Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


О народности в литературе (стр. 267). Эти черновые наброски (без заголовка) связаны с работой над предисловием к «Борису Годунову» (1825) и являются в основной своей части откликом на полемику о народности в русской печати 1824—1825 гг. (статьи Полевого, Вяземского, Кюхельбекера, Бестужева и др.). Литературно-теоретические позиции Пушкина, определившиеся в этих спорах, свидетельствуют о его знакомстве с книгами Фридерика Ансильона (1767—1837) «Analyse de l’idée de litterature nationale» («Анализ понятия о национальной литературе»), Париж, 1817 г., и «Nouveaux essais de politique et de philosophie» («Новые эссе из области политики и философии»), 1824 г. В первой из названных книг выдвинут был тезис о том, что «Идеи, привычки, привязанности, господствующие в народе, образуют его национальный характер, и произведение искусства в его глазах будет прекрасно только в той степени, в какой оно будет в соответствии с его национальным характером». Во второй из них формулированы были положения о том, что «Главная отличительная черта прекрасного — простота» и что «Всякая национальная философия имеет свою сторону истины. Она улавливает связи, имеющие наибольшую степень сродства с характером и духом своего народа, и это объясняет и оправдывает ее жизненность. Всякая национальная литература имеет свою сторону красоты.

524

Она улавливает в искусствах, управляемых воображением, то, что наиболее сильно говорит духу и характеру своего народа». Подробнее об этом см. в статье Б. В. Томашевского «Пушкин и народность» (Б. В. Томашевский, Пушкин и Франция, М.—Л. 1960).

Стр. 267. Один из наших критиков... — Пушкин имеет в виду Булгарина, который, говоря о «народной русской трагедии», обращал внимание драматургов на «предметы эпические и драматические», которыми «изобилует история России»: «Пришествие варягов, независимость Новгорода и Пскова, вражды удельных князей, нашествие татар <...> гораздо занимательнее чуждых преданий. Все сии происшествия ожидают только гения, чтобы, украсившись цветами поэзии и вымысла, появиться на русской сцене в национальном виде» («Русская талия», СПб. 1825, стр. 351—352).

...что есть народного в «Петриаде» и «Россиаде», кроме имен, как справедливо заметил кн. Вяземский. — Пушкин имеет в виду предисловие П. А. Вяземского к первому изданию поэмы «Бахчисарайский фонтан» (1824).

Что есть народного в Ксении... — Пушкин, упоминая героиню трагедии В. А. Озерова «Дмитрий Донской», полемизирует с Вяземским, провозглашавшим эту пьесу «народною трагедиею» («О жизни и сочинениях В. А. Озерова», СПб. 1817, стр. XXXVIII).

Ученый немец негодует на учтивость героев Расина... — Пушкин имеет в виду иронические замечания Шлегеля об «Андромахе» Расина («Cours de litterature dramatique», t. 2, Paris, p. 199).

...француз смеется, видя в Кальдероне Кориолана, вызывающего на дуэль своего противника. — Этот эпизод заметил Сисмонди в разборе «Оружия любви» Кальдерона («De la litterature du Midi de l’Europe», t. IV, Paris, 1819, p. 120). См. также статью «О народной драме и драме Погодина «Марфа Посадница» (стр. 360).


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 6. Критика и публицистика.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.