1. Написано, вероятно, в июне — начале июля 1814 г., во время пребывания Батюшкова в Швеции (из заграничного похода против Наполеона Батюшков, дошедший с русскими войсками до Парижа, возвращался в Петербург через Англию, Швецию и Финляндию). Впервые: ПРП. Ч. II, кн. 4. СПб., 1814. С. 217—223. Перепечатано: О. Ч. II. С. 11—18. Один из ближайших литературных источников элегии — стихотворение Фридриха фон Маттисона (Friedrich von Matthisson, 1751—1831) «Elegie, in den Ruinen eines alten Bergschlosses geschrieben» («Элегия, написанная на развалинах старого горного замка») [см.: М. Т. I. С. 225—226 (1-й паг.), 386 (2-й паг.)]. Об увлечении стихами Маттисона Батюшков писал П. А. Вяземскому 10.VI 1813.

    Историческая элегия «На развалинах замка в Швеции» относится к числу произведений Батюшкова, оказавших наиболее значительное воздействие на творчество младших современников. На основе ее оригинальной строфы была построена строфа «Воспоминаний в Царском Селе» (1814) А. С. Пушкина (см.: Томашевский Б. В. Пушкин. М.; Л., 1956. Кн. I. С. 56—63; Он же. Строфика Пушкина // Пушкин: Исследования и материалы. М., 1958. Т. II. С. 91—93).«Скандинавские» мотивы батюшковского стихотворения отразились в элегии Е. А. Баратынского «Финляндия» (1820) [см.: Хетсо Г. Евгений Баратынский: жизнь и творчество. Oslo; Bergen; Tromsö, 1973. С. 347; Пильщиков И. А. Финские элегии Баратынского: Материалы для академического комментария // К 200-летию Боратынского: Сб. материалов междунар. науч. конф., сост. 21—23 февр. 2000 г. (Москва — Мураново). М., 2002. С. 71, 73, 74].

  2. Светило дня — ‘солнце’. В элегии Маттисона это выражение отсутствует: Sweigend, in der Abenddämmrung Schleier, // Ruht die Flur <...> Перифраза светило дня распространилась в русской поэзии предпушкинской эпохи под влиянием французской поэтической идиоматики: l’astre du jour (Поэтическая фразеология Пушкина. М., 1969. С. 56). В стихотворном переложении эпизода из первой песни «Освобожденного Иерусалима» Торквато Тассо (1808) на месте итальянского il sol(e) ‘солнце’ у Батюшкова появляется светило дня в соответствии с l’astre du jour во французском переводе Ж.-Ф. Лагарпа, служившем русскому поэту подспорьем. В батюшковском переводе канцоны Петрарки «Ne la stagion che ’l ciel rapido inchina...» («Вечер», 1810) на месте итальянского il sol(e) вновь использована перифраза светило дня (см.: Пильщиков И. А. Батюшков и литература Италии: Филологические разыскания. М., 2003. С. 37, 68, 205 примеч. 153). Таким образом, в своих переводах с итальянского и немецкого Батюшков заменяет слово солнце традиционной перифразой французского типа.
  3. Хляби — здесь ‘воды’, как обычно в русской поэзии конца XVIII — первой трети XIX в. (см.: Поэтическая фразеология Пушкина. М., 1969. С. 41—42, 44 примеч. 11). Исходное значение ц.-слав. хлябь ‘водопад’ к этому времени было уже прочно забыто (см.: Мурьянов М. Ф. Семантика ц.-слав. хлябь // Этимология 1979. М., 1981. С. 59; Пильщиков И. А. Отзыв у Баратынского: слово и значение // Язык. Культура. Гуманитарное знание: Научное наследие Г. О. Винокура и современность. М., 1999. С. 286).
  4. Вероятный источник стиха — 6-я строка из «Сельского кладбища» (1802) В. А. Жуковского: Повсюду тишина, повсюду мертвый сон [см.: Проскурин О. А. Батюшков и поэтическая школа Жуковского: (Опыт переосмысления проблемы) // Новые безделки: Сборник статей к 60-летию В. Э. Вацуро. М., 1995/1996. С. 94].
  5. Ср. в письме Батюшкова к Д. П. Северину из Готенбурга (Швеция) от 19.VI 1814: «Ета земля не пленительна <...> В ней ничего нет приятного кроме живописных гор и воспоминаний» (РНБ. Ф. 50. Оп. 1. Ед. хр. 26. Л. 4).
  6. Оден (Один) — в скандинавской мифологии верховный бог, покровитель военных дружин (ср. ниже в 31-м стихе: Бог, властитель брани; в 94-м: отцу и богу брани).
  7. См. примеч. 6.
  8. Гела (Хель) — хозяйка подземного царства мертвых (скандинавская мифология).
  9. Нейстрия — западная часть франкского государства Меровингов, занимавшая про-странство между Шельдой и Луарой (VI—VII вв.).
  10. Альбион — древнее название Британии. Туманный Альбион — ср. тот же эпитет в начальном стихе элегии «Тень друга».
  11. Валкала (Вальгалла) — небесное жилище воинов, павших в бою (скандинавская мифология). Батюшков неточен: Гела (Хель) (см. примеч. 8) властвовала над подземным царством Нифльхель, а не над Валгаллой.
  12. Скальды — певцы и поэты в древней Скандинавии; то же, что барды у кельтов.
  13. ОРНБ: Зри: дубы в пламени, в сосудах мед сверкает.
    Дубы в пламени — элемент «оссианического» пейзажа. Подобно многим своим современникам, Батюшков не проводил различий между скандинавами и кельтами (см.: Плетнев П. Финляндия в Русской поэзии: (Письмо к Цигнеусу) // Альманах в память двухсотлетнего юбилея Императорского Александровского Университета. Гельсингфорс, 1842. С. 147; Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. СПб., 1896. Т. I. С. 238—239; и др.). Ритуальное возжигание дубов у древних кельтов описано в «Поэмах Оссиана» («The Poems of Ossian», 1761—1773) Дж. Макферсона («Fingal», кн. VI; «Temora», кн. I—III; и др.); ср. в переводе Е. И. Кострова: «Ночь спустилась; сто возженных дубов озаряют поле»; «<...> я воспламенил дуб на высоте холма. Ветры Моры разстилают пламень далече»; «Тако пели Барды на высоте Моры, в часы молчаливой ночи. Пламень ста дубов разстилается и озаряет окрестность; пиршество уготовано» (Оссиан, сын Фингалов, Бард третьего века. Гальские стихотворения / Пер. с Франц. Е. Костровым. СПб., 1792. Ч. II. С. 74, 89, 113). Эта деталь нередко встречается в поэзии русского оссианизма (см.: Левин Ю. Д. Оссиан в русской литературе: конец XVIII — первая треть XIX века. Л., 1980. С. 37, 43 примеч. 10). Так у Г. Р. Державина в первой строфе оды «На победы над Французами в Италии...» (1799): Пред ними <Бардами. — И. П.> сто дубов горят (стих 6). Поэт поясняет: «У северных народов было обыкновение торжествовать их победы <...> при зажженных дубах» (Державин. Сочинения / С объяснит. примеч. Я. Грота. СПб., 1866. Т. III. С. 674).
  14. Лики — ‘собрание поющих; хоровая процессия’.
  15. А. С. Пушкин на полях своего экземпляра «Опытов в Стихах и Прозе»  заметил: «Вот стихи прелестные, собственно Батюшкова — вся строфа прекрасна» (Пушкин. С. 258). Действительно, в элегии Маттисона соответствующая сцена изображена несколько иначе: Ihm die treue Rechte sprachlos reichend // Steht sie da, erröthend und erbleichend; // Aber was ihr sanftes Auge spricht, // Sängen selbst Petrarch und Sappho nicht (= Безмолвно протягивая к нему верную десницу, // Стоúт она там, краснея и бледнея; // А что говорит ее нежный взгляд, // Не спели бы сами Петрарка и Сапфо).
  16. Отец и бог брани — Оден (Один) (см. примеч. 6).
  17. Так в списке «погрешностей и перемен», предпосланном II части О. В основном тексте О: Иль слышен вой зверей.
  18. Ср. у Жуковского в «Песни Барда над гробом Славян-победителей» (1806): Как пали сильные? как сильных гром утих? // Где вы, сыны побед? где славных Воев сила? (стихи 34-36); протоисточник — 2 Книга Царств, гл. 1, ст. 19, 25, 27: «какω падоша сильнїи». Сильные (в значении существительного) — ‘могучие воины, богатыри’ (калька греч. οι δυνατοί; см.: Словарь русского языка XI—XVII вв. М., 1999. Вып. 29. С. 143).
  19. Это выражение повторено Е.А.Баратынским в 1-й редакции элегии «Финляндия» (см. примеч. 1): Молва умолкнула о спутниках Роальда (35).
  20. Протекши — ‘прошедшие, проплывшие’.
  21. Автоцитата из стихотворения «Тибуллова Элегия ХI. Из I книги»: От копий, от мечей (38); меж копий и мечей (91).
  22. Руны — древнейшие письмена скандинавов, сохранившиеся на камнях, скалах и т.д. Словосочетание руны тайные образует плеоназм: швед. runa происходит от др.-сканд. rûnar ‘тайная письменность’ (ср. гот. rûn ‘тайна’).
  23. ОРНБ: И руны тайные, преданья на скалах.

И.А. Пильщиков. Комментарии к «Опытам в Стихах и Прозе» К.Н. Батюшкова.
© Электронная публикация — РВБ, 1999–2019. Версия 2.0 от 4 сентября 2017 г.