И. С. Тургенев

Записки охотника

1852

Оглавление

Хорь и Калиныч 7 447
Ермолай и мельничиха 19 451
Малиновая вода 30 454
Уездный лекарь 41 455
Мой сосед Радилов 50 457
Однодворец Овсяников 58 459
Льгов 75 461
Бежин луг 86 463
Касьян с Красивой Мечи 106 466
Бурмистр 124 469
Контора 138 473
Бирюк 155 476
Два помещика 163 477
Лебедянь 172 479
Татьяна Борисовна и ее племянник 184 482
Смерть 196 485
Певцы 208 487
Петр Петрович Каратаев 226 493
Свидание 240 496
Гамлет Щигровского уезда 249 497
Чертопханов и Недопюскин 274 503
Конец Чертопханова 292 506
Живые мощи 326 511
Стучит! 339 516
Лес и степь 354 517

О произведении

«Записки охотника» И. С. Тургенева — одно из самых известных произведений русской литературы, образец русской классической прозы, полный тонкого психологизма и непревзойденного описания природы.

Отзывы критиков

В первой книжке «Современника» за прошлый год был напечатан его рассказ «Хорь и Калиныч». Успех в публике этого небольшого рассказа, помещенного в смеси, был неожидан для автора и заставил его продолжать рассказы охотника. Здесь талант его обозначился вполне. Очевидно, что у него нет таланта чистого творчества, что он не может создавать характеров, ставить их в таки отношения между собою, из каких образуются сами собою романы или повести. Он может изображать действительность, виденную и изученную им, если угодно — творить, но из готового, данного действительностию материала. Это не просто списывание с действительности, — она не дает автору идей, но наводит, наталкивает, так сказать, на них. Он перерабатывает взятое им готовое содержание по своему идеалу, и от этого у него выходит картина, более живая, говорящая и полная мысли, нежели действительный случай, подавший ему повод написать эту картину; и для этого необходим, в известной мере, поэтический талант. <...>

...автор знакомит своих читателей с разными сторонами провинциального быта, с людьми фазных состояний и званий. Не все его рассказы одинаковоло достоинства: одни лучше, другие слабее, но между ними нет ни одного, который бы чем-нибудь не был интересен, занимателен и поучителен. <...> Нельзя не пожелать, чтобы г. Тургенев написал еще хоть целые томы таких рассказов.<...>

Не можем не упомянуть о необыкновенном мастерстве г. Тургенева изображать картины русской природы. Он любит природу не как дилетант, а как артист, и потому никогда не старается изображать ее только в поэтических ее видах, но берет ее, как она ему представляется. Его картины всегда верны, вы всегда узнаете в них нашу родную, русскую природу...

— В. Г. Белинский. Взгляд на русскую литературу 1847 года (1848)

Я был уверен, что вы оцените книгу Тургенева. В ней столько жизни и замечательная сила таланта. Редко соединялись в такой степени, в таком полном равновесии два трудно сочетаемых элемента: сочувствие к человечеству и артистическое чувство. С другой стороны, не менее замечательное сочетание самой интимной реальности человеческой жизни и проникновенное понимание природы во всей ее поэзии <...>

«Записки охотника» <...> отмечены такой мощью таланта, которая благотворно действует на меня; понимание природы часто представляется вам как откровение.

— Ф. И. Тютчев — супруге, 13 сентября 1852 г.

До сих пор, не взирая на долгую свою деятельность, наш автор только в «Записках охотника» достигнул высшей степени своего развития, и остановился на ней, и остается на ней долгое уже время. В сравнении с этим произведением все остальные повести и рассказы Тургенева кажутся как бы этюдами еще не установившегося литератора, как бы попытками на создание новой формы, упopно не дающейся нашему писателями. <...>

«Записки охотника», исполненные таким тонким пониманием русской природы, поэтому имеют необыкновенную важность во всей деятельности Тургенева, что ими определился широкий пусть для повествователя; что человек, их написавший, всеми силами души своей прикрепился к месту их действия.

— А. В. Дружинин. Повести и рассказы И. С. Тургенева (1856)

У Тургенева есть свой предмет ненависти, он не подбирал крохи за Гоголем, он преследовал другую добычу — помещика, его супругу, его приближенных, его бурмистра и деревенского старосту. Никогда еще внутренняя жизнь помещичьего дома не подвергалась такому всеобщему осмеянию, не вызывала такого отвращения и ненависти. При этом надо отметить, что Тургенев никогда не сгущает краски, не употребляет энергических выражений, напротив, он рассказывает совершенно невозмутимо, пользуясь только изящным слогом, что необычайно усиливает впечатление от этого поэтически написанного обвинительного акта против крепостничества.

— А. И. Герцен. О романе из народной жизни в России (1857)

...мы невольно спрашиваем себя: что сделал Тургенев для русского народа, в смысле простонародья? — и не обинуясь отвечаем: несомненно, сделал очень многое и посредственно, и непосредственно. Посредственно — всею совокупностью своей литературной деятельности, которая значительно повысила нравственный и умственный уровень русской интеллигенции; непосредственно — «Записками охотника», которые положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды.

— М. Е. Салтыков-Щедрин. Некрологические заметки. И. С. Тургенев (1883)

Не говоря уже о художественном значении «Записок охотника», они представляют замечательный исторический памятник своего времени и в смысле протеста против крепостного права. Конечно, ничего искать в «Записках охотника» ни резкого и странного политического памфлета, каким представляется «Путешествие» Радищева, ни хотя бы саркастического тона сатиры Щедрина. Это было бы совершенно не в характере тургеневского творчества, в котором всегда преобладали мягкие, кроткие и нежные тоны, да и к тому же мало-мальски резкий и громкий протест был бы немысли при токой крайней строгости, до какой дошла русская цензура после 1848 года.

«Записки охотника» представляются как бы продолжением «Мертвых душ» Гоголя; это эпопея, не имеющая, по-видимому, никакой иной предвзятой цели, как лишь развернуть перед вами широкую картину русской провинциальной жизни, преимущественно помещиков и крестьян, с одной стороны — в массе мелких повседвневных, будничных ее явлений, с другой стороны — в поэтических мотивах и образах. Тут вы найдете на каждом шагу те очаровательные описания русской природы, какими всегда славился Тургенев, ряд эпизодов, не имеющих никаких отношений к крепостному праву, каковы, например, «Уездный лекарь», «Мой сосед Радилов»... и проч.

Тем не менее от «Записок охотника» повеяло на читателей совершенно новым духом, которым проникнуты они от первой страницы до последней.

Это был дух гуманности и искренней любви к угнетенному мужику. В то время как у большинства помещиков, изображенных в «Записках», преобладают отрицательные черты, крестьяне, напротив того, представляют ряд весьма симпатичных типов. Выводя такие личности, как Хорь и Калиныч, Ермолай и Мельничиха, Касьян с Карсивой Мечи, Бирюк, Яков-Турок в «Певцах», наконец, хотя бы и крестьянские дети в «Бежином луге» - автор, тем уже протестовал против крепостного права, что, заглядывая в душу всех этих детей народа, находил в ней те же радости и страдания, что и у всех прочих людей и вместе с тем, выводил их не в пример симпатичнее и цельнее стоящих тут же рядом с ними помещиков.

В этом отношении даже и «Бежин луг», эта чисто художественная каринка, изображающая ночную беседу деревенских детей в табуне лошадей, производила на читателей то же впечатление отрицания крепостного права: прочтя эту картинку, читатель всею душою привязывался к изображенным в ней детям, и ему жутку становилось при мысли, что в этих симпатичных деревенских ребятах растут будущие рабы, вся жизнь которых могла быть изломана по прихоти какого-нибудь Пеночкина.

Одним словом, читая «Записки охотника», русские читатели впервые видели в мужиках не двуногое рабочее стадо, а живых людей, братий своих по человечеству, и приучались любить этих братий и принимать горячее участие в их участи.

— А. М. Скабичевский. История новейшей русской литературы (1891)

В «Записках охотника» сталкиваются и спорят друг с другом две России: официальная, крепостническая, мертвящая жизнь, с одной стороны, и народно-крестьянская, живая и поэтическая - с другой. <...>

Живой, целостный образ народной России увенчивает в книге Тургенева природа. Лучшие герои «Записок охотника» не просто изображаются «на фоне» природы, а выступают как продолжение ее стихий: из игры света и тени в березовой роще рождается поэтичная Акулина в «Свидании», из грозовой ненастной мглы, раздираемой фосфорическим светом молний, появляется загадочная фигура Бирюка. Тургенев изображает в «Записках охотника» скрытую от многих взаимную связь всего в природе: человека и реки, человека и леса, человека и степи. <...>

Антикрепостнический пафос «Записок охотника» заключается в том, что к гоголевской галерее мертвых душ писатель добавил галерею душ живых. Крестьяне в «Записках охотника» - крепостные, зависимые люди, но крепостное право не превратило их в рабов: духовно они свободнее и богаче жалких полутыкиных и жестоких пеночкиных. Существование сильных, мужественных, ярких народных характеров превращало крепостное право в позор и унижение России, в общественное явление, несовместимое с нравственным достоинством русского человека. <...>

Прямые дороги от «Записок охотника» идут не только к «Запискам из мертвого дома» Достоевского и «Губернским очеркам» Салтыкова-Щедрина, но и к эпосу «Войны и мира» Толстого.

— Ю. В. Лебедев. Русская литература XIX века. 10 класс: Учебник для общеобразовательных учреждений (2000)

Цикл рассказов, которые сделали Тургенева знаменитым и научили русскую литературу говорить о крестьянстве без фальши и упрощения.

О чем эта книга? О жизни русской провинции, показанной глазами странствующего охотника — образованного и проницательного человека. В книге мы встречаем представителей самых разных слоёв общества: от знатных дворян до нищих крестьян. Именно изображение простонародья сделало книгу знаменитой: современники воспринимали её как этапное событие в истории русской литературы о крестьянах. <...>

Как она написана? В «Записках охотника» Тургенев пытался решить одну из наиболее сложных литературных проблем своего времени: как с помощью приёмов, в большинстве своём заимствованных из западной литературы, изобразить российскую провинцию, далёкую и чуждую этой культуре? <...>

Что было дальше? «Записки охотника» стали своеобразным стандартом изображения «народа» в русской литературе. Те, кто пытался создать новые формы его описания, отталкивались именно от книги Тургенева.

— Кирилл Зубков. Иван Тургенев. Записки охотника

Цитаты

Орловский мужик невелик ростом, сутуловат, угрюм, глядит исподлобья, живет в дрянных осиновых избенках, ходит на барщину, торговлей не занимается, ест плохо, носит лапти; калужский оброчный мужик обитает в просторных сосновых избах, высок ростом, глядит смело и весело, лицом чист и бел, торгует маслом и дегтем и по праздникам ходит в сапогах.


Приятно после долгой ходьбы и глубокого сна лежать неподвижно на сене: тень нежится и томится, легким жаром пышет лицо, сладкая тень смыкает глаза.


...барашек ему прямо в глаза так и глядит. Жутко ему стало, Ермилу-то псарю: что мол, не помню я, чтобы этак бараны кому в глаза смотрели; однако ничего; стал он его этак по шерсти гладить, — говорит: «Бяша, бяша»! А баран-то вдруг как оскалит зубы, да ему тоже: «Бяша, бяша...»


Удивительно умирает русский мужик! Состояние его перед кончиной нельзя назвать ни равнодушием, ни тупостью; он умирает, словно обряд совершает; холодно и просто.


У нас на Руси угрюмого от заспанного не отличишь.


© Электронная публикация — РВБ, 2010—2020. Версия 2.0 от 22 мая 2017 г.