1183. Н. А. БЕЛОГОЛОВОМУ

31 мая 1885. Петербург

31 мая.

Многоуважаемый Николай Андреевич.

Сегодня с большим удовольствием получил Ваше письмо 1. Впрочем, я упредил его, написав Вам дня три тому назад 2, узнав Ваш адрес от Вл. Ив. Лихачева. Вот Вы какой: меня и знать не хотите (хотя сами обещали уведомить о Ваших намерениях), а к будущему городскому голове пишете. До сих пор голова этот еще бывает у меня, но это, очевидно, уже последние усилия, чтобы не сразу порвать 15-летнюю дружескую связь. Очевидно, в качестве гор<одского> гол<овы>, ему уже неловко будет эту связь поддерживать, и Елена Осиповна, как ангел-хранитель, поняла это и поспешила устроить скандал, о котором я писал Вам. Влад<имир> Ив<анович> говорит о своем головстве, как о деле окончательно решенном и заранее гордится тем, что он будет головою без представительства. И ежели, дескать, примет прибавочных 6 т. рублей, то с тем, чтобы дать в них отчет. Но при этом наивно прибавляет, что головство дает ему возможность попасть в два-три банка директором и воспользоваться крупным содержанием. Глазунов получал таким образом до 30 т. рублей в год. Вообще, он оказывается предусмотрительным, хотя иногда предусмотрительность эта подвергается испытаниям. Так, две недели тому назад он заявлял, что его выбирают в директоры в Главн<ое> общ<ество> жел<езных> дорог и в Камско-Волжский банк, и спрашивал, как тут поступить. А оказалось, что на деле даже кандидатура его не была поставлена. Сегодня в газете «Минута» (самой смрадной из смрадных) напечатан хвалебный гимн Лихачеву 3, а в прошлом году в это же время та же «Минута» печатала стишки насчет дома терпимости и приглашала всех скучающих ехать в гости к Владимиру Ивановичу. Стишки эти пели публично в «Ливадии». Вот как переходчивы времена.

Я еду завтра к Боткину с Унковским. Хочу попросить его обратить на меня серьезное внимание и указать меры. Впрочем, мне как будто слегка лучше, но все-таки достаточно погано. Лечит меня теперь Васильев, помощник Соколова. Наполняет меня бромом во всех соединениях: и с калием, и с натром, и с аммонием. А Соколов совсем перестал бывать у меня, хотя я, с его же соизволения, пригласил Васильева. Вот как трудно жить на свете.

Ежели Руссов не обманет меня, то я выеду отсюда 18-го июня прямо в Эльстер. Ничего не знаю о дальнейших

186

намерениях Елизаветы Аполлоновны, но знаю, что жить врозь с семьей для меня и начетисто и неприлично. Не говорила ли она Вам что-нибудь? Я совершенно запутался и отказываюсь понимать. Жаль детей, свидетелей всех этих недоразумений.

Во всяком случае, с Вами я увижусь.

Елисеев мне ровно ничего не пишет. Тоже, должно быть, похерил, хотя его и не выбирают в городские головы.

До свидания. Передайте мой сердечный привет многоуважаемой Софье Петровне.

Искренно Вам преданный
М. Салтыков.

Сегодня утром здесь был снег!! Вот Вам и радостный май.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1183. Н. А. Белоголовому. 31 мая 1885. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 186—187.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.