17
<Заявление К. Вагинова, сделанное им на дискуссии в Ленотделе ВССП>

Тов. Малахов резко поставил вопрос о моей книге. По существу он прав. Никакая новая культура не может возникнуть без отмежевания, без дискредитирования прежней культуры. Каждый поэтический образ не является чем-то порхающим и ни к чему не прикрепленным, он является выражением определенной идеологии.

Я воспевал не старый мир, а зрелище его гибели.

В эпохи великих сдвигов, в эпохи, являющиеся гранями между двумя великими культурами — умирающей и нарождающейся, с железной необходимостью появляются люди, стоящие как бы на распутье, очарованные зрелищем гибели. Они некоторое время, — иногда оно длится достаточно долго, — всецело захвачены зрелищем гибели старой культуры, затем они начинают всё пристальнее всматриваться в эту гибель, понимать, что она неизбежна и окончательна и что создание новой культуры совершенно необходимо. Тогда для них наступает критическое отношение к прежним человеческим

459

нормам и предметности. Построение новой культуры, участие в борьбе за нового человека становится моральным долгом каждого писателя.

Мне ясно не менее, чем остальным членам союза, что тема гибели исчерпана, что только увидев изнутри Революции все происходящее, можно плодотворно работать и создать большое искусство, что сейчас писатель является почетнейшим членом современного общества.

< Август 1931>


<Заявление К. Вагинова, сделанное им на дискуссии в Ленотделе ВССП> // Конст. Вагинов. Полное собрание сочинений в прозе. СПб: Гуманитарное агентство «Академический проект», 1999. C. 459—460.
© Электронная публикация — РВБ, 2018–2024. Версия 4.0 от 25 октября 2023 г.