РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

201. «Ученые записки Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена», т. 414, Л., 1971, с. 88, по автографу ГИМ. Печ. без ст. 80—90 и 101 —109, дошедших неполностью: часть листа в автографе оторвана. К автографу приложен лист с надписью: «Рукопись Якова Борисовича Княжнина (собственноручная)», а также стилистически модернизированная копия поэмы, в которой обрывки строк заменены многоточием. Надпись и копия сделаны рукой А. А. Писарева (1780—1848) — поэта, переводчика, позднее попечителя Московского учебного округа. Название произведения в автографе — «Эпическая поэма», в копии — «Бой стихотворцев. Эпическая поэма». Вряд ли слова «Бой стихотворцев» придуманы Писаревым, скорее он воспроизвел загл., известное в устной традиции: Писарев высоко ценил творчество Я. Б. Княжнина (см., например, стих. Писарева «Нынешние мудрецы», 1804) и был знаком с его сыновьями — А. Я. и Б. Я. Княжниными. Указание Писарева на авторство Княжнина подтверждается идентичностью почерка рукописи поэмы с почерком Княжнина 1760-х годов, а также нашедшими отражение в поэме деталями биографии Я. Б. Княжнина (1740— 1791), заинтересованностью его как драматурга в судьбах русского театра, перекличкой текста поэмы с «Дружеским увещанием Княжнину» (см. № 202). Шуточная поэма написана не раньше лета 1765 г., когда вышли в свет «Сочинения и переводы» В. И. Лукина (1737— 1794). В предисловиях к комедиям Лукин обосновал теорию «преложения» (переделки) иностранных комедий «на русские нравы». Сама теория, заимствованная у датского писателя Л. Хольберга, возражений не вызывала. Но Лукин, любимец верного приверженца Екатерины II, ее всесильного кабинет-министра И. П. Елагина (см. примеч. 178), высмеял комедии А. П. Сумарокова, сатира которого была неугодна императрице, и подчеркнул, что сам он не хочет «сатирически язвить единоземцев». Княжнин показал, что нападки Лукина на Сумарокова инспирированы Елагиным, а так как Елагин еще в 1764 г. объединил группу молодых драматургов, поэт осмеял и их. В состав кружка, помимо Лукина, входили Б. Е. Ельчанинов (1744—1769), Ф. А. Козловский (ум. 1770), Д. И. Фонвизин.

Песнь первая.

Пою сражение и т. д. Пародия традиционного зачина эпической поэмы с упоминанием героев «Илиады» и римских полководцев Помпея и Юлия Цезаря.

Старая Русса — город,

Волховь (Волхов) — река в Новгородской губернии, где жили родные Княжнина (отец был новгородским вице-губернатором).

Яры молнии с росой упоевая — перифраз строки оды Ломоносова 1743 г. «Упейся, молния, росою», которая вызывала насмешки современников и поэтов следующих поколений (Сумарокова, Н. А. Львова и др. ).

Казался боле быть — казался еще более великим.

Умы его подобны — умы, ему подобные

И Сумароков здесь — т. е. на Геликоне.

В позорищах — в трагедиях; высоко оценивая лирику и трагедии Сумарокова

536

в целом, Княжнин указывает на то, что чувства в сумароковских трагедиях иногда выражены однообразно.

Открыли светом мне глаза над теми тьмами и т. д. Речь идет о том, что общие достоинства произведений Ломоносова и Сумарокова научили видеть отдельные недостатки их.

Искали большу честь, честь малую губя — т. е. в погоне за славой бесчестили себя.

Подобны Псу тому и т. д. Имеется в виду басня Эзопа «Собака и ее отражение».

Учитель Лукина — Елагин, которому Лукин посвятил свои сочинения. В «Приписании» Лукин восторгается начальником и называет его «учитель мой».

Елчанин сей друг верный и т. д. Комедии Лукина «Щепетильник» предпослано «Письмо к господину Ельчанинову», в котором многократно повторено обращение «любезный друг».

Учитель благ — Елагин; это намек на «Сатиру на петиметра и кокеток» (см. 178), где Елагин называл Сумарокова «благий учитель мой».

Помощи себе лорнета просит. У Д. И. Фонвизина было слабое зрение, и он постоянно прибегал к помощи лорнета.

Ты, хвальный юноша. В сохранившихся наполовину ст. 79—90 иронически характеризуется «хвальный юноша» Лукин, которому «дар свыше дан» с «отважным мужеством» сочинять длинные предисловия и портить чужие комедии. «Герой против дубин», он, «учителя зря гнев», долго собирается с духом, чтобы обратиться к «сообществу» с речью.

Учителя глаза и т. д. То, что Лукин первым прерывает молчание, показывает его большую близость Елагину.

Соотчичи, Лукин употребил эго слово в предисловии к комедии «Мот, любовию исправленный».

Фон-Визин, острый дух, российской Боало. Буало (см. примеч. 14) упоминается здесь как автор сатир, ибо, по собственному признанию Фонвизина, он смолоду писал много сатирических стихов (нам пока неизвестных) и его острые слова повторялись в обществе.

И ты, которого Шоссеем назвало и т. д. П.-К.-Н. де Лашоссе (1692—1754) — французский драматург. Лукин именует «Шоссеем» Ельчанинова в связи с переделкой драмы Вольтера «Шотландка», приближавшейся по типу к «чувствительным» комедиям, которые писал Лашоссе.

Смотря трудам. В неполно сохранившихся ст. 101 — 109 содержится часть речи Лукина, который, сетуя на «судьбину злую», обращает внимание слушателей на «склоненную на плечи» «в сей прелютейший час» голову «учителя» и хочет «вопрошати» его о причинах горести.

Щепетко. В предисловии к комедии «Щепетильник» (что значит торговец галантерейными товарами) Лукин писал, что русское слово «щепетко» — синоним «богато или прибористе», а «щепеткий» — «щегольский» — может заменить в некоторых значениях французское galant (галантный, изящный).

Подобен конику — подобен деревянному коню, расписной игрушке с черной гривой и выгнутой спиной. Княжнин хорошо знал манеры Лукина, так как служил вместе с ним до 1764 г.

С дремучей той страной — с Аидом.

Все Сумарокова с восторгом похваляют, Чтят Ломоносова и т. д. Объединение в устах Елагина имен Ломоносова, которого он высмеивал в 1755 г., и Сумарокова характеризует его как беспринципного интригана, завистника и истинного вдохновителя нападок Лукина на крупнейшего русского драматурга.

Песнь вторая.

Чудовище о многих головах — графомания.

Которы Аполлон сатирами считает — то есть считает сатирами, пародиями по сравнению с подлинным искусством.

Писать Охота, Алчба писать, Охота сочинять — различные имена «богини Лукина» —

537

графомании (это слово в русский язык в 1760-е годы еще не вошло, поэтому Княжнин передает само понятие описательно).

«Аргенида» — роман Д. Баркли, переведенный Тредиаковским, прозой со стихотворными вставками (1751).

Чудовище... Весть — Фама (лат.), олицетворение молвы.

Что вырыла она из «Аргениды» недра. Ряд стихотворных вставок в романе Тредиаковский перевел шестистопными стихами — ямбическими, хореическими, анапесто-ямбическими, дактило-хореическими (причем любой шестистопный стих он именовал гекзаметром).

Спондей. Эту двусложную стопу, в которой оба слога имеют ударение, часто применял в своих гекзаметрах Тредиаковский, подражая поэтам античности. В результате стих становился труднопроизносимым, негладким, «твердым».

Наглость их уверь — сделай увереннее их наглость.

Геройский стих. «Героическим стихом» Тредиаковский называл шестистопный стих (гекзаметр).

Подобно как кони, о Ахиллес, твои и т. д. В «Илиаде» рассказывается, что кони предупредили Ахилла о гибели, когда он помчался на битву с троянцами.

«Жан де Франс» — комедия Л. Хольберга; в переделке Елагина — «Русский француз» (1764).

Тот «Корионом» честь «Сиднея» уменьшит. Пьеса Фонвизина «Корион» (1764) — переработка драмы французского писателя Ж. Грессе «Сидней».

«Шотландку» в русскую тот облачив одежду. Пьеса Вольтера «Шотландка» была переделана (преображена «в нашу одежду», по выражению Лукина) Ельчаниновым в комедию «Награжденная добродетель» (1764).

Козловский в малыя комедии и т. д. Речь идет об одноактной комедии Козловского «Одолжавший любовник» (1764).

Толико томов вдруг на свет произведет и т. д. Помимо двух томов «Сочинений и переводов», появившихся, как подчеркивал сам Лукин, «вдруг», в 1764—1765 гг. из печати вышел ряд других переводов и переделок Лукина.

Продолжение будет впредь. В рукописи продолжения нет; вероятно, его и не было: елагинский кружок к 1766 г. распался. Лукин и Фонвизин враждовали. Елагин, став директором театра, не допускал на сцену комедий ни Княжнина, ни Фонвизина. Нападки на Сумарокова как сатирика и человека с большей силой повторились в 1769—1770 гг. в журналах «Всякая всячина» и «Барышок Всякий всячины», где сотрудничали Екатерина II, Елагин и, очевидно, его помощник Лукин. Защищал Сумаракова журнал Н. И. Новикова «Трутень». Полемика приобрела более широкий размах и переросла в спор о характере и правах сатиры. Примечательно, что «Трутень» неустанно нападал на комедии Лукина, противопоставляя им комедию Фонвизина «Бригадир». Таким образом, союз Фонвизина и Лукина оказался временным.

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ