Иван Иванович Хемницер

Н.И. Поливанов по гравюре А.Г. Ухтомского с рисунка И. Иванова. Портрет И.И. Хемницера Н.И. Поливанов по гравюре А.Г. Ухтомского с рисунка И. Иванова. Портрет И.И. Хемницера
.

Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×

И. И. Хемницер

» Полное собрание стихотворений


Об авторе

И. И. Хемницер [5(16).1.1745, Енотаевская крепость, Астраханская губерния (ныне г. Енотаевск) — 20(31).3.1784, Смирна] — русский поэт-баснописец, переводчик.

Сын саксонского штаб-лекаря, принятого в 1734 г. в русскую службу. Начальное образование получил под руководством отца (арифметика, латынь, немецкая грамота). В 1751 г. поступил в синтаксический класс школы пастора Нейбауера в Астрахани; брал частные уроки геометрии и русского языка. В 1755 г. переехал с матерью в Петербург; в 1756 г. помещен пансионером к учителю латинского языка во врачебном училище.

27 июня 1757 г. Хемницер против воли отца зачислился в Нотебургский пехотный полк, чтобы принять участие в Семилетней войне; 12 ноября произведен в сержанты; участвовал в походе по Померании, Бранденбургу, Силезии и Саксонии. 12 мая 1762 г. назначен адъютантом к генерал-майору Ф. А. Остерману. По возвращении в Россию переведен в Копорский пехотный полк; 1 января 1766 г. произведен в поручики; находился при главнокомандующем армией А. М. Голицыне «для случающихся курьерских посылок».

В сентябре 1769 г. Хемницер оставил военную службу; с чином гиттен-фервальтера (горный чиновник 10-го класса) определился в Берг-коллегию. Ее управляющий М. Ф. Соймонов, родственник Н. А. Львова, оказывал Хемницеру покровительство. С 1774 г. Хемницер, маркшейдер и переводчик Берг-коллегии, стал членом новообразованного Ученого собрания при Горном кадетском корпусе и в этом качестве выполнил ряд переводов по минералогии: в 1778 г. перевел с немецкого «Кобальтословие...» И.-Г. Лемана; в 1779 г. отредактировал вместе с А. М. Карамышевым труд «О драгоценных камнях» У.-Ф.-Б. Брюкмана в переводе В. О. Беспалова; в 1780 г. совместно с А. Мартовым подправил «Минералогическое известие о Саксонском рудном кряже», переведенное с немецкого А. И. Пикароном.

26 сентября 1776 г. Хемницер отправился в длительную поездку по Европе. Екатерина II повелела ему сопровождать нуждавшегося в лечении Соймонова. Проехав через Дрезден, Лейпциг, Франкфурт-на-Майне, Кельн, Нимвеген, Лейден, Амстердам, Роттердам, Антверпен и Брюссель, путешественники прибыли 19 февраля (н. ст.) 1777 г. в Париж, где к ним присоединился возвращавшийся из Испании Львов. В дневнике своей поездки Хемницер отметил посещение многих спектаклей в «Comedie Française», «Comedie Italienne» и «театрах на бульварах». 2 апреля 1777 г. Хемницер посетил мастерскую Ж.-Б. Грёза. Увиденные здесь эскизы неосуществленного диптиха «Ладьи счастья и несчастья», по-видимому, дали толчок к написанию басни Хемницера «Два семейства». По мнению И. Ф. Мартынова, увлечение Грёзом может быть основанием атрибуции Хемницеру анонимного «Письма к одному из издателей “Вестника”» (Санктпетербургский вестник. 1779. Ч. 4. Ноябрь), содержавшего описание виденной Хемницером в Париже картины «Проклятие отеческое» с апологией морализаторства французского художника.

Покинув Париж 11 мая, путешественники некоторое время провели в Нидерландах — Лейдене, Антверпене, Гааге, Амстердаме и других городах, осматривая их исторические достопримечательности. 11 июля они отправились в Спа, где Хемницер с Соймоновым задержались до 11 сентября 1777 г. и откуда через Германию и Польшу 9 октября 1777 г. вернулись на родину, в Петербург.

1 января 1781 г. Соймонов был уволен от должности директора Горного кадетского корпуса, после чего Хемницер вышел в отставку. В феврале-марте он гостил у В. В. Капниста в Обуховке. Благодаря связям Львова Хемницер получил в 1782 г. место генерального консула в Смирне Османская империя) и в начале июня покинул Петербург. 20 сентября 1782 г. он прибыл в Смирну. На дипломатической службе он ревностно отстаивал русские интересы. В Турции Хемницер мучительно переживал разлуку с друзьями.

Литературную деятельность Хемницер начал в 1770 г., опубликовав на свой счет две оды, воспевавшие успехи русского оружия в войне с турками и написанные под влиянием М. В. Ломоносова: «Ода на славную победу, одержанную ... при городе Журже ... февраля 4 дня 1770 года»; «Ода на славную победу, одержанную ... над турками и татарами при устье реки Кагулы, под предводительством ... П. А. Румянцова июля 21 1770 года». В 1773 г. Хемницер приветствовал кратким стихотворением возвращение А. Г. Орлова в Петербург после морских побед над турками (отдельное издание). В 1774 г. вышло «Письмо Барнвеля к Труману из темницы» — хемницеровский перевод французской героиды К.-Ж. Дора (с акростихом-посвящением Львову; на сюжет слезной драмы Дж. Лилло «Лондонский купец, или История Джорджа Барнвеля»). Монолог простодушного молодого человека, убившего по наговору любовницы родного дядю, раскаявшегося в содеянном и молящего тюремщиков о скорейшей казни, предоставил Хемницеру широкие возможности для изображения переживаний главного героя.

На мировоззрение Хемницера оказала решающее влияние атеистическая литература французского Просвещения — произведения П.-А. Гольбаха, Ж.-Б.-К. Делиля де ла Саля, анонимный «Трактат о трех обманщиках» и пр. Об антиклерикальных его настроениях можно судить по заметкам, делавшимся во время чтения «Орлеанской девственницы» Вольтера. Видимо, под влиянием Вольтера возникли фривольные сочинения Хемницера «Сказка» и незавершенная «Первая ночь» (там же, № 15960), известные в литературных кругах. Вместе с тем Хемницер остается приверженцем идей естественного права и естественной религии и восторженным поклонником Ж.-Ж. Руссо. Сомнения в существовании Высшего существа вызывают неприятие Хемницера; так, в стихе «Мы созданы на свет — и кем, и для чего» в «Послании к слугам...» Д. И. Фонвизина он увидел «весьма дерзкое сомнение в противность Творцу» и считал, что его необходимо «переменить», чтобы «не теряло прекрасное сие сочинение».

С начала 1770-х годов Хемницера связывала тесная дружба с Н. А. Львовым, обросшая впоследствии многочисленными преданиями. Одно из наиболее известных — о влюбленности Хемницера в М. А. Дьякову, брак с которой Львов якобы скрывал от Хемницера. В действительности Хемницер был 8 ноября 1780 г. на венчании порукою со стороны жениха. Друзья обсуждали стихи друг друга. В начале 1770-х годов Хемницер написал два варианта эпитафии для надгробного памятника отцу Львова в с. Арпачево; на нем были выбиты также стихи Г. Р. Державина и М. Н. Муравьева. Творческие контакты с Хемницером Муравьев впервые зафиксировал в дневнике за 1775 г., а в записи «Mes souvenirs» о событиях 1776 отметил: «...une connоissance plus intime avec Mr de Chemnitzer» [«более близкое знакомство с г-ном Хемницером» — фр.] (РНБ, ф. 499, № 30, л. 7).

В конце 1770-х годов Хемницер, Львов, Державин и Капнист составили ядро львовско-державинского кружка (ср. письмо Державина Капнисту от 3 января 1804 г.), связанного дружескими отношениями с редакцией «Санктпетербургского вестника». Ренегатство А. С. Хвостова, примыкавшего некоторое время к кружку, его нападки на бывших друзей Хемницер заклеймил во мн. эпиграммах, распространявшихся в рукописном виде. «Сатира I» Капниста (Санктпетербургский вестник. 1780. Ч. 5. Июнь), направленная в первую очередь против Н. П. Николева и его окружения, привела к дальнейшему углублению конфликта. В поддержку Капниста Хемницер анонимно напечатал басню «Черви» (Санктпетербургский вестник. 1780. Ч. 6. Сентябрь), в которой обличались дурные писцы, потревоженные сатирой. К Капнисту обращено и сатирическое стихотворение Хемницера «Письмо» (середина 1782 г.), также направленное против Хвостова.

Литературную славу принесли Хемницеру басни. Первый сборник «Басни и сказки N... N...» (1779; стихотворное посвящение М. А. Дьяковой, в замужестве Львовой) содержит 33 стихотворные притчи; из них две в разделе «Чужие басни» принадлежат Львову (включались также в издания басен Хемницера 1782 и 1799 гг.). От лица Дьяковой сборник Хемницера приветствовал Львов «Эпиграммой сочинителю басен и сказок NN ноября 26-го» (Санктпетербургский вестник. 1779. Ч. 4. Ноябрь. Без подписи). В 1780 г. в «Санктпетербургском вестнике» (Ч. 6. Сентябрь) был напечатан анонимный хвалебный отзыв о баснях Хемницера, приравненных по литературным достоинствам к притчам А. П. Сумарокова. Во второе издание «Басен и сказок» (1782) Хемницер добавил 35 басен, составивших вторую часть книги. Как показывают рукописи Хемницера, работа над собранием не была завершена — создавались новые тексты, правились старые, был набросан план нового издания.

В 1799 г. Державин, Львов, Капнист и А. Н. Оленин выпустили 3-томное издание «Басен и сказок» Хемницера. Статья Капниста «Жизнь сочинителя» содержит основные биографические сведения о Хемницера и анекдоты из его жизни; заметки к биографии Хемницера сообщил Капнисту Львов. В издание 1799 г. включены 84 притчи Хемницера, подвергнутые значительной правке; 23 из них были опубликованы впервые. Издание содержало основной корпус произведений Хемницера, многократно перепечатывавшихся в XIX веке. Подготовленное Я. К. Гротом издание «Сочинений и писем» (1873) Хемницера содержало 101 басню; их текст был очищен от правки Капниста и Львова.

Большинство басен Хемницера оригинально, что, однако, не исключало заимствований. Так, из Х.-Ф. Геллерта было почерпнуто 23 сюжета; из Ж. Лафонтена — семь; из Вольтера, Ж.-Л. Обера, К.-Ж. Дора и Ж.-А. Нежона — по одному. При этом Хемницер выступает не как переводчик, но как самостоятельный интерпретатор, свободно перерабатывающий заимствованные сюжеты.

Басни Хемницера посвящены главным образом обличению пороков вообще (корыстолюбие, тщеславие, злонравие, невежество, скупость, глупость и пр.), а также теме воспитания («Добрый царь»). Хотя он неоднократно обращается к социальной проблематике — темам общественного неравенства («Конь верховый», «Богач и Бедняк», «Благодеяние», «Привилегия» и др.), судейских и др. рода злоупотреблений («Стряпчий и Воры», «Побор львиный»), безнаказанности сильных мира сего («Лестница», «Дележ львиный», «Лев-сват») и т. п., политические воззрения его весьма умеренны. Хемницер выступает сторонником просвещенного абсолютизма и сословной организации общества, благополучию которого вредят людские пороки, а также неудовлетворенность собственным «состоянием» (ср. мораль басни «Дурак и Тень»). При этом он не чужд идеализации естественного состояния человека («Остяк и Проезжий»).

Ряд басен Хемницера связан с литературной борьбой его времени («Черви», «Соловей и Вороны»). Так, перерабатывая басню «Das Gespenst» («Привидение») Геллерта, с ее иронией по адресу патетической трагедии (у Хемницера она получила название «Домовой»), он пользуется случаем дискредитировать распространявшийся в России жанр «слезной драмы». В «Мухе и Пауке» в упрощенном виде воспроизведена аргументация сторон в споре французских атеистов с деистами; Хемницер, у которого спор этот вызывал большой интерес, симпатизировал последним. В «Народе и идолах», изображая жрецов как шайку мошенников, использующих суеверия простонародья в своих целях, он выступает сторонником свободной религиозности, не нуждающейся в служителях культа.

Басня для Хемницера, как и для его учителя Геллерта, — серьезный дидактический жанр. В центре поэтому всегда остается морально-философская оценка рассказанного. Хемницер отказывается от сатирического натурализма басен А. П. Сумарокова и его школы, предпочитая аллегоричность сюжета, крайне обобщенное изображение персонажей, без конкретно-бытовых черт, и четкую композицию. Создавая басни как произведения «среднего» стиля, он приближает их язык к разговорной речи образованного слоя, обильно вводит пословицы, поговорки и фразеологические обороты, использует глагольные рифмы для облегчения стиха и употребляет слова в переносном значении. Все это сделало его непосредственным предшественником И. А. Крылова, которому Хемницер долго не уступал в популярности. Высоко ценили Хемницера-баснописца Г. Р. Державин, А. Ф. Мерзляков, А. Е. Измайлов, Н. А. Полевой, П. А. Плетнев и др. А. С. Пушкин сочувственно упомянул Хемницера в «Послании к цензору» (1822) и цитировал его басню «Метафизик» в письме A. А. Дельвигу от 2 марта 1827 г.

Я. К. Грот впервые опубликовал опыты Хемницера в жанре сатиры, видимо не до конца удовлетворявшие автора, но вместе с тем позволявшие рисовать яркие картины тогдашней жизни с точки зрения человека, который вынужден каждый день сталкиваться с невежественными судьями, взяточниками, корыстолюбивыми стихотворцами и т. п. Некоторые сатиры Хемницера по своей форме приближаются к посланию («На худое состояние службы»), диалогу («На прибыткожаждущих стихотворцев») или же представляют собой пародийные оды («Ода на подьячих», «Ода на неистовства людские»).

Творчество Хемницера во многом имеет переломный характер: не порывая с жанровой системой русского классицизма, он часто отходит от его предписаний, тяготясь ими. Авторитет Н. Буало все же не подвергается сомнению, как о том свидетельствует совместное письмо Хемницера и Капниста Державину от 5 марта 1781 г. с критическими замечаниями на «Оду на Новый год» Державина, сделанными с рационалистических позиций.

24 февраля 1784 г. Хемницер по предложению Львова был избран в члены Российской Академии. Менее чем через месяц Хемницер умер в Смирне после тяжелой болезни.

К. Ю. Лаппо-Данилевский

 

Об издании

РВБ представляет электронное издание Полного собрания стихотворений Хемницера, подготовленного к печати Л. Е. Бобровой и В. Э.Вацуро и вышедшего в Большой серии «Библиотеки поэта» (М.; Л.: Сов. писатель, 1963). В нем почти исчерпывающе представлено поэтическое наследие Хемницера, в том числе произведения на иностранных языках (поэт с детства одинаково хорошо владел немецким, русским и французским).

В оформлении использован портрет И. И. Хемницера: Н. И. Поливанов (1814—1874) по гравюре А. Г. Ухтомского с рисунка И. Иванова. Хранится в Литературном музее Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук.

Указатели

Ссылки


© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 11 сентября 2019 г.