ПРИЛОЖЕНИЕ I
ПЕРЕВОДЫ

[ЖЕЛАНИИ ГРЕКОВ, К ЕВРОПЕ ХРИСТИАНСКОЙ]

Из Клева от 20 июля.

Мы получили из Архипелага, чрез Италию, некоторою пиесу которая по обстоятельствам своим за весьма важную и любопытства достойную почестся может: она называется, Желании Грехов, к Европе Христианской. Это некоторой род весьма длиннаго, на греческом языке писаннаго манифеста, и в коем Греки весьма жалостно и чувствительно изображают бедственное свое состояние под областью турецкою, и желание которое они имеют подверженными быть власти, какой ни есть христианской державы. Ясно видеть можно с каким намереньем, и кем пиеса сия была сочинена. Мы тем охотнее приемлем на себя перевод оной, что по всем обстоятельствам, думать должно, что нет еще оной в переводе ни в одном периодическом сочинении кроме сих листов. Она состоит в следующих словах.

«Благополучие времян древней Греции есть столь славная в хронике света епоха, что безполезно бы было повторять, что самая сия страна которая ныне есть феатром толь многих злоключений, под игом наших тиранов, была прежде, когда предки наши жили под державою вольности, феатром славы, благополучия и изобилия. Там мудрыя были учреждены законы; почитаемое там правосудие было с такою же справедливостию и в воинском искустве наблюдаемо, благороднейшие и полезнейшия художествы там процветали, но более всего была страна сия отменна изполнением всех общих и частных добродетелей. Столько же бы было безполезно, напоминать здесь произшествии уже всей Европе известныя, то есть, сколь бедно состояние всех христианских Греков, с тех пор как слабостию Константинопольских обладателей, принуждены были они поддатся власти турецкой; естли кто нибудь которой бы не ведал, что не имеют они законов которыя бы их защищали; и что они суть гнусныя орудии своих властелинов, которыя будучи возбуждаемы суеверием закона магометова, правила к обращение или истребление имеющаго давно бы всех их погубили, естлиб чаяли найтить в том свою пользу.

Естли справедливо то, что климат и род натуральныя свойствы человеков составляют, которыя способом законов и воспитания оказываются и в совершенство приводятся, то нынешния греки живущие в том же климате праотцов своих, так же

226

могут зделатся способными к превозходным и великим делам, которыя толь славными их творили. Небоположение все то же, и те же правила гонения веры разделяющия турков от всех протчих народов, странным образом споспешествовали к сохранению между Греками прежних нравов их предков. И так неудивительно естли во время 318 лет не могли они совершенно к раболепному начальству приучится; и во все сие время не пропускали они ни одного случая, или возвратить свою вольность, или по крайней мере быть под начальством менее жестоким и умереннейшим какой ни есть христианской державы.

(Продолжение, последует.)

Из Клева от 24 июля.

Продолжение пиесы названной: Желании Греков и пр:

«Безсомнения не удивятся что под начальством варварским где знании безполезны или вредны, науки и художествы столь мало между Греками в обыкновении... более будут иметь причин к удивлению, что в бедственных обстоятельствах дел находится еще в разных европейских училищах такое множество Греков, которыя стараются там полезным наукам обучатся. Надлежит приметить, что все художествы и отправления торгов у турков в их находятся руках. Естлиж кому покажется чрезвычайным, что есть между народом более трех веков в рабстве пребывающем, люди, имеющие нравы и обычаи рабские, то просим мы его, разомотреть, что в рабском состоянии, всякая добродетель есть преступление которое злодейством против тирана почитается; что под начальством, где мужество и откровенность творят людей нещастливыми, может то за героичное действие почестся, дабы отрещися от всякого лукавства; что трудно надеятся, чтоб все люди к тому способны были; и что наконец, мудрой законодатель, может дать другой предмет склонностям человеческим, и лехко ему будет обратить их к добру, когда всякой найдет собственное свое Благополучие в Благополучии общественном и в исполнении добродетели. Но лехко можно будет разсудить из того, что мы для пользы христианских государей которыя с нашими тиранами воевали делали, отступились ли Греки от всех добродетелей, а паче от той которая побуждает людей пренебрегать собственную свою пользу, жертвовать своим имением, жизнею, детьми своими, для опасения своего отечества и подкрепления веры. Венецианцы должны нам ответствовать за всю пролитою нами кровь, когда помогали мы им завоевать Морею. И наше постоянство при трудной и долговременной осаде Скандии будет навсегда славно. Но славный австрийской дом может более всего засвидетельствовать наше усердие и верность, напоминая героичной подвиг жителей коронских которыя погибли за Карла V. Сей светлейшей дом не забыл может быть еще что в недавном времяни в

227

1737. множество Греков жертвовали жизнею в надежде видеть штандарты И. X. с нова в сих местах водрузенныя; но белградской мир зделал все сии старании тщетными, и лутчие наши надежды в ничто обратил. Не для того напоминаем мы то что мы были прежде, что мы теперь, и что можем быть вперед, чтоб превозносится тем; но для того чтоб убедить христян братии наших не предать нас на произвол уготованной нам свирепой судьбины. Естли б могло сие способствовать несколько к преклонению сердец их в нашу пользу, то показали б мы им что любовь к святой христовой вере могла нас более возбудить нежели самая ненависть и бедствы ужаснаго 300 летняго рабства. Мы знаем, что наполнение должностей наших, а паче еще должности толь святой, надлежит быть для человека праведнаго причиною ко утешению, а не к питанию в нем гордости. Но естли изполнение должности какой требует от того которой оною изполняет, истребление и преодоление натуральных страстей человеческих, то заслуживает он чрез то почтение и отличность от равных себе. Помыслите, что сколько милионов Греков, которыя уже целыя три века в бедности и угнетении живут, могут единым действием своего желания, зделатся друзьями тираннов своих, и разделять с ними их выгоды и преимуществы: но такое состояние приводит в трепет христианина; оно состоит в том чтоб отрещися от христианскаго закона, и изповедовать веру магометову, да сохранит нас бог впредь от сей суетности человеков, как сохранял он нас во время минувших веков! Скоро не останется нам выбирать между отпадением от веры и рабством, но между отпадением и смертью, и сия жестокая крайность непременно будет соединена со всеми варварствами и со всеми природными свирепствами безчеловечных наших тиранов. Сия самая причина, дабы избавить богослужение И. X. от гонения и свергнуть иго наших мучителей, побуждающая нас прежде приставать то к венецианцам, то к австрийскому дому, в новь возбудила в нас наше мужество, и преклонила к возприятию оружия для непобедимой Героини царствующей над российанами. Сия славная государыня, которая мудрым своим правлением, и несравненными законами толикое множество подверженных ей народов творит благополучными, которая принуждена была начать войну с турками, потому что они осмелились прежде мир нарушить, кажется что только для того скорыя победы свои продолжает, дабы истребить общаго врага; и чтоб отдаленнейшия народы разделили с подданными Ея то благополучие которым они под державою Ея наслаждаются: важность и скорость Ея побед, и усугубляющаяся робость наших тиранов, заставили нас почитать уже блискими минуты нашего избавления. Мы надеялись что покровительство великодушной сей избавительницы еще раз допустит нас жить под управлением законов, что вольность паки между нами возобновится, и что Греция прежней

228

свой вид получит. Надежда толиких выгод, в один миг изчезла, и весьма основательный страх мучительных изтязаний тиранами нашими нам приуготовляемых, как из отмщения, так и для политических причин, наполнил сердца наши горестию и отчаяньем. Мы должны опасатся чтоб россияне не положили победоноснаго оружия своего для другой причины, нежели из почтения к неприятелю. Да отвратит нас грозящее сие бедство. Нашая конечная погибель есть малейшей вред которой от того произойти может. Мы трепещем еще больше о судбе наших одноземцов, которыя довольно будут слабы, чтоб поколебатся ужасом странных изтязаний, и которыя предпочтут сию бренную жизнь вере И. X. и жизни безконечной». (Сии последния строки с лишком Греческия.)

Продолжение вперед будет.


Радищев А.Н. Желания Греков, к Европе христианской // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 2 (1941). С. 223—228.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2018. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.