Звезда Вифлиема

Впервые опубликовано в альманахе «Абраксас» ([Пг.], 1922, ноябрь. С. 10—16). Если «Монастырь...» носит, по мнению А. Тинякова, «все признаки юношеской незрелости и юношеской же манерности», хотя,—добавляет критик, — «дарование у него есть» и мир Вагинов «видит по-своему и только не умеет пока внятно рассказать об этом» (Последние новости. Пг., 1922. 23 окт.), то в «Звезде Вифлеема» «нет уже ничего, кроме голого бреда» (Там же. 1922. 18 дек.).

Эти фрагменты написаны Вагиновым под сильным влиянием экспрессионизма, под знаменем которого сплотилась возглавляемая М. Кузминым группа эмоционалистов. Параллелью ранней прозе Вагинова могут послужить как рассказы 1920-х гг. самого Кузмина (например, рассказы «Подземные ручьи» и «Голубое ничто»), так и работы Джорджо Де Кирико того же времени (отмечено Н. И. Харджиевым в частной беседе с Вл. Эрлем в конце 1991 г.). Отдельные эпизоды, составляющие текст, смонтированы подобно кинокадрам, сменяющим друг друга с калейдоскопической быстротой, что сближает «Звезду Вифлеема» и с киноавангардом 1920-х гг., — в частности, с монтажными экспериментами Абеля Ганса и С. Эйзенштейна.

Впервые в «Звезде Вифлеема» появляется образ Филострата, символизирующий искусство. Несмотря на обилие действующих лиц и кажущуюся сюрреалистичность происходящего, в «Звезде Вифлеема» четко прослеживается параллель между последними днями Римской империи и царской России. Вифлеемская звезда, возвестившая о наступлении новой эры, ассоциируется с красной звездой, символизирующей приход большевистской

568

эпохи. Условный характер носят многочисленные исторические фигуры-символы, соседствующие с с вымышленными персонажами. Интереснейшее наблюдение о сходстве с изображениями на гностических талисманах, воспроизведенных в книге Бернара де Монфокона (1655—1741) «Древний мир в толкованиях и иллюстрациях» (Bernand de Montfaucon. L'antiquitè expliqueè et representeè en figures. Tome second. Seconde partie... Paris, VDCCXXII) делает A. Г. Тимофеев (Русская литература. 1997. № 4. С. 1921). В тексте много злободневных намеков, расшифровать которые не всегда возможно. Так же, как и в «Монастыре Господа нашего Аполлона», в «Звезде Вифлеема» сознательно смешаны греческие и римские имена богов.

В 1989 г. «Звезда Вифлеема» републикована Т. Л. Никольской в журн. «Литературное обозрение» (1989. № 1. С. 107—109). После выхода в свет КНР нам было сообщено В. Б. Кудрявцевым об экземпляре альманаха «Абраксас» с рукописными дополнениями автора, являющимися либо позднейшими поправками, либо, скорее, восполнениями цензурных купюр. Рукописные вставки были опубликованы в 1997 г. А. Г. Тимофеевым (указ, издание, с. 193—194). Экземпляр «Абраксаса» был передан в Библиотеку петербургского Дома писателя А. И. Вагиновой в 1930-е годы; в настоящее время (после пожара 1993 г.) его местонахождение неизвестно.

В настоящем издании «Звезда Вифлеема» печатается по тексту изученного нами в 1992 г. библиотечного экземпляра альманаха (шифр: А-16; инвентарный номер: 32363) с исправлением нескольких явных опечаток, незамеченных автором.

С. 444. Звезда Вифлеема встречается в двух стихотворениях книги «Петербургские ночи» ( «Грешное небо с звездой Вифлеемскою...» и «Палец мой сияет звездой Вифлеема...»), а также в «Монастыре Господа нашего Аполлона» (см. с. 442). По мнению А. Г. Герасимовой, Вагинов в «Звезде Вифлеема», «переводя ситуацию революционной России на язык веков и одновременно на язык модного тогда шпенглерианства, <...> развивает идею “христианства-хаоса”» (Вопросы литературы. 1989. N9 12. С. 136—137). В связи с символикой звезды Вифлеема необходимо, во-первых, вспомнить концепцию неизвестного поэта, что большевизм огромен, что создалось положение, подобное первым векам христианства... (см. с. 27) и строку из стихотворения 1921 г. «Живу отшельником — Екатерининский канал, 105...»1: И на Кремле восходит Магомет Ульян, из которой следует, что Ленин трактовался Вагиновым как пророк (Магомет) новой религии (ср.: Новая Эра наступает, — с. 446). Сходное «уподобление революционного времени первым векам христианства» (впрочем, весьма распространенное в те годы) отмечают Н. А. Богомолов и Дж. Э. Малмстад в своей монографии («Михаил


1 А. Г. Тимофеев сомневается, что Вагинов «успел познакомиться с таинственными гравюрами в книге Б. де Монфокона» (там же). Можно, однако, предположить, что М. А. Кузмину это издание было предоставлено именно Вагиновым.

2 Это стихотворение, опубликованное в 1923 г., спустя полвека читал по памяти М. М. Бахтин (Беседы, с. 191 — 192).

569

Кузмин: Искусство, жизнь, эпоха». М., 1996. С. 291) и у М. А. Кузмина, с которым у Вагинова к этому времени установились прочные творческие взаимоотношения. — С другой стороны, кроме прямого значения (распростерла лучи свои), звезда Вифлеема (как в стихотворении «Палец мой сияет звездой Вифлеема...») обозначает белое, искрящееся (см. с. 20), т. е. кокаин.

Мария — М. К. Неслуховская (см. примеч. к с. 88).

Гай Юлий Эврикл (наша конъектура, в тексте: Еврикл) — судя по имени, вольноотпущенник, хотя по контексту — лицо знатное.

...до длинноволосых айонов... — то есть айнов, — племени, жившем на Сахалине, Хоккайдо и Курильских островах.

Легко летят юнкера вифлеемцы... — Слово юнкера вписано.

Мальчики новой религии ~ это Буйран в театр едет; Нерукотворный поэт я ~ по утрам дворы не убирают; Помню дом мой, помню ~ слушал шум приближающийся <Вступление, гл. 3—5>. — Текст (каждая строка) подчеркнут красным карандашом.

... в постели языческих девушек лезут... пискнуть язычники не смеют... — Ср. в «Козлиной песни»: Нас очернят, несомненно... Победители всегда чернят побежденных и превращают — будь то боги, будь то люди — в чертей. Так было во все времена, так будет и с нами. Превратят нас в чертей, превратят, как пить дать (с. 54) и в стихотворении «Ленинградская ночь» (1927): Все черти мы в открытом мире Иль превращаемся в чертей... (5/7, с. 450).

С. 445. Часть первая. — См. ниже, примеч. к с. 451.

Из Рима... бегут астрологи. — Изгнание астрологов из Рима произошло при императоре Тиберии (42 до н. э. — 37 н. э.) после процесса Либона, дальнего родственника Тиберия, обвинявшегося в сношениях с колдунами.

Териак (терьяк) — по мнению древних, все исцеляющее средство. Изобретен Андромахом, придворным врачом Нерона. По-персидски терьяк означает также опиум, — ср. тему наркотиков у Вагинова, а также примеч. к с. 20.

... шпанские мухи — «Шпанская муха, хруш, жучек Lytta vesicatoria, вонючка, из котр. приготовляют нарывный пластырь того же названья» (Даль).

В проходах Иерусалимских ~ в дупле маслины шумит. — Текст подчеркнут красным карандашом.

Юделович — салонный художник рубежа веков.

Юлий Юлиевич Клевер (1850—1924) — модный в 1910-е гг. художник-пейзажист.

Долина Кедрон — долина в Палестине, неподалеку от Мертвого моря.

Альгамбра — крепость-дворец мавританских властителей в Испании около Гренады; построена в XIII — XIV вв.

Вспоминает он Петербург~ снова дышат античной ночью. — Текст подчеркнут красным карандашом.

Термы Каракаллы были построены в Риме, восточнее Авентинского холма, славились огромными размерами и роскошной архитектурной отделкой. (Термы — римские бани, где, кроме помещений для мытья, были залы

570

для гимнастических упражнений и бесед, библиотека, художественная галерея и т. п.; являлись средоточием общественной жизни. Каракалла (186 — 217) —римский император).

Троицкий мост — с 1935 по 1991 гг. Кировский мост.

Новая Эра наступает. — См. выше, примеч. к с. 444.

Афродитиан — автор апокрифа, известного в древнерусской письменности под названием «Сказание Афродитиана».

Мраморные были дома там, ~ в пригороды, где дышали статуи. — Текст подчеркнут красным карандашом.

С. 446. И увидел он, как статуи вышли из сада... — См. примеч. к с. 442.

А войско сермяжное... — Ср. в одном из самых автобиографичных стихотворений Вагинова: Я в толпе сермяжного войска («Юноша», март 1922, — см.: БП, с. 430).

...скрываются на шестом этаже. — Ср. в поэме о Филострате: Свист бури, 6-й этаж, черный ход... (БП, с. 454), а также ниже: ... далеко до шестого этажа... (с. 446). На шестом этаже дома 72 на Невском пр. находилась мастерская М. С. Наппельбаума, где проходили собрания «Звучащей Раковины» — студийцев Гумилева, и на шестом же этаже дома 6 по Зверинской ул. была квартира М. К. Неслуховской, где часто бывали «Островитяне» — Н. С. Тихонов (позже на Неслуховской женившийся), С. А. Колбасьев, Петр Волков и Конст. Вагинов.

Чемерица — растение, употреблявшееся в древности для лечения душевных болезней; упоминается в «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата.

Пантелеймоновская — с 1923 г. ул. Пестеля.

С. 447. Снег. Падает... — наша конъектура. Было: Снег падает и вскакивает, бежим!

Мраморный дворец — в Ленинграде, построен в 1768 — 1785 гг. архитектором А. Ринальди; в 1844— 1851 гг. перестроен А. П. Брюлловым.

Елизаветинский павильон — павильон «Трех граций», расположен на холме неподалеку от первого пруда; построен в 1800 г. Ч. Камероном.

...последний цезарь, умом убогий. — Низвергнутый в 476 г. Ромул Август.

...на цезаре... полковничьи погоны. — Имеется в виду Николай II, носивший чин полковника.

...коллегия поэтов. — Поэтическая организация, существовала в Древнем Риме. Здесь, очевидно, имеется в виду «Цех поэтов» (второй).

«Пролетарии всех стран соединяйтесь». — Вписано автором.

...в доме графини Паниной... — видимо, имеется в виду жена графа Н. И. Панина (1718—1783) — дипломата и государственного деятеля. С другой стороны, здесь может идти речь о Лиговском народном доме (Тамбовская ул., д. 63), учрежденном графиней Софьей Владимировной Паниной.

«Любезные братья, — сказала Екатерина ~ музеи и книгохранилища мои». — Вписано Вагиновым.

Ты, граф Орлов... — Здесь под именем графа Г. Г. Орлова (1734—1783), государственного деятеля и фаворита Екатерины II, подразумевается граф Валентин Платонович Зубов (1884—1969), основатель Института истории искусств (в котором Вагинов в 1923—1927 гг. учился на Высших курсах искусствознания).

571

О графе Зубове часто вспоминала А. И. Вагинова, — например: «К<онстантин> К<онстантинович> еше застал в институте графа Зубова, который очень высоко его иенил. Вскоре Зубов уехал в Париж и писал оттуда К. К., что если тот приедет туда, то будет устроен там хорошо. Но К. К. об этом не думал» (Волга, с. 148).

С. 448. Фаросский маяк — башня из белого мрамора, построенная на острове Фарос при Птолемее II Филадельфе. На вершине по ночам разводился костер.

Птолемеи — династия египетских царей, правивших в 323 — 30 гг. до н. э.

Александрия — портовый город в Египте на берегу Средиземного моря, резиденция Птолемеев, ставшая при их правлении центром эллинистической культуры.

Притон — дежурный член совета в Афинах.

... на черные вифлеемские собрания ездит и с их дьяконами в кожаных френчах пьянствует. — Слова в кожаных френчах вписаны.

Холм Джаникола — итальянизированное название одного из семи римских холмов — Яникулама (правый берег Тибра).

Аркадия — основанная в 1690 г. в Риме итальянская литературная академия.

Георгии Владимирович Иванов (1894 — 1958) — поэт, член второго «Цеха поэтов», автор книги беллетризированных воспоминаний «Петербургские зимы» (1928; 1952).

Георгий Викторович Адамович (1892 — 1972) — поэт, переводчик, литературный критик, член второго «Цеха поэтов», автор ряда откликов о поэзии Вагинове (в петроградской «Жизни искусства» и парижском «Звене»).

Николай Авдеевич Оцуп (1894 — 1958) — поэт, член второго «Цеха поэтов», издатель альманаха «Числа» (Париж); играет в футбол — аллюзия на стихотворение Оцупа «Футбол».

С. 449. А внизу в черных куртках стоял караул... — Слова в черных куртках вписаны.

В кожаной тужурке — граф, ~ в кожаной фуражке — граф. — Фраза подчеркнута красным карандашом.

Глухо стонут ветра́. — Исправлено Вагиновым; было: ... ветры.

С. 450. Знаменская тющадь — с 1918 г. пл. Восстания.

Чувствует... понюшку... — речь идет о кокаине.

Семеновский госпиталь помещался в Лазаретном переулке, дом 2.

С. 451. ... и колонны Канобской улицы... — т. е. колонны улицы в Канопе. Каноп (равноправное написание: Каноб) — город неподалеку от Александрии, соединявшийся с нею каналом; излюбленное место развлечений и оргий. Вагинов, скорее всего, заимствует это название из «Александрийских песен» М. Кузмина.

... и Ворота Месяца... — может быть, реальное, но, возможно, и придуманное Вагиновым название.

... и Пушкинскую улицу. — См. примеч. к с. 430.

В Петербурге нет и не было ~ пахнет травой и мятой <вся гл. 32>. — Текст подчеркнут красным карандашом.

572

Кругом пахнет травой и мятой. — Далее следовала неопубликованная и, по-видимому, утраченная Часть вторая. Краткие фрагменты из нее сохранились в конспективной заметке Л. В. Пумпянского (начало 1923 г.):

«осень Павловская в платке ситцевом; стены еще уцелевших домов; вокруг П<етербурга> снега, но в П<етербурге> еще тепло; на широких конях широкие люди...; и слышит он русскую речь на “а”; звуки не вылетают изо рта...»


Т.Л. Никольская и В.И. Эрль. Примечания: Конст. Вагинов. Звезда Вифлиема // Конст. Вагинов. Полное собрание сочинений в прозе. СПб: Гуманитарное агентство «Академический проект», 1999. C. 568—573.
© Электронная публикация — РВБ, 2018–2024. Версия 4.0 от 25 октября 2023 г.