РВБ: Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. Версия 0.4 от 22 ноября 2015 г.

II.
ОТРЫВКИ ВТОРОЙ РЕДАКЦИИ

1.

<А> В департаменте податей и сборов или, как любят иногда называть его чиновники любящие поострить, подлостей и вздоров*


* Авторская сноска в рукописи: [назван<ние>] да не подумают впрочем читатели, чтобы это название основано было в самом деле на какой-нибудь истине, ничуть, здесь всё дело только в этимологическом подобии слов. Вследствие этого департамент горных и соляных дел называется депар.<таментом> горьких и соленых дел и тому подобное. Много приходит на ум иногда чиновникам во время, остающееся между службой и вистом, когда на зло трескучему морозу где-нибудь в комнате, при освещенном свечами вечере и шипячем самоваре <не дописано>.

450

<Б> В департаменте... не хочу сказать каком.1 Ибо департаменты пресердитое сословие и чуть только назови один из них по имени, в ту же минуту названный обидится и будет утверждать, что над ним смеются, хотя бы просто автор сказал, что в департаменте весьма чисто и опрятно2. Итак, в одном департаменте служил один чиновник довольно низенького роста3, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшою лысинкой на лбу [и] морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется несколько гемороидальным. Что ж делать. Автор в этом совершенно не виноват. Таково действие петербургского климата...4 Что касается до чина, ибо5 у нас на Руси прежде всего нужно объявить чин [говорится: как, скажи́те <?>, ваш чин, имя и фамилия, а не фамилия, имя, чин... Итак, что касается до чина], то он был то̀ что называют вечный титулярный советник, [чин]6 над которым как известно у нас немало потрунили и поострились разные писатели, [которых сочинения и доныне еще смешат некоторых читателей, сделавшихся читателями7 от скуки и из препровождения времени] [и] которые имеют похвальное обыкновение налегать на тех, которые не могут кусаться.8 [Имя и] фамилия его была Акакий Акакиевич Тишкевич.

Может быть это имя покажется несколько странным [но что ж делать], никак нельзя было без него обойтиться9 и это читатель сейчас10 увидит, всю историю как11 это произошло. Родился он как раз против ночи на 4 февраля


1 Далее начато: Вообще

2 весьма чисто и выметаются хорошо <полы>

3 больше низенького чем среднего роста

4 Далее начато: Был он

5 потому что

6 сословие

7 читателей, читающих

8 <которые не> кусаются

9 Далее начато: совершенно нельзя и вот

10 совершенно сейчас

11 увидит как

451

зимою в самое дурное время. Покойница матушка чиновница и очень хорошая женщина1 тотчас же приказала2 позвать священника, чтобы окрестить ребенка. Ибо Акакий Акакиевич был тогда без галстуха, без фрака и без морщин. Словом, был ребенок. Покойница лежала на кровати против дверей, с правой стороны кум, служивший3 в 4 департаменте сената и жена квартального офицера.4 Священник открыл святцы и, как водится мальчику давать имя святых несколькими днями вперед, то священник представил матушке любое из трех: Еввул, Моккий, Евлогий. — Вот это, батюшка, какие имена, я таких и не слышала. Это такие имена — и людей таких нет. — Священник перевернул через страницу [и] вышли опять три имени: Варахасий, Дула и Трифилий. — Ах, боже мой, еще чуднее имена. Да разве, батюшка, были такие имена.5 Какие право! Странно — уж пусть бы еще Варадат или Фармуфий, а то6... Трифилий. Я и не выговорю таких. — Священник перевернул страницу и вышли два: Павсикакий и Фрументий. — Ну, уж коли так, сказала мать, так пусть7 так называется как отец.8 Отец был Акакий, так пусть и сын называется Акакий, и таким образом составился Акакий Акакиевич. Его тут же окрестили.

Итак, это произошло совершенно по необходимости, что чиновник стал носить такое имя.

Но как он служил, клянусь, этак трудно служить, этак не служат. Это не то что иной,9 [как] говорится, отзвонил да и с колокольни, прибавивши: чорт побери присутствие, и вытянувшись пошел подпрыгивать10 по улице и натягивать на пальцы белую перчатку. Акакий Акакиевич пил службу как воздух.11 В службе его было всё существование, источник радостей и всего.


1 Далее было: генеральша Кулебякина ее любила

2 тотчас же послала

3 кум стряпчий

4 квартального чиновника

5 Далее было: Священник показал святцы

6 а то ... это право

7 пусть будет

8 как и отец его Акакий.

9 Далее было: занимающий даже и штатное место 7 класса и выше. Насидевшись

10 попрыгивать

11 жил службою

452

2.

Всходя1 по чердачной <?> лестнице, которая2 была облита вся водой и помоями3 и вела прямо в комнату Петровича с окном в какую-то коню<шню>, Акакий Акакиевич думал уже между тем о цене и сколько именно запросит Петрович за работу и готовился мысленно надавать4 на пять рублей два рубли.

Дверь была отворена, потому что хозяйка готовя какую-то рыбу напустила дыму в кухню5 и для этого6... Пройдя через кухню, которая несмотря на то что была7 маленька, но была грязнее кожи <?> мужика идущего в баню8 и где было вволю тараканов прусаков и прочих хозяйственных необходимостей,9 Акакий Акакиевич вошел наконец в комнатку, где увидел Петровича сидящего возле на столе,10 подвернувшего под себя ноги как султан. Ноги сами по себе, по обычаю портных сидящих за работою, были11 нагишом12 и большой палец, очень знакомый Акакию Акакиевичу, с каким<-то> изуродованным ногтем, толстым большим и крепким как череп у черепахи, со своей стороны приветствовал его. Петрович кивнул головою и посмотрел на руки Акакия Акакиевича желая знать, какого рода добычу тот несет. На шее у него висел моток шелку и ниток, а на коленях какая-то ветошь. Петрович за минуту до прихода продевал с четверть часа нитку в иглу и всё не попадал и потому сердился и бранил темное время.13 Акакию Акакиевичу неприятно было, что он пришел в ту минуту, когда Петрович [сердился].14 Он особенно15 любил


1 Перед этим начато: Подходя

2 которая вела к Петровичу

3 Сверху написано: проникнута тем спиртуозным запахом, который властвует на наполненных местах

4 и уже мыслен<но> готовясь давать

5 в короб <?>

6 Не дописано.

7 которая была хоть

8 маленька, но как водится весьма грязненька

9 и снабжена <?> вволю тараканами прусаками и прочими хозяйственными необходимостями

10 сидящего на столе

11 по обычаю портных были

12 [Надо] Не нужно говорить, что ноги эти были натурально нагишом

13 сердился браня темноту

14 сердился, но нечего делать, дело было сделано.

15 Ему бы особенно

453

заказывать Петровичу1 когда он2 уже был неско<лько>3 под куражем или как выражалась жена его: осадился сивухой, одноглазый чорт. В таком состоянии4 Петрович обыкновенно очень охотно уступал и соглашался и всякой раз даже кланялся и благодарил.5 Потом, правда, приходила жена его с плачем, что [де] дешево де взялся, но гривенника было <довольно?> прибавить и дело в шляпе. А теперь Акакий Акакиевич спохватился, да нечего делать, дело было сделано.

— Здравствуй Петрович. А я вот того.

— Здравствовать желаю, сказал Петрович посмотревши своим единственным глазом на фрак Акакия <Акакиевича>, начиная с рукавов и на покрой спинки, который ему очень был знаком, но таков уже обычай портных.6 Это первое что он сделает, прежде чем начнет говорить ...

— Вот я того, Петрович ... Шинель-то местах в трех повытерлась7 ... Так того, чтобы заплаточки, знаешь ... да и подкладку тоже в иных <местах> подшить, где разорвалась и кое где и того, нового колинкорца8 вставить.

3.

А ты, Петрович, заплаточку!

Гм. Да, ведь заплаточку-то уж нельзя положить. Укрепиться ей нѐ за что.9 Повернешь иголку, а оно и ползет. Подержка-то уж очень большая.10 Ведь это оно только слава что сукно, оно что порох, вон так на ветер и летит.11

А ты, Петрович, все-таки как-нибудь укрепи.

Да что прикрепить? прикрепить-то можно прикрепить, да было бы к чему. Тут поставишь заплатку, а на другой день нужно опять и другую.

— Ну, а ты, Петрович, и другую поставишь потом.


1 любил к Петровичу приходить в то время

2 когда т<от>

3 был немножко

4 В это время

5 и всякой раз даже благ<одарил>.

6 обычай портных обсм<отреть?> на нем <?>

7 местах в трех прот<ерлась>

8 новые штучки

9 Далее начато: Тут

10 Сукно-то больно издержалось

11 оно что прогорелое, ты его ткнешь <?> только вон лезет.

454

— Да что ж <?>, уж ее просто только бросить, если говорить правду. Как зимний холод придет, так вы онучки из <нее> для ног сделайте, потому что чулок не согреет.1 Это немцы выдумали, чтобы денег побольше себе забирать (Петрович любил при случае кольнуть немцев). [Да] а шинель нужно новую2 делать.


1 Вместо „Да чтож ~ не согреет“: Да ведь это выходит, одна подчинка дороже чем шинель, а вы уж нечего делать. Ведь она просто разве на мусор только ее продать — а ведь нечего делать, оставьте ее так

2 шинель новую нужно

 

Воспроизводится по изданию: Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. Т. 3. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1938.
© Электронная публикация — РВБ, 2015—2019.
РВБ