Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений (стр. 324). Печатается по черновым автографам, частично опубликованным, как ничем не связанные между собою литературно-полемические наброски и отрывки, в посмертном издании «Сочинений А. Пушкина» в 1841 г., П. В. Анненковым в 1855 г. и В. Е. Якушкиным в 1884 г. В настоящей редакции, с существенными уточнениями прежде известного текста, не в произвольном порядке случайных «критических заметок», а как определенные части статьи «Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений», впервые напечатано Ю. Г. Оксманом в Полном собр. соч. Пушкина в 1930 г. В иной композиции, обусловленной задачей восстановления начальной редакции статьи (см. далее, стр. 553), опубликовано в академическом издании сочинений Пушкина (т. XI, 1949, стр. 166—174).

Статья задумана была Пушкиным в Болдине осенью 1830г. Первые ее черновые листы (до раздела «Один из великих наших сограждан сказал однажды мне...» и пр.) имеют дату:

545

2 октября. В письме от 4 ноября 1830 г. к Дельвигу Пушкин сообщал: «Я, душа моя, написал пропасть полемических статей, но, не получая журналов, отстал от века и не знаю, в чем дело — и кого надлежит душить, Полевого или Булгарина». Об этом же Пушкин писал из Болдина 5 ноября П. А. Вяземскому (см. т. 9).

Первоначально Пушкин никак не отделял в ответах своим критикам литературных обвинений от нелитературных, причем имел в виду все отзывы о себе, а не только последние, наиболее оскорбительные и несправедливые. Широта этого замысла не подрывалась и отсутствием в Болдине газет и журналов, в которых рецензировались произведения Пушкина. Поэт хорошо, видимо, помнил все, сколько-нибудь существенные, критические замечания, которые ему когда-либо были сделаны и в печати, и в устных спорах, и письменно. Статья получала поэтому в некоторых своих частях определенное мемуарное звучание, особенно в тех случаях, когда речь шла в ней об особенностях восприятия первых поэм Пушкина его друзьями — К. Ф. Рылеевым, А. Н. и Н. Н. Раевскими, П. А. Вяземским.

Трудно сказать, как были бы использованы в окончательной редакции задуманной Пушкиным большой полемической статьи все дошедшие до нас ее наброски, если бы сам поэт не отказался от своего начального замысла. Новый его вариант опирался на менее широкий литературно-полемический материал, но зато приобретал более острую памфлетную направленность и общественно-политическую актуальность.

В бумагах Пушкина сохранилось два плана новой статьи. Первый из них был очень краток (см. стр. 432). Второй план был гораздо более конкретен и развернут даже по главам (см. там же). Он имел и заголовок: «Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений».

Работая над планом «Опыта отражения некоторых нелитературных обвинений», Пушкин закреплял в нем порядок размещения только наиболее значительных из своих полемических заметок, не оговаривая всех попутных разъяснений и иллюстраций к основным темам. Предлагаемая нами композиция «Опыта» определяется поэтому не только его планом, но и учетом всех особенностей положения тех или иных частей статьи в рукописях Пушкина, равно как и его разъяснениями и поправками в тексте и на полях (вставки, замены, перестановки и т. п.). Некоторые части статьи остались

546

ненаписанными. Так, судя по ее плану, мы не располагаем ни заключением «Опыта», ни очерком «О Видоке», намечавшимся для второго раздела (под именем Видока Пушкин всегда разумел Булгарина), ни, наконец, заметкой «О знаменитостях», в которой Пушкин предполагал, видимо, ответить на статью Полевого о «Невском альманахе на 1830 год» («Московский телеграф», 1830, № 3, стр. 355—359). В этой статье Полевой, отмечая отсутствие в «Невском альманахе» «знаменитых имен Пушкина, Баратынского, Вяземского» и других «литературных аристократов», заявлял, что жалеть об этом нечего, так как «произведения их перестали быть <...> ценным украшением альманахов».

Стр. 324. Сколь ни удален я моими привычками... — Эпиграф взят из письма Роберта Соути к издателю газеты «Курьер» (1822).

Стр. 325. Можно не удостоивать ответом своих критиков (как аристократически говорит сам о себе издатель «Истории русского народа»)... — Пушкин имеет в виду статью Полевого в «Московском телеграфе», 1830, т. XXXIII, № 9, стр. 103.

Пэан 12 года — «Певец во стане русских воинов» Жуковского.

...печатный лист кажется святым... — Из сатиры И. И. Дмитриева «Чужой толк» (1794).

Стр. 326. Et moi... sont très bons. — Из комедии Мольера «Мизантроп».

Один из великих наших сограждан... — Н. М. Карамзин, о котором см. в сохранившихся частях автобиографических записок Пушкина (т. 7).

...который в своем журнале напечатал уморительный анекдот о двух китайских журналистах... — Пушкин имеет в виду статью Булгарина о распре Каченовского с Полевым («Северная пчела», 1829, № 33). См. выше «Отрывок из литературных летописей».

Стр. 327. Что зa аристократическая гордость дозволять всякому негодяю швырять в вас грязью. — См. выше высказывания об этом же в «Разговоре о журнальной критике и полемике», стр. 308.

Один из наших литераторов... отказывался от пистолетов... — Намек на Булгарина, вызванного на дуэль Дельвигом. См. об этом «Table-talk» (т. 7).

547

Однажды (официально) напечатал кто-то, что такой-то французский стихотворец, подражатель Байрону... — Пушкин имеет в виду «Анекдот», напечатанный Булгариным в «Северной пчеле», 1830, № 30. В этом фельетоне о столкновении двух якобы «французских» литераторов Булгарин очень прозрачно противопоставил себя Пушкину. Ответом последнего явился памфлет «О записках Видока» (см. выше, стр. 63).

Стр. 328. Некто из класса грамотеев, написав трагедию, долго не отдавал ее в печать и далее. — Пушкин имеет в виду использование Булгариным в романе «Димитрий Самозванец» (1829) некоторых страниц из трагедии «Борис Годунов» (1825), известной ему в рукописи (см. далее, стр. 350 и 556).

Стр. 329. «Сам съешь» есть ныне главная пружина нашей журнальной полемики. — Об этом Пушкин писал еще 13 сентября 1825 г. П. А. Вяземскому: «Сам съешь! — Заметил ли ты, что все наши журнальные антикритики основаны на «сам съешь»? Булгарин говорит Федорову: «Ты лжешь», — Федоров говорит Булгарину: «Сам ты лжешь». Пинский говорит Полевому: «Ты невежда», — Полевой возражает Пинскому: «Ты сам невежда». Один кричит: «Ты крадешь!» — другой: «Сам ты крадешь!» — И все правы» (см. т. 9).

...колкое стихотворение, в коем сказано, что Феб, усадив было такого-то, велел его после вывести лакею... — Эпиграмма Баратынского «Писачка в Фебов двор явился» («Литературная газета», 1830, № 33), на которую Полевой отвечал в «Московском телеграфе» эпиграммой «Пришел поэт и пущен на Парнас».

Поэту вздумалось описать любопытное собрание букашек. — Об эпиграмме Пушкина «Мое собрание насекомых» и об откликах на нее см. стр. 484.

Господа чиновные журналисты вздумали было напасть на одного из своих собратьев за то, что он не дворянин. — Пушкин имеет в виду глумление Булгарина в «Северной пчеле» (1825) над «купеческим званием» Н. А. Полевого, в защиту которого резко выступил П. А. Вяземский.

Стр. 331.Нашли его (с позволения сказать) похабным...— Пушкин имеет в виду статьи Н. И. Надеждина в «Вестнике Европы» 1829 и 1830 гг. Первоначальной формой ответа на обвинения поэмы «Граф Нулин» в безнравственности было недописанное Пушкиным письмо в редакцию «Литературной газеты» (см. стр. 316—319).

548

Стр. 333. Отвратительная Канидия. — Под именем «Канидии» (от canus — седой) Гораций в своих сатирах бичевал неаполитанскую отравительницу и гадалку Гратидию.

В альманахе, изданном г-ном Федоровым... — Об этом см. выше в заметке о публикациях An. в «Северной звезде» (стр. 299).

Г-н Бестужев, в предисловии какого-то альманаха... — См. стр. 299.

Стр. 334. Отчего издателя «Литературной газеты» и его сотрудников называют аристократами... — Об этом см. выше в набросках неоконченного письма к издателю «Литературной газеты» (стр. 318) и в заметке о статьях кн. Вяземского (стр.59).

Стр. 335. В одной газете (почти официальной) сказано было, что прадед мой... был куплен шкипером за бутылку рому. — Пушкин имеет в виду фельетон Булгарина («Второе письмо из Карлова») в «Северной пчеле» от 7 августа 1830 г., № 94. Пушкин был в этом письме выведен под именем некоего «поэта в Испанской Америке, подражателя Байрона, происходившего от мулата». Поэт этот «стал доказывать, что один из предков его был негритянский принц. В ратуше города доискались, что в старину был процесс между шкипером и его помощником за этого негра, которого каждый из них хотел присвоить, и что шкипер доказывал, что он купил негра за бутылку рому». Пушкин ответил на эти выпады в «Моей родословной» (1830).

Послание к князю **. — Послание «К вельможе» («От северных оков освобождая мир...»). Адресатом его был князь Н. Б. Юсупов (см. т. 2, стр. 289—292), самый образ которого в послании был далек от какой бы то ни было идеализации, что и вызвало «недовольство» в кругу родных и близких «вельможи».

Один журналист принял мое послание за лесть итальянского аббата... — Пушкин имеет в виду памфлетную сценку «Утро в кабинете знатного барина», опубликованную Н. А. Полевым в «Новом живописце общества и литературы», выходившем в виде прибавления к «Московскому телеграфу» (1830, ч. 32, ,№ 10, стр. 170—171). См. об этом же эпизоде стр. 574.

...в статейке, заимствованной у «Минервы»... — В рукописи описка: «у Мервы» (ошибочно читалось «у Мерсье»). «Минерва» — французский журнал, выходивший с 1818 по 1820 г. под редакцией Бенжамена Констана. В этом журнале

549

печатались известные фельетоны Жуи под названием «Пустынник в провинции», в которых основное место занимали сатирические очерки современного провинциального быта.

Примечание. Будем справедливы... — В академическом издании сочинений Пушкина ошибочно отнесено к следующей заметке.

Стр. 336. Род мой один из самых старинных дворянских. — Перед этим в рукописи зачеркнуто: «В одной газете официально сказано было, что я мещанин во дворянстве. Справедливее было бы сказать — дворянин во мещанстве». В наброске плана этого раздела статьи значится: «Древние, нынешние обряды. Кто бы я ни был, не отрекусь, хотя я беден и ничтожен. Рача, Гаврила Пушкин. Пушкины при царях, при Романовых. Казненный Пушкин. При Екатерине II гонимы. Гоним и я». Ср. «Мою родословную» (1830).

Мы происходим от прусского выходца Радши... — Вся историко-генеалогическая часть «Опыта» впоследствии была переработана Пушкиным в его заметках о родословной Пушкиных и Ганнибалов (см.т. 7).

См. Рюлиера и Кастера. — Пушкин имеет в виду запрещенные в России книги Клода Рюлиера «Histoire ou anecdotes sur la Revolution de Russe en 1762» (Paris, 1797) и Ж. Кастера «Histoire de Catherine II» (Paris, 1800).

Он уже никогда не вступал в службу и жил в Москве и своих деревнях. — Далее зачеркнуто: «Ныне огромные имения Пушкиных раздробились и пришли в упадок, последние их родовые поместия скоро исчезнут. Имя их останется честным, единственным достоянием темных потомков некогда знатного боярского рода. Я русский дворянин, и знал своих предков прежде, чем узнал Байрона».

Стр. 337. ...я сожалел, видя, как древние дворянские роды уничтожились ...иной потомок Рюрика более дорожит звездою двоюродного дядюшки, чем историей своего дома, то есть историей отечества. — См. высказывания об этом же в «Романе в письмах» (письмо VIII), в набросках повести «Гости съезжались на дачу» (см. т. 5) и в «Моей родословной» (см. т. 2).

Стр. 338. ...я видел родословную Суворова, писанную им самим... — Пушкин имеет в виду «Собственноручную записку графа А. В. Суворова об его службе и происхождении его фамилии», опубликованную в «Северном архиве», 1823, т. V.

550

Читал ты замечание в № 45 «Литературной газеты»... — Печатается по автографу, впервые частично опубликованному П. В. Анненковым в 1873 и 1880 гг.; точнее и полнее В. Е. Якушкиным в 1884 г. Судя по заключительным его строкам, этот разговор предназначался Пушкиным для отдельной публикации в «Литературной газете», но в связи с замыслом «Опыта отражения некоторых нелитературных обвинений» подлежал перемещению в эту статью в качестве особого раздела (см. стр. 432).

Стр. 338....где сравнивают наших журналистов с демократическими писателями XVIII столетия? — Пушкин имеет в виду анонимную заметку «Новые выходки противу так называемой литературной нашей аристократии...», которая заканчивалась словами: «Эпиграммы демократических писателей XVIII столетия (которых, впрочем, ни в каком отношении сравнивать с нашими невозможно) приуготовили крики: Аристократов к фонарю и ничуть не забавные куплеты с припевом: «Повесим их, повесим. Avis au lecteur» («Литературная газета», 9 августа 1830 г., № 45, стр. 72).

Заметка «Новые выходки...» (автором ее был, видимо, Дельвиг) являлась ответом на «Второе письмо из Карлова», помещенное Булгариным в «Северной пчеле», 1830, № 94. В этом «письме», продолжавшем полемику с «Литературной газетой» по вопросу о «литературной аристократии», допущен был ряд личных выпадов по адресу Пушкина и его единомышленников. Заметка «Новые выходки...» вызвала недовольство шефа жандармов Бенкендорфа, потребовавшего у министра народного просвещения кн. Ливена объяснений, почему Санкт-Петербургский цензурный комитет допустил публикацию этой статьи и не учел при этом «особенных политических обстоятельств нынешнего времени» (речь шла об июльской революции 1830 г.). Результатом этой официальной переписки явился «строгий выговор» Дельвигу, как издателю «Литературной газеты», после чего полемика о «литературной аристократии» была запрещена.

...добродетельный Томас, прямодушный Дюкло, твердый Шамфор... — Тома Антуан-Леонард (1732—1785), Дюкло Шарль (1704—1772), Шамфор Никола (1741—1794) — французские публицисты предреволюционной поры.

Стр. 339....какого ты мнения о Полиньяке? — Полиньяк Жюль — см. о нем стр. 545.

551

Стр. 340. Что значат эти точки?.. — тут были ругательства ужасные, да цензор не пропустил. — Пушкин имеет в виду концовку статьи Булгарина об «Истории русского народа» Полевого, в которой говорилось по поводу «Литературной газеты»: «Читая в журналах грубую брань, клеветы, сплетни, гнусные выходки зависти рядом с преувеличенными похвалами бессмертному историографу, поневоле выводим заключение, которое... не идет в печать» («Северная пчела» от 13 сентября 1830 г., № 110).

Стр. 341. Издеваться над ним... даже неблагоразумно. — Далее зачеркнуто: «Положим, что эпиграммы демократических французских писателей приуготовили крики les aristocrates à la lanterne, y нас таковые же эпиграммы, хоть и не отличаются их остроумием, могут иметь последствия еще пагубнейшие...»

...некоторые журналы вступились с такою братскою горячностию за «Северную пчелу»... — Пушкин имеет в виду протесты против статьи «Новые выходки противу так называемой литературной нашей аристократии», получившие выражение в статьях Н. А. Полевого («Московский телеграф», 1830, № 14, стр. 240—243) и С. Е. Раича («Галатея», 1830, № 34, стр. 134—137).


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 6. Критика и публицистика.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.

Загрузка...
Загрузка...