Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


ИЗ ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ «ВЕСТНИКА ЕВРОПЫ»
ПО ПОВОДУ СМЕРТИ С. К. БРЮЛЛОВОЙ

(с. 193)

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Черновой автограф, л. 1—2. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 86; описание см.: Mazon, p. 83; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 247.

Наборная рукопись, л. 1—2. Хранится в ИРЛИ, ф. 293, оп. 1, ед. хр. 1464 (8), прилож. 331.

ВЕ, 1877, № 11, с. 448—449.

Т, Соч, 1880, т. 1, с. 376—377.

Впервые опубликовано: ВЕ, 1877, № 11, с. 448—449.

Печатается по тексту Т, Соч, 1880.

Первым откликом Тургенева на смерть С. К. Брюлловой, последовавшую 5 (17) октября 1877 г., явилось его письмо к М. М. Стасюлсвичу от 12 (24) октября 1877 г. Начальные строки этого письма почти текстуально совпадают с началом написанного Тургеневым позднее некролога. «...как громом поразило меня сегодня известие о кончине бедной Сони Брюлловой, — писал Тургенев М. М. Стасюлевичу. — <...> Я никак не могу привыкнуть к мысли, что это прекрасное, молодое, исполненное жизни и сил существо унесено в ту немую, мертвую бездну».

19 (31) октября 1877 г. Тургенев получил от Стасюлевича письмо с просьбой написать для «Вестника Европы» статью о Брюлловой. Ответом на эту просьбу и был написанный Тургеневым в тот же день некролог. Писатель полагал, что этот некролог составит часть общей редакционной статьи о Брюлловой. Тургеневский некролог был опубликован в одиннадцатой книжке «Вестника Европы» под заглавием «Из письма И. С. Тургенева в редакцию» вместе со статьей Стасюлевича, посвященной Брюлловой.

В письме к А. Н. Пыпину от 23 октября (4 ноября) 1877 г. Стасюлевич дал следующую оценку тургеневскому некрологу: «Так писать может и имеет право один Т(ургенев). Его две-три странички можно бы назвать „Портрет С. К. Брюлловой, написанный И. С. Тургеневым“. И какие нашел он хорошие слова! <...> Так говорить может только Тургенев — он в самом деле дает ее портрет, пишет лицо — и какими прелестными красками» 1.

Софья Константиновна Брюллова (рожденная Кавелина, 1851—1877), друг и корреспондентка 2 Тургенева, была высокоодаренной женщиной, отличавшейся широтой литературных и научных интересов, подлинным демократизмом, стремлением к общеполезному служению. Ее перу принадлежит ряд исторических статей и рецензий,


1 ГПБ, архив А. Н. Пыпина, ф. 621, № 828, л. 37.

2 Известны семь писем (1871—1877) Тургенева к С. К. Кавелиной (Брюлловой). См.: Т, ПСС и П, Письма, т. IX, с. 623. Одно письмо ее к писателю (1871) опубликовано Т. Звигильской (см.: Zviguilsky Tamara. A propos d’un centenaire: une correspondante de Tourguéniev, Sofia Kavélina (1851—1877). — Cahiers, 1977, Octobre, N 1, parmi, p. 34 et 36).

433

а также оригинальный критический разбор романа Тургенева «Новь» 3.

В 1867 г. С. К. Кавелина окончила Василеостровскую женскую гимназию в Петербурге (одна из первых женских гимназий в России) и в течение шести лет, вплоть до замужества (1873 г.) преподавала историю в той же гимназии.

Преждевременная смерть С. К. Брюлловой (ей не было еще и полных 26 лет) вызвала многочисленные сочувственные отклики в печати и, в частных письмах 4. Авторы ряда некрологов не только отдавали должное необыкновенной умственной одаренности Брюлловой и ее высоким нравственным достоинствам, но стремились также определить общественное значение ее научно-педагогической деятельности. Так, например, П. А. Гайдебуров писал, что если бы «противники женского образования хоть раз в своей жизни встретились с личностью, подобной Софье Константиновне, они бы наверно сделались горячими его сторонниками. И в этом заключается, может быть, самое важное значение покойной Кавелиной-Брюлловой» 5. По словам В. Д. Сиповского, С. К. Брюллова «представляла яркий и красноречивый пример того, чем при благоприятных условиях может стать даровитая русская женщина» 6.

В основу некролога легли воспоминания Тургенева о диспуте 19-летней Кавелиной с известным педагогом В. Д. Сиповским о методах преподавания истории в средних учебных заведениях 7. Тургенев присутствовал на этом диспуте, и выступление юной Кавелиной произвело на него сильное впечатление. Со времени диспута между писателем и молодой девушкой завязалась переписка.

Под свежим впечатлением от диспута Тургенев писал П. Виардо о Кавелиной 22 февраля (6 марта) 1871 г.: «Вот это, несомненно, нечто новое, и ни тени педантизма, детская непосредственность, такая полная отрешенность от всего личного, что исчезает всякая робость. Это удивительно! Ей хлопали оглушительно».

В парижском архиве Тургенева сохранился черновой автограф некролога, мало отличающийся от окончательного текста и не имеющий с ним существенных разночтений. Правка текста дает, однако, представление о характере работы писателя. Так, например, описывая внешний облик девушки, Тургенев хотел подчеркнуть свойственную ей простоту и одухотворенность. В связи с этим он несколько раз возвращался к описанию ее волос и глаз. Словам «с назад зачесанными недлинными русыми волосами» (с. 193) соответствовали варианты «с просто за<чесанными>» и «с недлинными волосами».


3 Подробнее о С. К. Брюлловой см.: Буданова Н. Ф. Статья С. К. Брюлловой о романе «Новь». — Лит Насл, т. 76, с. 277—320.

4 См., например: Женское образование, 1877, № 8, с. 474—477 (В. Д. Сиповский), Неделя, 1877, № 41 и 43, 9 и 23 октября (П. А. Гайдебуров), Новое время, 1877, № 580, 9 октября (А. С. Суворин), письмо П. В. Анненкова к К. Д. Кавелину от 8 декабря н. ст. 1877 г. — Лит Насл, т. 76, с. 281—283.

5 Неделя, 1877, № 41, 9 октября.

6 Женское образование, 1877, № 8, с. 476—477.

7 Реферат В. Д. Сиповского «О преподавании история в средних учебных заведениях» был прочитан им на заседании общества 2 января 1871 г. и опубликован в журнале «Семья и школа», 1871, кн. 2, № 2, с. 23—55; отчет о диспуте см. в СПб Вед, 1871, № 54, 23 февраля, с. 2.

434

Прежде чем остановиться на фразе: «та же живая мысль играла в глазах» (там же), Тургенев отбросил следующие эпитеты, характеризующие глаза выступавшей: «в прекрасных, светлых, ясных глазах» и «в ласковых, ясных глазах». Характеристике: «хорошая, честная, в лучшем смысле образованная личность» — соответствовал вариант: «хорошая, честная, прямая, веселая, в лучшем смысле слова образованная натура». Эпитетам: «деятельная, трудолюбивая» (там же) — предшествовали эпитеты: «деятельная, сострадательная и сочувствующая». Отказавшись от этого варианта и остановившись на характеристике «деятельная, трудолюбивая», Тургенев добавил после слова «трудолюбивая» слова «замечательно умная».

Стремясь подчеркнуть то громадное впечатление, которое произвела на присутствовавших Кавелина, Тургенев сделал на полях добавление «...всё ее существо ~ вы чувствовали» (там же), представляющее поэтическую характеристику выступавшей девушки.

Беловой автограф (наборная рукопись) содержит также незначительные по сравнению с окончательным текстом разночтения. Эти измеиепия были внесены в беловую рукопись Стасюлевичем и сохранены Тургеневым при публикации некролога в издании 1880 года.

Текст некролога без всяких изменений был включен Тургеневым в издания сочинений 1880 и 1883 гг.

Стр. 193. В одном из некрологов покойной ~ на педагогическом диспуте, в С.-Петербурге. — Речь идет о фельетоне Незнакомца (А. С. Суворина) «Недельные очерки и картинки», опубликованном в «Новом времени» (в черновом автографе некролога Тургенев прямо указывает: «В фельетоне „Н<ового> в<ремени>“»). О впечатлении, произведенном на Тургенева выступлением Кавелиной, Суворин писал следующее: «Для него <Тургенева> как художника в этой девушке являлся новый тип русской женщины, резко выделявшийся между так называемыми нигилистками и женщинами прежнего покроя. „Вот вам новая тема, Иван Сергеевич“, — говорили ему многие в этот вечер, и он припоминал и повторял ее доводы, ее манеру говорить, воспроизводил ее живой образ, на что он такой мастер» (Новое время, 1877, № 580, 9 октября).

...все слушатели (а их собралось много на этот диспут) были поражены — скажу прямо: очарованы. — О выступлении Кавелиной на диспуте вспоминали позднее и другие авторы посвященных ей некрологов. Впечатления эти во многом близки тем, которые описал Тургенев. Так, например, П. А. Гайдебуров писал в «Неделе»: «Несмотря на свою молодость, она <Кавелина> возражала с замечательной находчивостью — и высказала обширные исторические сведения. Говорила она просто, свободно, не робея; видно было, что интерес вопроса стоял для нее на первом плане и заслонял от нее довольно торжественную обстановку спора. Всё обращение ее было исполнено такта, возражения были кратки, сильны и убедительны. Публика с живейшим интересом следила за диспутом и не раз награждала молодую учительницу громкими рукоплесканиями» (Неделя, 1877, № 41, 9 октября. См. также: Ардов Е. Из воспоминаний об И. С. Тургеневе. — Рус Вед, 1904, № 4, 4 января).

Стр. 194. Я коротко знал, любил и уважал ее отца... — Речь идет о Константине Дмитриевиче Кавелине (1818—1885), с которым Тургенев познакомился в 1843 г., когда они оба были членами кружка Белинского. Кавелин впоследствии сотрудничал вместе с Тургеневым в «Современнике», «Колоколе» и других изданиях.

435

Буданова Н.Ф. Комментарии: И.С. Тургенев. Из письма в редакцию «Вестника Европы» по поводу смерти С. К. Брюлловой // Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1982. Т. 11. С. 434—435.
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2019. Версия 2.0 от 22 мая 2017 г.

Загрузка...
Загрузка...