже знали
688 а.Вниманье Москвы [поглощали]
б.Вниманье Москвы привлекали
690Всем было и [страшно] и жутко
691салонах еще повторялась тогда
699–703Вся [тронулась] старая наша родня,—
Задвигались] цугом кареты!
В мундирах], напудрив свои парики,
Потемкину ровня по летам
Ко мне подходили] тузы-старики
705Старухи статс-дамы былого двора[7] (л. 18)

[1] <нрзб>

[2] [Науке, уму и] талантам

[3] [Наукой и знаньем]

[4] Тогдашняя слава Москвы] Мерзляков

[5] [В то время уж старец маститый]

[6] [Тут был Веневитинов, был Хомяков

И Павлов, тогда знаменитый]

[7] Текст, частично соответствующий ст. 685–708 окончательной редакции. представляет собой вставку на отдельном листе.

409
737Тогда уже был мне [пятнадцатый] год
739Покинув семейство, я скоро вперед (л. 16 об.)
743[Стрелой я] летела и был предо мной
750И волны горой подступали
755Молчите! Идет [англичанка] моя!
759[Не я ли волшебнику мысль подала?..] (л. 17)
761 а.В кого он [тогда] не влюблялся
б.В кого он в те дни не влюблялся
769Юрзуф живописен: в [зеленых] садах
771 а.[Вдали две горы: Аюдаг], Четырдаг:
б.Лазурное море! вдали Чатырдаг
773К подножью его; [1] виноград выбегал
775–776 а.[Где тополь красивый и стройный стоял
Где рос кипарис <нрзб>]
б.[Где тополь красивый колонной стоял]
в.И тополь красивый [листами] сиял
г.И тополь красивый недвижно сиял
778 а.Поэт наверху [основался]
б.Поэт наверху [поселился]
779Он нам говорил, что доволен [собой]
После 800 а.[Задумчиво часто сидел он под <ним?>]
б.[Верхушкой он в синее небо летел,
А ветви земли достигали]
в.[Он им восхищался! Как день вечерел
И звездочки в небе мерцали
Вершиной он в синее небо летел,
А ветви так сладко шептали]
г.[В тени его Пушкин угрюмо сидел,
Уста его что-то шептали…
И мне говорили, что Пушкина след
У бедных татар сохранился
В чудесной легенде: когда наш поэт
В тени кипариса садился
И весь отдавался, тоскою томим,
Порывам души идеальным
К нему прилетал соловей — и над ним
Пел вместе с поэтом печальным]
802 а.[Здесь думам поэт предавался]
б.Он с ним [не без грусти расстался]
805К нему соловей прилетал по ночам
806 а.Как [небо звездами мерцало]

[1] [их]

410
б.Как море шуметь уставало
808Внимая, всё в мире смолкало!
809[Он долго] потом — повествует народ (л. 17 об.)
812начато: К любимому
813–814Но умер поэт — и летать перестал
Пернатый певец к кипарису
816 а.Ветвями [понурившись] книзу
б.С ветвями поникшими книзу
818Туристы его [посещают],
823 а.[Припомнил] он игры ребяческих лет
б.[Как помнил] он игры ребяческих лет
825начато: Покинув обы<чный>
826–827С [<какой-то?>] тоской бесконечной
С [<какой-то?>] любовью напутствовал он
829Со мной он по комнате [грустно] ходил,
833Идите, идите! Вы [чисты] душой
842–843Здесь сердце черствеет и дремлет
Здесь царствует вечный, рассчитанный хлад (л. 19)
847И вам возвратится [наследственный кров]
848 а.И сени [отцовского] сада!..
б.И сени родимого сада!
873 а.[Но что я? От смерти вы так далеки!
Пойдемте-ка! сядем теснее!
Прогоним суровые тени тоски
Наполним бокалы дружнее!]
б.Дай бог вам [побольше] здоровья и сил (л. 19 об.)
877 а.Начато: [Разделаться]
б.Отделать его я на славу хочу
880Что путного там [наберется]
Вм. 884[я знаю сдержал бы он] слово
Да были крутые тогда времена
Похуже могли отозваться…]
885–886 а.[Я музыку слушала, грусти полна
Что с нею [1] придется расстаться
Надолго]
б.Я слушала пение, грусти полна
Я музыке сладко внимала
889–890«Припомните: я уезжаю с зарей…

[1] Что [с ней мне]

411
Играйте ж! Наслушаться дайте! [1]
892Ни пенья… О пойте! играйте!..»
Вм. 893–908Я помню: так чудно играли они,
И пели и плакали сами…
И каждый сказал мне: «Господь вас храни»
Прощаясь со мной со слезами…
После 908Мне утром родные далеких друзей
Так много посылок прислали,
Что не было места в кибитке моей
Другую мы наскоро взяли
И тут же людей я себе наняла.
Последнее было прощанье
Последняя внуки разлука была
Бог милостив будет свиданье!.. (л. 20)
911В сосульках усы, борода ямщика
924Кресты колоколен блеснули (л. 22)
939На самой дороге догнав [ямщика]
961[Они веселятся] а мне не знавать
967 а.«Не бойтесь! указ государя со мной!»
б.«Не бойтесь! Письмо государя со мной!»
968 а.Часы [уже] десять пробили,
б.Часы мои десять пробили,
970–971[Не] лучше [ли утра] дождаться?
[Лениво] заметил смотритель-старик (л. 22 об.)
974а. [Нет, нет? Я поеду! Мне некогда ждать
Такие ли будут метели!]
б.[Давайте.] Скорей ради бога!
вм.975–976[Минули мы город], ни зги не видать,
В кибитку <комки?> полетели
979[Не видно мне] даже спины ямщика
982И фыркая лошади стали,
983–984 а.[«Не надо бы ехать, докладывал я:
Дорогу мы знать потеряли!..»]
б.Ямщик мой заохал: «Докладывал я,
Дождать бы! дорогу стеряли!..»
997–998[В душе моей буря своя и] тоска
Как ты], я борюсь одиноко
1001[Дождаться] рассвета [придется нам] в пей!
1004как в ЧА ГБЛ (л. 23)
1005–1006Рассказывал [что-то лесник пожилой]
[Рассказы забавные были]

[1] [Далеко…] Наслушаться дайте

412
1015–1017[Чего я ни думала], лежа в углу
На мокрой и жесткой рогожке…
[Несли меня к мирному детству] мечты
1021[Довольные лица… и было] кругом
1022 а.Всё [милое], всё дорогое
б.Всё [близкое], всё дорогое
1023[А] где же [Сережа]?.. [И вспомнив] о нем
После 1024Еще [1] он в дороге… в степях снеговых
Друг друга они поздравляют…
Там несколько троек… и стража при них…
Коней они быстро меняют
И мчатся, не видя границы [2] степей,
Не видя [3] жилья по неделям…
Пустыня! Чем дальше — тем меньше людей,
Тем больше простора метелям,
Всё мертво — лишь волк иногда пробежит
Да каркнет голодная птица
Метель им усталые очи слепит
И колет их бледные лица
То горы и башни, то город большой,[4]
Дразня их,[5] рисует миражи…
Чу! Крик оглашает дорогу: [6] «Постой
Нет сил!» Но суровые стражи (л. 23 об.)
Не внемлют: им велено ехать скорей
И едут — нигде не ночуют
И сами неистово хлещут коней
И страшно возницу бичуют…
1025–1026[Мы тронулись рано, продрогший] ямщик
[Был рад, что рассвета дождался]
1032И сделались скоро [опасны]
Вм. 1034Не видела божьего света
1036–1040 а.[Забудешь словцо из куплета
И думаешь, думаешь — время идет…
И грустно и страшная скука,
А всё-таки я подвигаюсь вперед!
Когда-нибудь кончится мука!]
5.[Забудешь словцо из куплета

[1] Теперь]

[2] [предела]

[3] [Не встретив]

[4] [порой]

[5] [им]

[6] [пустыню]

413
И думаешь, думаешь — ветер ревет
Дорогу заносят] метели
[А время летит], — подвигаясь вперед![1]
Так ехала я [две] недели
1037[Пускай меня тайное горе грызет]
1046–1047[Толпились] крестьяне, крестьянки
[Я видела] целый табун лошадей…
1048 а.[«Тут барыня ждут] серебрянки»
б.[Спросила: «да] ждут серебрянки»
в.«Барыня, ждут серебрянки»
1049Сказал мой ямщик: «[Обогнали ее],
1050 а.[Мы с вами сейчас] недалече!
б.Сударыня мы] недалече! (л. 24)
1053–1056[Транспорт из Нерчинска! О муже моем
Я что-нибудь верно узнаю…
Да, да! Офицер непременно при нем!]
В трактире сижу, поджидаю…
1059–1061Он как-то надменно [и важно] ходил
И вот [говорю я] с тоскою:
Вы знаете… верно прп гас привели…
1063Здоровы они?.. Хорошо ли дошли?
1065[Он как-то] нахально [взглянул мне в] лицо
1067–1068И молвил, пуская из дыма кольцо:
Быть может, они и здоровы,
1071Как грустно мне было, родные! Молчу…
1072 а.[За что и кого он] обидел!..
б.Подлец! он] меня же обидел!..
1074[Палач мой] с достоинством вышел
1076Рыданья мои] он услышал
1078–1079[Нашлось] в [его] сердце солдатском:
«Здоровы, [здоровы!] я видел их всех!
1081–1082 а.[Сказал он поспешно. Опять офицер
Явился…] ушла я в [повозку…]
б.Начато: [Тут снова] (л. 24 об.)
1085–1086Тоска! на дорогу печально гляжу
Вдруг [2] слышится звон колокольный
Вм. 1088 а.[Был праздник, должно быть престольный,
Народу немало застала я там
Всё жарко усердно молилось…
Печальный, в пустыне затерянный храм,

[1] а. [А всё-таки я] подвигаюсь вперед

б. [А я] подвигаюсь вперед [да вперед]

[2] [Чу!]

414
В тебе я душой обновилась!]
б.[Дорогу народ богомольный
Мне дал к алтарю, — и упала я там
Усердно и жарко молилась…
Печальный, в пустыне затерянный храм
В тебе я душой обновилась!]
1089Прослушав обедню, к попу подошла,
1091 а.Всё было [спокойно], — толпа не ушла
б.Всё было безмолвно, — толпа не ушла
1093–1094За что мы [так много страдаем], Христос?
[Поруганы, смяты, убиты?]
1101–1104отсутствуют
1111 а.И я [покатилась в шубенке моей]
б.И я [повалилась] с кибиткой моей
Вм. 1118–1120Пропала дорога санная (л. 25)
Когда началась перекладка вещей
Узнала я, — радость большая! —
Что Зина со мной уложила рояль
Укутав его осторожно
Поехали дальше. Как было мне жаль,
Что тотчас играть невозможно!
1138–1140[И мясу, и рыбе], и бане…
А [вечер], как мертвая, весь проспала
[Под говор гостей] на диване…
1141–1142Как горе, и радость одна не живет:
Я утром в Иркутск прискакала
1145Они недалеко!..[1] я бросилась к ней (л. 25 об.)
1162–1164Как шли [по цветочному лугу!
Чиста наша жертва — мы силу найдем,
Мы много поможем друг другу!]
1169Найдем мы обиженных скорбных мужей
1173–1174[Мы будем опорою слабых, больных
В минуты тоски и паденья]
1176[Обетов] любви и [терпенья]
1178Избранникам [бедным] — и богу
1180 а.[Всю трудную] нашу дорогу
б.Тернистую нашу дорогу
После 1180[Не много нам нужно: слезу отереть
У друга в годину несчастья.
Но если придется [2] в степи умереть

[1] [<нрзб> почти]

[2] [случится]

415
Помянут нас словом участья [1]
Что женщины сильны любить и терпеть
Мы будем свидетельством вечным (л. 26)
Умрем, но о наших страданьях рассказ
Поймется живыми сердцами,
И с гордостью [2] правнуки наши о нас
Беседовать будут с друзьями [3]
Они им покажут, вздохнув от души,
Портреты поблекшие наши
И в память прабабки, погибшей в глуши,
Осушатся полные чаши!
Пускай долговечнее мрамор могил,
Чем крест деревянный в пустыне,
Но свет [4] Долгорукой еще не забыл,
А Бирона нет и в помине!..] (л. 26 об.)
1183Снега под Нерчинском упали опять
1189Должно быть дорога была им легка
1193Целковенький дали — я брать не хотел (л. 27)
1199–1208 а.[Приехали мы в Благодатский рудник
«А есть ли у вас разрешенье?»
Заводский начальник, угрюмый старик
Спросил нас. — Скаж<ите>]
б.[Приехали мы в Благодатский рудник
«А есть ли у вас позволенье?»
— Читайте! — Начальник завода старик
Не знал по-французски… Мученье!]
в.[Приехали мы в Благодатский рудник.
«А есть ли у вас позволенье?»
— Читайте! — не знал по-французски старик
Начальник… И смех и мученье!]
г.[Приехали мы в Благодатский рудник
А есть ли у вас позволенье?
Не знал по-французски начальник-старик
Не верил нам, — смех и мученье!] (л. 28)
1199 а.Начальник был тучен и [<с виду?> не] строг
б.Начальник был тучен, [от глупости] строг
в.Начальник был тучен, [быть может не] строг
1200начато: [Да трус]
1202 а.И [там мы ее подписали]

[1] [сердечным]

[2] [И за полночь]

[3] [Не кончат беседы] с друзьями

[4] [мир]

416
б.Начато: И выслать [сейчас обе<щали>]
1203Да где же бумага? — «Осталася там
1206[Так] вот вам [царя] позволенье!
1207Не знал по-французски упрямый [дурак] (л. 27)
1212–1213[Я тотчас же ехать] хотела
Но он объявил, что [поедет он] сам
1215— Да точно ли? к утру?.. «Ей-богу! А вам
1219 а.[Низка и черна, без окна], без трубы
б.С [чуть видным] оконцем, [черна], без трубы
в.С оконцем [без стекол], низка, без трубы
1223Но [эти <невзгоды?>] нам были смешны
1230–1231До сотни, [<нрзб> стояли]
А вот [и побольше], с решетками дом!
1236[Дрожала я вся.] Нестерпимо
1240 а.Да, видим! Поют они славно.
6.Еще бы! Поют они славно, (л. 28)
1241Вон дверца… [ну видишь?] Пойдем мы теперь,
1245–1247[Недвижно стоял] часовой, наголо
[В руках] его сабля сверкала
Не золото, внуки, [мне здесь][1] помогло
1249–1260зачеркнуты, затем восстановлены
1249Я знаю вам хочется дальше читать
1251Помедлите, внуки! Хочу я сказать
1257[Хоть] много [своих] тебе пало на часть
1262[Нас слезы с тобой] породнили
1268[Колодники] дань уваженья
1272Работу они исполняли
1276Да, внуки, картофель печеный!
1281Спасибо!.. Считали свой труд ни за что
1285Теперь продолжаю. Солдат уступил
1293 а.Лежала; где [капли сочились воды]
б.Лежала; где тихо [сочилась] вода
1298–1300Казалось, [от них коридоры
Шли тоже куда-то] Забыла я страх,
[Стрелою] несли меня ноги! (л. 28 об.)
1305Беда моя! видно [поручик] пришел
1313–1316Как голову я [не разбила сто раз!
Бог вывел меня невредимо
Из бездны кромешной! Я после тряслась
Когда возвращалась я мимо]

[1] и [тут]

417
Ужасных расселин, провалов и ям…
1316–1317Бог вывел меня не [<нрзб>]
На свет!.. Я увидела свет впереди
1321–1324 а.[И так побежала на этот] огонь,
[Что думала сердце порвется]
Попавший в трясину испуганный конь
[На твердую землю так рвется…]
б.Огонь!.. Что есть мочи бегу на огонь,
Как бог уберег мою душу!
Попавший в трясину испуганный конь
Так рвется, завидевши сушу…
1328[И говор, и стук, и] движенье
1329–1332 а.Там люди! [<5 нрзб>
А! вот наконец, увидали?
Затихла работа… Все <нрзб>]
б.Там люди! [<5 нрзб>
Фигуры отчетливей стали…
Работы свои побросали они] (л. 29)
1346 а.[Борисовы], князь Оболенский
б.Давыдов и князь Оболенский
1354Мы в день (добываем] России
1363–1364Все письма, [посылки, что были] при мне,
[Поклоны] из края родного (л. 29 об.)
1366 а.Внизу офицер [горячился]
б.Внизу офицер появился
1373–1376 а.[Сойдите!.. Но мы подвигались вперед.
Дивясь небывалому чуду
Гремящий цепями рабочий народ
Бежал поглазеть отовсюду]
б.[Сойдите, не то я стащу вас!..] Но мы
Всё вглубь уходили… Отвсюду
Бежали к нам мрачные дети тюрьмы,
Дивясь небывалому чуду
в.Бранился,[1] грозил, горячился… Но мы
Всё вглубь уходили… Отвсюду
Бежали к нам мрачные дети тюрьмы,
Дивясь небывалому чуду
1380[Канавы], бугры мы встречали
1385Там с ношею узник [бежал] по бревну
1390–1392Какая отвага!.. Видала
Я тут преогромные глыбы руды [2]

[1] [Сердился]

[2] Я тут [и огромные] глыбы руды

418
И цельные слитки металла… (л. 30)
1397Потише, [княгиня!] Ужели затем
1399[Давыдов сказал], чтоб на горе нам всем
1404На нем тоже цепи звучали [1]
1408Но кроток он шел, как избравший его
1421–1422И с криком «иду»! я помчалась бегом,
Рванув [у Давыдова] руку (л. 30 об.)
1433И подвиг его… и готовность страдать!.. (л. 31)

Варианты наборной рукописи ИРЛИ

ЗаглавиеБабушкины записки

Роман в стихах

Часть первая

21–22Я им [мой] альбом [завещаю]: цветы
С могилы Sophie Муравьевой
30[Близ Киева], в тихой деревне (л. 1)
33–34Но пуще [ваш прадед] возвысил его:
[Пленительней] славы героя
После 36[Он всюду оружьем прокладывал путь
И пули его не пронзали,
Как будто из камня была его грудь,
А сердце из кованой стали.]
51–52как в ЧА ИРЛИ
64как в ЧА ИРЛИ
67[Отважен был каждый, но] он сочетал
После 68[Семейство его умножалось, росло,
А он что ни день подвергался
Опасности новой. Тревожно прошло
Всё детство мое; просыпался
Он часто до солнца, будить нас велел:
«Прощайте! Заставь-ка их, няня,
Покрепче молиться, чтоб я уцелел —
Ждет нынче горячая баня!..»
И как мы молились тогда за отца,
Война воспитала нас в боге…
Как вечером ждали его у крыльца!
Чу, топот и свист по дороге!
«Ура, пузыри! Я вернулся живой,
Взяла, благодетели, наша!

[1] На полях, рядом со следующими двумя строками, помета Точки

419
Французики чу! затрубили отбой!
Цалуй меня дурочка Маша!»] (л. 2)
76–79Старик отдыхал на покое.
Там я подросла. Проживали в дому
Швейцарец да две англичанки,
Училась я бойко — училась всему
81Окончив уроки бежала я в сад (л. 2 об.)
Вм. 123–126[Глаза его странной какой-то тоской,
Я помню, меня поражали,
Но ласковы были они, и ко мне
Глубокой любовью светились…
Стояла бригада его в Тульчине,
Но только мы там поселились]
[Надолго куда-то уехал] Сергей
А я [без него] расхворалась (л. 3)
137как в ЧА ИРЛИ (вариант б.) (л.З об.)
После 176Роды мои как-то нежданно пришли,
До города было далеко:
Ни доктор, ни бабка поспеть не могли,
Я помню, страдая жестоко,
Я слышала ссору: отец мой кричал: (л. 4)
«На кресле пускай остается!
В походах [1] я наших детей принимал
Ты помнишь сама, где придется [2]
И разве дурной я был бабкой?..» А мать [3]
Твердила: — Нет, нет, бога ради
Голубчик, положим ее на кровать!» —
«Не надо, не надо кровати!»
Да няня моя догадалась найти
В соседнем селе повитуху,
Но та не решалась ко мне подойти…
Я помню седую старуху…
Всё время мучительной пытки моей
Шептала она у иконы:
«Владычица! будь ты помощницей ей!»
И клала земные поклоны
177–180Застал меня доктор в бреду и в огне,
Два месяца я прохворала.
Когда возвратилось сознанье ко мне (л. 4 об.)
Я первую няню узнала.

[1] [На кресле]

[2] [В походах. Роди где] придется

[3] [Здоровее будет ребенок…»] А мать

420
200«[Что ж] пишет он?..» Глянул уныло
232Меня [надоумил], родные! (л. 5)
245Всю ночь я горела, мечтала о том
Вм. 253(Сестра моя Катя в замужстве была
За графом Михайлом Орловым,
Она повидаться со мной не могла
В моем карантине суровом,
Ее не пустили). «Всё время Сергей
261–264заключены в квадратные скобки
После 268[И тотчас ушел, не сказав ничего
Дрожа я у двери стояла…
И вот наконец-то я вижу того,[1]
Кого целый год не видала!
Не даром над ним пронеслася гроза:
Морщины на лбу появились]
269«Дождитесь, — сказал он. — Он будет сейчас!» (л. 5 об.)
270–276отсутствуют
290 а.[Всё той же тоски идеальной]
б.Той тихой [тоски идеальной]
291[Суровей и строже] смотрели они
После 291Всё с той же усмешкой печальной
[Сергей говорил, что полезно ему
Узнать добродетель смиренья
Что очень легко переносит тюрьму
И несколько слов ободренья
Прибавил… По комнате мрачно шагал [2]
Свидетель, — неловко нам было]
293–296отсутствуют, вместо них помета о вставке
«на особом листке» (см. ниже варианты наброска ЦГАЛИ)

303–318отсутствуют, вместо них такая же
помета о вставке (см. там же)

319Сергей на окошко платок положил
Вм. 332[Насилу я их разобрала]
Вот что наконец я прочла на пути
335как в ЧА ИРЛИ
337[Жила] в Петербурге большая родня (л. 6)
351Мне душен казался [отеческий] дом

[1] И вот наконец [увидала того]

[2] [ходил]

421
353как в ЧА ИРЛИ
365А [только растрогали сердце до слез]
371[Лаская] Алешу, задумалась я
374Сказал он [так нежно, так] кротко (л. 6 об.)
388«Прости! [не карай] меня, Маша!
392Я еду! я тихо [шептала…]
396–397Я еду! Сказать не пора ли
Зачем [и куда?] Ты подумай сперва!
402[Чтоб спорить со много] как с ровней?
404Вперед [загляни] хладнокровней
406Ушел он [суровый] и гневный (л. 7)
409[Я помню], я целую ночь не спала
416И [время так] мирно летело?
418[Болтала]. Заметна была я
431как в ЧА ИРЛИ (л. 7 об.)
470Я [всё] приговор прочитаю
480Должна я… Так [богу] угодно!.. (л. 8 об.)
491 а.[Пока ему] дедушка будет отцом
б.Пусть дедушка будет Алеше отцом
505–506А может случиться [и то: я влюблюсь
И] первого мужа забуду
609А мачехой [строгой]… Горю со стыда… (л. 9)
523[Мы скоро расстались, почти от венца.]
525Вы [помните], где мы увиделись вновь —
533–534[С тех пор] он бессменно стоит предо мной,
На подвиг святой призывая.
539Ты долгу служил не щадя ничего (л. 9 об.)
555Опять провела я тяжелую ночь
562Статс-дама графиня Орлова
571[Затем] намекнул (я [потом] поняла)
575–576Что долгу послушный, не мог пощадить
Несчастного мужа… «Не смея
584Я [прыгала, пела, смеялась]… (л. 10)
593как в ЧА ИРЛИ
598Не знаешь ты [с] чем ты играешь!
616как в ЧА ИРЛИ (л. 10 об.)
626[Стоял] он поодаль понуро:
630–632Я [медлила] бодрость теряя,
Минуты мучительно [тихо текли],
Сестру [наперед я] обняла
636–638[Быть может, в душе] негодуя,
[Старик поднялся], по морщинам чела
Ходили зловещие [тучи]
422
644[Внимательно, долго] и строго (л. 11)
663Поэт В<еневитинов> стансы ей пел
Вм. 668–670[Чуждаясь тщеславного] света
[Она открывала охотно салон[1]
Не светским изысканным франтам (л. 11 об.)
Не знати надутой: приютом был он
Всему что блистало талантом,
Дышало искусством… и было] житье
[Артистам] у Зины в гостиной:
668[Светило] московского света
679[Ложись-ка теперь] ты до вечера спать
После 684[Что было в Москве поумней, повидней,
Что в ней мимоездом гостило
Всё вечером съехалось к Зине моей.
Артистов тут множество было
Тут были родные отправленных вдаль
Куда я мой путь направляла
Тут были Одоевский, В<яземский>, Д<аль>
Проститься со мной все желали
Тут был профессор-поэт Мерзляков (л. 12)
И Павлов тогда знаменитый,
И автор написанных Зине стихов,
Так рано могилой сокрытый)[2]
699Вся двинулась [старая] наша родня
736Гуляли мы там на просторе
750И волны [горой] подступали (л. 12 об.)
764В кого он [в те дни] не влюблялся!
771[Лазурное] море, вдали Чатырдаг
773–775К подножью [его]; виноград выбегал
На кручу [слезой] [3] отягченной,
И тополь [красивый] недвижно сиял (л. 13)
802Он с ним уезжая [простился]
805–806[К нему соловей прилетал] по ночам,
Как море шуметь уставало]
808Внимая, [всё в мире] смолкало! (л. 13 об.)
813–816Но умер поэт — [и] летать перестал
Пернатый певец к кипарису…
С тех пор кипарис сиротою стоял
С ветвями поникшими книзу…»
818как в ЧА ИРЛИ

[1] [Она открывала блестящий салон]

[2] [Так рано в могилу зарытый]

[3] Так в рукописи.

423
838Не стоит сей [век] ненавистный! (л. 14)
848И сени [родимого] сада! (л. 14 об.)
877[Отделать] на славу [его я] хочу
884Как было сдержать это слово?..
885–886Я слушала [пение], грусти полна,
Я [музыке] жадно внимала
889–892«[Припомните]: я уезжаю с зарей…
[Далеко…[1] наслушаться дайте!]
Ни музыки я не услышу такой,
[Ни пенья… О, пойте! играйте!..»]
После 892[И помню: так чудно играли они,
Так [2] пели!.. И плакали сами…
И каждый сказал мне: «Господь вас храни»
Прощаясь со мной со слезами…][3] (л. 15)
[И долгая ночь незаметно прошла,
Не помню концерта прелестней.
Я тронута чудной молитвой была
И благословляющей песней]
893–898[Согласно настроены были сердца
Торжественно как-то внимали
Той песне прощальной; не помню лица]
Без [думы], без [тихой печали],
Черты неподвижных суровых старух [4]
[Покинули] холод надменный
перед 909[Мне утром родные далеких друзей
Так много посылок прислали,
Что не было места в кибитке моей
Другую мы наскоро взяли
И тут же людей я себе наняла…
Последнее было прощанье
Последняя внуки разлука была
Бог милостив, будет свиданье!..] (л. 15 об.)
910–911Ни [тучки] на всем небосклоне…
[В сосульках] усы, борода ямщика
925[Кресты колоколен] блеснули (л. 16)
942Добычу у псов [отнимает]
948 а.[Попы у харчевни] дерутся

[1] [Играйте]

[2] [И]

[3] Далее следует отрывок, перенесенный затем особым знаком в начало главы V перед ст. 909 (см. ниже).

[4] а. Черты [неподвижно сидевших] старух

б. Черты неподвижных [угрюмых] старух

424
б.Продрогшие куры дерутся
967[«Не бойтесь письмо государя] со мной!»
968Часы [мои] десять пробили (л. 16 об.)
982[И фыркая лошади стали]
984Пождать бы! [дорогу стеряли!..]
1004Их печь без трубы затопили (л. 17)
1013[Пошел] он улегся на голом полу
После 1024[Еще он в дороге… в степях снеговых.
Друг друга они поздравляют…
Там несколько троек… и стража при них.
Коней они быстро меняют
И мчатся, не видя границы степей,
Не видя жилья по неделям…
Пустыня! Чем дальше, тем меньше людей,
Тем больше простора метелям.
Всё мертво — лишь волк иногда пробежит
Да каркнет голодная птица,
Метель их усталые очи слепит
И колет их бледные лица.
То горы и башни, то город большой
Дразня их, рисует миражи…
Чу! Крик оглашает дорогу: «Постой
Нет сил!» Но суровые стражи (л. 17 об.)
Не внемлют: им велено ехать скорей
И едут — нигде не ночуют
И сами неистово хлещут коней
И страшно возницу бичуют…]
1048«Боярыня ждут серебрянки»
1051Сибирь [высылает] богатство свое
1056В [трактире] сижу [ожидаю]… (л. 18)
1086[Вдруг слышится] звон колокольный
1089как в ЧА ИРЛИ
1091Всё было [безмолвно], — толпа не ушла… (л. 18 об.)
1099И голос священника чувством звучал
1118–1120Пропала дорога санная.
Когда началась перекладка вещей
Узнала я, — радость большая! —
Что Зина со мной уложила [1] рояль!
Укутав его осторожно,
Поехали дальше. Как было мне жаль,

[1] [отпустила]

425
Что тотчас играть невозможно! (л. 19)
1141–1142Как горе и радость одна не живет:
Я утром в Нерчинск [1] прискакала
1145Они [недалеко]! — я бросилась к ней (л. 19 об.)
1150Чьи спутники — горе да [слезы]
1169Найдем мы обиженных скорбных [людей]
1180[Тернистую] нашу дорогу (л. 20)
1183как в ЧА ИРЛИ
1200Спросил: — По какому [вы] виду? (л. 21 об.)
1240«[Еще бы]! Поют они славно!»
1249как в ЧА ИРЛИ (л. 21)
1251[Помедлите, внуки!] Хочу я сказать
1263Вас в каторге самый [чин] не спасет!
1272[Работу] они исполняли.
1275–1276«Покушай! Горячий, сейчас из [огня]!»
[Да, внуки,] картофель печеный!
1281Спасибо!.. Считали свой труд [ни за что] (л. 21 об.)
1291Уступами шел он; тепло было в нем
1317На свет! Я увидела свет впереди… (л. 22)
1321Огонь!.. Что есть мочи бегу на огонь
1346как в ЧА ИРЛИ (вариант б.) (л. 22 об.)
1366как в ЧА ИРЛИ (вариант б.)
1373[Бранился, грозил, горячился…] Но мы (л. 23)
1390–1392Какая отвага!.. Видала
Я тут драгоценные [2] глыбы руды
И цельные [3] слитки металла
1395Я чуть не упала, [рванулась] вперед (л. 23 об.)
1405–1406несколъко точек (л. 24 об.)
1407–1408зачеркнуты
1421И с криком «иду!» я [помчалась] бегом (л. 24)
1433как в ЧА ИРЛИ
1453Вдруг снизу донесся [настойчивый] крик (л. 24 об.)

Варианты наброска ЦГАЛИ (ст. 293–320)

294–295Я [тихо] припав К его груди
Рыдала… Он обнял меня и [сказал]
314(Покуда мне жить не наскучит)».

[1] [Иркутск]

[2] [преогромные]

[3] [целые]

426

Варианты копии главы IV ИРЛИ

851как в ЧА ИРЛИ'
683Поэт В… стансы ей пел
691В салонах [еще] повторялась
699Вся двинулась [старая] наша родня [2]
771У ног его море, вдали Чатырдаг
814–816Пернатый певец к кипарису…
С тех пор кипарис сиротою стоял
С ветвями поникшими книзу [3]
842–843как в ЧА ИРЛИ
853«Да, верно! недолго вам горе терпеть
884Как [было] сдержать это слово?..
897Черты неподвижных [угрюмых] старух
После 908Мне утром родные далеких друзей
Так много посылок прислали,
Что не было места в кибитке моей
Другую мы наскоро взяли
И тут же людей я себе наняла…
Последнее было прощанье,
Последняя, внуки, разлука была…
Бог милостив, будет свиданье!..[4]

Варианты прижизненных изданий (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)

ЗаглавиеРусские женщины

II

Княгиня М. Н. Вол-ская

(Бабушкины записки) (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
108Вол-ский! Его ты видала (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
118С Сергеем Вол-ским стояла (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)

[1] Ниже на полях помета А. С. Суворина, относящаяся к подчеркнутому им слову «новелл» в ст. 661 («Она нам оставила книгу новелл»): Не нравится мне это иностранное слово.

[2] Ниже на полях помета А. С. Суворина, относящаяся к подчеркнутому им слову «ботинки» в ст. 753–754 («И Пушкин смотрел… и смеялся, что я Ботинки мои промочила»): Тоже нахожу, что это слово бьет несколько по уху.

[3] Рядом на полях помета А. С. Суворина: Свойство кипариса, как и пирамидального тополя, иметь ветви всегда кверху.

[4] Рядом на полях помета А. С. Суворина: Подробность малоинтересная и, кажется, вредящая общей нити этой главы.

427
223Готовя несчастье отчизне своей (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
233–234Как нежно он бедную дочь утешал!
Я горько Сергея винила (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
261–264строка точек (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
Вм. 341–345Но сделать они ничего не могли… (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
353как вЧА ИРЛИ (ОЗ)
529–536строка точек (ОЗ)
562Сестра моя К… О… (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
565–567Он полон был теплым участьем ко мне,
К судьбе моей горькой! Сначала
Сказал государь о суровой стране (ОЗ)
721Тут были О-ский, В-ий; был (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
869–872строка точек (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
948как в НР ИРЛИ (вариант б.) (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)
1171строка точек (ОЗ)
1171Мы кротостью нашей смягчим… (Ст 1873, ч. 5, VI)
1341Вол-ская! вдруг закричал Т-кой (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
1345–1346две строки точек (ОЗ)
1345–1346С-ей Т-ой, А-н М-ев,
Д-в и кн. О-ий (Ст 1873, ч. 5)
1359–1360две строки точек (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
1362Утешила я Т-го (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
1399Сказал Т-ой, чтоб на горе нам всем (ОЗ, Ст 1873, ч. 5)
1404–1408отсутствуют (ОЗ, Ст 1873, ч. 5, VI)

Заметки к продолжению поэмы ГБЛ

О БЕЧАСНОМ АНЕКДОТЫ

Со стеклом. Ухаживал за Вол<конской> долго и обнаруживал неловк<ость>.

Чуть не утонул в Иногде.

Однаж<ды> шел Бечас<ный>
По жерд<очке> опасной,
Спот<кнулся> и упал,
428
Прямо в грязь попал.
Ах, бед<ный> Бечасн<ый>,
Нес<частный>, злосчастный!

Разводил пиявок — забыл, что в эт<ом> месте их разводит, стал купаться, и пиявки его облепили.

В Иногде — раки. (л. 3)

Зуб. Арт<амон> Муравьев.

Золоченый нос — химик Ватковский.

Бестужев.

Живопись Бестужева — <пни?>.

Это Иван Иванович.

Зубы Волконского.

Ездили в небольшой лес, где укрывались беглые — <те> прятались, чтоб не испугать детей.

Айок — в 35 верстах от Иркутска. Урик,[1] Усь-Куда, Камчатник. Конокрад Харламов — не крал у ссыльн<ых>.

Урик — дорога.

Не ездите прямой дорогой. Там засел Харламов (это был он сам). Пели или веселое или печальное, (л. 3 об.)

Конспективные записи ИРЛИ

Матвей Иванович Муравьев.

Свистунов.

Беляев.

Наталья Григорьевна. Муравьева.

О записках Лорера.

Завалишин.

Никитушка у частокола.

Апра —

План продолжения поэмы ГБЛ

Пролог. Странницы.

Гл. 1-ая. Смерть стучится в нашу тюрьму. Она угрожает отнять у нас самый лучший перл — эту великодушную


[1] Над словом: Урик — помета: Мур<авьевы>

429

женщину и пр. Чем тоньше натура, тем менее может выдержать. Удивительно еще, как все они не умерли, как вспомнишь, что они терпят и терпели.

Гл. II-ая. Не говоря о муках физических. В 1-е время они буквально голодали, когда не было сообщения с родными. Сами мыли белье, пекли хлебы и пр. Нет, муки нравственные (случай по поводу Рика).

Гл. III. А этот случай! Столько ужаса! (Случай с Волконской, разбойник.)

Гл. IV. А этот случай с Муравьевой, когда к ней пристал пьяный офицер. Какие последствия его могли быть. Сколько подумалось. Ей стало казаться, что у нее отнимут мужа, когда она осмыслила последствия.

Гл. V. И вот приезжает курьер и разносит слух, что он приехал кого-то увезти в Петербург для новых допросов. Кого? Ужас.

Еще глава: а нервы уже надорваны; разве легко было перенести всё это: аресты мужей (Муравьева плавала в лодке у крепости), долгий путь сюда и пр. и пр.

Гл. VI. Жизнь входит несколько в условные рамы. Утром их ведут на работу; 2 раза в неделю свиданья; все выбегают, чтобы встретиться, они сами открывают ставни; бродят у места работ; провожают издали, когда возвращаются. Садятся у ограды; по звуку цепей узнают приближение; потом долго не могли привыкнуть, как сняли цепи; разговоры через частокол. В 9-ть запирают их; в праздник пение и т. д. (Пение арестантов: Воля ты и пр.)

Гл. VII. Переезд в Петровск и описание жизни там, сначала ужас от темноты тюрьмы и т. д. Потом сравнительное удобство. Только беспокоили иногда приезды ревизоров да был случай (не сюда ли то, что означено под цифрой V?)

Гл. VIII. Но самая жизнь: беспрестанное перебегание из тюрьмы домой и обратно и пр. Стычки с комендантом. Мысль о покинутых в России детях и т. д. и т. д.

Гл. IX. В один-то из таких дней Муравьева простудилась. Доктор Вульф и пр. Работа. Если зовут к больному, садится в телегу и едет. Больница. Аптека. Гроб. Живой мост. Погребение. Лампада неугасимая.

Не за танцы, не за шпоры, не за светские манеры полюбила она своего Никитушку. Он был серьезен и пр. Карамзин и т. д.

430

Запись неосуществленного замысла произведения о декабристе ИРЛИ

Встреча возвращающегося декабриста и нового сосланного.


Н.А. Некрасов. Княгиня М. Н. Волконская (Варианты) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 4. С. 366-416.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2021. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.