[an error occurred while processing this directive]


* * *

Когда в объятия мои
Твой стройный стан я заключаю
И речи нежные любви
Тебе с восторгом расточаю,
Безмолвна, от стесненных рук
Освобождая стан свой гибкой,
Ты отвечаешь, милый друг,
Мне недоверчивой улыбкой;
Прилежно в памяти храня
Измен печальные преданья,
Ты без участья и вниманья
Уныло слушаешь меня...
Кляну коварные старанья
Преступной юности моей
И встреч условных ожиданья
В садах, в безмолвии ночей.
Кляну речей любовный шепот,
Стихов таинственный напев,
И ласки легковерных дев,
И слезы их, и поздний ропот.

1830

* * *.

When I enclose your slender form
In heat of passionate embraces,
And I unleash on you a storm
Of ardour’s words in gentle traces,
You, silent, from my binding hold
Yourself then disentangle lithely
And answer, sweet one, love now cold,
With unbelieving smile, so blithely:
And unforgetful of forlorn
Accounts of all my indiscretions,
You glumly hear my vain expressions
With little show of love reborn…
I curse then all the faithless actions
Of oh-so-casual youth misspent,
Pursuit of silly rake’s transactions
In gardens filled with evening’s scent.
And then I curse my whispered passion,
My enigmatic verses’ strain,
Caress believing maidens fashion,
Their tears, and then their moan’s refrain.

Translated by Rupert Moreton
(Lingua Fennica)

А.С. Пушкин. «Когда в объятия мои...» / A.S. Pushkin. “When I enclose your slender form...”. Translated by Rupert Moreton // Alexander Pushkin. Collected Works: Parallel Russian Text and English Translation.
© Электронная публикация — РВБ, 2022—2024. Версия 2.1 от 30 ноября 2023 г.