IV

ПРОГРАММА («ОБЪЯВЛЕНИЕ»)
НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ЖУРНАЛА САЛТЫКОВА

К письмам 157160

ОБ ИЗДАНИИ В 1863 ГОДУ В МОСКВЕ ЖУРНАЛА
«РУССКАЯ ПРАВДА»

Предположив издавать в Москве новый журнал и объявляя о приеме подписки на него, мы считаем себя обязанными разъяснить перед публикою те начала, которыми мы будем руководиться при издании.

328

Главную цель, которой будет неизменно служить новый журнал, составляет: утверждение в народе деятельной веры в его нравственное достоинство и деятельного же сознания естественно проистекающих отсюда прав. Будем откровенны: цель эта, не только главная, но, по нашему мнению, и единственно жизненная, единственно возможная для предприятия, имеющего общественный характер. Народ русский еще вчера только почувствовал на себе первые благодеяния свободы, представшей ему под видом отмены крепостного права, только вчера он ощутил в себе возможность выйти из пассивного положения, навязанного ему тяжелым двухвековым игом, и сделаться деятельным членом общечеловеческой семьи. Следовательно, в настоящее время самый существенный для него интерес заключается не в отыскании более или менее отдаленных идеалов общественного устройства, но в том, чтобы твердо стать на ногах, сосчитать свои силы и устранить те неблагоприятные условия, которые могут препятствовать дальнейшему свободному развитию русской жизни. Принять такое положение и сообразоваться с ним обязательно для всякого современного деятеля, который хочет, чтобы слово его не было гласом, вопиющим в пустыне.

Имея постоянно в виду своем народ и его потребности, желая всеми силами своими служить делу его самостоятельности, мы находим, что заявленная выше руководящая мысль нашего журнала вполне соответствует современной обстановке народной жизни. Во-первых, она не навязывает этой последней никаких иных форм, кроме тех, которые для нее самой в данную минуту желательны; во-вторых, она предполагает подробное и добросовестное изучение народных нужд и, вводя их в народное сознание, помогает ему возвести их на степень требования, влекущего за собою немедленное и действительное признание его законности. Принять какое-либо другое основание для общественной деятельности значило бы, по нашему крайнему разумению, принять основание призрачное, значило бы преднамеренно вводить народ в заблуждение относительно его интересов.

Мы имеем полный повод думать, что время, в которое мы живем, как нельзя более благоприятно для осуществления тех скромных целей, которые мы себе предположили.

Не подлежит сомнению, что для России наступила эпоха пробуждения и что никакие тормозы и запоры, никакие злоухищрения не могут остановить однажды показавшихся зачатков его. Мы столь твердо убеждены в этом, что даже не придаем особенного значения еще проявляющимся по временам

329

попыткам возвратиться к отжившим формам жизни: по мнению нашему, попытки эти не что иное, как естественные, хотя и уродливые, проявления чувства самосохранения, общего всему живущему, и в настоящем случае тем менее опасные, что источник, из которого они исходят, сам ощущает несомненное и конечное свое иссякание. Самый простой здравый смысл подсказывает, что все живейшие заботы современного человека, как бы ни были враждебны прогрессу его коренные, задушевные убеждения, все-таки направлены, если не к тому, чтобы стать вровень с возникающими запросами жизни, но, по крайней мере, хотя к тому, чтобы избежать необходимости идти вразрез роковому течению ее. Практика на каждом шагу доказывает это. Она доказывает, что произвол, насилие и самосудство с каждым днем теряют самых рьяных своих поборников, самых ревностных адептов, что и между слугами произвола завелась своего рода стыдливость, положительно мешающая им приносить жертвы Ваалу с прежнею отчетливостью и чистотою отделки.

Следовательно, с этой стороны мы безопасны и можем считать будущее обеспеченным, ибо если и встретим на пути своем преткновения, направленные из лагеря старичков, то преткновения эти будут временные и отнюдь не серьезные.

Гораздо более опасности предстоит с другой стороны, а именно со стороны недостатка единодушия и полного отсутствия дисциплины в различных оттенках партий прогресса, образовавшихся в последнее время в русской литературе и русском обществе.

Не входя в разбор и определение этих оттенков, мы считаем долгом заявить, что прежде всего обращаем внимание на практические результаты, к которым стремится каждый из них, взятый в отдельности, а не на общие, более или менее отдаленные принципы, которые питают их. С этой точки зрения сближение между ними кажется нам не только возможным, но и вполне обязательным. «Не сули журавля в небе, дай синицу в руки», — гласит полная практического смысла русская пословица, и эта пословица, как нельзя более может быть применена к настоящему нашему положению. Как бы ни были различны и даже взаимно противоположны наши руководящие принципы, но дело, нам предстоящее, — для всех одно. Поэтому и имея в виду, что в ближайшем применении руководящих принципов к насущным потребностям жизни, все оттенки партий прогресса все-таки сходятся к одному, мы, нижеподписавшиеся, в нашей журнальной деятельности, будем преследовать не столько единство принципов, сколько единство

330

действия. Когда мы достигнем хотя одного сколько-нибудь практического результата, когда мы достаточно обеспечим себя хотя насчет некоторой беспрепятственности действий и мысли, тогда мы будем иметь еще достаточно времени, чтобы счесться между собой относительно основных принципов; но теперь это время еще не наступило, теперь мы должны как можно теснее сдвинуть ряды свои и относиться друг к другу с всевозможною осторожностью.

Поясним нашу мысль примерами. Положим, что А. материалист, но разве это может мешать ему уважать идеалиста Б., в смысле полезного политического деятеля, разве он <?> дает ему право не признавать в идеализме силы, которая с несомненным успехом может бороться против общего врага. Другой пример. А. социалист, а Б. экономист — расстояние между ними, конечно, огромное, но разве это мешает им подать друг другу руку в бесчисленных пунктах ближайшей практической деятельности. Нет, и тысячу раз нет. Не забудем никогда, что деятельность, которая нам предстоит, есть деятельность маленькая, относительно которой между людьми честными, к какому бы оттенку великой партии прогресса они ни принадлежали, не может быть разногласия, и что в деле политического и общественного развития имеется своего рода азбука, над которой остановиться и спорить могут только умы или слишком незрелые, или чересчур самолюбивые. Повторяем: впоследствии времени мы сочтемся относительно основных принципов, но в настоящее время направим все усилия к тому, чтобы разработать почву и подготовить среду таким образом, чтоб в ней можно было свободно и без отговорок заявлять о дорогих нам принципах.

Мы не желали бы, однако ж, чтобы читатель, на основании сказанного выше, обвинил нас в индифферентизме к высшим жизненным интересам. Посвятив себя служению целям ближайшим, мы отнюдь, однако ж, не теряем из виду тех отдаленных идеалов, к которым неудержимо стремится жизнь человечества. Мы первые признаем, что никакой общественный деятель не может жить и действовать иначе, как в силу какого-нибудь идеала общественного устройства, но здесь весь вопрос заключается в пути, который предстоит пройти для достижения искомой цели. Этот-то путь, это-то неминуемое пространство, которое отделяет нас от идеалов, пускай и будет предметом наших непосредственных и неутомимых исследований, и пусть в этом случае идеалы помогут нам, освещая и оплодотворяя наши розыскания. Но остережемся пренебречь этим путем, ибо в таком случае мы рискуем, что идеалы, вместо

331

того чтобы освещать нашу жизнь, опутают ее непроницаемым мраком.

К какой же партии мы принадлежим? В силу каких идеалов мы предполагаем действовать? Обстоятельный ответ на эти вопросы читатель найдет в самом журнале нашем; теперь же мы можем только сказать утвердительно: да, и мы действуем не одиноко, и мы принадлежим к партии, и в доказательство ныне же объявляем ближайший девиз ее: утверждение в народе деятельной веры в собственное достоинство и деятельного же сознания прав, которые отсюда происходят.

Затем скажем несколько слов и о внешнем виде журнала.

«Русская правда» будет выходить 2 раза в месяц, книжками от 10 — 12 печатн<ых> листов. Каждая книжка будет, по мере возможности, состоять из следующих отделов:

I. Словесность. Романы, повести, рассказы, драматические произведения, очерки, путешествия и проч.

II. Науки. В этом отделе будет обращено преимущественное внимание на то, чтобы излагать перед читателями в возможно полном и общедоступном виде современное положение главнейших вопросов по всем отраслям человеческих знаний.

III.Критическое обозрение. Разбор замечательных русских и иностранных сочинений и журнальных статей.

IV.Современное обозрение. Отдел этот разделится на 2 части: а) внутреннее обозрение, в котором будет представляться периодический общий и систематический обзор всех замечательных явлений нашей жизни, как-то: движение русского законодательства, правительственных распоряжений и всех событий, имеющих какое-нибудь значение в нашей государственной и общественной жизни. В этой части также будут помещаться корреспонденции из разных мест России, небольшие статьи, относящиеся до местных провинциальных интересов или имеющие временное значение, полемика по этим предметам и т. п. и б) политическое обозрение.

V. Смесь. Фельетон, статьи юмористического содержания и т. п.

ИРЛИ, ф. 445, оп. 1, ед. хр. 22. Рукою переписчика.

Впервые опубликовано: Изд. 1933 — 1941, т. XVIII, с. 372 — 376.

332

Салтыков-Щедрин М.Е. Приложения. IV. Программа («объявление») несостоявшегося журнала Салтыкова. // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 18. Кн. 2. С. 328—332.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...