Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


ПРИМѢЧАНІЯ

КЪ VI ТОМУ

ИСТОРІИ ГОСУДАРСТВА РОССІЙСКАГО.

4

(1) «Въ лѣто 72 К. Вел. и мати его Марья отпустили К. Рязанскаго И. В. на Рязань на его отчину, и тоя же зимы Генв. пріѣде къ Москвѣ и понятъ за себе сестру Вел. Князя, Анну, и вѣнчася у Преч. Богородицы въ Недѣлю о Блуднѣмъ, и на той же недѣли на память 3 Святителей пойде на свою отчину и съ Княгинею.»

(2) Собр. Госуд. Грам. 209.

(3) Тамъ же, 215.

(4) Архив. Псков. Лѣт.: «Юрьевцы (въ 1463 г.) посла Псков. Кондрата Сотцкаго и гостя посадиша въ погребъ, а Псковичи Нѣмецк. гостя, а на миру... И Марта въ 21, въ 1 часу дни, пріидоша Нѣмцы къ Новому городку... и начаша шибати пушки, а иная сила жещи Псков. исады; и Князь Иванъ Иванов. Дебрянскихъ Князей прислалъ своего человѣка, что рать Нѣм. подъ городкомъ... а Нѣмцы, услышавше Псков. силу, отбѣгоша... Тогоже м. въ 27 пришедши Нѣмцы, два исада большихъ выжгоша, Островье, да Полешье... и поидоша борзо чрезъ озеро въ свою землю... И Псковичи пойдоша къ Воронью каменю, и Чюдинъ доброхотъ сказа Посадникомъ, что Нѣмцы хотятъ ударить на Колпиное, и Псковичи взвратишася на тую же нощь и узрѣша рано, что Нѣмцы зажгоша церковь Колпинскую, и Посадники ударишася на нихъ на Колпиной рѣцѣ, и Нѣмцы устремишася на бѣгъ Марта въ 31, и биша ихъ на 13 верстъ до Коховѣ рѣцѣ... а иная рать Псковская, нерубленые люди, охвочей человѣкъ, ходиша за Изборскъ въ слободу и воеваша съ Воеводою Ивашкомъ Дьякомъ... Априля въ 4 пріидоша Изборяны подъ Новой городокъ Нѣм. и волости пожгоша. Апр. въ 10 день пріиде во Псковъ на Княженіе К. Иванъ Александр. Звенигороцкой, и выйдоша противъ его со кресты, и Псковичи посадиша его на Княженіе, на всей Псковской пошлинѣ. Іюля въ 8 день присла В. К. Воеводу своего, К. Ѳедора Юрьевича, съ людьми своими, и быша во Псковѣ съ недѣлю, на подворьи у Св. Спаса въ монастыри на Мирожи и у Св. Николы на Завеличьи... И совокупишася Псковичи съ Воеводою и пойдоша за Великую рѣку къ Новому городку... И выѣхаша 3 Нѣмчина съ вѣстью къ Юрьеву, и наши погнаша за ними, и Москвитинъ удари по главѣ Нѣмчина саблею, и поймаша жива, а 2 убѣжаша и стояша 4 дни, и пустиша болшею пушкою на городокъ, и колода вся изломалася, и желѣза около разорвашася, а пущича вся цѣла, и отыдоша... Посадникъ Дороѳей Олферьевичь съ охвочимъ человѣкомъ пойде въ насадахъ воевать Нѣмецкой земли, а иноземцы биша челомъ, чтобъ приняли въ насады къ собѣ, и пріяша... И много воеваша, и Кжерлу половину выжгоша... И Нѣмцы въ шнекахъ и въ лодьяхъ ударишася на Наровлянъ... И ту поимаша нашихъ 8 человѣкъ, а судью Сидора Оданья мечи изсѣкоша, и Гдовляне прислаша гонца во Псковъ, что Нѣмцы воюютъ, а Нѣмцы прислаша на Псковъ святымъ словомъ, чтобъ нашему послу добровольно пріѣхать на поговорку, и Псковичи даша ему на томъ руку; и присла Князь Местеръ Ивань Князча Сивладайскаго и толка своего Индрика и миръ взяша; и о пошлинѣ Великихъ Князей, что въ Юрьевѣ, а то Пискупу давати Вел. Князю по старинѣ; а что Рускій Копецъ и Святыя церкви, а то имъ держать по старымъ грамотамъ... И печати своя привѣсиша Князь Местера и Арцыбискуплю на Вѣчѣ... И послаша Іюду суконника и Василья Луковиць въ Юрьевъ, » и проч. Въ 1464 г. пріѣзжалъ

6

посолъ Дерптскаго Архіепископа во Псковъ для окончанія сего дѣла.

(5) См. Архив. Псков. Лѣт. годъ 6972—6978. Великій Князь присылалъ для того во Псковъ Боярина Селивана, а Митрополитъ своего чиновника.

(6) Архив. Лѣт. г. 1465 и Степен. Кн.

(7) Въ предисловіи Новогородск. Архіепископа Геннадія къ Церковному Кругу сказано: «Нѣціи мнѣша, яко скончеваемѣ седмой тысущи быти и скончанію міра, якоже и преже скончеваемѣй шестой тысущи сицево же мнѣніе объдержаше люди.» Въ описанномъ нами раздорѣ Духовенства Псковскаго съ Новогородскимъ Владыкою также упоминается о наступающемъ концѣ міра (см. Архив. Псков. Лѣт. г. 6972—6978). Я имѣю прекрасный списокъ Геннадіева Церковнаго Круга. Въ началѣ сказано: «Писавый же сей Кругъ Великаго Новагорода Акаѳоликіа церкве Великіа Св. Софіа Премудрости Божіа Священнаго Собора и Свв. Исповѣдникъ и Чюдотворцовъ Гуріа и Самона и Авива грѣшный Попъ Агаѳонище грѣшною рукою по обѣту... На второмъ пренесеніи многочюдесныхъ мощей Св. Петра Митрополита, изъ сребреныя раки преложенныхъ во златую раку въ лѣто 7046, Мая въ 5 день (въ 1538 г.)... Въ то время прилучившу ми ся быти въ богоспасаемѣмъ градѣ Москвѣ велми болну сущу, » и проч.

(8) Архив. Лѣт. г. 6975, Ноября 1: «Ставясь озеро Ростовское выло по двѣ недѣли, ночи людемъ въ городѣ спати не дало, и послѣ протяжно застучитъ, какъ бы въ десетерѣ молотятъ или въ осмерѣ, и за много лѣтъ того не бывало.» Затмѣніе луны было въ 1465, Окт. 5, въ первомъ часу ночи.

(9) Въ 1466 году, Мая 14, и въ 1467, Мая 5, «снѣгъ палъ пяди и лежалъ 2 дни, и того же м. въ 26 день снѣгъ лежалъ день; Авг. въ 18 морозъ былъ и другой того же м. въ 27 и ярь билъ... Мая 5 снѣгъ палъ въ полколѣни и лежалъ 3 дни. Мѣсяца Іюня 2 мразъ былъ.»

(10) См. Архив. Новогород. Лѣт. No 1, стр. 116, г. 1467: «Симеоновской моръ въ Новѣградѣ. Въ л. 6975 бысть моръ великъ зѣло въ Вел. Новѣградѣ, во Псковѣ, въ Старой Русѣ и во всѣхъ Пятинахъ Новогородскихъ. Преставися въ Вел. Новѣградѣ 48, 402 человѣка; еще же и Богъ вѣсть что; а въ монастырехъ Игуменовъ и Монаховъ и въ Дѣвичихъ монастырехъ Игуменій и Монахинь 7652 человѣка; а въ Старой Русѣ Священниковъ 28, а Монаховъ 1300; въ Новѣ же градѣ (въ монастыряхъ) Игуменовъ и Священниковъ 18, а во градѣ Священниковъ 300, Діаконовъ 21; а которые Священники овдовѣли и постриглися 19, а Діаконовъ 6; всего же въ Вел. Новѣградѣ и въ Старой Русѣ и во всѣхъ Пятинахъ Новогородскія области мужеска пола и женска 250, 652 человѣка. Бысть же въ Новѣградѣ въ Неревскомъ Концѣ въ Звѣринскомъ Дѣвичемъ монастырѣ близь церквей Покрова Богородицы скудельница велія. Архіепископъ же Іона бысть въ велицѣй печали, и во ужасѣ слыша гласъ свыше сице: иди со кресты въ Неревскій Конецъ и престанетъ моръ. Тогда явися на скудельницѣ образъ Св. Симеона Богопріимца. Архіепископъ же пойде со множествомъ народа въ Звѣринской мон., и падъ на колѣна предъ иконою Св. Симеона, молящеся со слезами... и нача пѣти молебенъ на скудельницѣ, и того дне поставиша церковь деревяну во имя Св. Симеона; людіе же носиша бревна на рамахъ изъ лѣса Окт. въ 1 день, и освяти ю самъ Архіепископъ.» Во Псковѣ моръ

7

начался въ 1465. «Поча мрети изъ Опочскаго Конца отъ Ропатой Лавиды у Ѳедорка у Царьска сына: пріѣхавъ изъ Юрьева, преставись Іюля въ 24... Той же осени бысть моръ великъ во Псковѣ и по всей волости по Семенѣ дни Лѣтопроводца, и бысть самъ напоръ въ Рожественское говѣнье... во всякомъ Концѣ позади скудельницы ископаша и тамо кладоша мертвыя; а мроша сице: аще у кого явится желѣза, то на другій или на третій день умираше... Бысть моръ по два годы съ одного... Того же лѣта (1467) во Псковѣ моръ преста; а былъ той моръ и въ Новѣгородѣ и по всей волости желѣзою» (см. Архив. Псков. Лѣт.).

(11) Въ Архив. Лѣт. г. 1463: «отъ Сент. до Филипова заговѣйна отъ коросты люди многіе мерли... Тое же зимы Генв. 14 (г. 1467) бысть моръ лютъ и множество людей изомре по дорогамъ и на Москвѣ, и по инымъ городомъ и по селомъ.»

(12) См. Лѣт. Русск. изданный Львовымъ, Ч. ІІ, г. 1467, стр. 363. Марія, добрая, смиренная, умерла Апрѣля 22, въ 5 часу ночи.

(13) Лѣт. Русск. издан. Львовымъ, Ч. ІІ, г. 1464. Ѳеодосій оставилъ Митрополію Сент. 13, а Филиппъ былъ поставленъ въ Ноябрѣ. Въ Посланіи Рос. Митрополитовъ есть грамота Ѳеодосіева къ Новогородцамъ, о томъ, чтобы они не вступались въ Епископскія дѣла и суды (см. Синод. библіот. No 164, л. 40). Тамъ же (л. 126) находится и покаяніе его, писанное имъ еще во время его Архіепископства въ Ростовѣ... «Азъ смиренный Ѳеодосей (говоритъ онъ) по Діаволю искушенію, а по своему скудоумъству, дерзнухъ сотворити новоначальствено въ церкви Божіей, и чрезъ уставленое въ Св. уставѣхъ... якоже нынѣ прилучися седмыя тысяща послѣдняго ста 63 лѣта навечерію Богоявленія Господня быть въ день Недѣльный: азъ же, худый и грѣшный, по уставу о пѣніихъ Литургиныхъ и Вечерныхъ свершивъ, и сѣдохъ за трапезою, и не вѣмъ, какъ по искушенію Діяволю, или по своему грѣху, вмѣни ми ся тако, яко да и самъ ямы сыръ и млеко, и прочимъ Инокомъ повелѣлъ та же яденіе ясти, и мірьскимъ человѣкомъ мясо; мнози же прилучишась тогда ту отъ Священниковъ и Иноковъ и отъ мірьскихъ благоразумныхъ, много возбраняху ми таковыхъ не творити; азъ же не послушахъ, и отвѣщахъ имъ токмо единою рѣчью, Недѣльнымъ днемъ. Господинъ же нашъ и Осподарь, Іона Митрополитъ, собравъ Бож. и Священ. Сборъ, и Великій Государь земьскій, В. К. Василей Васильевичь, съ своимъ Синклитомъ, да и по меня послали, и возря въ Божественная правила, да мене духовно наказали; азъ же пришедъ въ чювство, каюся, » и проч.

(14) По Родословн. Книгамъ (Синод. Библіот. No 461, л. 176) Мамутекъ оставилъ двухъ сыновей, Халила и Ибрагима: слѣдственно жена Касимова была вдовою Мамутека, Герберштейнъ пишетъ, что Царь Казанскій, Хелеалекъ, умеръ бездѣтенъ, и что жена его, Нурсалтанъ, вышла за Ибрагима (R. M. Comment. стр. 67): сей Хелеалекъ есть Халилъ, сынъ Мамутековъ, братъ Ибрагимовъ.

(15) Въ Арханг. Лѣт. сказано, что Великій Князь еще въ 1463 г. посылалъ Воеводъ своихъ, Бориса Кожунова и Бориса Слѣпаго, съ Устюжанами, Вологжанами и Галичанами на Черемису; что они шли мимо Устюга къ Вяткѣ, Вяткою до Камы и сею рѣкою въ Великую Пермь; что Казанцы съ Черемисою въ томъ же году приходили на Устюжскій уѣздъ, въ верховьѣ Юга, на волость Лоху, и плѣнили многихъ людей; что Устюжане догнали и побили ихъ.

8

Касима обманули Ибрагимовъ Вельможа, Князь Авдулманъ-Амонъ, и другіе, увѣривъ, что доставять ему престолъ. Въ Арханг. Лѣт.: «Пришла сила Вел. Князя къ Волзѣ на Звеничѣ бору, и Татарове пришли на нихъ въ судѣхъ, и вылѣзли на берегъ, а наши норовятся заскочити ихъ отъ судовъ, и нѣкто Айдаръ, Постельникъ Вел. Князя, Григорьевъ сынъ Карпова, не отпустя Татаръ отъ судовъ, кликну на нихъ: Татарове же вметався въ суды и побѣгоша за Волгу; а судовая сила еще не поспѣла.»

Въ Продолженіи Нест. Лѣт. стр. 265: на Вербной недѣли взяша Татарове Казанскіе двѣ волости Костромскихъ, Кусь, и множество полону: Князь же Иванъ Васил. Стрига ходи за ними и до Унжи съ Костромы. Тое же весны тѣ же Татарове имаша около Мурома въ недѣлю Св. Муроносицъ, и отыдоша. Того же лѣта воеваша около Мурома: Князь же Данило Дмитр. Холмскій иде за ними изъ Мурома и постиже, и бивъ ихъ, » и проч.

(16) Онъ выѣхалъ изъ Владиміра въ Москву въ Великую Пятницу.

(17) Въ Арханг. Лѣт. говорится о семъ походѣ такъ: «К. В. посылалъ рать на Черемису двою, Ивана Ивановича Глухова, да Ивана Руно, а съ ними Устюжане, да Галичане, и шедше на Каму, да изымали языка; а сказываетъ, что Татарове пошли вверхъ по Камѣ въ Великую Пермь, и Воеводы шедше за ними, да ихъ побили. На томъ бою убитъ Атаманъ Устюжской Сава Осѣевъ.» Въ Архив. Лѣт.: «По Велицѣ дни послалъ К. В. Дворъ свой на Каму съ Москвы къ Галичю Руна съ Казаки, а изъ Галича Семеновыхъ дѣтей Филимонова Глѣба, Ивана Шуста, Василья Губу, и пойдоша къ Вологдѣ, а съ Вологды въ судѣхъ съ Вологжаны къ Устюгу на Николинъ день, и съ Устюга пойде К. Иванъ Звенецъ, а Иванъ Игнатьевичь Глухой съ Кичменжаны... и Вятчане пойдоша съ ними, и бысть Вятчанамъ вѣсть, что идутъ на нихъ Казанцы, и возвратишася... И въ то время Татарове Казанскіе 200 ч. пошли воевати, и пометавше (на Воложкѣ) коней у Черемисы, пойдоша въ судѣхъ по Камѣ... и Воеводы избраша отъ своихъ людей седмь насадовъ и отпустиша съ ними Воеводу Руна... Татарове же выскакаша на берегъ, и забѣгоша за рѣчку... и ту ихъ избиша, и Воеводу ихъ Тулазея изымаша, Князева сына Тарханова, да другова Бердешкина... а Руси убили 2 человѣка, да 60 ранили.»

(18) Тутъ убили еще богатыря Колупая. Сраженіе было за 40 верстъ отъ Казани, на Звеничѣ бору.

(19) Не возмогоша противитися.» Въ Продолженіи Нестор. Лѣт. стр. 266: «Вятчане же обѣщашася имъ дань давати гобины дѣля: отняша бо у нихъ гобину. Потомъ же не даша имъ. Татарове же идоша прочь; не сотвориша зла никоего же.»

(20) «Съ Москвы послалъ Сурожанъ и суконниковъ и купчихъ людей... и тѣ пойдоша Москвою рѣкою, а ини Клязмою; а Коломничи Окою, и Муромцы такожъ; а Володимерцы и Суздальцы Клязмою; а Дмитровци, Можаичи, Угличане, Ярославцы, Ростовцы, Костромичи и вси Поволжане Волгою.»

(21) Того же дни отплывше 60 верстъ ночевали; а наутріе обѣдали на Рознѣжи, а ночевали на Чебоксарѣ, а отъ Чебоксаря шли день и ночь всю и пришли подъ Казань на раннѣй зорѣ.»

(22) См. Арханг. Лѣт. стр. 144.

(23) «Коломнятинъ.»

(24) «Срокъ имъ учинилъ пол-четыре недѣли... Костянтинъ же стоялъ еще пол-четыре недѣли.»

9

(25) «Пришедше на Звеничь островъ, ту ночеваша.»

(26) Арханг. Лѣт. стр. 145 и 146: «К. Данила убили и Никиту Костянтиновича, а Петра Плещеева полонили, а Григорей Перхушковъ пробѣжалъ не бився... Всѣхъ Устюжанъ изгибло 110, а всѣхъ Рускихъ 430 человѣкъ, и побили и въ Орду свели, и К. В. многихъ выкупалъ, и послалъ (Устюжанамъ) двожды по денгѣ золотой, а они обѣ отдали Попу Ивану... а въ третія послалъ ужину запасъ 700 четвертей муки, да 300 пудовъ масла, да 300 луковъ, 600 стрѣлъ, да 300 шубъ бараньихъ, да 300 однорядокъ Чипскихъ и Лунскихъ» (Лондонскихъ: см. Т. VIII, примѣч. 435) и Новогольскихъ и Трекумскихъ, да 300 сермягъ; а велѣлъ имъ еще итти подъ Казань съ К. Юрьемъ на зимованіе.» Убитый Воевода К. Данило названъ въ сей лѣтописи Александровичемъ Пенкомъ-Ярославскимъ, а въ другихъ лѣтописяхъ Васильевичемъ Ярославскимъ. Даніилъ Пенко былъ еще живъ въ 1505 году; а по Родословнымъ Книгамъ не знаемъ другаго К. Ярославскаго Даніила.

(27) «Да Ѳедоръ Давыдовичь.»

(28) Арханг. Лѣт. стр. 147.

(29) Архив. Лѣт. стр. 6: «Ради послѣдняго сего времени тое старины всее по грѣхомъ позабыли, а дѣла Государьскаго ничего не исправили, а пошлинъ не отдаютъ, а которыхъ земель и водъ съ суда по старинѣ отпустилися Вел. Князю, да тѣ опять за собя поймали и людей къ цѣлованью приводили на Новогородское имя, и на дворѣ Вел. Князя на Городищѣ съ Большаго Вѣча присылали многимъ людей Намѣстниковъ его, да и послу Вел. К. лаяли, да въ имени Вел. К. за отказомъ на Городищѣ дву Князей поймали сильно, а людей перебили и переймали и въ городъ сводили и мучили въ его имени, а съ рубежовъ съ Новугородцкихъ отчинѣ Вел. К. и его братьи отчинамъ и людямъ пакость чинили, грубячи Вел. Князю, а сами держати себе мысля, » и проч.

(30) Архив. Псков. Лѣт. г. 1466: «тое же осени К. Иванъ Александровичь, ударивъ челомъ Псковичемъ за все добро Псковское, и поѣха на Москву.» Они просили себѣ въ Правители К. Ѳедора Юрьевича. «И пріѣха К. Ѳедоръ Апр. въ 29 (въ 1467 г.), и выйдоша противо его со кресты... А посадники и Псковъ даша ему на всѣхъ 12 пригородахъ Намѣстниковъ держати и судове судити; а изъ вѣковъ Княжіе Намѣстники бывали только на семи пригородѣхъ.»

(31) Во-первыхъ Іона, Архіепископъ Новогородскій, крайне оскорблялъ ихъ своимъ мздоимствомъ и самовластіемъ въ дѣлахъ церковныхъ; во-вторыхъ Новогородцы обижали купцовъ Псковскихъ и даже пословъ (см. Архив. Псков. Лѣт. г. 1470).

(32) Въ Архив. Псков. Лѣт. г. 1471: «Вашего посла къ Вел. К. не хотимъ поднимати, ни сами ему челомъ бити не хотимъ, а вы бы есте за насъ на конь усѣли по своему съ нами миродокончанію... И Псковъ учиниша Родіону, послу Новогородскому, таковъ отвѣтъ: какъ вамъ К. Вел. отшлетъ возметную грамоту, тогда намъ явите; а мы о томъ погадавъ вамъ отвѣчаемъ... А отъ Новогородцкаго посла людей его поотнимавъ обидніи люди» — тѣ, которые въ Новѣгородѣ были обижены — «во Псковѣ на Вѣчѣ, да и серебро на нихъ поймали, и у Новогородцкаго посла пол-четвертатцать (35) рублевъ; а имали серебро порубленніи люди, которые въ Новѣгородѣ были въ порубахъ измучени или отъ посла отнимани, какъ ѣздилъ въ Новгородъ Иванъ Ѳомичь, Владыченъ Намѣстникъ, а больше полугода сидѣли на крѣпости, измучени въ желѣзахъ отъ биричей; и только ихъ головами выправилъ Посадникъ Псковской,

10

Яковъ Ивановичь, какъ ѣздилъ на Москву бить челомъ о томъ же.»

(33) «Въ сіе же лѣто и въ мимошедшее прежде сего много знаменія начаша быти въ Новѣгородѣ, яко же слышахомъ отъ тамосущихъ жителей... Въ монастыри Св. Евфиміи въ женстѣмъ отъ иконы Богородицы слезы отъ очію исхождаху, » и пр.

(34) Архив. Псков. Лѣт. г. 1471: «Тоя же осени преставися К. Симеонъ Кіевскій на Кіевѣ, братъ Михаиловъ Олельковичь, честно боронивъ свою отчину Кіевъ отъ сильнѣй себѣ Ординскихъ Царей: тѣмъ же и превознесеся во всей Руси, яко же и Великихъ Кіевскихъ Князей древнихъ честно имя его.» Михаилъ прибылъ въ Новгородъ 8 Ноября 1471 года.

(35) Лѣтописцы называютъ его просто Священноинокомъ; но Псковскій именно «Протодіакономъ и Ризникомъ Владычнимъ.» Для выбора клали на престолъ Софіи жеребей Варсонофія, Духовника Архіеп., Пимена Ключника Владыкина, и Ѳеофиловъ. Іона умеръ 5 Ноября, а Ѳеофилъ въ тотъ же день былъ нареченъ Святителемъ.

Изъ Прибавленій въ концѣ VIII тома, издан. 1819 года: Въ одномъ рукописномъ Сборникѣ XVI вѣка находится посланіе В. К. Іоанна Вас. къ Новогород. Архіеп. Іонѣ, въ коемъ сказано: «Братъ нашъ Казимеръ, Король Полскый, и В. К. Литовскый, еще къ нашему отцу, а нынѣча ко мнѣ Пословъ своихъ не одинова присылалъ о томъ, чтобы есмя приняли къ собѣ его Митрополита Григорья: ино, отче, вѣдомо тебѣ, тотъ Григорей отколѣ пришелъ, отъ кого поставленъ? Пришелъ изъ Рима отъ Папы, а поставленъ въ Римѣ Григорьемъ Патріархомъ бывшимъ Цареградскымъ, которой повиновался Папѣ съ осмаго Собора; а сами вѣдаете, за колико лѣтъ раздѣлилася Греческая Вѣра съ Латынскою, и Святыми Отцы заклято и утвержено, что съ Латыною не совокуплятися... Въ сего (Григоріево) мѣсто иный Патріархъ въ то время (былъ) на Цариградѣ; а онъ, будучи въ чюжей странѣ, въ Римѣ, да поставилъ того Григорья, Сидорово ученика, въ Митрополиты на всю Русь, и отецъ мой послалъ къ Королю, чтобы еси, братъ, того Григорья къ собѣ не пріималъ на нашего отца на общаго, на Іону Митрополита, а новины бы еси не чинилъ, а нашея бы еси старины не рушалъ... Іонѣ взысканіе Митропольское нашихъ прародителей, Вел. Князей Рускыхъ, и наше и до сѣхъ мѣстъ, а не В. Князей Литовскыхъ: кто будетъ намъ любъ, тотъ будетъ у насъ на всей Русіи; а отъ Рима у насъ Митрополиту не быти... А примешь, ино ты Церковь Божію раздѣляешь, а не мы. А Король пакы тако принялъ его, и церквей ему Рускыхъ поступился... Князь Великый повѣствуетъ: коли еси, нашъ богомолецъ, пріѣзжалъ къ нашему отцу и ко мнѣ, и къ Іонѣ Митрополиту на свое поставленіе, ино тебѣ о томъ гораздо и самому вѣдомо... и каковъ пакы еси обѣтъ свой далъ Іонѣ Митрополиту, что ти къ тому Григорью не приступати... а опослѣ его живота Ѳеодосію Митрополиту, да и нынѣшнему отцу нашему, Филиппу Митрополиту. Нынѣча пакы являемъ тебѣ: прислалъ ко мнѣ изо Царяграда Іосифъ Митрополитъ Кесарія Филипповы грамоту свою, что поставленъ у насъ на Москвѣ и у васъ былъ... а являетъ намъ о томъ Григорій... (что) онъ посылалъ до Царяграда Посла своего Мануила, ищучи себѣ благословенія и подтвержденія отъ Цареградскаго Патріарха, а хотячи быти у насъ на Москвѣ... да чтобы о немъ Патріархъ Посла своего послалъ до меня, да отъ того-дей много пореклъ злата и портъ Патріарху... и въ то-дей время Патріархъ былъ, Симономъ звали, надъ нѣкоторымъ

11

монастыремъ надъ убогимъ, а болшіе церкви Божіи Соборные Турецкый Царь въ мизгити починилъ, а которыя церкви оставилъ Патріарху, на тѣхъ крестовъ нѣтъ, ни звону у нихъ нѣтъ: поютъ безъ звону; и тотъ-дей Симонъ человѣкъ разсудителенъ, да у того Посла Мануила поминковъ не принялъ, а благословенія не далъ, а отрекъ-дей ему такъ: азъ самъ живу въ убожествѣ, въ Бесерменскыхъ рукахъ, въ чюжей неволѣ, а наше ся уже православье изрушило: и мы умыслили собѣ съ своимъ отцемъ съ Митрополитомъ, и съ своею матерью, и съ своею братьею... и со всѣмъ Священствомъ, да того ми Посла Патріарша, ни Григорьева, и въ землю свою впущати не велѣть: не требую ни его благословенія ни его неблагословенія; имѣемъ того Патріарха чюжа и отречена... Тобѣ бы, нашему богомолцу, вѣдомо было... Которыми дѣлы тотъ Посолъ Патріаршъ пойдетъ къ тобѣ съ тѣмъ посланіемъ, или тотъ Григорей учнетъ ся подсылати, и ты бъ того гораздо ся оберегалъ и дѣтей своихъ (Новогородцевъ) наказалъ, чтобъ никоторому посланью Патріаршу, ни Григорьеву, не вѣрили, ни поученья его, ни ложнаго благословенія не требовали... и помнилъ бы еси, отче, свой обѣтъ, » и проч. (Сообщено отъ Г. Строева).

(36) Синод. Лѣт. Новог. въ листъ No 46, подъ годомъ 6985: «Сент. въ 21 бысть пожаръ отъ Розважи улицѣ и до Борковѣ улицѣ, погорѣ побережье все и до Великой улицы, и Марѳѣ Посадницы чюдный дворъ. — Въ Исторіи Рос. Іерархіи, Ч. IV, стр. 629—632, напечатана грамота, данная Марѳою Корельскому Николаевскому монастырю на села, земли, рыбныя ловища, и сказано, что сей монастырь основанъ ею на мѣстѣ, гдѣ погребены ея (взрослые) сыновья, Антонъ и Феликсъ Филипповы, утопшіе въ морѣ. Обитель Св. Николая уже существовала въ 1419 году (см. Т. V, примѣч. 218). Положимъ, что Филиппомъ назывался первый супругъ Марѳы: но какихъ же лѣтъ была она въ 1471 году, еще столь бодро дѣйствуя въ мятежѣ народномъ и думая опять выйти за-мужъ? Слогъ грамоты также не имѣетъ признаковъ древности: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Се азъ раба Божія Марѳа... поставила есми церковь, храмъ Св. Николы въ Корельскомъ, на гробѣхъ дѣтей своихъ, Антона да Филикса; а дала есми въ домъ Св. Николы куплю мужа своего, Филиппа... А приказываю домъ Св. Николы господину, своему деверю, Ѳедору Григорьевичу и его дѣтямъ, и Леонтію Аввакумовичу, и зятю своему Афромею Васильевичу; а на то Богъ послухъ и отецъ мои духовной, Игуменъ Василій Св. Спаса; а кто сіе писаніе преступитъ или порудитъ (испортитъ), а наши памяти залягутъ, сужуся съ нимъ предъ Богомъ въ день Страшнаго суда.»

(37) См. Въ Минеяхъ житіе Св. Зосимы.

(38) См. Послужной Списокъ Бояръ въ Опытѣ Трудовъ Вольнаго Рос. Собранія, I, 219. Марѳину сыну данъ чинъ Боярина въ 1471 году, вмѣстѣ съ Ѳедоромъ Давидовичемъ Хромымъ.

(39) Архив. Псков. Лѣт. г. 1471: «Марта въ 15 день выѣха изъ Новагорода К. Михайло Кіевскій, а былъ въ Новѣгородѣ 4 мѣсяцы и 8 дней, а Новогороду было истомно сильно кормы и вологою и великими дарми. Пріѣхавъ въ Русу, оброки взя силою и пограби, а отъ Русы къ рубежу ѣдя, взя поспу и животъ и головы войною великою... а головы повезе до самаго рубежа.»

(40) Въ Архив. Псков. Лѣт., г. 1471: «По нѣколицѣхъ днехъ» (послѣ избранія Ѳеофилова) «Великой Новгородъ Ключника Владычня Пимена великимъ сильнымъ избесчествовавъ бесчестіемъ, на

12

крѣпости издержавъ самаго измучивъ... и самаго на 1000 рублевъ продалъ.»

(41) См. Лѣт. Ростов., Архив. и Степен. Кн.

(42) Сей важной договоръ нашелъ я въ Пушкинскомъ собраніи Двинскихъ грамотъ, и выписываю его отъ слова до слова:

«Списокъ съ докончальные, что были написали собѣ Новгородци съ Королемъ лѣта семдесять девятаго.

«Се язъ честный Король Польскій и Князь В. Литовскій докончалъ есмь миръ съ нареченнымъ на Владычьство съ Ѳеофиломъ и съ Посадники Новогородскими и съ Тысяцкими, и съ Бояры и съ Житьими, и съ купци, и со всѣмъ В. Новымгородомъ. А пріѣхаша ко мнѣ послове отъ нареченнаго на Владычьство Ѳеофила, и отъ Посадника Степеннаго и отъ Тысяцкого Степенного Василія Максимовича, и отъ всего В. Новагорода мужей вольныхъ, Посадникъ Новогородскій Офонасъ Остафьевичь, Посадникъ Дмитрей Исаковичь, и Иванъ Кузминъ сынъ Посадничь, а отъ Житьихъ Панфилей Селифонтовичь, Кирило Ивановичь, Якимъ Яковличь, Яковъ Зиновьевичь, Степанъ Григорьевичь. Докончалъ есмь съ ними миръ и со всѣмъ В. Новымгородомъ, съ мужи вольными; а держать ти, честный Король, Новгородъ на сей на крестной грамотѣ. А держати тобѣ, честному Королю, своего Намѣстника на Городищѣ отъ нашей Вѣры отъ Греческой, отъ православнаго Христіянства. А Намѣстнику твоему безъ Посадника Новогородскаго суда не судити, а отъ мѣста кунъ не имати, а В. Новугороду у твоего Намѣстника суда не отъимати, опричь ратной вѣсти и городоставленія. А судити твоему Намѣстнику по Новогородской старинѣ; а Дворецкому твоему жити на Городищѣ во дворцѣ по Новогородской пошлинѣ; а Дворецкому твоему пошлины продавати съ Посадникомъ Новогородскимъ по старинѣ съ Петрова дни. А Тіуну твоему судити въ одринѣ съ Новогородскими приставы. А Намѣстнику твоему и Дворецкому и Тіуну быти на Городищѣ въ пятидесяти человѣкъ. А Намѣстнику твоему судити съ Посадникомъ во Владычнѣ дворѣ на пошломъ мѣстѣ, какъ Боярина, такъ и Житьего, такъ и молодшего, такъ и селянина; а судити ему въ правду по крестному цѣлованью всѣхъ равно. А пересудъ ему имати по Новогородской грамотѣ по крестной противу Посадника; а опричь пересуда посула ему не взяги. А во Владыченъ судъ и въ Тысяцкаго, а въ то ся тебѣ не вступати, ни въ монастырскіе суды по старинѣ. А пойдетъ Князь Великій Московскій на В. Новгородъ, или его сынъ, или его братъ, или которую землю подыметъ на В. Новгородъ, ино тебѣ, нашему господину, честному Королю, всѣсти на конь за В. Новгородъ, и со всею съ своею Радою Литовскою противъ Великаго Князя, и боронити В. Новгородъ. А коли, господине честный Король, не умиривъ В. Новагорода съ Вел. К., а поѣдешь въ Лятцкую землю или въ Нѣмецкую; а безъ тебе, господине, пойдетъ К. Вел. или его сынъ, или его братъ, или кою землю подойметъ на В. Новг., ино твоей Радѣ Литовской всѣсти на конь за В. Новгородъ по твоему крестному цѣлованію, и боронити Новгородъ. А что Ржова и Великіа Луки и Холмовской погостъ, четыре перевары, а то земли Новогородскіе, а въ то ся тебѣ, честному Королю, не вступати, а знать тебѣ своя черна куна; а тѣ земли къ Вел. Новугороду. А Ржевѣ и Лукамъ и Холмовскому погосту и инымъ землямъ Новогородскимъ и водамъ отъ Литовской земли рубежъ по старинѣ. А сведется Новгородцу судъ въ Литвѣ, ино его судити своимъ судомъ, а блюсти Новогородца какъ и своего

13

брата Литвина по крестному цѣлованью. А сведется судъ Литвину въ Вел. Новѣгор., ино его судити своимъ судомъ Новогородскимъ, а блюсти его какъ и своего брата Новогородца по крестному цѣлованію такожъ. А сведется поле Новогородцу съ Новогородцомъ, ино Намѣстнику твоему взяти отъ поля гривна, а двѣма приставомъ двѣ денги. А учнутъ ходити за сречкою на поле, ино взяти твоимъ приставомъ двѣ денги. А въ Русѣ ти имати за проѣжжій судъ черезъ годъ сорокъ рублевъ; а держать ти десять варницъ въ Русѣ. А въ Водцкой землѣ имать ти за проѣжжій судъ черезъ годъ тритцать рублевъ; а въ Ладогѣ ти пятнатцать рублевъ; а съ Ижеры два рубля; а съ Лопци рубль за проѣжжій судъ черезъ годъ; а по инымъ по волостемъ по Новогородскимъ имати тобѣ пошлины по старинѣ. А Новугороду пошлинъ не таити по крестному цѣлованію. А вывода ти, честный Король, изъ Новогородской отчины не чинити; а челяди не закупати, ни даромъ не принимать. А подводъ по Новогор. отчинѣ не имати, ни твоимъ посломъ, ни твоему Намѣстнику, ни иному никому жь въ твоей Державѣ. А черна куна имать ти по старымъ грамотамъ и по сей крестной грамотѣ. А на Молвотицахъ взяти ти два рубля, а Тіуну рубль за Петровщину; а на Кунскѣ взяти ти рубль; а на Стержи тритцать куницъ, да шестьдесять бѣлъ; а съ Моревы сорокъ куницъ, да восмьдесятъ бѣлъ; а Петровщины рубль, а въ осенинѣ пол-рубля; а въ Жавнѣ дватцать куницъ да восмьдесятъ бѣлъ, а Петровщины рубль, а медъ и пиво съ перевары по силѣ; а на Лопастицахъ и на Буйцахъ у чернокунцовъ по двѣ куницы, и по двѣ бѣлѣ, а слугамъ бѣла; а на Лукахъ нашъ Тіунъ, а твой другой, а судъ имъ наполѣ. А Торопецкому Тіуну по Новогородской волости не судити. А въ Лубоковѣ и въ Заклиньѣ по двѣ куницы и по двѣ бѣлѣ, а Петровщины сорокъ бѣлъ; а во Ржевѣ по двѣ куницы и по двѣ бѣлѣ, а съ перевары медъ, пиво по силѣ. А въ Новогородскихъ волостехъ, ни на Домонѣ, ни на Цснѣ, ни на Полоновѣ ненадобѣ иное Литвѣ ничтожь, ни черны куны не брати. А иныхъ пошлинъ тобѣ, честный Король, на Новгородскіе волости не вскладывать черезъ сію крестную грамоту. А сведется Вира, убьютъ Соцкаго въ селѣ: ино тебѣ взяти полтина; а не Сотского, ино четыре гривны. А намъ Виръ не таити въ Новѣгородѣ; а о убиствѣ Виръ нѣтъ. А что волости, честный Король, Новогородскіе: ино тебѣ не держати своими мужи, а держать мужми Новогородскими. А что пошлина въ Торжку и на Волоцѣ, Тивунъ свой держать на своей части, а Новугороду на своей части Посадника держати. А се волости Новогородскіе: Волокъ со всѣми волостьми, Торжокъ, Бежицы, Городецъ, Палецъ, Шипинъ, Мелеца, Егна, Заволочье, Тиръ, Пермь, Печера, Югра, Вологда съ волостьми. А пожни, честный Король, твои и твоихъ мужъ, а то твои; а что пожни Новогородскіе, а то къ Новугороду, какъ пошло. А Дворяномъ съ Городища и Извѣтникомъ позывать по старинѣ. А на Новгородской землѣ тебѣ, честный Король, селъ не ставити, ни закупать, ни даромъ не примать, ни твоей Королевѣ, ни твоимъ дѣтемъ, ни твоимъ Княземъ, ни твоимъ Паномъ, ни твоимъ слугамъ. А холопъ, или роба, или смердъ почнетъ на осподу вадити, а тому ти, честный Король, вѣры не нять. А купецъ пойдетъ... а смердъ потягнетъ въ свой потугъ къ Новугороду, какъ пошло. А приставовъ тебѣ, честный Король, не всылати во всѣ волости Новогородскіе. А у насъ тебѣ, честный Король, Вѣры Греческіе православные нашей не отъимати;

14

а гдѣ будетъ намъ В. Новугороду любо въ своемъ православномъ Христьянствѣ, ту мы Владыку поставимъ по своей воли. А Римскихъ церквей тебѣ, честный Король, въ В. Новѣгородѣ не ставити, ни по пригородомъ Новогородскимъ, ни по всей земли Новогородской. А Тіуну твоему въ Торжку судити судъ съ Новг. Посадникомъ; такожъ и на Волоцѣ по Новогородской пошлинѣ Новогородскимъ судомъ: и Виры и полевое по Новогородскому суду. А что во Псковѣ судъ и печать и земли Вел. Новг., а то къ Вел. Новуг. по старинѣ. А умиришь, господине честный Король, Вел. Новг. съ Вел. К., ино тебѣ взяти, честному Королю, черный боръ по Новогород. волостемъ по старинѣ одинова по старымъ грамотамъ; а въ иные годы черный боръ ненадобѣ. А Нѣмецкаго Двора тебѣ не затворяти, ни приставъ своихъ не приставливати; а гостю твоему торговати съ Нѣмцы нашею братьею. А посломъ и гостемъ на обѣ половины путь имъ чистъ по Литовской землѣ и по Новогородской. А держать тебѣ, честный Король, Вел. Новг. въ воли мужей вольныхъ по нашей старинѣ и по сей крестной грамотѣ. А на томъ на всемъ, честный Король, крестъ цѣлуй ко всему Вел. Новуг. за все свое Княжество и за всю Раду Литовскую въ правду безъ всякаго извѣта; а Новогородскіе послове цѣловаша крестъ Новогородскою душею къ честному Королю за весь Вел. Новг. въ правду, безъ всякаго извѣта.»

(43) См. Архив. Лѣт. л. 28 на обор.

(44) См. Степен. Кн.

(45) См. Ростов. Лѣт., Никон., Степен. Кн. и Архив. Лѣт. л. 24.

(46) См. Архив. Лѣт. л. 29, и Ник. стр. 22.

(47) См. Архив. Лѣт. 31. — Въ Архив. Псков. Лѣт.: «Пріѣха съ Москвы посломъ Дьякъ Яковъ на Троицкой недѣли въ Пятокъ, а веля Пскову въ Новѣгородѣ положити розметніи грамоты въ другую Недѣлю заговѣвъ Петрова говѣнія, а Вел. К. за вашими свои грамоты положить. И Псковичи Іюня въ 16 послаша съ розметными Подвойскаго Савку въ Вел. Новг. А самъ той посолъ много позывая Псковичь на конь всѣсть, и Псковичи обѣщаша, дондеже услышимъ въ Новгор. земли Вел. Князя; и онъ на другой недѣли въ Середу Петрова говѣнія съ Псковскими послы поѣхалъ къ Вел. К... Въ самъ Петровъ день пріѣха Князя Вел. Бояринъ, на имя Василей Зиновьевъ, а съ нимъ 100 человѣкъ... и привезъ съ собою шкабатовъ клячъ Новогородскихъ съ 300, и все роспрода, и Псковичи ему дали подворье у Св. Спаса въ монастыри за рѣкою, и бысть Пскову истора кормомъ... и весь Псковъ пригороды и волости собравъ. К. Ѳедора Юрьевича сынъ Василей и Тимоѳей Васильевичь, Посадники Псковскія, а съ ними 13 Посадниковъ пойдоша на Новг. землю Іюля въ 10 день, въ Среду, а въ 12 начаша воевати. Въ тожь время пріѣхалъ къ нимъ посолъ нашъ Богданъ, а съ нимъ Бояринъ Вел. К. Кузма Коробьинъ, а сказываетъ наѣхалъ Вел. Князя въ Петровъ день въ Торжку, а вы бы есте, отчина моя Псковъ, въ Ильинъ день на конь всѣли... а только есми у него день былъ, а Василья Быкова оставилъ у себя... Новгородцы пригонивше съ Вышегорода, и въ Навережской губѣ много хоромъ пожгли и церковь Св. Николы вельми преудивленну, и таковой не было во всей Псковской волости, о полтретьюдесяти углахъ... Псковская сила обступиша Вышегородъ Іюля въ 15, и начаша бити пушками и приметъ приметывати, и зажгоша... и мало не подохшеся въ городкѣ... и на завтрее вышедши со кресты и на заборолѣ начаша повѣствовати съ

15

челобитьемъ и съ плачемъ... и Воеводы челобитье приняли... и Новогородцы отрядиша на Псковичь Казимера, да Дмитрія, Марѳина сына, и болѣе 40, 000, и пойдоша, и наѣхаша на Шелони на Московскую силу.» — Въ то же время 2000 охотниковъ Псковскихъ жгли за рѣкою Лютою: Новогородцы разбили ихъ, но ушли назадъ, оставивъ и своихъ убитыхъ. Псковитяне возвратилися черезъ 9 дней и схоронили трупы.

(48) Въ Архив. Лѣт. говорится здѣсь только объ одной битвѣ (такъ и въ Синод. Новогородск.), а въ Ростов. и въ Никон. о двухъ. «Пріидоша Воеводы Вел. Князя на мѣсто нарицаемое Коростыня у езера Ильмери на брезѣ, и пріиде на нихъ рать въ судѣхъ... И оттолѣ паки возвратишася къ Русѣ въ той же день, аже въ Русѣ иная рать пѣшая множае первѣй, и пришли рѣкою же въ судѣхъ, Полою именемъ. Воеводы же и тѣхъ побиша.»

(49) Въ Синод. Новогород. Лѣт. No 46, стр. 409: «Новогородци изыдоша на Шолону, а къ Русѣ послаша пѣшую рать, и пѣшая рать бишася много, и побиша Москвичь много, и пѣшей рати паде много, а иніи разбѣгошась, а иныхъ Москвичи поимаша; а коневая рать не пошла къ пѣшей на срокъ въ пособье, занеже Владычень стягъ не хотяху ударитись на Княжю рать, глаголюще: Владыка намъ не велѣлъ на Вел. К. рукѣ подынуть; послалъ насъ Владыка на Псковичь.»

Изъ Прибавл. въ концѣ VIII тома издан. 1819 года: Между бумагами Кенигсбергскаго Архива, не давно мнѣ доставленными, нашелъ я письмо Ливонскаго Магистра къ Магистру Нѣмецкаго Ордена (отъ 15 Авг. 1471 года), гдѣ сказано, что Новогородцы заключаютъ съ Орденомъ союзъ противъ невѣрныхъ Псковитянъ и Вел. Кн. Московскаго.

(50) Въ Архив. Лѣт. л. 33 на обор.: «Послаша другова посла къ Вел. К., Посадника Луку Клементьевича, » и проч.

(51) См. ниже, примѣч. 53.

(52) Синод. Новогород. Лѣт. No 46, л. 409 на обор.: «Начаша Новгородци вопити на большихъ людей, которые пріѣхали ратью на Шолону: ударимся нынѣ. Кождо глаголюще: язъ человѣкъ молодый; испротеряхся конемъ, да доспѣхомъ. Москвичамъ же до Понедѣльника отлогающимъ: бяше бо Недѣля; и начашася бити, и погнаша Новгородци Москвичь за Шолону рѣку, и ударишася на Новгородцевъ западная рать Татары, и паде Новгородцевъ много, а иніи побѣгоша, а иныхъ въ полонъ поведоша.» — Въ Архив. Псков. Лѣт.: «Наѣхаша (Новогородцы) на Шелони силу Московскую К. Данилья; ѣдутъ съ ними по ровну обонъ-полъ рѣки, и не дошедше Мустца и Сольцы, и вергошася Москвичи въ рѣку Дрянь съ берега, и ударишася на нихъ, и побѣдиша ихъ.» Въ другомъ мѣстѣ, ниже: «Данило Холмскій въ день Недѣльный до обѣда срѣте ихъ рать, и бысть сѣча люта, и вся сила Новгород. показаша плеща своя... и гнашась по нихъ и до Глинъ.» Лѣтописцы за чудо сказываютъ, что Холмскій перешелъ рѣку въ такомъ мѣстѣ, гдѣ никогда не бывало броду.

(53) Въ Архив. Лѣт. л. 36: «Гласы отвсюду слышахусь; идѣ же изъ женущихъ не бѣ никого же, и тамо слышаху, яко уставленъ бѣ ясакъ глаголати: Москва!»

(54) «Посадницы Кузма Григорьевъ, Яковъ Ѳедоровъ Матвѣй Селезеневъ, Василій Селезеневъ, два сестричыча Казимеровы, Павелъ Теляшевъ, Кузма Грузовъ, а Житьихъ множество.» О числѣ плѣнныхъ см. Архив. Лѣт. л. 36 на обор. — Москвитяне спрашивали у плѣнныхъ, отъ чего

16

они, имѣя болѣе войска, не могли драться? Новогородцы отвѣтствовали: «Мы бо видѣхомъ васъ безчисленное множество грядуще на насъ, и еще иные полки видѣхомъ въ тылъ по насъ пришедшихъ; знамена же имутъ желты и большія стяги и скипетры, и говоръ людскій многъ, и топотъ конскій страшенъ, и ужасъ нападе на ны.»

(55) Архив. Лѣт. л. 36 на обор.

(56) «Замятня пригонилъ Іюля въ 18. Бѣ тогда у Вел. К. Царевичь Даніяръ и братіе его, Юрій и Андрей: и обѣщася К. Вел. поставити на Москвѣ церковь Св. Апостола Акилу, еже и бысть; а Воеводы К. Данила и Ѳеодоръ другую Воскресеніе... Кн. же Вел. отпусти Луку Клементьева съ Селищъ противу Демона... Воеводы Новогородскіе въ Демонѣ предашася на томъ, что ихъ головами выпустити, а съ города окупа дали 100 рублевъ.»

(57) «И великое мѣсто, зовомое Новое село, пожгоша.»

(58) Архив. Лѣт. л. 38, и Синод. Новогород. л. 410. Въ Послужномъ Боярскомъ Спискѣ сказано, что въ сей годъ выбылъ Дмитрій Исаковичь Борецкой.

(59) «Съ Воеводами Вел. К. были рати 4000 безъ 30 человѣкъ. Вышедъ изъ судъ обои пѣши и начаша битися (на рѣчкѣ Шиленгѣ) о третьемъ часѣ дне и до захожденія солнечнаго... И знамя у Двинянъ выбиша, а трехъ знаменщиковъ убиша; убили бо перваго, ино другой подхватилъ... Убиша тогда 8 Вятчаниновъ, да Устюжанин одного, да Борисова Слѣпцева человѣка Мигуна.» Въ Синод. Новогор. Лѣт.: «Паде многое множество съ обѣ половины; а Двиняне не тягнуша по Князи по Васильи Васильевичь и по Воеводѣ по Васильи по Микифоровичь, и шестники (иноземцы?) измогоша, и Заволочанъ посѣкоша и Двинянъ иссѣкоша.» Въ Архив. Лѣт. сказано, что съ Шуйскимъ были и Новогородскіе шильники: т. е. бродяги, сволочь?

(60) Синод. Новогород. Лѣт. л. 409 на обор. и Архив. Лѣт. стр. 148.

(61) Въ Синод. Новогород. Лѣт. л. 411: «А перевѣтника Упадыша Новгородъ казниша... Съ своими единомысленики 55 пушокъ желѣзомъ заколачивалъ.»

(62) Синод. Новогород. Лѣт. л. 410.

(63) Архив. Лѣт. л. 39. Ѳеофилъ прибылъ въ станъ Московскій 27 Іюля.

(64) Лѣтописецъ Львова, III, 17: «Испроси у матери своей, у Вел. Княг., Дьяка Степана Бородатаго, умѣюща говорить по Рускимъ лѣтописцамъ, » и проч.

(65) Архив. Лѣт. л. 40.

(66) Сіи пять грамотъ находятся въ Пушкинскомъ Собраніи Двинскихъ грамотъ. Выписываю здѣсь четыре; а пятая о судѣ уже сообщена нами (Т. V, стр. 227).

1. Лѣта 79, Августа 11, новая докончальная Великому Князю съ Новымгородомъ на Шелонѣ, да и приписная грамота. «По благословенію нареченнаго на Архіепископство Великаго Новагорода и Пскова Священноинока Ѳеофила. Се пріѣхаша къ Великому Князю Ивану Васильевичу всея Руси и къ его сыну, къ Вел. К. Ивану Ивановичу всея Руси, отъ Посадника Новгородскаго Тимофея Остафіевича и отъ Тысяцкаго Новгородскаго Василія Максимовича, и отъ всего Вел. Новаг., Посадники Новгородскіе, Посадникъ Иванъ Лукиничь, Посадникъ Яковъ Александровичь, Пос. Ѳеофилатъ Захаріиничь, Пос. Лука Ѳедоровичь, Пос. Иванъ Василіевичь; а отъ Житьихъ Лука Остафьевичь, Александръ Клементьевичь, Ѳедоръ Іевличь, Онкифъ Василіевичь, Дмитрей Михайловичь,

17

и добили челомъ своей Господѣ Великимъ Княземъ, и кончали миръ по крестнымъ грамотамъ съ Вел. Княземъ Иванъ Васильевичемъ и съ его сыномъ съ Вел. К. Иван. Иван., какъ цѣловалъ К. Вел. Андрей, и К. Вел. Иванъ, и К. Вел. Семенъ, и прапрадѣдъ твой К. Вел. Иванъ и прадѣдъ твой К. Вел. Дмитрій, и дѣдъ твой К. Вел. Василей, и отецъ твой К. Вел. Василей: цѣлуй Господине К. Вел. Иванъ Васильевичь, и К. Вел. Ив. Ивановичь, по томужь крестъ ко всему Вел. Новугороду. И по сей грамотѣ Новг., Господине, держати вамъ въ старинѣ по пошлинѣ безъ обиды, а намъ мужемъ Новгородцемъ Княженіе ваше держати честно и грозно безъ обиды. А за Короля и за Вел. К. Литовскаго, кто Король или Вел. К. на Литвѣ ни буди, отъ васъ отъ Вел. Князей намъ вашей отчинѣ, Вел. Новгороду, мужемъ вольнымъ, не отдатися никоторою хитростію, а быти намъ отъ васъ отъ Вел. Князей неотступнымъ ни къ кому. А Князей намъ у Короля и у Вел. К. Литовскаго собѣ на пригороды не просити, ни пріимати изъ Литвы Князей въ Вел. Новгородъ. Такъ же намъ, отчинѣ вашей, недруговъ вашихъ, К. Ивана Можайскаго, и К. Ивана Шемякина, и К. Василіа Ярославича, и ихъ дѣтей и ихъ зятьи къ собѣ въ Новгородъ не пріимати. А послѣ сего докончаніа изъ Московской земли, изъ Вел. Княженья, кто лиходѣй Вел. Князей пріѣдетъ въ Вел. Новг., и Новугороду ихъ не пріимати. Или кто лиходѣй Вел. Князей побѣжить изъ Московской земли въ Литву или въ Нѣмцы а изъ Литвы или изъ Нѣмецъ прибѣжитъ въ Новгородъ, и Новугороду ихъ не пріимати. А на Владычество намъ, Вел. Новугороду, избирати собѣ по своей старинѣ, а ставитися нашему Владыцѣ въ дому Пречистыя и у гроба Св. Петра Чудотворца на Москвѣ, у васъ у Вел. Князей, у вашего отца Митрополита, которой Митрополитъ у васъ у Вел. Князей на Москвѣ ни буди, а индѣ намъ Владыки опрочь Московскаго Митрополита нигдѣ не ставити. А пошлины вамъ, Вел. Княземъ, и вашему отцу Митрополиту отъ Владыки имати по старинѣ, а лишнего не прибавляти. А на Волоцѣ и на Вологдѣ Владыцѣ церкви и десятина, пошлина своя, вѣдати по старинѣ. А что Юрьевскаго монастыря земля на Волоцѣ, и та земля къ Юрьеву монастырю по старинѣ. А пошлинъ вашихъ, Вел. Князей, намъ Вел. Новугороду не таити, » и проч., какъ въ древнихъ Новогород. грамотахъ.

2. «А се за то ялися послове отъ В. Новагорода къ Великому Князю Ивану Василіевичу всея Руси и къ его сыну, В. К. Ивану Ивановичу всея Руси, по Новогородскому слову и по Новгородской грамотѣ, на чемъ послали къ Великимъ Княземъ Посадника Ивана Лукинича, Посадника Якова Александровича, Пос. Фефилата Захарьинича, Пос. Луку Ѳедоровича, Пос. Ивана Василіевича, а отъ Житьихъ Луку Остафьевича, Александра Климентьевича, Ѳедора Іевлича, Онкифа Василіевича, Дмитріа Михайловича. Повелѣхомъ судъ дати на Городищѣ. Отъ Великихъ Князей Бояринъ судьею, а отъ Вел. Новагорода Бояринъ. Судити имъ Князей Великихъ человѣка съ Новогородцомъ, а судити имъ какъ право по крестному цѣлованію. Аже ся сопрутъ о какомъ дѣлѣ, а не взмогутъ управити, и коли будетъ К. Вел. въ Новѣгородѣ, или Великаго К. сынъ, или Великаго К. братъ, и тому дѣлу тогды учинитъ К. на Городищѣ съ Посадникомъ конецъ. А что закладъ въ рядныхъ грамотахъ, а то имати Великимъ Княземъ съ Владыкою на виноватомъ отъ сего докончаніа. А крюкъ Великимъ Княземъ по старинѣ на третій годъ. А отъ волости даръ имати по старинѣ. А

18

печати быти Князей Великихъ. А Виры имати Княземъ Великимъ по старинѣ, а Новгородцомъ не таити. А съ Новоторжцевъ и съ Демонцовъ Князи Великіе цѣлованіе сложили. А что серебро и хлѣбъ Великимъ Княземъ въ Торжку, или на Губахъ, а то Великимъ Княземъ не надобѣ. А кто будетъ данъ на поруцѣ въ серебрѣ, или въ хлѣбѣ, а съ тѣхъ порука доловъ. А что собрано, а то Великимъ Княземъ; а Новгороду о томъ на Новоторжцовъ нелюбіа не держати, ни мщатися имъ никоею хитростію. А что война была Князей Великихъ надъ Новгородскими волостьми, или Новгородская война была надъ Великихъ Князей волостьми, тому всему погребъ. А послѣ сего крестнаго цѣлованія аже доспѣется война съ обѣ половинѣ, а не вѣдая сего докончанія, иманое назадъ отдати съ обѣ половинѣ. А учинится мертвый, а почнутъ клепати мертвыми, или грабежемъ съ обѣ половины: ино судъ тому на Городищѣ передъ тѣми судьями; а суда намъ у Великихъ Князей Намѣстниковъ не отъимати, опрочь ратныя вѣсти, или коли имуть городъ дѣлати безъ хитрости; а Вѣчнымъ грамотамъ не быти. А въ Вочскую землю слати Княземъ Великимъ ежегодъ по старинѣ. А коли приведется Княземъ Великимъ взяти черной боръ, и намъ черный боръ дати по старинѣ. А позовъ по волостемъ Новогородскимъ позывати позовникомъ Великихъ Князей, да Новгородскимъ; а въ городѣ позывати Князей Великихъ Подвойской, да Новгородской Подвойской. Такъ же что наша братья Новгородци покупили земли Ростовскіе и Бѣлозерскіе, или даромъ поймали, и намъ, объискавъ тѣхъ земель, вамъ Великимъ Княземъ отступитися по крестному цѣлованію; а кто которые земли запрится, и тому судъ и исправа по крестному цѣлованію. А пріѣдутъ къ вамъ, къ Вел. Княземъ, отъ Вел. Новагорода послы о какихъ обидныхъ дѣлѣхъ исправы просити, а наѣдутъ васъ Вел. Князей, обою въ Руской землѣ, ино имъ посольство правити обѣма Вел. Княземъ, и исправы просити у обоихъ Вел. Князей, а имъ исправа дати Вел. Новгороду по крестному цѣлованію, и отвѣтъ дати Вел. Новгороду; а наѣдутъ одного Вел. Князя въ Руской землѣ, ино одному посольство правити, а ему исправа дати Вел. Новгороду по томужъ крестному цѣлованію... А коихъ людей привели къ цѣлованію за Вел. Князей, которые живутъ на Новгородской землѣ въ Торжку, или за Волокомъ, или индѣ гдѣ ни есть, и съ тѣхъ людей Великіе Князи цѣлованіе сложили, а земли и воды къ В. Новгороду по старинѣ, и по старымъ крестнымъ грамотамъ, и по сей грамотѣ; а на тѣхъ людей Вел. Новгороду нелюбіа не держати по крестному цѣлованію. А Псковскимъ посломъ ѣздити къ Вел. Княземъ, также и отъ Вел. Князей назадъ ко Пскову черезъ Новгородскую землю путь чистъ добровольно, также и Новгородскимъ посломъ ѣздити черезъ Псковскую землю гдѣ ни есть путь чистъ изъ Новагорода и въ Новгородъ. А учинится татьба или розбой въ Великомъ Княженіи Новгородцу, ино Вел. Княземъ объискати то дѣло въ правду по крестному цѣлованію. А доспѣется Великого Князя торговцу въ Новгородской земли татьба или розбой, нно то дѣло Новгороду объискати въ правду по крестному цѣлованію. А что грамота докончальная въ Новѣгородѣ промежъ собя о судѣ, ино у той грамоты быти имени и печати Вел. Князей. А что закладъ въ той въ Новгородской грамотѣ въ докончальной написано на наѣзщиковъ и на грабежщиковъ, и на надвощиковъ, ино Княземъ Вел. взяти половина отъ сего докончаніа, а Вел. Новгороду половина взяти. А кто почнетъ посулъ давати, или кто почнетъ

19

имати по Концемъ и по Рядомъ, и по Стамъ, и по улицамъ, и у грабежщиковъ, и у надвощика, и у наѣзщика: ино взяти на томъ той же закладъ Вел. Княземъ половина по Новгородской грамотѣ, а Вел. Новугороду половина. А Сотскимъ и Рядовичемъ безъ Князей Великихъ Намѣстника и безъ Посадника не судити нигдѣ. А что у насъ у Великихъ Князей нятцевъ и полону, и мы Вел. Князи пожаловали свою отчину Вел. Новгородъ, тѣхъ есмя нятцевъ Новгородскихъ всѣхъ и полонъ весь велѣли отпустити. А на всемъ на томъ, Господине Князь Вел. Иванъ Василіевичь всея Руси и К. Вел. Иванъ Ивановичь всея Руси, цѣлуйте, Господине, крестъ ко всему къ Вел. Новгороду безо всякого извѣта. Также и мы Посадники и Тысяцкіе и весь Вел. Новгородъ цѣлуемъ крестъ къ своей Господѣ къ Великимъ Княземъ, къ Вел. К. Ивану Василіевичу всея Руси и къ Вел. К. Ивану Ивановичу всея Руси, по любви въ правду безо всякія хитрости. А писанъ лѣта 79, Августа въ 11 день.»

3. О деньгахъ. «Се добилъ челомъ Вел. Князю Ивану Василіевичу всея Руси и сыну его Вел. Князю Ивану Ивановичу всея Руси нареченный на Архіепископство Вел. Новагорода и Пскова Священноинокъ Ѳеофилъ, и Посадники Новогородскіе... по Новгородскому велѣнію всего Новгорода за Новгородскую проступку полушестьми-натцаты тысячи рублевъ деньгами въ отчетъ, а серебромъ въ отвѣсъ; а дати намъ то серебро своей Господѣ, Вел. Княземъ, на Рожество Св. Богородицы полтретьи тысячи рублевъ, а на Крещеніе Господне три тысячи рублевъ, а на Великъ день 5000 р., а на Успеніе въ той же годъ 5000 р.; дати намъ тое серебро на тыя сроки по крестному цѣлованію. А сія грамота писана лѣта 79, Августа 9.»

4. О земляхъ. «По благословенію нареченного на Архіепископство Вел. Новагорода и Пскова Священноинока Ѳеофила, отъ Посадника Степенного Новгородского Тимофея Остафьевича, и отъ всѣхъ Старыхъ Посадниковъ и отъ Тысяцкого Степенного Василіа Максимовича и отъ Старыхъ Тысяцкихъ и отъ Бояръ и отъ Житьихъ людей и отъ купцевъ, и отъ черныхъ людей, и отъ всего Вел. Новгорода съ Вѣча съ Ярославля Двора на Пинегу, и на Кегролу, и на Чаколу, и на Пермьскіе, и на Мезень, и на Пиліи горы, и на Немьюгу, и на Пинешку, и на Выю, и на Суру на Поганую, къ Старостамъ и ко всѣмъ Христіаномъ, что тые земли на Пинезѣ, Кегролу, и Чаколу, и Пермьскіе, и Мезенъ, и Пильи горы, и Немьюгу, и Пинешку, и Выю, и Суру Поганую поймали за себе наши братья Новгородци, и васъ къ цѣлованію привели на Новгородское имя: ино то земли Осподы нашей Вел. Князей, Вел. Князя Ивана Василіевича всея Руси, и сына его Вел. К. Ивана Ивановича всея Руси; а то крестное цѣлованіе Новугороду съ васъ доловъ.»

Въ Архив. Псков. Лѣт. сказано: «Сверхъ сего Вел. Князь на нихъ (Новогородцахъ) 17 тысячь рублей копейнаго прикончалъ, ино Владычня ради челобитья 1000 отдалъ... и Псковичи пойдоша отъ Вел. К. ко Пскову Авг. въ 15... К. Вел. на Рожество Св. Іоанна съ Москвы выступилъ, а въ Петровъ день сталъ въ Торжку, и былъ въ немъ 4 дни; а подъ Демонъ Вел. Князю вѣсть приде о побіеніи Новгородскомъ, а полоняниковъ привели къ нему Іюля въ 14 до обѣда... а стоялъ на Коростыни 2 недѣли, а Псковичи въ Княжичахъ.»

(67) Вел. Князь выступилъ съ Коростыни къ Москвѣ Авг. 13. «Срѣте его Митрополитъ со кресты близъ церкве, съ мосту большего сшедъ каменнаго до кладезя площадного, а народи Московскіи

20

далече за градомъ, иніи за 7 верстъ пѣши... а сынъ его и братъ и Бояре на канонъ Семеня дни, идѣ же бѣ ему ночевати.»

(68) Въ Ростов. и Никон. Лѣт. сказано такъ; въ Арханг. Лѣт.: «изгибшихъ людей числомъ яко двѣ седмь тысячь.» Въ Синод. Новог. Лѣт.: «Бысть буря велика и истопи Рушанъ много опослѣ рати на Илменѣ на усть Ловоти, которые отъ рати бѣгали изъ Русы въ Новгородъ, учановъ 90, а малыхъ судъ 60, а Крестьянскихъ душъ въ единомъ мѣстѣ обрѣтоша 120, а болѣ того Богъ вѣсть, зане же Ловоть засохла, бяше бо засуха того жь лѣта, и бысть пагуба велика.»

(69) Онъ пріѣхалъ 30 Ноября съ чиновниками, поставленъ 15 Дек., а выѣхалъ назадъ 23. — Освобожденныхъ Новогородцевъ было 30.

(70) «Мѣсяца Дек. по Рожествѣ явися звѣзда велика, а лучъ отъ нея дологъ, толстъ, свѣтелъ, свѣтлѣе самыя звѣзды, а восхождаше о 6 часѣ нощи съ лѣтняго Всхода солнечнаго и идяше къ Западу лѣтнему же, а лучъ отъ нея впередъ протяжеся, а конецъ луча аки хвостъ великія птицы распростерть. — По Крещеніи другая звѣзда явися хвостата надъ лѣтнимъ Западомъ; хвостъ же тонокъ, а не добрѣ дологъ, а первыя звѣзды луча потемнѣе, но первая за 3 часа до всхода на кое мѣсто приходила, а другая по захожденіи солнца 3 часа на томъ же мѣстѣ являшеся, да къ Западу же идяше.»

(71) См. Т. IV, стр. 136.

(72) См. выше, примѣч. 66.

(73) «Іюня въ 26 пріиде вѣсть къ Вел. К., что Воевода его землю Пермскую взялъ; а пришелъ на усть Черныя рѣки на Ѳоминой недѣли въ Четвертокъ, и оттуду пойде на плотѣхъ и съ коньми... на Верхнюю землю, къ городку Искору, а Гаврила Нелидова отпустилъ на Нижнюю землю на Уросъ, на Чердыню, да на Почку на Князь Михайла... Зыранъ же по опасу пришелъ къ нему. Поймалъ же и иные городки и пожегъ... и оттуду послалъ К. Ѳедоръ Пермскихъ Воеводъ къ Вел. К., Князя Михайла и Бурмота и Мичкина» (см. Архив. Лѣт.: л. 51). — Въ Продолженіи Нестерова Лѣт. стр. 177: «Въ лѣто 7013 Князь Великій, Иванъ Васильевичь свелъ съ Великія Перми вотчичя Князя Матѳія Михайловича, а на Великую Перьмь послалъ Намѣстника своего, К. Василья Андреевичя Ковра: сей же бысть первый отъ Рускихъ Князей, а пріѣхалъ въ Недѣлю Цвѣтную.» — Въ Посланіи Рос. Митрополитовъ (въ Синод. Библіот. No 164, л. 219) находится письмо Митрополита Симона отъ 22 Авг. 1501 къ слугѣ В. К., Князю Матвѣю Михайловичу Пермскому, и ко всѣмъ Пермичамъ большимъ и меньшимъ людямъ, мужамъ и женамъ, юношамъ и младенцамъ. Тамъ сказано: «А кумиромъ бы есте не служили, ни требъ ихъ не пріимали; ни Воипелю болвану не молитеся но древнему обычаю, и всѣхъ Богу ненавидимыхъ тризнищъ не творите идоломъ, ни женитвъ незаконныхъ не чините, яко же слышу о васъ, что поимаются въ племени по ветхому по Татарскому обычаю: хто у васъ умретъ, и вторый его братъ жену его поимаетъ, и третей его братъ также творитъ; а жены ваши ходятъ простовласы, непокровенными главами; ино то чините не по Закону Христіянскому... А сію бы есте грамоту положили въ церкви, » и пр.

(74) Въ Продолженіи Несторова Лѣт. стр. 264: «Тое же осени приходиша Татарове отъ Большіе Орды и воеваша около Рязани села и волости. Рязанцы же совокупишася и гнаша по нихъ, и бысть бой и сѣча зла. Татарове же знамя подсѣкоша у Рязанскова полку: Рязанцы же замятошася и побѣгоша. Татаръ же множество избіено ту.»

21

(75) Въ Ростов. Лѣт. 500 на обор. и 511. Кирей пріѣхалъ въ Орду осенью 1470 года, а выѣхалъ оттуда черезъ годъ.

(76) Архив. Лѣт. л. 42 на обор. и Арханг. 149. Въ первомъ сказано, что Большая Орда кочевала за едино днище отъ Сарая; что Татары хотѣли перехватить Вятчанъ и подъ Казанью; а во второмъ, что Воеводою Вятчанъ былъ Костя Юрьевъ; что они плѣнили Княгинь Сарайскихъ, и пр.

(77) Именемъ Григорій Волнинъ (см. Архив. Лѣт. л. 54).

(78) См. Архив. Псков. Лѣт.

(79) Холмскій и Стрига выступили изъ Москвы 10 Іюля; въ тотъ же день выѣхала въ Ростовъ и мать Іоаннова; за нею братья Вел. Князя противъ Ахмата 30 Іюля «во второмъ часу дне Вел. К. повелѣ пѣти обѣдню, и не вкусивъ ничтоже, пойде къ Коломнѣ, а сыну повелѣ за собою въ Ростовъ.»

(80) Въ Арханг. Лѣт. стр. 152: «Въ городѣ былъ Воевода Семенъ Васильевичь Беклемишевъ... и захотѣ у жителей посула, и Олексинцы давали ему 5 рублей, и онъ хотѣлъ шестова женѣ своей... и пріидоша Татарове, и Воевода побѣже за Оку... и Царь повелѣ зажещи городъ. Князь же Юрье и ины Воеводы плачюще стояху, а пособить не лзѣ глубины ради того мѣста... Царь же нача боятися Князя Юрья, понеже бо его трепетаху многи страни поганіи. Татарове же распросивше Татаръ, кои на сей сторонѣ Вел. Князя, только ли силы Рускія? Они же рѣша: самъ К. Вел. подъ Ростиславлемъ, а Даньяръ на Коломнѣ, а въ Серпуховѣ Углечскій Кн. Андрей, а съ нимъ Муртоса Царевичь Мустофинъ Казанскаго. Слышавъ то, Ахматъ побѣже, ведя съ собою полону не много, и вопроси Русина, что много у него были Олексинцы, полону мало, а сгорѣло мало? и Русинъ запроси живота себѣ: Царь отпустити его обѣща. Онъ же рече: болѣе тысящи головъ забѣгло въ тайникъ съ добромъ. Царь было съ двѣ версты отшелъ и воротися на пожарище и взя тайникъ и съ людми и съ добромъ... и прочь пойде; а тайникъ былъ выведенъ къ рѣцѣ, а повѣдавшаго отпусти.»

(81) См. Никон. Лѣт. стр. 46, и Ростов.

(82) Собр. Г. Г. 230: «Дати ми Володимеру Григоріевичю 300 рублевъ и 80 р. да полтину, а положилъ есмь въ томъ серебрѣ заклада чепь золоту 4 гривенки да полчетверта золотника, да поясъ золотъ на червчатѣ тясмѣ полпяты гривенки да 6 золотникъ, да поясъ золотъ на синѣ тясмѣ 5 гривенокъ, да поясъ золотъ 2 гривенки да 6 золотникъ, да чару золоту 2 грив. безъ полудевята золотника, да ковшъ золотъ гривенка да полтора золотника, да ковшъ серебренъ съ вѣнцемъ 8 грив. да полпята золотника, да ковшъ серебр. 4. гривенки безъ полупята золотника, да кубокъ серебрянъ на чешую битъ 5 грив. да 4 золотники, да кубокъ серебрянъ на косые грани битъ 5 грив. безъ 7 золотникъ.» Слѣдственно въ 380½ рубляхъ закладомъ служило 9 фунтовъ золота и 11 фунтовъ серебра съ золотниками: что по нынѣшней цѣнѣ составило бы около десяти тысячь рублей ассигнаціями. Далѣе: «дати ми Ондрею Шихову 30 рублевъ, а мой у него поставъ Ипской (Ипрской) свѣтло зеленъ... Да взялъ есмь у Петра у Игнатіева конь сѣръ, цѣна ему десять рублевъ, » то есть, два фунта серебра или около 180 рублей ассигнаціями. Далѣе: «Сестрѣ своей Вел. Княгинѣ Рязанской Аннѣ даю монисто, чѣмъ мя благословила баба моя.» Далѣе отказываетъ многія села монастырямъ, уступая крестьянамъ недоимку. Въ концѣ: «у грамоты сѣдѣли господинъ мой Живоначальные Троицы Сергіева монастыря

22

отецъ мой духовной Игуменъ Спиридоней, да Бояринъ мой Иванъ Микитичь, да Бояринъ мой Василей Ѳеодоровичь Веліаминовъ, да Иванъ Василіевичь Ощера.»

(83) См. Архив. Лѣт. стр. 64, и Рос. Вивліоѳ. ІІ, 51, 73.

(84) Дю-Канжъ Histor. Byzant. стр. 247. Ѳома преставился въ Римѣ 12 Мая, 1465 года.

(85) «Февр. въ 11 день пріиде изъ Рима посолъ, » и проч.

(86) «Листы своя Папа далъ I. Фрязину, что посломъ Вел. Князя ходити добровольно 2 года по всѣмъ землямъ, которые подъ его Папежствомъ присягаютъ до Рима.» Въ Лѣт. Львова стр. 30: Царевну на иконѣ написавъ принесе.»

(87) См. Райнальд. Annal. Eccl. г. 1470, No 9.

(88) Райнальд. Annal. Eccl. г. 1471, No 48.

(89) Всѣ сіи любопытныя подробности находятся въ Райнальдѣ, г. 1471. Къ сожалѣнію, онъ сгорѣлъ у меня въ Москвѣ вмѣстѣ съ моею библіотекою во время нашествія Французовъ.

(90) См. Никон., Ростов., Архив. Псков. Лѣт. и Арнта Liefl. Chr.

(91) См. Архив. Псков. Лѣт. г. 6981.

(92) Такъ во всѣхъ лѣтописцахъ; а въ Львовскомъ, стр. 32: «вѣнча его Протопопъ Коломенскій Осія, занеже здѣшнимъ Протопопомъ и Духовнику своему не повелѣ, понеже вдовцы.»

(93) Въ Лѣт. Львова, стр. 30—31, сказано, что Фрязинъ уже отпустилъ было Тревизана съ переводчикомъ въ Орду, и что посланные Вел. Князя догнали его въ Рязани. Тревизанъ сидѣлъ въ Москвѣ подъ стражею въ домѣ у Никиты Беклемишева.

(94) Лѣт. Львова стр. 32.

(95) Кранцъ въ Wandal. стр. 397.: «Ea quoque spes fovebat Pontificem Sixtum, quod inclinaret maritum puella ad suscipiendos ritus ecclesiæ Romanæ, in quibus ea fuerat educata apud sedem Apostolicam. Sed concessit illa, nolens volensque, in ritus Russorum, in quibus et pater ejus victilabat.

(96) Въ Дю-Канжевой росписи Палеологовъ нѣтъ сего Рала. — О Ѳеодорѣ Ласкирѣ сказано въ Родослов. Книгахъ, что онъ пріѣхалъ къ намъ отъ Короля Венгерскаго, и что отецъ его былъ въ Царѣградѣ Тысячскимъ.

(97) См. Дю-Канжа Hist. Byzant. стр. 248. Елисавета Кастильская извѣстнѣе подъ именемъ Изабеллы. Андрей умеръ въ Римѣ въ 1502 году.

(98) См. Собраніе Государ. Г. Т. I, стр. 333. Вел. Князь началъ употреблять сей гербъ съ 1497 года; до 1472 на печати его изображались Ангелъ, держащій въ рукѣ кольцо, и человѣкъ съ обнаженнымъ кинжаломъ; а съ сего времени до 1497 г. левъ терзающій змѣю: работа Греческая, и, какъ вѣроятно, подарокъ Софіинъ.

(99) Лѣт. Львова стр. 32.

(100) «И Князь Вел. отъ того дни велѣлъ Тривизана изъ желѣзъ выпустити и у собя ему быти.» Далѣе см. Лѣт. Львова стр. 33.

(101) Въ 1471 г., осенью, Митрополитъ велѣлъ заготовлять камень для строенія церкви; 30 Апрѣля заложили ее. Главные Архитекторы были Ивашко Кривцовъ и Мышкинъ: они растворяли известь съ пескомъ, и весьма жидко; а въ стѣны насыпали мелкихъ каменьевъ. Митрополитъ обложилъ серебромъ всѣ монастыри и церкви для строенія сего храма (см. Лѣт. Руск. Львова). Въ Маѣ и въ Іюлѣ перенесли туда мощи Митрополитовъ. «И вземше раку Кипріана и поставиша въ кіотѣ въ стѣнѣ на деснѣй странѣ... а Фотія поставиша съ Кипр. во единомъ кіотѣ... Егда же сняша дску съ гроба Іоны, изыде благоуханіе;

23

мощи же вси цѣлы: прильпе бо плоть къ кости, и не двигнушася состави, а ризы не истлѣша... и поставиша на лѣвой странѣ въ кіотѣ... И егда разбираша церковь, и выняша изъ стѣны церкви Св. Димитрія мощи Княжы Юрьевы Даніиловича, Вел. Князя, и вложше въ раку древяну поставиша ихъ на гробѣ Ѳеогноста Митр., идѣ же была церковь Поклоненіе Веригъ, и егда же, зиждуще церковь, уготоваша мѣсто въ той же церкви въ Великомъ Димитріи въ стѣнѣ на той же сторонѣ, и принесше ихъ на уготованное мѣсто, и положиша тамо… И разобраша надгробницу Св. Петра М., и мощи его яко свѣтъ сіяху; а гробъ распался отъ огня: тогда изгорѣлъ бяше, егда Тохтамышъ взялъ Москву, и тогда разорили гробъ его, чающе нѣчто сокровенно, и не обрѣтоша ничтоже... И вземше понесоша раку на уготованное мѣсто, идѣ же бѣ и прежде, но тогда бѣ мѣсто оно внутрь олтаря близъ жертвенника, а въ нынѣшней церкви предъ дверьми жертвенника... Во время пренесенія мощей Святаго голубь бѣлъ надъ гробомъ его видѣша высоко паряще; когда же покрыша мощи, невидимъ бысть.» См. подробности въ Никон., въ Ростов. и въ Архив. Лѣт. — Далѣе: «Апр. въ 4 загорѣся внутри града у Рожества Богородицы... и Митрополича дворъ сгорѣ, и Княжь Борисовъ Василіевича по Богоявленіе Троицкое, да по житницы городскіе, и дворецъ житничной... да по каменный погребъ, что на Княжѣ Михайловѣ дворѣ Андреевича во стѣнѣ... и градная кровля обгорѣ, и приправа вся городная... и Митрополитъ вышелъ изъ града въ монастырь Св. Николы Стараго, и огню унимающуся въ послѣднемъ часу нощи, пріиде въ церковь Пречистыя. Пріиде ту и Вел. К., и видѣ его плачущася, и глагола: отче господине! не скорби; тако Богу изволивши... Азъ ти колико хощеши хоромъ дамъ, или кой запасъ, то все у меня емли... Тогда бо бяше церковь (Успенія) воздѣлана до большаго пояса до половины... И нача (Митрополитъ) о томъ же приказывати Володимеру Григорьевичю и сыну его Ивану Головѣ.» Филиппъ, благословивъ многихъ Бояръ, Князей, Княгинь, Священниковъ, преставился съ пятаго на шестое Апрѣля. «Мнози глаголаху, яко видѣніе видѣ въ церкви. Обрѣтошася подъ свиткою на тѣлѣ его великіи чепи желѣзны, иже и нынѣ зримы суть на гробѣ его, а преже ни Духовнику его, ни келейнику вѣдомы были... Апр. въ 7 день положиша его въ церкви Пречистыя... И избраша Геронтіа, и возведенъ бысть на дворъ Митрополичь Іюня въ 4, а поставленъ въ 29 день.» — Въ Лѣт. Львова, стр. 34: «Вел. К. (по кончинѣ Митроп.) нача пытати, кто содѣлалъ ему цѣпи, и кузнецъ избрася единъ, его же искупилъ Митроп. изъ полону у Татаръ... и той рече, яко единъ жеребей приковахъ къ тѣмъ желѣзамъ, занеже они тѣсны ему, и не повелѣ никому же сказывати.» Сей кузнецъ на другой день сказалъ, что Филиппъ явился ему во снѣ и прибилъ его своими веригами за нескромность.

(102) «Мая въ 20 день (въ 1474 г.), въ 1 часъ нощи, паде церковь Пречистыя... Воздѣлана уже бѣ до сводовъ... И Чудотворца Петра гробъ засыпа, » и проч. См. Никон. Лѣт. и друг.

(103) Лѣт. Львова стр. 39. Зодчій и Механикъ Аристотель извѣстенъ въ Италіи подъ двумя именами. Alberti Aristotile и Ridolfe Fioraventi. Пишутъ, что онъ какою-то механическою хитростію передвинулъ Болонскую колокольню Св. Маріи del Tempis съ мѣста на мѣсто, а въ городѣ Ченто выпрямилъ колокольню Св. Власія, не вынувъ изъ нее ни одного кирпича; что, уѣхавъ въ Венгрію, онъ сдѣлалъ тамъ удивительный мостъ, былъ за

24

то пожалованъ въ Кавалеры, имѣлъ дозволеніе бить монету и вырѣзывать на ней свое имя. Вмѣсто Венгріи, надобно поставить Россію. См. статью объ немъ въ Dictionnaire historique. Въ Лѣт. Львова: «домъ же (у Аристотеля въ Венеціи) добръ и палаты есть и блюдо у него мѣдяно на четырехъ яблокахъ; судно же на немъ яко умывальница, яко же оловяничнимъ дѣломъ; и началъ лить изъ него изъ одного на блюдо воду и вино и медъ, и что хотяше, то и потечеть... Взялъ же съ собою Аристотель сына своего, Андрея, да паробка Петрушку... Ту же церковь разби сицевымъ образомъ: три древа постави, и концы ихъ верхніе совокупивъ, и брусъ дубовый обѣсилъ на ужищи посреди ихъ поперегъ, и конецъ его обручемъ желѣзнымъ скова, и раскачиваючи разби; а иные стѣны сысподи подобра и полѣніе подставляя, и зажже полѣніе, и стѣны падошася... Книжницы же называли брусъ бараномъ... Сицевымъ образомъ Титъ Іерусалимъ разби... Кирпичь его нашего уже, да продолговатѣе; егда его ломать, то въ водѣ размачиваютъ; известь же густо мотыгами повелѣ мѣшати: яко наутріе засохнетъ, то ножемъ не можно расколупати. Св. Петра Чудотворца въ Иванъ Св. вынесли подъ колоколы.» — Въ Ростов. Лѣт.: «мѣсяца Іюня Венеційскій мулярь Аристотель нача рвы копати, глубина 2 сажени и глубже... Апр. въ 22 (г. 1476) начаша дѣлати у церкви Богоматери... Мая въ 12 молитвы глаголемы отъ Митрополита на основаніе храма и почтеніе креста.» — Въ Лѣт. Львова, стр. 44, 65, 70: «На первое лѣто изведе церковь изъ земли Аристотель, известь же какъ тѣсто густое растворяше, а мазаше лопатками желѣзными, а камень равной внутри класти повелѣ; столпы же едины четыре обложи круглы, крѣпко стоять, а въ олтарѣ 2 столпа кирпичные, тѣ на 4 углы, а все дѣлано въ кружало и въ правило... Тогожъ лѣта (1475) храмъ по кивоты сотвори; внутрь же стѣнъ цѣпи положи... и между столповъ, идѣ же брусье дубовое въ нашихъ церквахъ, то все желѣзное... И колесо сотворилъ (г. 1476), и вверхъ каменіе ношаше, ужищемъ цѣпляше... Вверху же цѣпляше малые колесца, еже плотники векшею зовутъ, чѣмъ на избы землю волочатъ; на столпы же камени велики положи, и совокупивъ кружало, и истеса на нихъ по четыре конца на четырехъ странахъ, едино противъ другаго, и мнити кому, яко на каменныхъ деревьяхъ насквозь каменіе то збито... Сотвори Аристотель у церкви верхи 4, около шеи большіе казну сотвори, полати же подлѣ олтаря отъ стороннихъ дверей, и на верхъ церкви всходити лѣствицу, своды же въ одинъ крпичь, того ради, егда дождь идетъ, ино каплетъ. Помостъ же мелкимъ каменіемъ измости; въ олтарѣ же надъ Митрополичьимъ мѣстомъ крыжъ Ляцкій истеса на камени за престоломъ; передъ передними дверьми помостъ накрылъ каменіемъ и въ одинъ кирпичь сведе, и середину на гирѣ повѣси на желѣзной.» — Въ Ростов. Лѣт.: «Верхи же церкви тоя крыти привелъ Князь Вел. изъ Новаграда мастеры; они же начаша крыти прежде древомъ хорошо велми, по древу же желѣзомъ Нѣмецкимъ... Князь же Великій (въ день освященія) повелѣ раздати милостыню на весь градъ, а Митрополитъ со Епископы и Архимандриты съ нимъ на обѣдѣ у него ядоша, и вси Боляре; а Собори вси 7 дній на его же дворѣ въ другой храминѣ ядоша и пиша.» 25 Авг. Вел. Князь и сынъ его съ помощниками перенесли Св. Митроп. Петра въ деревянной ракѣ въ новую церковь, а 27 Авг. мощи другихъ Митрополитовъ: «Взяша раку кам. съ мощми Митр. Кипріана... и поставиша на десной странѣ у предніе стѣны во углѣ равно съ мостомъ церковнымъ...

25

…И Фотіевы мощи поставиша рядомъ съ Кипріаномъ, и учиниша надъ ними надгробницы каменны... Вземлютъ же раку древяную, въ ней же лежитъ Іона Чудотв. въ тѣлѣ, и принесше поставиша на другой сторонѣ противъ тѣхъ Митрополитъ на верхъ мосту. Ѳеогноста же поставиша въ церкви Св. А. Петра на верхъ мосту и окладоша кирпичемъ объ едину стѣну съ Св. Петромъ, яко же и прежде лежали бяху. Потомъ же Князя Юрья Даниловича мощи въ древянѣ гробѣ пренесоша и положиша въ церкви Св. Димитрія въ застѣніе въ землю съ мостомъ равно, и надгробницу учиниша надъ нимъ. Но семъ же пріидоша ко гробу Митр. Филиппа: той бо лежаше посторонь новые церкви на лѣвой странѣ, юже бѣ самъ заложилъ, и открыша гробъ, и видѣша его цѣла, яко же и Митроп. Іона, и ризы его ни мало не истлѣша... и взяша его во гробѣ каменнѣ и поставиша на той же странѣ, идѣ же Іона... и 12 дній лежалъ не покрытъ, и въ 13 д. складоша надъ нимъ надгробницу.» Въ слѣдующій день Митроп. и всѣ Соборы обѣдали у Государя въ средней горницѣ, а самъ Вел. К. стоялъ передъ ними и съ сыномъ своимъ. — Всѣ подробности описаны въ Ростов., въ Никон. и въ Архив. Лѣт. — Въ лѣтописи Львова 131, 180: «тогда нѣцы клеветаша на Митрополита, яко не по солнечному ходу ходилъ со кресты около церкви; сего ради гнѣвъ воздвиже нань Вел. К... и много пыташе, и написанія не обрѣте объ освященіи церкви, чтобъ по солнцу ходить или не по солнцу. Речено же о томъ много бысть: овіи по Митрополитѣ глаголаху Архимандриты и Игумены; иной рече во Святѣй Горѣ видѣлъ, что такъ же святили церковь. Вел. К. Геннадія призва Архимандрита и Владыку Ростовскаго Вассіана на споръ. Митрополитъ свидѣтельство приводя: еда кругъ престола Діаконъ въ олтарѣ на правую руку ходитъ съ кадиломъ? а они глаголаху: солнце праведное, Христосъ, на Адъ наступи и смерть связа; и того ради исходятъ на Пасху... и много препирахуся, и не обрѣтоша истины... Митроп. же съѣха на Симоново, посохъ свой остави въ церкви, только ризницу взялъ, думая, ежель Вел. К. не упроситъ его и роптанія не оставитъ, что по солнцу ходити, онъ хотѣлъ оставить санъ и въ кельи жить. Много бо церквей Вел. К. своихъ, Іоанна Златоуст. на посадѣ каменную, съ годъ не велѣлъ святить, и Рожд. Богород. въ городѣ и Онуфрія придѣла, доколѣ преложитъ на одно; но вси книжники по Митрополитѣ глаголаху, а по Вел. Князѣ единъ Владыка Ростов., Князь Іоасафъ, да Архим. Геннадій. Князь же Вел. посла сына своего моля Митроп., дабы возвратился; онъ же не послуша. Князь же Вел. самъ ѣхавъ, моля его, и виннымъ въ спорѣ себя творя... Митрополитъ же возвратися» (въ 1483 г.).

(104) Въ началѣ 1490 года съ братомъ Вел. Княгини Софіи и съ нашими послами, Дмитріемъ и Мануиломъ, сыновьями Ивана Палеолога Рала, пріѣхали въ Москву Архитекторъ Петръ Антоній, ученикъ его Замантоній, пушечный мастеръ Яковъ съ женою, серебреники Христофоръ съ двумя учениками изъ Рима, Нѣмецъ Олбертъ изъ Любека, Карлъ съ ученикомъ изъ Милана, Грекъ Петръ Райко изъ Венеціи, Капланъ изъ бѣлыхъ Чернцевъ Августинова Ордена, Иванъ Спаситель, и Грекъ Арганнагой (см. Продолженіе Нестор. Лѣт. стр. 317). Въ 1490 году былъ въ Римѣ нашъ посолъ, Грекъ Юрій Траханіотъ или Тарханіонъ. Въ Маѣ 1493 Вел. К. посылалъ въ Венецію и въ Миланъ Грека Мануила Ангелова и Данила Мамырева за стѣнными и палатными мастерами. Въ 1494 они возвратились съ Алевизомъ, стѣннымъ мастеромъ, съ Петромъ пушечникомъ и съ другими

26

художниками. Въ 1499 Грекъ Дмитрій, сынъ Ивана Палеолога Рала, и Митрофанъ Ѳедоровъ Карячаровъ ѣздили въ Италію за Государевыми потребами черезъ Краковъ и Венгрію: да съ ними послалъ Вел. К. Михайла Погожево къ Олбрехту Королю, чтобъ далъ путь посломъ черезъ свою землю.» Въ 1504 г. они возвратились и призвали съ собою многихъ мастеровъ серебреныхъ, пушечныхъ и стѣнныхъ.

(105) Никон. Лѣт. стр. 119, 122, 129.

(106) «Апр. въ 5 день вышелъ К. Вел. изъ своего двора изъ стараго во Княжь Ивановъ дворъ Юрьевича (Патрекеева) въ новой и съ Вел. Княгинею и съ дѣтми и съ невѣсткою и со внукомъ... и нача ставити каменной дворъ... Того же лѣта поставиша Вел. Князю дворъ древянъ... Тое же весны (г. 1493) на Радуницу, 16 Апрѣля, погорѣ Москва нутрь весь, и казна у Чуда въ монастырѣ; только остался дворъ новой Вел. К... Іюля 28 въ 7 часовъ загорѣсь отъ свѣчи церковь Св. Николы на песку, и вста буря велія, и кинуло огнь на другую сторону Москвы-рѣки ко Всѣмъ Святымъ на Кулишкахъ и оттолѣ на Дмитровку къ Св. Георгію... и выгорѣ посадъ за Неглинною, и отъ Св. Духа по Черторью до Петровской слободки, и Орбатъ и Стрѣтинская по Васильевъ лужокъ... и въ городѣ дворъ новой Вел. Князя... и стрѣлница Боровицкая... и во градѣ всѣ алачюги погорѣли, понеже бо не поснѣли и хоромъ поставити послѣ вещняго пожара... и изъ града загорѣся торгъ, и посадъ подлѣ Москву рѣку до Зачатья на Востромъ концѣ... и по Старую Троицу... Людей згорѣ болѣе 200, а все то въ половину дни до вечера, и, по Лѣтописцамъ, какъ Москва стало, таковъ пожаръ не бывалъ.» Въ 1484 Вел. К. за новою церковію Благовѣщенія заложилъ полату, а въ 1485 г. каменный погребъ на Казенномъ дворѣ. Ховринъ и Василей Образецъ построили каменные домы въ 1485 или 1486 году. Митрополитъ Зосима въ 1493 г. поставилъ на своемъ дворѣ три келліи каменныя съ подклѣтами.

(107) «Повелѣніемъ Вел. К. (въ 1493 г.) сносиша дворы за Неглинну и церкви, и устави мѣру отъ стѣны до дворовъ 109 сажонъ болшихъ... Тоя же весны (въ 1495) велѣлъ дворы сносити и церкви за Москвою противъ города, и заложилъ стѣну градную каменну на Москвѣ не по старой стѣнѣ возлѣ Неглинны.» Архіеп. Новогород. Геннадій въ писмѣ къ Митрополиту Зосимѣ говоритъ: «Нынѣ бѣда ся стала земская... церкви извѣчныя выношены изъ города вонъ, да и монастыри съ мѣста переставлены... и кости мертвыхъ выношены на Дорогомилово; и кости выносили, а тѣлеса вѣдь туто осталися, въ персть разошлися, да на тѣхъ мѣстѣхъ нынѣ садъ посаженъ... отъ Бога грѣхъ, а отъ людей соромъ. Здѣсь пріѣхалъ Жидовинъ новокрещеной, Даниломъ зовутъ, да мнѣ сказывалъ за столомъ во всѣ люди: Князь-де Великой» (такъ говорили Данилу Жиды въ Кіевѣ) «на Москвѣ церкви изъ города въ селы металъ вонъ... А что дворы отодвинуты отъ города, ино то и въ лѣпоту; а церкви бы стояли вокругъ города: еще бы честь граду большая была... Гдѣ престолъ стоялъ, да и жертвенникъ, а нынѣ тѣ мѣста неогорожены: ино и собаки на тѣ мѣста ходятъ и всякой скотъ.» См. Древ. Рос. Вивліоѳ. XIV, 285, 287.

(108) «Мая (1505 г.) въ 21 разбраша церковь Св. Архистр. Михаила... и заложиша новую на томъ же мѣстѣ и вынесоша мощи Вел. Князей и Удѣльныхъ; и другую разобраша Ивана Лѣствичника, иже подъ колоколы; создана отъ Вел. же Князя, Ивана Даниловича, въ лѣто 6837, и заложиша новую на томъ же мѣстѣ.

27

(109) Но не ту, которая нынѣ слыветъ въ Москвѣ большою пушкою: она вылита въ 1686 году Андреемъ Чоховымъ, какъ означено въ ея надписи.

(110) Сіи монеты весьма извѣстны. Есть и съ другими именами.

(111) См. Архив. Псков. Лѣт. г. 1472. К. Ѳедоръ ограбилъ всѣхъ чиновниковъ Псковскихъ, посланныхъ съ честію проводить его до границы. К. Ярославъ пріѣхалъ во Псковъ въ 1473 году, Февр. 29.

(112) Псков. Лѣт. г. 1469: «Марта 8 Нѣмцы побиша Псковичь 26... а перевѣтъ учинилъ Ив. Подкурской, да Ив. Торгоша: онъ вѣсть ко Пскову пригонилъ, и Псковъ его рублемъ жаловалъ... Ив. Подкурскаго, довѣдався, на беревнѣ замучили.»

(113) Марта въ 5 (г. 1471) пріѣздилъ отъ К. Местера братъ его, Пантелей Алыскій, съ своею дружиною и весь Псковъ честь ему воздали, и онъ 2 недѣли бывъ поѣхалъ... Присла Местеръ (въ 1472 г.) своего посла во Псковъ и срокъ положи, что быти съѣзду на Рожество Богородицы.» Вел. Князь 3 Сент. прислалъ на сей съѣздъ Боярина своего, Андрея Тимоѳеевича, съ 20 Боярскими дѣтьми; но 8 Сент. явился во Псковѣ Нѣмецкій посолъ съ отвѣтомъ, что Магистру не досугъ. «Пріѣха (въ Ноябрѣ) отъ Князь Местера Клавши съ порубежья, да Иванъ Бояринъ земный, и Псковъ ихъ съ обидными людми пріялъ въ серебрѣ, что К. Местеръ съѣзды складываетъ, а на съѣздъ не ѣдетъ. Тоя же весны (въ 1473 г.) по Велицѣ дни пріѣхали отъ К. Местера послы и выняша Никулу Клавша, да Ивана Земскаго, а серебро за нихъ 75 рублевъ поплативъ, а о земли и о водѣ срокъ положили съѣзду быти за 2 недѣли по Петровѣ дни... И отрядивъ посла, Алексѣя Посадника (и другихъ) въ Новое село на Нарову на съѣздъ къ Новогородцкимъ посломъ, а К. Местеръ своихъ въ Ругодивъ прислалъ, и по недѣлю съѣзжався и разъѣхашася, а управы не учинивше. Того жь лѣта К. Местеръ прислалъ посла въ В. Новгородъ, и Псковъ отрядивъ Посадниковъ, Ивана Гахоновича (и другихъ), а съ ними Богдана, что ему ѣхати изъ Новагорода къ Вел. К., что ни учинитца на томъ съѣздѣ, и бывши недѣли 3, о миру не учинили ничего, а К. Местеръ и перемирья не емлетъ со Псковомъ по срочныхъ.» — Войско Московское пришло во Псковъ около 30 Ноября.

(114) Въ Архив. Псков. Лѣт.: «Прислалъ Пискупъ Юрьевскій и Посадники и Ратмани во Псковъ Иванъ Бобровъ, Иванъ Земскій, Дек. въ 24, перемирья просить на 5 лѣтъ, и начаша миръ прикончивати.» Магистръ (въ Генв. 1474 г.) прислалъ во Псковъ какого-то Генриха для заключенія мира. Новогородское войско пришло туда Генв. 5. Юрьевцы также обязались «во Псковъ корчмы не возити, ни торговати, ни колоды (заставы) у костра не держати.» Холмскій выѣхалъ оттуда Генв. 30.

(115) Древ. Рос. Вивліоѳ. ІІ, 94—96.

(116) См. Послужный Списокъ Бояръ въ Трудахъ Вольн. Рос. Собранія, Т. I.

(117) Архив. Псков. Лѣт.

(118) Въ Генв. 1470 г. Псковскіе чиновники ѣздили къ Королю въ Полоцкъ: «и посольство правиша Генв. въ 31; а были у Короля 3 дни на очахъ, а самъ Король былъ къ Полоцку недѣлю, и преже того былъ за 21 годъ.» Положили быть съѣзду на границѣ около Рождества Богоматери. «Отрядивъ 4 Посадники и Бояръ изо всѣхъ Концовъ, да сѣ ними самъ К. Ѳедоръ Юрьевичь, и бывъ на съѣздѣ на Березничи, понеже на томъ мѣстѣ исперва съѣзжаются съ Литовскими Паны, да истомы по 4 дни положа, розно розъѣхалися...

28

а отъ Короля были Панъ Родивиль Остиковичь, Троцкій Воевода, да Панъ Никула Немировичь Маршалокъ, и Панъ Богданъ Ондрюшковичь, Сент. въ 14.» — Въ 1471 году опять ѣздили Псковскіе чиновники къ Королю въ Вильну: въ аудіенціи 30 Марта онъ далъ имъ слово быть на границѣ (см. Архив. Псков. Лѣт.).

(119) Богданъ пріѣхалъ въ Сент. 1474 года. Василій Китай съ Ѳедькою Мансуровымъ отправился въ Литву 2 Апр. 1475.

(120) Еще въ 1471 году, во время Новогородскаго похода, Никита Беклемишевъ ѣздилъ въ поле за Муртозою, и привезъ его въ Москву къ сыну Іоаннову. См. Никон. Лѣт. стр. 33 и 35.

(121) См. Кромера к. XXVII, 390. Абульгази, стр. 367, говоритъ объ осьми сыновьяхъ Ази-Гиреевыхъ.

(122) Въ посольствѣ Семена Борисовича, 1486 года, о семъ Хозѣ Кокосѣ сказано такъ: «Молвити Кокосю Жидовину: какъ еси напередъ того намъ служилъ и добра нашего смотрилъ, и ты бы и нынѣ намъ служилъ.» См. Дѣла Крымскія No 1, стр. 122.

(123) См. Дѣла Крымскія въ Архивѣ Иностран. Коллегіи, No 1, л. 14.

(124) Сообщаемъ сей договоръ въ примѣръ тогдашняго дипломатическаго слога:

«Вышняго Бога волею язъ Менгли-Гирей Царь съ своимъ братомъ, съ Великимъ Княземъ Иваномъ, взяли есмя любовь и братство и вѣчный миръ. Отъ дѣтей и на внучата быти намъ вездѣ за-одинъ, другу другомъ быти, а недругу недругомъ быти. Хто будетъ другъ мнѣ Менгли-Гирею Царю, тотъ и тобѣ другъ Великому Князю Ивану; а хто будетъ мнѣ Менгли-Гирею Царю недругъ, тотъ и тобѣ Вел. К. Ивану недругъ; а хто будетъ другъ тобѣ Вел. К. Ивану, тотъ и мнѣ другъ; а хто будетъ тобѣ недругъ, тотъ и мнѣ недругъ. А мнѣ Менгли-Гирею Царю твоее земли и тѣхъ Князей, которые на тобя смотрятъ, не воевати, ни моимъ Уланомъ, ни Княземъ, ни Казакомъ; а безъ нашего вѣданія люди наши твоихъ людей повоюютъ, а пріидутъ къ намъ, и намъ ихъ казнити, а взятое отдати, и головы людскіе безъ окупа намъ тобѣ отдать. А коли мой посолъ отъ меня пойдетъ хъ тобѣ Вел. Кн. Ивану, и мнѣ его хъ тобѣ послати безъ пошлинъ и безъ пошлинныхъ людей; а твой посолъ ко мнѣ пріидетъ, и онъ идетъ прямо ко мнѣ; а пошлинамъ Даражскимъ (путевымъ) и инымъ всѣмъ пошлинамъ никоторымъ не быти; а на семъ на всемъ, какъ писано въ семъ ярлыцѣ, язъ Менгли-Гирей Царь съ своими Уланы и со Князми тобѣ брату своему Вел. Кн. Ивану, молвя крѣпкое слово, шерть (клятву) есми далъ, жити намъ съ тобою по сему ярлыку.»

Беклемишевъ поѣхалъ изъ Москвы въ Мартѣ 1474, а Старковъ 23 Марта въ 1475 году. — Наставленія Посламъ давались весьма обстоятельныя. Выписываемъ нѣчто для примѣра:

«Правити посольство Олексѣю Ивановичу Старкову. — Князь Великій велѣлъ тебѣ говорити:

«Князь Великій челомъ бьетъ. Какъ мя еси пожаловалъ, на чемъ еси ко мнѣ крѣпкое свое слово молвя, шерть далъ, и на чемъ ярлыкъ свой шертный далъ, въ томъ бы еси пожаловалъ и стоялъ... И учнетъ Царь говорити: приказывалъ есми къ своему брату, да и ярлыкъ свой къ нему послалъ есми, чтобы со мною былъ на Царя Ахмата за-одинъ: коли пойдетъ на меня Ахматъ, и онъ бы Царевичевъ своихъ отпустилъ на Орду; и братъ мой, Князь Великій, у своей правды то выговорилъ, а на томъ мнѣ правды не далъ.

«И Олексѣю говорити такъ: Осподарь мой К. В. посылалъ къ тобѣ своего Боярина Микиту, а

29

билъ тобѣ челомъ по твоему жалованью, по твоему приказу, какъ еси къ нему приказалъ съ своимъ посломъ съ Ази-Бабою, что другу другомъ быти, а недругу недругомъ быти, безъ выговора на всякаго недруга: ино не Государь мой то выговаривалъ на имя: выговорилъ ты, вольной человѣкъ, у своей шерти Осподаря нашего недруга Короля, а нашему Государю не хочешь на Короля помогати, а то Осподарю моему большой недругъ; и говоришь, вольный человѣкъ, то, что Король еще съ твоимъ отцомъ въ братьствѣ и въ доконьчаньѣ былъ, а съ тобою нынѣча также въ братьствѣ и въ докончаньѣ, и ты тово не хочешь порушити: ино ты вѣдаешь, что Осподари наши, Великіи Князи, отъ отцовъ и отъ дѣдъ и отъ прадѣдъ слали своихъ пословъ къ прежнимъ Царямъ къ Ординскимъ, а они своихъ пословъ посылали къ Великимъ Княземъ; а Осподарь мой, К. В., и нынѣча потомужъ своихъ пословъ шлетъ къ Ахмату Царю и брату его къ Махмуту, а они своихъ пословъ къ моему Государю посылаютъ. И Осподарь мой тебѣ выговорилъ у своее правды Царя Ахмата, не хотя старины порушити, потому же, какъ ты моему Осподарю у своей роты Короля выговорилъ.» — Называясь братомъ, Іоаннъ всегда писалъ Менгли-Гирею челобитье, а Менгли-Гирей къ нему поклонъ, или, въ знакъ особенной ласки, много, много поклонъ; то есть, Вел. Кн. употреблялъ почтительнѣйшія выраженія. — Ближними Ханскими Вельможами были Именекъ, Авдула и Карачь Мурза. Беклемишеву велѣно было дать двумъ первымъ по сороку соболей, а если мало, то и по два сорока.

(125) «А какъ будетъ быти Олексѣю у Князя у Исайка, ино поклониться К. Исайку и его Княгинѣ, да подати имъ поминки, да и до черныхъ отъ Вел. К. поминокъ подати» (т. е. и простымъ людямъ)... «А се говорити Алексѣю Кокосу, бывши у Князя у Исайка: К. В. велѣлъ тобѣ говорити, что еси ко мнѣ присылалъ свою грамоту о томъ, что у К. у Исайка дочи, и мнѣ бы пожаловати та его дочка взяти за своего сына: ино Бояринъ мой Никита дѣвку видѣлъ... и ты бы мнѣ учинилъ вѣдомо о томъ, что взятка съ дѣвкою на колько тысячь золотыхъ; то бы еси переписалъ на списокъ, да ко мнѣ прислалъ.» — Послѣ увидимъ, что Султаны Турецкіе присылали къ намъ Князей Манкупскихъ послами, и что сіи Князья были Греки.

(126) См. сей Исторіи Т. I.

(127) Архив. Лѣт. г. 1475: «Туркове взяша Кафу, и гостей Московскихъ многихъ побиша, а иныхъ поимаша, а иныхъ пограбивъ на окупъ даваша; Ази-Гирееву Орду Крымъ и Перекопъ осадиша дань давати, и посадиша у нихъ меншова сына Ази-Гиреева, Менди (Менгли) Гирея, и два сына Ази-Гиреевыхъ убѣжаша; а приходилъ Воевода Турского Царя, а Царь самъ не бывалъ.»

(128) См. Кромера стр. 412 и Кантемира въ Исторіи Оттоман. Имперіи.

(129) Архив. Лѣт. г. 1476.

(130) Дѣла Крымскія No 1, л. 30. Вел. К. желалъ имѣть посла Зенебекова, но съ условіемъ, чтобы онъ пріѣхалъ съ немногими людьми и безъ пошлинниковъ.

(131) См. Длугоша Hist. Polon. 588, Ядро Рос. Исторіи 200, Герберштейна Rer. Moscov. Comment. 8, и ниже о басмѣ примѣч. 208. Послѣдній говоритъ, что Іоаннъ при въѣздѣ Ординскихъ пословъ всегда сказывался больнымъ.

(132) См. Рос. Вивліоѳ. ІІ, 86, 106.

(133) Никон. Лѣт. стр. 58.

(134) Лѣт. Львова, стр. 33. Въ Архив. Лѣт. стр. 67 «Тое же осени прибѣжалъ изъ Орды Вел.

30

Князя посолъ, Дмитрей Лазаревъ.» Можетъ быть, Ханскій гнѣвъ заставилъ его поспѣшно уѣхать изъ Орды.

(135) Архив. Лѣт. л. 78. Съ Бочюкомъ находилось 50 человѣкъ дружины, да 550 купцевъ съ лошадьми и съ разнымъ товаромъ. Онъ поѣхалъ назадъ 6 Сент.

(136) Герой Галлерова Романа, Узонга.

(137) См. Voyage de Perse par Ambroise Contoreni, въ Бержеронѣ стр. 38—55.

(138) Архив. Псков. Лѣт.: «А Новгородцы люди Житіи и Молодшіи сами призвали (его)... а пріѣхалъ во Вторникъ на Введеніе Св. Богородицы.»

(139) Въ Розрядной Книгѣ Бекетова: «Лѣта 6984, Окт. въ 22, Князь Вел. поѣхалъ съ Москвы въ В. Новгородъ миромъ, а съ нимъ Бояре Иванъ Юрьевичь, Ѳедоръ Давыдовичь, Василей Ѳедоровичь Образецъ, Петръ Ѳедоровичь, К. Иванъ Булгакъ, К. Данило Щеня, Василей да Иванъ Борисовичи, Григорей Васильевичь Морозовъ, К. Александръ Васильевичь Оболенской, да Василей Китай — Окольничей Андрей Михайловичь, Иванъ Васильевичь Ощеря — Дворецкой Михайло Яковлевичь Русалка — а дѣти Боярскіе К. Михайло Колышка, К. Ивановъ сынъ Юрьевича Григорей Малой, К. Иванъ Звенецъ, Иванъ Товарковъ Молодой, К. Петръ Васильевичь Оболенской, Юрья Шестакъ — а Дьяки Микита Беклемишевъ, Алексѣй Полуектовъ.» — Вел. К. въ Дмитріевъ день обѣдалъ въ Волокѣ у своего брата, Бориса. См. всѣ дальнѣйшія подробности въ Архив., Ростов. и въ Никонов. Лѣт.

(140) Назывались Ипскими. Въ Архив. Новогород. Лѣт. Іеродіакона Геронтія сказано здѣсь, что поставъ сего сукна стоилъ 30 рублей, т. е. шесть фунтовъ серебра. Въ старинныхъ нашихъ ариѳметическихъ книгахъ опредѣлена мѣра постава: въ немъ было около 37 аршинъ сукна.

(141) См. Круга Münzkunde Rußlands, 162. (*) На сихъ монетахъ Англійскихъ и Французскихъ XIV и XV вѣка изображались роза и корабль; по-Нѣмецкн назывались онѣ Rose-Nobel и Schiff-Nobel; ходили въ Германіи, Даніи, Пруссіи, Ливоніи.

Великій К. уже изъявлялъ неблаговоленіе къ Архіепископу, какъ то видно изъ слѣдующихъ мѣстъ лѣтописей: «Владыка прислалъ къ Дворецкому и къ Конюшему (людей своихъ) кормы отдавати, и К. Вел. тѣхъ не похотѣлъ, да и на Владыку озлобился, что то не пригоже. Архіепископъ же добилъ челомъ, и велѣлъ кормы отдавати Намѣстнику своему, Юрію Репехову... и К. Вел. нелюбіе Владыцѣ отложилъ, и былъ того две у него Владыка, и билъ челомъ, звалъ его хлѣба ясти къ себѣ, и К. Вел. не пожаловалъ.»

(142) См. Далин. Gesch. des R. Schwed. ІІ, 607. Въ Ростов. Лѣт.: «пришелъ посолъ Нѣмецкій отъ Короля Свейского, отъ Герстура, сестричь его Орбанъ, Генв. въ 12 денъ, » и проч.

(143) Въ Архив. Псков. Лѣт. г. 6983: «Пріѣха съ Москвы Ноября въ 13 Князь Псковской Ярославъ и нача у Пскова просити и судъ держати не по Псковской старинѣ, на ссылку вдвое ѣзды имати, и по пригородомъ его Намѣстникомъ Княжая продажа имати, такожь и денги Намѣстничи.» Граждане посылаютъ съ жалобою къ Вел. Кн. и представляютъ ему древнія грамоты: онъ взглянулъ на нихъ, отдалъ назадъ посламъ и сказалъ, что сіи грамоты писаны не Великими Князьями, и что Псковитяне должны удовлетворить всѣмъ требованіямъ Ярослава. Второе челобитье Псковитянъ: Вел. К. даетъ слово отправить къ нимъ посла для разобранія всѣхъ жалобъ. Они присылаютъ

(*) «И сей Исторіи Т. X. примѣч. 270.“ (Приписка Исторіографа на собств. его экземплярѣ).

31

ему въ Новгородъ 50 рублей въ даръ. Тутъ въ Псков. Лѣт. разсказывается чудо. «Послове же пріѣхали во Вторникъ на другой недѣли, и въ Чевертокъ на ту нощь бысть чудо дивно и страха исполнено. Стряхнувшеся Вел. Новгородъ противъ Князя В., и бысть пополохъ во всю нощь сильно по всему городу, и въ ту же нощь видѣша и слышаша мнози вѣрніи, какъ столпъ огнянъ стоящь надъ Городищемъ отъ небеси до земля, такоже и громъ; и ко свѣту не бысть ничто же.» Вел. К. велѣлъ остаться посламъ въ Новѣгородѣ до прибытія Ярославова, который и пріѣхалъ наконецъ Дек. 12, взявъ съ своихъ гражданъ 20 рублей на путь, съ обѣщаніемъ ходатайствовать за нихъ у Государя; но вмѣсто ходатайства началъ жаловаться. «И Бояре пріѣхаша во Псковъ, а за ними К. Ярославъ Генв., а съ нимъ послы Вел. К., повѣстуя, чтобы есте К. Ярославу денгу Намѣстничю освободили, и ѣзды вдвое и продажи по городомъ Намѣстникомъ имати Княжія, и нивніи судове по старинѣ судити, всякая копная и изгородное прясло и коневая валища, а насъ прислалъ въ пять дней отъ васъ и сѣмо и тамо съѣздити... За все сполу К. Ярославу Псковъ далъ на Вѣчѣ 130 р., а Вел. Князю за все то поимали жь, чего онъ просилъ, тое оправити и его Намѣстникомъ. Того же мѣс. въ 5 день опять поѣхалъ Ярославъ и съ послы Вел. Князя (въ Новгородъ), а Псковъ съ ними отрядилъ Посадниковъ... и К. Вел. (отвѣчалъ), что есте рклися К. Ярославу, тѣмъ васъ жалую, а кого къ вамъ ни пришлю, и вы бы есте меня слушали... и пріѣхаша во Псковъ Генв. въ 18.»

(144) См. Архив. Псков. Лѣт. и Синод. Новогор. No 46. Въ первомъ: «много Христіанъ пограблено по дороги и по селомъ и по монастыремъ, и числа края нѣтъ, колико золота и серебра вывезе отъ нихъ.» Во второмъ: «бысть Новгород. области убытка много, и съ кровію.» Въ обоихъ сказано, что съ Іоанномъ находилось много силы, т. е. людей воинскихъ, но не полковъ.

(145) Ѳеофилъ пріѣхалъ Марта 30, съ Посадникомъ Яковомъ Коробомъ, Казимеровымъ братомъ, и проч. — «Коихъ поималъ Вел. К. въ Новѣгородѣ, послалъ въ заточеніе трехъ на Коломну, Ивана Аѳанасова съ сыномъ Олферьемъ, да Богдана; а трехъ въ Муромъ, Ѳедора Исакова, да Василья Ананьина, да Ивана Лошинского. И дары много привезъ Владыка... а обѣдалъ у Вел. К. Апр. 1 со всѣми своими, а въ 7 день, въ Недѣлю Вербную, былъ пиръ отпускной на Владыку у Вел. Князя.» На другой день онъ уѣхалъ. — Ѳедоръ Исаковъ, Марѳинъ сынъ, постригся въ Муромѣ и умеръ 9 Мая въ 1476 году, еще до прибытія Ѳеофилова въ Москву.

(146) Лѣтописцы забыли, что и Мономахъ заставилъ ихъ ѣздить къ себѣ на судъ.

(147) Въ Ростов. и въ другихъ: «Въ лѣто 6985 (1477 г.) «мѣс. Марта, Архіеп. и весь В. Новгородъ прислали къ Вел. Княземъ, Іоанну и сыну его, Назара Подвойского, да Захарія Дьяка Вѣчного, бити челомъ и называти себѣ ихъ Государи... Апр. въ 24 К. Вел. посла Ѳеод. Давид. и Ивана Борисовичь, да съ ними Дьяка Василья Долматова ко всему В. Новугороду покрѣпити того, какова хотятъ Государства отчина ихъ, В. Новгородъ; и они того заперлися, рекуще: съ тѣмъ есмя не посылывали, и назвали то лжею.» — Но въ Архив. Псков. Лѣт. гораздо обстоятельнѣе: «Мая въ 18 пріѣхалъ посолъ отъ Вел. Князей въ Новгородъ Ѳед. Дав., да съ нимъ Тучковъ и окольнихъ людей много и коневъ, и сталъ на Городищи, и пришелъ на Вѣче, и учалъ В. Новугороду повѣствовать что есте Княземъ Великимъ своихъ пословъ присылали и съ своею грамотою, а что его есте

32

Государемъ собѣ назвали и за него есте задавали, и суду его у васъ въ В. Новѣгородѣ быти, и по всѣмъ улицамъ сидѣти Князя Великого Тіуномъ, и Ярославле вамъ Дворище очистити, и въ Вел. Князей судъ не вступати? И Новгородцы же тѣхъ Посадниковъ и Бояръ и животъ пограбили, и дворы и доспѣхи поотнимали, и всю ратную приправу, которые такъ чинили, а безъ В. Новагорода вѣдома тую прелесть чинили.»

(148) См. Ростов. и Архив. Псков. Лѣт., гдѣ Василій названъ Ананьинымъ: въ другихъ же во всѣхъ Никифоровымъ.

(149) Архив. Псков. Лѣт.: «Вамъ, Господиномъ своимъ, челомъ біемъ, а что Государи васъ, а то не зовемъ; а судъ вашимъ Намѣстникомъ на Городищѣ по старинѣ; а вашему суду Вел. Князей, ни вашимъ Тіуномъ, то у насъ не быти; ни Дворища вамъ Ярославля не даемъ. На чемъ есмы съ тобою на Коростыни миръ кончали и крестъ цѣловали, по тому докончанью хотимъ съ вами и жити, » и проч.

(150) См. Ростов. Лѣт. л. 534.

(151) 30 Сент. съ Подъячимъ Родіономъ Богомоловымъ.

(152) Первый пріѣхалъ въ Торжекъ къ Намѣстнику Великокняжескому, Василію Китаю, еще въ Августѣ; а вторый въ Октябрѣ.

(153) Въ Ростов. Лѣт.: «да Новоторжцы, Берновы и Глуховы.» Ружанами именуются жители Рузы.

(154) «Окт. въ 19 пріѣхали въ Торжекъ къ Вел. К. Бояре Новогородскіе, Лука Клементьевъ, да братъ его Иванъ, и били челомъ въ службу... Окт. въ 26 на Волочкѣ Посадникъ Новогород. Григорій Михайл. Тучинъ билъ челомъ въ службу.»

(155) «Велѣлъ имъ (Вел. К.) стояти на Бронничи, а ждати вѣсти отъ себе; а инымъ Воеводамъ у езера Илмеря на Взвадѣ и на Ужинѣ.»

(156) Въ Архив. Псков. Лѣт.: «Іюня въ 15 (въ 1476 г.) послаша Псковичи Бояръ изо всѣхъ Концовъ на Москву съ грамотою жалобною съ плачемъ къ Вел. Князю на К. Ярослава, чтобъ его сослалъ, а намъ бы далъ К. Ивана Александ. Звенгородцкого; и Князь Великой только нялся посла своего прислати... а хочетъ судъ творити по его засыльнымъ грамотамъ, а не по своимъ старинамъ, какъ его прародители... И Псковичи другово посла отрядили Авг. въ 27 просити Князя Ивана Бабича, понеже К. Иванъ Звенигородцкой преставися въ Великомъ Володимерѣ въ Великой Пятокъ, и постригся... Сент. во 2 росперичишася съ людми люди на Княжи дворѣ съ пьяными Княжедворцы, и се почаша битися, а сестники (шестники, пришельцы?) ножи колотися, а наши каменіемъ, и пойдоша сестники на весь міръ съ ножи на торгъ; а иные съ луки... а Псковичи только боронилися... и самъ Ярославъ пьянъ же, и въ пансырѣ вышедъ, почалъ стрѣлять... и пойдоша на торгъ Посадники и Бояре и люди Житейскія и съ запасы, и къ вечеру Князь и сестники пойдоша на сѣни, людми доброхотящими укрощени. А Псковичь бяше тогды полно побито до крови, иного въ ногу, иныхъ въ хребетъ.» О причинѣ ссоры такъ въ Синод. Псков. Лѣт.: «Повезе Псковитинъ съ огорода капусту черезъ торгъ мимо Княжей дворъ, и шестникъ похитивъ силою наручье капусты, даде Княжому барану; и про то начаша Псковичи которатись.. дву человѣкъ до смерти застрѣлиша... и убиша на торгу повара Княжого Курву.» Псковичи стояли съ оружіемъ во всю ночь, ибо люди Княжескіе грозились зажечь городъ. На другой день Вѣче отрѣшило Ярослава; но Іоаннъ не хотѣлъ смѣнить его, и посолъ Великокняжескій, Бояринъ Иванъ Ѳедоровичь

33

Товарковъ, сдѣлалъ Псковитянамъ множество убытку и досадъ. Новое челобитье Государю. «Генв. во 2 день (1477) пріѣхаша послы Псковскія: наѣхали Вел. К. въ Володимерѣ, и тамъ державъ ихъ 3 дни, опять на Москву отослалъ, и на Москвѣ ждали 4 недѣли, и К. Вел. отвѣтъ далъ: коли отчина моя Псковъ на дворъ нашего Намѣстника, а своего Князя, находила, ино сама изъ старины выступила, а не язъ Князь Великой. Тоя же зимы К. Великой, Февр. въ 15, прислалъ грамоту къ Ярославу, веля ему къ собѣ ѣхати, и со Княгинею и со всѣмъ Дворомъ.» 23 Февр. онъ уѣхалъ. Лѣтописецъ говоритъ, что никогда не бывало у нихъ такого Князя злосердаго и хищника: Намѣстники его въ пригородахъ также грабили. «А Псковъ, того не рядя, слали ему на всякъ станъ кормъ съ честію до послѣдняго стана... Онъ же приставы и Старостъ Губскихъ (Губныхъ), которые его честовали, всѣхъ 18 человѣкъ повязавъ мучи и съ собою на Москву увелъ... Марта въ 9 послали къ Вел. Княземъ Посадниковъ и Бояръ Андрея Рублева, Трофима и проч. бити челомъ о своихъ старинахъ и Князя просити себѣ вольного, К. Василья изъ Новагорода, или К. Ивана Володимерича, такоже и о сведеныхъ людехъ... Апр. въ 23 пріѣхаша во Псковъ здоровы, и тѣхъ всѣхъ съ собою припровадили, которыхъ Ярославъ свелъ... а самъ Ярославъ ни на очехъ въ то время при нашихъ послѣхъ не бывалъ… а К. Великой и поминки принялъ 100 рублевъ, и съ честію отпустилъ, а язъ къ вамъ шлю своихъ пословъ... Іюня въ 7 пріѣхалъ отъ Вел. Князей Иванъ Зиновьевъ и Дьякъ Григорей Ивановъ сынъ Волнинъ, поднимая Псковъ на Новгородъ... и бывъ недѣлю, прочь поѣхали.» Псковитяне сами отправили посольство къ Вел. К.; оно возвратилось 27 Авг. «Отвѣтъ таковъ: со всѣмъ моимъ приказомъ мой посолъ еще у васъ будетъ... Сент. въ 5 пріѣха опять Дьякъ Волнинъ, а веля сими часы грамоты вскинути В. Новугороду; а за нимъ много гостей прибѣгоша Низовскихъ и съ товары изъ Новагорода, а иніи поѣхали на Литву. Вскинуша грамоту Новугороду Сент. 30 на Вѣчѣ, а свои Князь Вел. на заутре положи.»

(157) См. Архив. Псков. Лѣт. — Дьякъ Волнинъ схватилъ на Вѣчѣ втораго посла Новогородскаго, но освободилъ изъ уваженія къ ходатайству Псковитянъ, которые все еще не хотѣли вооружиться и пересылались съ Вел. К. «Григорей Дьякъ приходя на Вѣче повѣстовати: на конь всѣдайте, а язъ вамъ приставленъ Воеводою; а какъ Князя Великого гдѣ наѣдемъ, и онъ вамъ и Намѣстника дастъ, а я вамъ Князя.»

(158) См. Ростов. Лѣт. — Въ Псков. Лѣт.: «Окт. 10 загорѣлося въ 3 часу нощи отъ Сысоевыхъ воротъ, отъ Ѳедора отъ Дмитрова двора, и погорѣ всего града застѣнье и до кола, а горѣло до на-заутрея до вечера.»

(159) Въ Архив. Псков. Лѣт.: «Князь Василей пріѣхалъ съ Вел. Князя Воеводою, съ Васильемъ съ Дятлемъ... и крестъ поцѣлова на Вѣчѣ на всѣхъ Псковскихъ пошлинахъ и старинахъ Ноября въ 25.»

(160) См. Ростов., Архив. и Никон. Лѣт.

(161) «Говорили о томъ, что Князя Великого Мукобряне позываютъ на судъ Новогородцевъ, » и проч. Не знаю, что такое Мукобряне: это имя не встрѣчалось мнѣ нигдѣ въ другомъ мѣстѣ. Но видно по связи словъ, что они были Великокняжескіе люди.

(162) См. Ростов. Лѣт. л. 539.

(163) «Пришелъ К. В. подъ градъ черезъ Ильмерь по льду.» — Въ Архив. Псков. Лѣт.: «сталъ (В. К.) въ Ракомли надъ Волховомъ за 3 версты отъ В. Новагорода.»

34

(164) «По Пидбѣ вверхъ по лѣвой сторонѣ и на Стипѣ.»

(165) «И Савастіанъ Кушелевъ (посланный) срѣтилъ ихъ (Псковитянъ) у Солицы на Шолонѣ.»

(166) См. Архив. Псков. Лѣт.

(167) См. Синод. Псков. Лѣт. л. 209.

(168) См. Ростов. Лѣт. л. 541—542.

(169) Въ Ростов. Лѣт.: «и донелѣже К. В. возвратися къ Москвѣ, а мостъ стоитъ.»

(170) См. Псков. и Ростов. Лѣт. Сей Гребенка Шуйскій названъ братаничемъ К. Ивана Горбатаго. Въ Продолженіи Нестор. Лѣт. сказано, что Вел. К. далъ ему Новгородъ Нижній.

(171) «И Кн. Вел. у Владыки взялъ 10 волостей, Порогъ Ладожскій и земля Порожская по обѣ стороны Волхова, да въ нагоріи Емелегежскій погостъ, да Колбалской, а сохъ въ нихъ 43½; да въ Дреглехъ погостъ, да Кременицкой, 50 сохъ; да на мѣстѣ Бѣлая 39½ сохъ; да Удомля 50 сохъ; да Кирва, да Ахона 52½ сохъ; да Перосъ, а въ ней 80 куницъ и двѣ... да преже-писанныхъ шести монастырей по половинѣ волостей; а Юрьева монастыря въ половинѣ, что взялъ Кн. Великій 720 обежъ; а у Аркажа 332, у Благовѣщенскаго 253; а у Никольскихъ Неровскаго Конца 251; а у Антонова монастыря 50 сохъ; а у Михайловскаго 97 обжей, да шесть селъ, которыя были за Княземъ В. Шуйскимъ, а сохъ 58.» Въ сохѣ было три обжи. Хотя мы и назвали здѣсь обжу тягломъ, но иногда въ пяти обжахъ находилось семь работниковъ, иногда шесть (см. Архив. Книгу Помѣстнаго Приказа). Въ лѣтописяхъ же сказано здѣсь: «обжа (Новогородская) единъ человѣкъ на единой лошади оретъ.»

(172) «Кн. Вел. захотѣлъ взяти съ обжи по полугривнѣ, и Владыка со всѣми своими начаша бити челомъ, чтобы Государь ималъ дань, какъ біемъ челомъ, по 7 денегъ съ сохи единова на годъ, и Кн. Вел. тѣмъ ихъ пожаловалъ, что имати ему съ сохи по полугривнѣ.» Слѣдственно въ гривнѣ было только 14 денегъ Новогородскихъ: такъ говоритъ и Герберштейнъ.

(173) Съ Одинцомъ.

(174) «Да тотъ списокъ и подписати велѣлъ Владыцѣ.»

(175) «Да и о Попѣ Іоаннѣ говорили (Бояре Вел. Кн.), да о Сенкѣ о Княжескомъ, чтобы Попомъ ругу отдали за давніе годы, что имъ не дали, да и впередъ бы давали ругу; а что у Попа Іоанна взяли, а то бы ему все отдали, а Сенкѣ бы дворъ, да и статокъ весь отдали, что у него взяли.»

(176) Посольство правилъ одинъ К. Иванъ Юрьевичь.

(177) См. Ростов. Лѣт. л. 548.

(178) Въ Ростов. Лѣт.: «а что услышите кто у брата своего Новогородца о Вел. Князехъ о добрѣ и о лихѣ, а вамъ то сказати своимъ Государемъ; а что учнутъ Вел. Князи съ вами говорити которое свое дѣло или Боляре Вел. Князя, и того вамъ Государского дѣла не проносити.»

(179) Февр. въ 2 день Вел. Княгиня Марья постриглась на своемъ дворѣ и наречена бысть Марѳа; а постригъ ее Игуменъ Кирилова монастыря.» Гонецъ пріѣхалъ въ Москву 27 Генв.

(180) Въ Тверской Губерніи, въ Вышневолоцкомъ Уѣздѣ, въ селѣ Млевѣ, при церкви Спаса Нерукотвореннаго, есть надгробный камень съ надписью: Лѣта 3... положенася, преставися раба Божія Марѳа на пам.»... Нѣкоторые думали, что Борецкая, не доѣхавъ до Москвы, умерла и погребена въ семъ мѣстѣ. Надпись дѣйствительно кажется древнею: но числительная буква З указываетъ на семитысячной годъ, а Борецкая отправлена

35

изъ Новагорода въ 6986 году отъ сотворенія міра.

(181) «Чепь златую 5 гривенокъ, чару золоту 10 грив., чару золоту 1½ грив. и 10 золотникъ, ковшъ золотъ гривенка и 3 золотника, кружку золочену сребрену 13 грив., да кубокъ складной золоченъ 14 грив., да мису сребрену 11 грив., да кубокъ золоченъ 6½ грив., да поясъ золоченъ великіе оковы 18½ грив.»

(182) Длугош. Hist. Polon. XIII, 538, и Арнта Liefl. Chron. — Въ Кремлевскомъ Арсеналѣ показываютъ набатной колоколъ вылитый въ 1714 г. изъ стараго набатнаго: увѣряютъ, что сей послѣдній былъ Вѣчевый Новогородскій.

(183) Ростов. Лѣт. л. 503 на обор.: «наймоваху злыхъ смердовъ... и тіи приходяще на Вѣче, біяху въ колоколы, и кричаху, » и проч.

(184) При Олегѣ.

(185) См. сей Исторіи Т. III, стр. 126.

(186) Кранцъ въ Wandal. стр. 301: Ita civitas potentissima, non tam armis quam ingenio, servit hodie. Далѣе Историкъ говоритъ, что успѣхи торговли противны духу воинскому, и проч.

(187) См. сей Исторіи Т. III, стр. 96.

(188) Кранцъ въ Wandal. 301: Novguardia metropolis Russiæ tam potens, ut in proverbio efferrent cives ejus: quis potest contra Deum et magnam Novguardiam? Сочинитель Жизни Царя Іоанна Васильевича (Ioannis Basilidis, Magni Moschoviæ Ducis vita, a Paulo Oderbornio conscripta) также говоритъ о сей пословицѣ; а Нѣмецкій его переводчикъ, Христ. Куне, сообщаетъ ее и на старомъ Русскомъ языкѣ: Ochto moschet stojati protif Bocho dai Welik Novogorod? то есть: кто можетъ стояти противъ Бога да Великого Новагорода?

(189) Т. II, стр. 4.

(190) Т. III, стр. 103.

(191) Т. V, стр. 123.

(192) Т. IV, стр. 63.

(193) См. выше, примѣч. 49.

(194) Т. V, г. 1404.

(195) Новогородцы изъявили рѣдкую умѣренность, разбивъ войско Боголюбскаго и Михаила Тверскаго (Т. III и IV); приняли Князей Суздальскихъ, ослѣпленныхъ Всеволодомъ Великимъ (Т. III); Юрія Смоленскаго, Шемяку (Т. V), Гребенку Шуйскаго (см. выше) и проч.

(196) Сія Исторія представляетъ доказательства.

(197) См. въ Тацитѣ рѣчь Гальбы при усыновленіи Оттона.

(198) Во многихъ сказано только: «поймалъ Владыку въ крамолѣ... а казну его, множество злата и сребра и сосудовъ взялъ на себя.» Въ Продолженіи Нестор. Лѣт.: «Не хотяше бо той Владыка, чтобы Новгородъ былъ за Вел. К., но за Королемъ или за инымъ Государемъ. Кн. Вел. отъя половину волостей у Владыки, и про то Владыка нелюбіе держаше.» — Въ Посланіи Рос. Митрополитовъ (Синод. библіот. No 164, л. 191) есть отписная Ѳеофилова грамота, которою онъ отказывается отъ Архіепископіи, говоря: «Познаваю убожество своего ума и великое смятеніе своего неразумія... и того ради язъ, смиренный Ѳеофилъ, Бога молю и челомъ бью господину своему и отцю, Геронтію Митрополиту, и извѣщаю предъ своею братіею, предъ Архіеп. и Епископы, и пріимаю благословеніе и прощеніе о своемъ дерзновеніи и о своей грубости и о недостатноствѣ своего ума, что Христова стада пасти не возмогохъ: и того ради оставляю свою Архіепископью.» Ѳеофилъ клянется провести остатокъ жизни въ смиреніи, не именоваться Архіепископомъ, благословляетъ Вел. Кн. и сына его, и внизу подписалъ грамоту собственною рукою.

36

(199) «Положили (въ 1483 г. Іюля 17) жребій на престолъ Елисея Архимандрита Спаскаго, да Сергія Старца Троицкаго, да Генадія Архим. Чудовскаго на Архіепископство въ Новгородъ... Сент. въ 4 поставленъ Сергій, бывшій Протопопъ Богородскій Симеонъ.» Въ Архив. Новогород. Лѣт. Іеродіакона Геронтія, л. 163, находится слѣдующее: «И прилучися ему (Архіеп. Сергію или Симеону) ѣхати мимо монастырь Арханг. Михаила Сковоротку. Сергій же сниде съ коня и вниде въ монастырь, и помолися... и пойде въ паперть, и сказаша туто гробъ строителя монастыря того, Архіеп. Моисея. Онъ же повелѣ Священнику гробъ вскрыти. Священникъ не смѣя, и рече: подобаетъ Святителю Святителя вскрывати. Архіеп. же рече съ гордости; кого сего смердовича и смотрити! и пойде изъ монастыря, и пріѣде въ Новгородъ, и отъ того времени приде на него изумленіе: овогда видяху его въ Софійской паперти сѣдяща въ одной ряскѣ; иногда же въ полдни у Святѣй безъ манатіи, и свезоша его къ Троицѣ въ Сергіевъ монастырь въ свое постриженье.» Въ Лѣтоп. Львова, стр. 190: «Не хотяху Новогородцы покоритися ему, что не по ихъ онъ мысли ходитъ, понеже Вел. К. посла Боярина своего съ нимъ и Казначея и Дьяка; они же отъяша у него умъ волшебствомъ и глаголаша: Іоаннъ Чудотворецъ, что на бѣсѣ ѣздилъ, тотъ сотвори ему.» Въ Синод. Псков. Лѣт. л. 217: «Въ Новѣгородѣ Владыкѣ Сергію начаша являтися Святители Новогородстіи, овогда во снѣ, овогда явѣ, обличающе безумное дръзнутіе на поставленіе, яко остальшу Каноны, въ нихъ же глаголетъ, яко живу сущю Епископу и не яту, ни обличену ересьми, ни по правиломъ изгнану, не подобаетъ иному на престолъ его дрьзати. И сія глаголюще, въ недуги вложиша его... и невидимою силою порази его о землю, и пребысть нѣколико нѣмъ... и пострижесь въ Скимѣ въ монастыри на Хутыни; и тамо его невидимо паче перваго явленія умучи и внѣ монастыря изверже; и отъѣха на Москву съ своими Дворяны Іюл. 23.» Геннадій поставленъ 9 Дек. 1484.

(200) Лѣт. Львова стр. 189. Новогородцевъ допрашивалъ въ Москвѣ на дворѣ Ивана Товаркова Подъячій Гречновикъ.

(201) Въ Розрядной Книгѣ Бекетова сказано: «Какъ Богъ поручилъ Вел. Кн. Ивану Васильевичу подъ его державу В. Новгородъ, и по его Государеву изволенію распущены изъ Княжескихъ дворовъ и изъ Боярскихъ служилые люди, и тутъ имъ имена, кто чей бывалъ, какъ ихъ помѣстилъ Государевъ писецъ Дмитрій Китаевъ:

1. «Янышевы, Борановы, Тыртовы, Постельниковы, Клементьевы, Чепуюговы, Печенѣговы, Хомутовы: то Ивановскіе послужильцы Борисовича Тучкова восемь семей въ тѣ поры двора его испомѣщены.

2. «Сарыевы, Теткины, Зеленины, Берюлевы, Битюговы, Амбучевы: то Князь Семена Ряполовскаго послужильцы шесть семей.

3. Шедрюнины, Быковы, Ланкины, Пестриковы, Хомутовы, Печенѣговы, Нефедьевы, Щербинины, Редровы: то Васильевскіе послужильцы Тучкова 9 семей.

4. «Мустофины, Татьянины, Нестеровы, Нороватые, Нелединскіе: тѣ Шереметевскіе послужильцы 5 семей.

5. «Шляковы, Обрамовы, Тарузины, три семьи Шереметева двора.

6. «Быковы Васильевскіе послужильцы Кузмина 1 семья.

7. «Базаровы, Авсіевы, Гулдовы, Назимовы: то Богдановскіе послужильцы Есипова 4 семьи.

37

8. «Бѣлосельскіе, Одинцовы, Рындины, Чернышевы, Саблуковы, Колокольцовы, Савины, Мещениновы: тѣ Салтановскіе послужильцы Травина 8 семей.

9. «Муравьевы. — 10. Некрасовы, Назимовы: тѣ Обрамовскіе послужильцы 2 семьи.

«И помѣщены по Государеву указу въ Вотцкой Пятинѣ.»

(202) Лѣт. Никон. стр. 158.

(203) См. Архив. Псков. Лѣт. — Сей Лѣтописецъ такъ заключаетъ исторію Новагорода: «И посади Вел. Князь во градѣ четыре свои Намѣстники, два на Ярославли дворѣ, Князь Ивана Стригу да брата его Кн. Ярослава; а на Владычни сторонѣ Бояръ Василья Китая да Ивана Зеновьева, и дѣла судебныя и земскія правити, а Владыкѣ опрочь Святительскаго суда, ни Посадникомъ, ни Тысяцкимъ, ни всему Новугороду не вступатися ни во что же; ни Вѣчу быти, ни пословъ слати намъ къ нимъ, посольства правити со иныя земли къ Намѣстникомъ, а не къ Владыкѣ, ни къ Новугороду... Сеже все бысть по строенію Божію. Что ми о семъ промышляти много, или писанію предавати?... Доздѣ вся скончашася о Великомъ Новѣгородѣ!»

(204) Первая родилась Апр. 18 въ 1474 году, вторая въ Маѣ 1475, третья (по кончинѣ первой) 9 Мая 1476.

(205) См. Степен. Кн. ІІ, 137. Сіе видѣніе было Софіи за монастырскимъ селомъ Клементьевымъ, когда она сходила въ долину къ Лаврѣ. Василій родился 25 Марта и названъ именемъ Гавріила въ честь Архангела Благовѣстителя.

(206) Юрій или Георгій родился 23 Марта 1480 года, Димитрій 6 Окт. 1481, Ѳеодосія въ 1485, Симеонъ въ 1487, Андрей 4 Авг. 1490. Годъ рожденія Евдокіи не означенъ въ лѣтописяхъ.

(207) Архив. Дѣла Крымскія No 1, л. 34—39. Братья Менгли-Гиреевы пріѣхали въ Москву осенью въ 1479 году, когда Вел. К. находился въ Новогородскомъ походѣ. Въ лѣтописяхъ: «тое же весны Мердоулата Царевича, Мердоулатова сына, зарѣзалъ Татаринъ его, и тому Татарину отецъ его голову отрѣзалъ.»

(208) Въ Казанск. Лѣт.: «Великій же Князь, пріемъ басму лица его (Царскаго), и поплевавъ на ню, излома, » и проч. У насъ несправедливо толковали, что басма есть Ханская грамота съ печатью: грамоты Хановъ назывались ярлыками, а печать нишаномъ. Басма собственно значитъ тисненіе, изображеніе, снимокъ, отъ глагола басмакъ, такъ изъясняемаго въ Латин. словарѣ, Basmak, calcare, premere, impressionem facere.

(209) Синод. Лѣт. въ четвертку, No 365, л. 466.

(210) Контарини, стр. 45, пишетъ: En ce terms l’Empereur des Tartares avoit la guerre avec son neveu, qui, parce que son pere avoit tenu l’Empire, pretendoit le lui disputer.

(211) По тому что Іоаннъ не захотѣлъ ѣхать къ нему въ Орду.

(212) См Лѣт. Львова, г. 1480, стр 132.

(213) Синод. Псков. Лѣт. л. 211 на обор.: «Князь Андрей Горяй и Борисъ разгнѣвашася на брата, на Вел. Кн.. и поидоша прочь; а около ихъ Бояръ и людій, яко мнѣти ми, до 20, 000, и сташа на Лукахъ на Великыхъ, а волости вся положиша пусты, » и проч. — О замышляемомъ ими бѣгствѣ Іоаннъ узналъ будучи въ Новѣгородѣ и спѣшилъ возвратиться передъ Вел. постомъ. Борисъ пріѣхалъ къ Андрею въ Угличь на Масленицѣ, отпустивъ свое семейство во Ржеву, куда послѣ и самъ отправился съ братомъ. Іоаннъ присылалъ къ нимъ во Ржеву (или Ржевъ) Боярина Андрея Михайловича (см. Архив. Лѣт.).

38

(214) Синод. Лѣт. No 365, л. 466: «И Король порадовася тому;» однакожь не хотѣлъ явно вступиться за нихъ: «послали къ Королю, чтобы ихъ управилъ въ обидахъ съ Вел. Княземъ и помогалъ, и Король имъ отмолвилъ» (См. Архив. Лѣт.).

(215) Въ Архив. Лѣт.: «быша въ страсѣ велицѣ... всѣ грады быша въ осадѣхъ, и по лѣсомъ бѣгаючи, многіе мерли.»

(216) См Лѣт. Львова, стр. 136.

(217) Вассіанъ ѣздилъ къ нимъ два раза: сперва въ Молвятицы (въ области Новогородской), откуда они послали съ нимъ къ Іоанну Бояръ своихъ, двухъ Князей Оболенскихъ, требуя удовлетворенія. Сей Архіепископъ возвратился въ Москву на Страстной недѣлѣ, и 27 Апр. опять поѣхалъ къ нимъ въ Великія Луки вмѣстѣ съ Дьякомъ ихъ матери.

(218) См. Казанск. Лѣт.

(219) Въ Синод. Лѣт. въ четв. No 365, л. 467, сказано, что вмѣстѣ съ Вассіаномъ былъ тамъ и Владыка Прохоръ Подрѣльскій. Крутицкіе Епископы назывались прежде и Подрѣльскими (см. ниже, примѣч. 326).

(220) См. Синод. Лѣт. въ четв. No 365, л. 468. Съ Софіею и съ казною Великокняжескою поѣхали Василій Борисовичь и Андрей Михайл. Плещеевъ.

(221) Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 467 на об.: «Сила его ста по Окѣ и по Угрѣ на 60 верьстахъ.»

(222) Лѣт. Львова, стр. 169.

(223) Лѣт. Львова стр. 169. Но въ семъ Лѣтописцѣ все перемѣшено.

(224) Мать его и Митрополитъ посылали своихъ Бояръ уговаривать Князей Андрея и Бориса; они усовѣстились и прислали въ Москву своихъ чиновниковъ. См. Ростов. Лѣт.

(225) Лѣт. Львова стр. 170: «Дмитровцевъ же въ осаду въ Переславль велѣлъ перевести Полуехту Бутурлину, да Ивану Кикѣ.»

(226) Между Боровска, Медыни и М. Ярославца.

(227) См. Синод. Лѣт.. No 365, л. 469.

(228) См. Лѣт. Архив. и Львова.

(229) См. Синод. Лѣт. No 365, л. 469 на обор. Стриковскій пишетъ, что Темиръ, подкупленный Великимъ Княземъ, отвелъ Ахмата отъ сраженія и зарѣзалъ сего Царя.

(230) См. Лѣт. Львова стр. 172

(231) Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 487, означено внизу грамоты, что она писана на Дорогомиловѣ. См. Ростов. Архив. Лѣт. и Степен. Кн. ІІ, 140. Я выписалъ здѣсь только сильнѣйшія мѣста сего Вассіанова посланія, достойныя войти въ Исторію: то есть, сократилъ его безъ всякихъ прибавокъ или украшеній. — Грамота Геронтіева къ Іоанну находится въ посланіи Рос. Митрополитовъ (въ Синод. Библіот. No 164, л. 254).

(232) Синод. Лѣт. No 365, л. 487.

(233) Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 471: «Царь же хотя искрасти Вел. Князя подъ Опаковымъ Городищемъ, хотя прелѣзти Оку.» — Въ Казан. Лѣт.: «И могу нарещи ту рѣку (Угру) поясъ самыя Пречист. Богородицы, аки твердь отъ поганыхъ защищающу Русскую землю.»

(234) Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 487 на обор.: «отступи со всею силою въ поля къ Боровецку, какъ мощно бой поставити противу Ахмата.»

(235) Синод. Лѣт. No 365, л. 487—488.

(236) Синод. Лѣт. No 365, л. 488: «Прочь идучи, приходилъ Царевъ сынъ, Амуртоза, на Конинъ, да на Нюхово въ вечери; а Кн. Вел. отпустилъ братію, К. Андрея, да К. Бориса, да К. Андрея меншаго со множествомъ Воеводъ. Татарове же нощи тое поимаша человѣка и начаша мучити, а прашивая Кн. Великаго. Онъ же сказалъ, что Кн. Вел. близко... и побѣже (Царевичь на ранней зори.»

39

(237) См. въ Казанск. Лѣт. главу X.

(238) См. Лѣт. Львова стр. 174 и 175.

(239) Степен. Кн. ІІ, 150: «Отъ того времени уставиша праздникъ праздновати Пречист. Богородицы и хожденіе со кресты м. Іюня въ 24 день.» Не 24, а 23 Іюня. Въ сей день бываетъ въ Москвѣ Крестный ходъ въ Срѣтенской монастырь.

(240) См. Ростов., Никон. и Казан. Лѣт. гл. ХІ. Тамъ сказано, что Ахмата убилъ шуринъ его, Ногайскій Мурза Ямгурчей; но обстоятельнѣе и вѣрнѣе говоритъ о семъ Архангельскій Лѣтописецъ, стр. 159: «Тое же зимы слышавъ Царь Ивакъ Шибанскій, что Царь Ахматъ идетъ съ Руси, а воевалъ землю Литовскую, полону и богатства безчисленно, и приде Царь Ивакъ въ Нагаи, а съ нимъ силы 1000 Казаковъ, и вземъ съ собою шурью свою изъ Нагай, Мусу Мырзу, да Ямгурчей Мырза, а съ ними силы 15, 000 Казаковъ, и перевезеся Волгу на горную сторону, а уже осень, и пойде на переемъ на Ахмата, и перенялъ слѣдъ его за Дономъ и пойде послѣ Ахмата по вѣстемъ, и какъ Ахматъ раздѣлился съ своими Салтаны, на зимовище приде, и ста зимовати, расплошася; а Царь Ивакъ приде на него съ силою своею безвѣстно съ Мырзами, Генв. въ 6 день (1481), на утрѣ изноровяся, а Царь Ахматъ еще спитъ, а Царь Ивакъ самъ вскочи въ бѣлу вежу Цареву Ахматову и уби его своими руками, а силы межи собою не билися, а Шибаны съ Ногаи начаша Ахматову Орду грабити межъ Дономъ и Волгою, на Донцу на Маломъ близъ Азова; и стоялъ Царь Ивакъ 5 дней на Ахматовѣ Ордѣ и пойде прочь; а Ордобазаръ съ собою поведе въ Тюменъ не грабя, а добра и скота и полона Литовскаго безчисленно поймалъ, и за Волгу перевелъ. Того же лѣта Царь Ивакъ послалъ Чюмгура Князя къ Вел. Князю Ивану Васильевичю и къ сыну его съ радостію, что супостата твоего есми убилъ Царя Ахмата; и Кн. Вел. посла Ивакова чествовалъ и дарилъ, и отпусти ко Царю съ честію, а Царю Иваку тѣшь послали.» — Шибаны и Нагаи кочевали въ сосѣдствѣ, однакожь раздѣлялись между собою; первые, кажется, такъ назывались отъ имени Шибана или Шейбани-Хана, Батыева брата, который господствовалъ въ Туранѣ или въ Сибири (См. Абульгази Hist. des Tat. стр. 483, и въ Бержеронѣ путешествіе Карпина и Рубруквиса. Въ другихъ лѣтописяхъ и въ самыхъ посольскихъ бумагахъ Шибанскіе Татары именуются обыкновенно Ногаями. Дѣла Ногайскія въ Архивѣ начинаются съ 1489 года (см. ниже примѣч. 308). Въ семъ году и въ 1494 былъ въ Москвѣ Иваковъ посолъ Чюмгуръ; но о первомъ его посольствѣ въ 1481 году нѣтъ извѣстій въ Архивѣ. Ивакъ въ своихъ грамотахъ къ Вел. Кн. именуетъ себя Ибрагимомъ, сыномъ Шыбана Царя, бывшаго съ Россіею въ дружбѣ: «отецъ мой стоитъ съ твоимъ юртомъ въ опришнину; и другъ и братъ былъ.» (См. Дѣла Ногайск., л. 30).

(241) См. сей Исторіи Т. IV, примѣч. 74.

(242) Больш. Чертежъ, стр. 229: «отъ верьху рѣки Бузувлука на поляхъ и до Синяго моря кочевье все Большихъ Нагаевъ.» Стр. 93: «отъ рѣки Кубы, отъ горъ къ Черному морю и къ Азовскому, и до верьху рѣки Маначи все кочевье Малыхъ Нагаевъ, Казыева Улусу.»

(243) См. въ Архивѣ Дѣла Ногайскія, л. 2 и 30. Ивакъ въ своей грамотѣ къ Вел. Кн., 1494 году, пишетъ: «Мнѣ счастье далъ Богъ: Тимеръ-Кутлуева сына убивши, Саинской есми стулъ взялъ: да ещо самъ съ братьями и съ дѣтьми условившыся, а Вел. Князя дѣтей на княженье учинивъ:» какого Вел. Князя? думаю, Ахмата,

40

котораго онъ изъ презрѣнія не хочетъ назвать Царемъ.

(244) См. Лѣт. Архив., Ростов. и Львова. Въ семь послѣднемъ, стр. 175, сказано: «да не похвалятся несмысленніи, въ своемъ безуміи глаголюще: мы своимъ оружіемъ избавихомъ Рускую землю!... Богъ спасе, » и проч.

(245) Вассіанъ преставился въ 1481 году, Марта 23.

(246) Андрей скончался 10 Іюля 1481.

(247) Рос. Вивліоѳ. ІІ, 146, или Собр. Г. Г.

(248) Рос. Вивліоѳ. ІІ, 102—146. Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 488 на обор. сказано, что Вел. Кн. далъ тогда и вѣрному своему брату, Андрею Меньшему, городъ Серпуховъ съ волостями.

(249) Весною въ 1480 году.

(250) Андрей пишетъ: «въ выходъ мнѣ давати въ 1000 рублевъ 100 рублевъ и 30 алтынъ и 3 денги... а съ Романова городка давати Татарщину къ Ярославлю по старинѣ.» Борисъ давалъ на тысячу 60 рублей (см. Вивліоѳ. ІІ, 106, 124).

(251) Дѣла Крымскія No 1, стр. 60. Скряба поѣхалъ изъ Москвы 26 Апрѣля 1481. Іоаннъ уже зналъ о смерти Ахматовой, ибо говоритъ въ наставленіи послу: «ко мнѣ вѣсть пришла, что Ахмата Царя въ животѣ не стало.»

(252) Въ Архив. Псков. Лѣт.: «А какъ Кн. Вел. стоялъ подъ Новымгородомъ, въ тоежь время воеваша Вел. Князя Воеводы и по Заволочью и по западной сторонѣ и за Яму за городокъ и до моря въ Нѣмецкую землю ходиша, и Нѣмецъ побиша Ругодивцовъ, иныхъ изсѣкоша, а иныхъ съ собою приведоша, и много Чюди и добытка.» Весною Магистръ захватилъ многихъ купцевъ Псковскихъ, и хотя скоро выпустилъ, но удержалъ ихъ товары въ Ригѣ. Въ Сент. Псковичи воевали область Ливонскую, и заключили Нѣмецкихъ купцевъ, узнавъ, что въ Дерптѣ заключены Псковскіе. «Въ лѣто 6988 (1479) пріѣхалъ Кн. Вел. въ Новгородъ Дек. 2... и Кн. Псковской Василей Васил. Шуйской и Посадники Дек. 7 поѣхали къ Вел. Кн. и повезоша поминки 65 рублевъ серебромъ... Дек. 30 пріѣхали послы отъ Вел. Кн. во Псковъ, и Генв. 6 на крестномъ цѣлованіи Местеровы люди да Арцыбискупли Вышегородокъ взяли, да и стѣну сожгли, и церковь Бориса и Глѣба, а мужей и женъ и дѣтокъ изсѣкли; а Нѣмецъ пало въ городкѣ 50, а иніи погорѣли... И срубишася съ четырехъ сохъ конь, и пріѣхаша, а уже Нѣмцы прочь побѣгоша... И послу Вел. Кн. поминка дали на Вѣчѣ 20 рублевъ... Генв. 20 Нѣмцы пріидоша нощію ко Гдову и почаша пушками шибать; а иная рать подъ Городкомъ. Псковичи же слаша къ Вел. Кн. въ Новгородъ силы просити, и Кн. Вел. прислалъ Воеводу Кн. Андрея Никитича Ногтя съ людьми своими... и начаша совокуплятися подъ Изборескъ... и пойде вся сила Псковская по Великому озеру къ Костру Нѣмецкому... и взяша, и много добра изъ него и пушекъ и зелей пушечныхъ; а Нѣмцы сами дашась руками, и жонокъ и робятъ 52; и Псковичи сожгли Костеръ, да и поидоша къ Юрьеву и стояли ту нощь да день, а подъ Костромъ 3 дни, да поѣхали ко Пскову... и Воевода Вел. Князя и его сила много добра повезоша на Москву и головами Чюди и Чюдокъ множество... Февр. 25 пріѣха Местеръ съ Нѣмцы со многимъ замышленіемъ къ Изборску и пожже волости.» Въ Синод. Псков. Лѣт. л. 240: «И пойде къ г. Пскову и не дошедше за 30 верстъ, възьгнетиша въ нощь многи огни... и Князь и Посадники и вси Псковичи всѣдше на коня ови въ доспѣсѣхъ, а иніи нази, токмо въ кого что угодилося, или копіе, или оружіе, или

41

щитъ, ови на конехъ, ови пѣши, и стяги поимавше, выйдоша и сташа въ Устьяхъ... и Нѣмци устрашишася, а Псковичи убояшась, и не съступишась на бой. Токмо сторожевый полкъ Нѣмецкый зашедъ пѣшцовъ Псковичь побиша 300 человѣкъ, а доспѣшная рать на конехъ того не видѣша, и стояша съ поранья до вечера; а Князь Местеръ побѣже... и пріидоша (Нѣмцы) къ Новому городку Кобылѣ Марта въ 4 день... и принесше подъ градъ хврастіе съ смолою, зажгоша градъ, а людіе начаша чрезъ стѣну рѣятись; они же поганіи каменіемъ побиша, а иныхъ сулицами... а Макарью Посадника и иныхъ живыхъ поимавше.»

(253) Списокъ сего донесенія присланъ ко мнѣ изъ Кенигсбергскаго Архива, г. 1480, No 700. См. ниже, примѣч. 258.

(254) См. Арнта Liefl. Chron. стр. 159.

(255) Архив. Псков. Лѣт.: «Авг. 18 приде Местеръ со всею землею къ Изборску, хупучися на домъ Св. Николы... пушками шибаючи во градъ... и пойдоша Нѣмцы ко Пскову, а стояли подъ Изборскомъ 2 дни.» Въ Синод. Псков. Лѣт. л. 212: «Тогда поганый взъярився и попухневъ лицемъ, пріиде ко Пскову, съкрежеща своими многоядными зубы... а Псковичи Завеличье сами зажгоша, а по Великой рѣкѣ на Выбутѣ и въ Устьяхъ заставы поставиша; а на четвертый день Юрьевцы въ снекахъ пріѣхаша и привезоша множество ратнаго запаса и хлѣбовъ и пива и вологи, акы на пиръ зовоми... и напившесь закляшась Местеру посады зажещи, а Псковъ взяти, и собравше по Завеличью оставшаяся древеса и накладоша 2 учаны и поліяша хврастъ смолою, и хотѣша Запсковіе зажещи: бяше бо посиленъ вѣтръ отъ Завеличья на градъ. И бяху Псковичи въ скорби... и мнози безумніи побѣгоша за рубежъ, отъ нихъ же помяну Филипа Посадника Пукышова: поимаша его внѣ града... а К. Василій повелѣ своимъ и кони сѣдлати и хотѣ бѣжати... Явися тогда етеру мужю благовѣрный К. Довмонтъ, веля ему: одѣяніе гроба моего вземше, и съ кресты около града грядите трижды, и молитесъ, и не бойтеся. Онъ же, скоро отъ сна вставъ, взвѣсти Стефану Посаднику... И тако нощію вземше отъ гроба одѣяніе благовѣрнаго Кн., обходиша и съ кресты около Крому... и поганіи, влѣзше въ снеки по сту человѣкъ али и болѣ, и попустиша ово стрѣлами, ово пушками, аки дождемъ... и преплывше рѣку межю Св. Лазаря и Св. Спаса, въ лугу приставше, хотѣша на брегъ вылѣзти... И истопоша 50 Нѣмчиновъ, » и проч.

(256) См. сіе письмо подъ No 701 между моими Кенигсбергскими бумагами. Магистръ говоритъ, что Псковитяне предлагали ему размѣнъ плѣнныхъ, человѣка на человѣка; хотѣли возвратить Нѣмцамъ разныя мѣста, и проч. Онъ долженъ былъ, по словамъ его, отступить за недостаткомъ въ фуражѣ. См. Арнта Liefl. Chr. 159.

(257) Въ Синод. Псков. Лѣт. л. 213 на обор.: «Сент. въ 3 день (1480) пріѣхаша въ Псковъ братіа Вел. К. и быша во Псковѣ 10 дней... и рекоша: како намъ пойти съ вами въ иновѣрныхъ землю, а наши жены и дѣти и животы повержены въ чюжей земли? Егда убо здѣ изволите быти женамъ нашимъ, тогда ради есмо васъ боронити. И бѣху Псковичи въ сѣтованіи, не домышляющесь, что сътворити, боящесь Кн. Великого: понеже врага Царскаго аще хто хранитъ, супостатъ ему есть... и отрекоша имъ... Они же разгнѣвавшесь, поѣхаша изъ града... и сташа на Мелотовѣ, и распустиша по всѣмъ волостемъ люди своя: бяше бо людей около ихъ, мню, яко до

42

10, 000, и повоеваша много волостей аки невѣрніи, и домы Божіа пограбиша и скоту много посѣкоша, а жены и дѣвици поскверниша и плѣнивше многыхъ сведоша; не оставиша ни куряти: токмо огнемъ не жгоша, ни оружіемъ не сѣкоша... И Псковичи, много бивше чоломъ, даша 200 рублевъ, а околицы 15 рублевъ; и тако отъидоша въ Новгородскую съ многымъ вредомъ.»

(258) См. между моими Кенигсбергскими бумагами No 702 письмо Магистра Ливонскаго къ Вел. Магистру Прусскому, въ коемъ онъ жалуется, что Нѣмецкій Орденъ не далъ никакой помощи Ливоніи. Приведемъ нѣкоторыя мѣста, гдѣ говорится о мнимыхъ, какъ надѣюсь, злодѣйствахъ Россіянъ: Sie obirczogen disse Lande Junckfrauwen und Frauwen beschemten, ere Borste abesneten unnd den Mennen in de Munde stißen, den Mennen ere Gemechte berobten unnd den Weibesperßonen in de Munde hynghen, den Cristcnen Nessen unnd Oren abesneten, Fynghen rederten, Hende unnd Fuße abehywen, schwanger Frouwen offsneten, de Frucht awßem Leibe nomen uund spißeten, dy Dermen beftien an dy Böme, dy Lewthe dwunghen ere eygene Yngewethe awßem Leibe zu reißen. (Физически невозможно!) — и проч. Такіе ужасы обыкновенно разсказывали непріятели другъ о другѣ, чтобы питать взаимную ненависть между народами. Историкъ замѣчаетъ, но рѣдко вѣритъ. Далѣе Магистръ пишетъ, что, кромѣ Москвитянъ, находилось въ Русскомъ войскѣ множество Татаръ, Сарацынъ, невѣрныхъ.

Въ Синод. Псков. Лѣт. л. 214 на обор.: «Тоя же зимы послаша Псковичи къ Вел. Кн. бити чоломъ о помощи... Воеводы же пріѣхаша во Псковъ Февр. въ 11 день... и плѣниша всю землю Нѣмецкую отъ Юрьева и до Риги; а Лотыголу и Чюхновъ овыхъ изсѣкоша, овыхъ пожгоша, а сущіи въ лѣсѣхъ отъ мраза измерзьше умроша; а иніи гладомъ: бѣ бо тогда мразы силно велицы, и снѣгъ человѣку въ пазуху... А Нѣмецкая земля вся тогда бяше не въ опасѣ... пива многи варяху, не чаяху на себе таковыя пагубы... и отмстиша Нѣмцовъ за свое и въ два-десятеро, али и болѣ, якоже нѣціи рекоша: Псковъ сталъ, не бывало тако.» — Въ Архив. Лѣт. сказано, что Псковитяне прислали къ Вел. Кн. 50 Феллинскихъ колоколовъ.

(259) См. Архив. Лѣт. л. 130: «Взяша съ Вышегорода Веліяда таемъ 2000 рублевъ.» Прежде сказано о Феллинѣ: разбивше стѣну, охабень Веліяда взяша.» За Магистромъ гнались 50 верстъ.

(260) См. выше, прим. 258. Слова Магистровы: Pristere gegeißelt unnd darezu yns Fewr geworffen.

(261) См. Кранца Wand., Кельха, Арнта, Гадебуша.

(262) Такъ въ Архив. и Никон. Лѣт.; а въ Псков.: «Пріѣхаша Нѣмци въ Новгородъ и добиша чоломъ Намѣстникомъ Князя Вел. и Посадникомъ Псковскимъ, и взяша миръ въ Данильеву грамоту» (то есть, по договорной грамотѣ Даніила Холмскаго) «на десять лѣтъ... Тогожъ лѣта пріѣхаша Нѣмци отъ Кн. Местера послове и просиша пути къ Москвѣ и ѣздиша къ Вел. Кн., не вѣмы, чего дѣля, Авг. въ 18... Тогожъ лѣта пріѣхаша послы отъ Вел. Кн. и ѣздиша къ Кн. Местеру въ Кесь, не вѣмы, о чемъ.»

(263) Въ Лѣт. Львова, стр. 184: «Король прислалъ Богдана, прося Новагорода Великаго и Лукъ Великихъ.» О семъ посольствѣ упоминается въ дѣлахъ Крымскихъ 1482 года, No 1, стр. 79. Іоаннъ приказывалъ къ Менгли-Гирею: «Посылалъ есмь къ Королю о любви и докончаньи, и Король ко мнѣ присылалъ Богдана послѣ того, какъ есми въ тебѣ отпустилъ пословъ, а любви и докончанья Король со мною не хочетъ, а городы

43

мои и земли за собою держитъ, а того мнѣ не отдастъ.» О другомъ Королевскомъ посольствѣ къ Вел. Кн. упоминается еще въ 1481 году (см. сіи Дѣла стр. 63).

(264) Въ Архив. Лѣт. г. 1482, л. 128 на обор. «Бысть мятежъ въ Литовской земли: восхотѣша вотчичи Олшанской, да Олельковичь, да К. Ѳ. Бельской отъѣхати къ Вел. Кн. на Москву и отсѣсти Литовскіе земли по Березыню, и дойде мысль ихъ до Короля: Король же Олшанскаго и Олельковича стялъ.» Въ Архив. Кіев. Лѣт. No 70: Августа 30 (1481) Казимиръ повелѣ стяти Кн. Михаила Олельковича и Кн. Ивана Юрьевича, а вина ихъ Богу единому свѣдущу, при Воеводѣ Виленскомъ Пану Олехну Судимонтовичу.

(265) Кромеръ стр 427. — Кранцъ пишетъ, что Литовскіе Князья по согласію съ Іоанномъ хотѣли умертвить Казимира (Wandal. стр 304).

(266) Синод. Псков. Лѣт. л. 216 на обор.: «Тоя же зимы (1484) Лит. Король Андрей (Казимиръ) заставу постави въ Смоленскѣ 10, 000 ратныхъ, боящесь Вел. Князя, и стояша осень и зиму и лѣто все. Тоя же зимы послаша Псковичи къ Королю многыхъ исправъ просити Посадника Василья и Андрея Рублова; они же наѣхаша Короля въ Городнѣ: онъ же наскорѣ подаваше имъ исправу о всемъ съ кротостію, и много почествовавъ и отдаривъ ихъ отпусти; и при послѣ нашемъ преставись у него сынъ.»

(267) Юрій былъ отправленъ изъ Москвы 15 Марта 1482, Кутузовъ 14 Мая (см. Крымск. дѣла No 1, стр. 69—84).

(268) См. Архив. Лѣт. л. 131 Никон. стр. 118 и Синопсисъ. Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 489 на обор.: «Приде къ нему (Хотковичу) вѣсть за 4 дни, что идетъ... онъ же осаду осади... изъ монастыря Печерскаго изыде Игуменъ со Старци во градъ, и казну и сосуды въ градъ же снесе. Пріиде Царь на Семенъ день въ 1 часъ дни и приступи ко граду и не мало не побився зажже, и погорѣша людіе вси и казны, и мало изъ града выбѣгоша, и тѣхъ поимаша, а посадъ пожгоша и ближнія села... и прочь пойде.

(269) Онъ посылалъ къ Хану Князя Ив. Владиміровича Лыкова и К. Вас. Ноздроватаго. Первый выѣхалъ изъ Москвы 9 Марта 1483, а второй 14 Марта 1484. Между тѣмъ и Крымскіе послы находились въ Москвѣ (см. Крым. Дѣла N.1, стр. 84—100).

(270) Менгли-Гирей въ письмѣ къ Магметъ-Аминю отъ 10 Марта 1490 говоритъ: «Съ Намаганскимъ (Золотой Орды) Юртомъ, Султанъ Баязытъ межъ ихъ вступився, въ сусѣдствѣ жили бы есте, молвилъ; и мы пакъ старую недружбу съ сердца сложивши, на добрѣ есмя стояли: и въ то время отъ Султана, Бактеемъ Князя зовутъ, посольствомъ пріѣхалъ. Седихматъ, Шигъ-Ахматъ Цари, Мангытъ-Азика Князь въ головахъ отъ всѣхъ Карачаевъ и отъ добрыхъ людей человѣкъ пріѣхалъ и шерть и правду учинили; и мы, ротѣ ихъ повѣривъ, улусы свои на пашни и на жито распустили; а послы ихъ у насъ были передъ Крымомъ.» Тутъ описывается нападеніе сыновей Ахматовыхъ. См. Дѣла Крымск. и Лѣт. Архив. лѣтъ 133.

(271) Лѣтописецъ называетъ его Махмутомъ. «Отъя брата своего Муртозу, и посади на Царствѣ. Менгли-Гирей же посла къ Турскому, и Турской (Султанъ) посла ему силу свою, да и къ Нагаемъ послалъ, велѣлъ имъ воевати Орду.»

(272) См. Дѣла Крым. No 1, стр. 139.

(273) См. Архив., Никон. Лѣт. и Дѣла Цесарскія No 1, л. 1720—186. Матѳей еще присылалъ въ Москву Климента и въ 1488 году Дьяка Ивана, того же, думаю, который былъ у насъ въ 1482

44

году. Въ отвѣтѣ ему сказано: «Посолъ Ѳедоръ (Курицынъ) до насъ (Іоанна и сына его) дошелъ и грамоту Королеву утверженную донеслъ, и мы видѣвъ грамоту брата своего, тогда же съ Божіею волею почали есмя дѣло дѣлати и наступили на своего на вопчего недруга, на Казимира, и не съ одну сторону; а напередъ того нашъ братъ Матеашъ Король присылалъ къ намъ своего человѣка Климента, потвержая, чтобы намъ съ Казимиромъ не миритися... что нашъ братъ Матеашъ съ Казимиромъ роскинулъ, а на него готовъ, а Панове Ляцкіе, которые ему норовятъ, уже почали... И мы посылали (къ Матѳею) своего человѣка Ѳедца... И братъ нашъ прислалъ къ намъ тебя... и какъ межи насъ съ нашимъ братомъ Матеашомъ записано, и мы на томъ твердо стоимъ... а ты намъ отъ Короля о томъ дѣлѣ никоторыхъ рѣчей не говорилъ, а почина и наступа Королева не слышимъ никоторого.»

(274) См. Дѣла Цесарскія No 1, л. 178—179.

(275) Тамъ же л. 184: «а поминокъ послалъ Кн. Вел. Къ Матіашу соболь чернъ, ноготки у него золотомъ окованы съ жемчюги, 20 жемчюговъ Новогородскихъ на всѣхъ ногахъ, а жемчюги не малы и хороши и чисты; а то отъ Вел. Князя Угорскому Королю первой поминокъ.»

(276) См. сей Исторіи Т. IV, стр. 180.

(277) См. сей Исторіи Т. IV, примѣч. 389.

(278) См. Дѣла Крым. No 1, л. 54—56. Въ наказѣ послу К. Ивану Звенцу 1480 года сказано: «Князь Великій велѣлъ тобѣ говорити: присылалъ ко мнѣ Стефанъ Воевода Волошскій о дѣлѣ, и язъ къ нему посылалъ своего человѣка молодого, и ты бы (Менгли-Гирей) пожаловалъ меня дѣля велѣлъ до Стефана моего человѣка допровадити, а ко мнѣ Стеф. Воевода пошлетъ своего человѣка, и ты бы отпустилъ его ко мнѣ съ моимъ Бояриномъ... Князю Ивану Звенцу: отпустити къ Волошскому Княгинина Ѳедкина человѣка не мотчая; а се говорити Ѳедкину:

«Княжа Семенова Юрьевичь Княгини Ѳедка велѣла тобѣ (Стефану) говорити, что еси присылалъ къ моему брату, ко Князю Михайлу Александровичю (Олельковичу) и къ моему сестричичю, ко Князю Ивану Юрьевичю, о томъ, что мнѣ бити челомъ Вел. Княгинѣ Маріи, чтобы печаловалася сыну своему, Вел. Князю, чтобы Князь В. за своего сына твою дочку взялъ... Князь Вел. хочетъ... и приказали, чтобы еси съ тѣмъ дѣломъ прислалъ своего человѣка доброго и язъ тогды приказала къ своему брату ко Кн. Михайлу о томъ... и до сихъ мѣстъ ты своего человѣка не присылывалъ... а нынѣча Вел. Князя Бояринъ К. Звенецъ въ Ордѣ у Царя у Менгли-Гирея, и ты бы своего человѣка прислалъ къ Звенцу... и (онъ) вмѣстѣ съ Звенцомъ будетъ у Вел. Князя.»

(279) Лѣтоп. Львова стр. 185 и Синод. Лѣт. No 365 л. 490.

(280) Вѣнчалъ Спаской Архимандритъ Елисей (см. тамъ же).

(281) Супруга его преставилась въ 1483 году.

(282) Синод. Псков. Лѣт. л. 219 на обор.: «и испроси (Михаилъ) у Короля за себе внуку.»

(283) Архив. Лѣт. л. 132.

(284) Рос. Вивліоѳ. ІІ. 202.

(285) Лѣтоп. Львова стр. 194 и Архив. Лѣт. лѣтъ 133.

(286) Архив. Лѣт. л. 144: «Того жь лѣта (1491) послалъ Кн. Вел. писать Тверскіе земли въ сохи Кн. Ѳедора Олабыша, а въ Старицу Бориса Кутузова, а Зубцова да Опокъ Дмитр. Пѣшкова, а Клина Петра Лобана Заболоцкаго, а Холму и Новогородка Андрея Карамышева, а Кашина Василья Карамышева.»

45

(287) Въ 1488 году, Іюля 29, Вел. Кн. отправилъ къ Матѳею какого-то Штибора и Василья Карамышева съ письмомъ: «Божіею милостію Государь всея Русіи, Вел. Кн. Иванъ Васильевичь Володимерскій и Московскій, и Новогородцкій, и Псковскій, и Тферскій, и Югорскій, и Вятскій, и Пермскій и иныхъ, възможному и честнѣйшему Матеашу Божіею милостью Угорскому и Чешскому и иныхъ земль Кралю и Князю Авщріе, вамъ брату почтенному и другу милому здравіе.» Слѣдуетъ повтореніе сказаннаго на словахъ послу Венгерскому, Дьяку Ивану (см. выше, примѣч. 273): Вел. Кн. убѣждаетъ Матѳея быть ему вѣрнымъ союзникомъ противъ Казимира. См. дѣла Цесарскія No 1, л. 179—186. Въ Наказѣ, данномъ Штибору, сказано: «А вспросятъ о томъ, которые городы и волости Князь Великій поималъ у Казимира, ино сказати ти: Луцкой городъ (Великія Луки) да Ржевской и иные.» — Штиборъ возвратился въ 1489 году, Апрѣля 9, съ письмомъ отъ Матѳея, въ коемъ сказано: «о здравіи твоемъ и честнѣйшемъ животѣ, о любви и вѣрѣ радуемся. Добробытье, миръ и единачество Кралевства и земль твоихъ ради слышимо, и о всѣхъ реченныхъ обрадовася сердце наше... Егда будети готовъ на общего нашего недруга со всею мощью наступити и съ нимъ дѣла дѣлати, рано и вскорѣ намъ прикажи, » и проч.

Со вторымъ Венгерскимъ посломъ Климентомъ пріѣхалъ въ Москву Матфейко Ляхъ и Фрянцоскъ Фрязинъ: Вел. Кн. не отпустилъ ихъ назадъ, сказавъ, что Матфейко, будучи Казимировымъ подданнымъ, можетъ сдѣлать намъ вредъ, а Фрянцоскъ живетъ въ Москвѣ у своего брата, у Фрязина, и занимается Государевымъ дѣломъ.

(288) Лѣтоп. Львова стр. 188: «Восхотѣ Кн. Вел. сноху свою дарити саженьемъ первые своей Вел. Княгини Тверскіе... Она же (Софія) не даде, понеже много истеряла казны Вел. Князя: давала бо бѣ брату, иное же за своею племянницею въ приданые Князю Василью Верейскому. Кн. же Вел. посла и взя у него приданое все; еще же хотѣлъ его и съ Княгинею поймать. Онъ же бѣжа въ Литву и со Княгинею. Кн. же Вел. посла за нимъ въ погоню К. Бориса Михайловича Турену-Оболенскаго и едва его не пойма.»

(289) Димитрій родился Окт. 10, въ десятомъ часу дня.

(290) Собр. Г. Г. 290. Въ сей договорной грамотѣ сказано: «А съ сыномъ ти своимъ, со Кн. съ Васильемъ, не ссылатися никоторою хитростью; а кого къ тобѣ пришлетъ съ какими рѣчми, и то ти мнѣ сказати вправду, а того ти ко мнѣ прислати, ково къ тобѣ пришлетъ.» Писана 12 Декабря 1483.

(291) Въ Архив. Лѣт. 135: «Преставися К. Мих. Андр. Верейской въ Недѣлю 3 по Пасцѣ, и положиша его въ Пафнутьевѣ монастырѣ, и на похоронахъ былъ у него Князь Вел. Иванъ Ивановичь.»

(292) Собр. Г. Г. 299. Михаилъ отказалъ монастырямъ и церквамъ нѣсколько волостей и знатныя суммы денегъ. «Даю брату своему, Кн. Ивану Юрьевичю, свои сельца... того дѣля, что даровъ его за мною много, да и душу мою поминаетъ... Да чтобы Господинъ мой, Кн. Вел., пожаловалъ послѣ моего живота судовъ моихъ не посудилъ... А что есми давалъ сыну своему, Кн. Василью, коли сынъ мой у меня былъ, и снохѣ своей, Княг. Марьѣ, а тотъ есми списокъ велѣлъ подписать Духовнику жь своему, Ивану Печатнику... Г. Кн. Вел. дастъ дочери моей, Княгинѣ Настасьѣ, 300 рублевъ.»

46

(293) Въ Арханг. Лѣт. 140: «Тогожь лѣта (1463) Князи Ярославскіе соступилися вотчины своея Вел. Князю, печалованіемъ Алексѣя Полуехтовича, Дьяка Вел. Князя.» Въ Архив. Лѣт: «Тое же зимы (въ 1474) продаша Вел. Князю Ростовскіе Князи отчину свою половину Ростова... Князь же Вел. далъ матери своей.»

(294) См. Собр. Г. Г. Въ началѣ сей грамоты: «по благословенью Семіона, Владыки Рязанскаго и Муромскаго.» Кн. Рязанскій Иванъ былъ женатъ на дочери К. Ѳеодора Бабича, Агриппинѣ. На оборотѣ написано: «Списки... а самые грамоты съ печатьми (посланы) къ Вел. Княгинѣ къ Рѣзанской, къ Огрофенѣ, съ ее человѣкомъ съ Медвѣдемъ.»

(295) Царь Казанскій пришелъ на Масленицѣ и воевалъ до четвертой недѣли поста. Въ Лѣт. Львова, стр. 127: «Пріиде вѣсть ложная въ Казань, яко не взялъ Кн. Вел. Новагорода и побили его Новогородцы и самъ-четвертъ убѣжа раненъ... потомъ пріиде правая вѣсть, и посла Царь Казанскій и велѣлъ скоро воемъ своимъ возвратиться: они же бѣжаша; елико варяху въ котлѣхъ яству, все опрометаша.» Въ Арханг. Лѣт.: «И на Устюгъ пошелъ былъ (Ибрагимъ): ино Молома рѣка была водяна; не льзѣ итти, и онъ шедъ день единъ, да воротился... а Устюжане въ осадѣ сидѣли и зиму всю.»

(296) Архив. Лѣт. л. 107.

(297) Дѣла Крым. No 1, стр. 140. Нурсалтанъ вышла за Менгли-Гирея около 1485 года.

(298) Лѣт. Львова стр. 195 и 196: «Пріѣха Царевичь Казанскаго Царя сынъ, Темиревъ внукъ (въ 1485 году): еще бѣ малъ... Прислали Казанцы къ Вел. Кн., глаголюще: мы отпустили къ тебѣ Царевича для того, что хотѣли извѣдать смыслу у другаго Царевича... а нынѣ оставшій у насъ Царевичь, меншицынъ сынъ, почалъ надъ нами дѣлать худо: зазвавъ насъ къ себѣ на обѣдъ, и всѣхъ хотѣлъ перетерять: отъ чего мы въ поле убѣжали, а онъ въѣхавъ въ градъ и его укрѣпя, за нами жь въ поле вышелъ.»

(299) Въ Розрядной Книгѣ Бекетова: «Лѣта 6990 (1482), Іюля 16, въ Нижн. Новѣгородѣ стояли Воеводы отъ Алегама Царя беречь... и Кн. Вел. велѣлъ имъ говорить: послалъ есми въ Казань къ Царю Звенца... и вы бы отобралися съ тѣми людми, которые въ легкихъ судѣхъ... и промышляли моимъ дѣломъ.» Въ  Русск. Лѣт. Львова сказано, что Аристотель съ пушками былъ тогда въ Нижнемъ. Далѣе въ Розрядной Книгѣ: «Посылалъ Государь (въ 1485 г.) Воеводъ своихъ въ Казань, на Алегама, Царевича Магметъ-Аминя, да съ нимъ Кн. Василья Ивановича, да Юрья Захарьевича, да Кн. Семена Романовича Ярославскаго, да К. Ивана Ромодановскаго; и братъ его Алегамъ пришедъ изъ Нагай по слову съ Казанцы... и они, шедъ на Казань, взяли съ Магметъ-Аминемъ.» Это несправедливо по лѣтописямъ: ходили, но не взяли. «Посылалъ Государь (въ 1486 году) въ Казань къ Магметъ-Аминю Царю» (развѣ Алегаму?) «Князь Василья Ивановича Оболенскаго, да Кн. Василья Тулупова, да К. Тимоѳея Тростенскаго, да по Царевѣ присылкѣ, что хотѣлъ выдать братью свою къ Вел. Князю, и Князи Казанскіе воли ему не дали, хотѣли его самого убить. Магметъ-Аминь (Алегамъ) ушелъ къ Государевымъ Воеводамъ, и Князи Казанскіе добили ему челомъ, и Магметъ-Аминь (Алегамъ) пошелъ къ нимъ опять въ городъ на Царство. — Посылалъ Государь (въ 1487 году) Воеводъ своихъ (К. Данила Холмскаго и другихъ) и согналъ съ Казани Магметъ-Аминя» (Алегама). — Въ Арханг. Лѣт.: «Воеводы Казань обсѣли, и Кн. Татарскій

47

Алгазый со Царемъ въ городъ не полѣзъ, и зла много чинилъ, и сила Вел. Князя прогна его за Каму.»

(300) См. Дѣла Ногайск. л. 4, гдѣ Вел. Кн. такъ отзывается о сверженномъ Казанскомъ Царѣ: «Алегамъ Царь былъ съ нами въ правдѣ и грамоты были межъ насъ съ нимъ записаны... да на чемъ намъ молвилъ, въ томъ ни въ чемъ не стоялъ, а намъ не правилъ.»

(301) Холмскій выступилъ изъ Москвы Апрѣля 11, а Магметъ-Аминь выѣхалъ Апр. 24 (см. Архив. Лѣт. и Львова стр. 197).

(302) Съ 1487 года находимъ сей титулъ въ государственныхъ бумагахъ Іоанновыхъ (см. Дѣла Архивскія его времени).

(303) Дѣла Крым. No 1, стр. 147.

(304) Тамъ же, стр. 149.

(305) Въ Іюнѣ 1484 года былъ посыланъ въ Тавриду Костя Севрюкъ, въ Іюлѣ 1485 Шемердень Умачевъ, въ Мартѣ 1486 Семенъ Борисовичь, въ Іюнѣ тогожь года вторично Шемердень Умачевъ, въ Авг. Татаринъ Резякъ, въ Мартѣ 1487 Татаринъ Белекъ Ардашовъ, въ Іюнѣ Грибецъ Ивановъ, въ Авг. вторично Белекъ Ардашовъ, въ Окт. 1488 Дмитрій Васильевичь Шеинъ. См. Дѣла Крым. No 1, стр. 100—170.

(306) Вотъ подлинникъ (Дѣла Крым. N. 1, страница. 163):

«Братъ мой Нордовлатъ Царь! Дай Господи, твое Осподарьство у тобя было; дни бъ твои впередъ были на многіе лѣта. Ближней еси намъ братъ, святой и милосердной и прямой вѣдомой еси промежъ всѣхъ добръ, правдою праведенъ, а величьствомъ еси великъ и ко всѣмъ тщивецъ еси привѣтливъ, милосердой Государь ты; на семь свѣтѣ Вѣрѣ еси нашей подпора, Бесерменомъ и Бесерменьству нашему помочь ты еси и Закону наказатель; милосердого Бога милостью истинной еси прямой Осподарь. Ино, брате Нурдовлатъ Царь, велика бы и счястна была твоя Держава до второго пришествія Магатметевы дѣля молитвы и учениковъ его. А послѣ сего добра и похвалы свѣдомо бы тобѣ то было, что изъ старины и до сѣхъ мѣстъ съ вами мы одного отца дѣти есмя были: правда такъ есть. Послѣ пакъ того прилучей, таковъ състался, предніе наши о кости, о лодыжномъ мозгу Юрта дѣля своего разбранилися: да того дѣля промежъ ихъ много лиха и нелюбви было; а опослѣ того опять то лихо отъ себя отложили, и кои потоки кровью текли, тѣ опять межъ ихъ молокомъ протекли, а тотъ бранной огонь любовною водою угасили; а съ вашимъ Юртомъ нашъ Юртъ какъ бы одинъ учинилъ, кой на Божей покой пошолъ, святой Ахматъ Царь, и какъ ся ужъ есмя умирили, и тотъ бранной огонь опять зажогъ братъ твой, Менгли-Гирей Царь, а право свое порушилъ, а намъ не по мѣрѣ силу учинилъ былъ: ино Сотворитель всей вселеннѣй, Господь Богъ, то лихо на него оборотилъ. Сколько надъ нимъ дѣлъ състалося, то тебѣ свѣдомо. А нынѣча отецъ мой, Ахматъ Царь, милосердіе Божіе надъ нимъ было: онъ былъ то намъ въ прокъ учинилъ; а мы пакъ братья твои: инако учинити, того у насъ на мысли нѣтъ; а хто будетъ лихъ, тому противу Богъ самому отдастъ. Намъ вѣрнымъ про твое величество своего брата, что ты живешь промежь невѣрныхъ, не пригоже ся видитъ такъ. Сѣмъ случяемъ величеству твоему тяжелой поклонъ съ легкимъ поминкомъ, Шихбаглуломъ зовутъ слугу своего, послалъ есми. А ещо сесь Шихбаглулъ доѣдетъ до твоего величества, лице твое увидитъ, и что будутъ у тобя твои тайные рѣчи, и ты тѣ рѣчи про свое величество и здоровье съ

48

Шихбаглуломъ ко мнѣ прикажи, насъ собѣ въ любви держа. Нѣчто изъ тое изъ поганые земли избыти захочешь мысль твоя будетъ, ино язъ къ Ивану съ тѣмъ же Шихбаглуломъ о томъ же грамоту свою послалъ есми. Авосе пакъ нѣчто не всхочешь, мысли твоей не будетъ, и ты гдѣ ни будешь, тамъ бы еси здоровъ былъ, а насъ въ братствѣ не забывай. Молвивъ, грамоту послалъ есми; лѣта 891 писана.»

(307) Дѣла Крым., No 1, стр. 179—181.

(308) Муромскій Намѣстникъ, Кн. Ѳедоръ Хованской, остановивъ сихъ пословъ въ своемъ городѣ, писалъ къ Вел. Кн. въ Сент. 1489 года: «Холопъ твой, Государь, Ѳедорецъ челомъ бьетъ. Пріѣхали, Государь, къ тебѣ послы изъ Ногайскія Орды... а всѣхъ ихъ, Государь, 22; а сказываютъ, Волгу возилися подъ Черемшаны... а проважали ихъ полемъ до Суры до Папулы до Мордвина; а оттолѣ, сказываютъ, ѣхали на Князя на Ромодана, да на Кирданову Мордву, да на Саканы; а нынѣча, Государь, стоятъ за рѣкою противъ города, и язъ, Государь, на сю сторону ихъ возити не велѣлъ безъ твоего вѣдома; и ты, Государь, какъ укажешь? — И Кн. Вел. послалъ противъ Ногайскаго посла Юшка Подъячего, а велѣлъ ему давати послу кормъ на стану по два барана, а овчины назадъ отдавать; а на кони, на которыхъ они ѣдутъ, на десетеро лошадей четверть овса; а которые кони гонятъ на продажу, на тѣ не давати.»

Сіи посольства отъ 1489 года идутъ до 1509 (см. Дѣла Ногайск.).

(309) Вел. Кн. пишетъ къ Ямгурчею (Ног. Дѣла л. 34 на обор.), «ваши люди изъ Азторокани и сего лѣта нашихъ людей рыболовей на Волзѣ побили и пограбили; ино пригоже ли ся такъ дѣлаетъ?»

(310) Дѣла Ногайск., л. 13. Магметъ-Аминь пишетъ: «Брату Великому Кн. челомъ ударя поклонъ... Пріѣхавъ Ѳедоръ Киселевъ, чего изъ старины не бывало, лишнихъ пошлинъ съ Цевели Десятского Артака съ дѣтми изымавъ взялъ да билъ, силою взялъ 3 кади меду, да конь, да корову, да овцю, да 7 куницъ, да 3 лисицы взялъ; да съ Багатыря съ Десятскаго 3 кади меду, да бобръ, да 2 куници, да 3 лисицы; да на Алнышѣ на рѣкѣ съ Шиховыхъ дѣтей взялъ конь сивъ, да конь куръ, да конь гнѣдъ, да 700 бѣлъ, да два бобришка ярчики.»

(311) Лѣт. Львова стр. 196, 197. Вятчане не только худо слушались Вел. Князя, но и грабили въ его владѣніяхъ. Въ Арханг. Лѣт. стр. 142, г. 1466: «Вятчане ратью прошли мимо Устюгъ на Кокшенгу, а сторожи не слыхали на городѣ, а шли по Сухонѣ вверхъ... а назадъ шли Вагою внизъ, а по Двинѣ вверхъ до Устюга... и Намѣстникъ Василій Сабуровъ послалъ гонца къ Вел. Кн., и Кн. Великій велѣлъ Вятчанъ переимати... и Сабуровъ доспѣлъ (ихъ) подъ городкомъ подъ Гледеномъ, и Вятчане дали ему посулъ, и стоявъ 3 дни, къ Вяткѣ пошли.» Стр. 162, г. 1486: «Марта въ 18 Вятчане пришли ратью на Устюгъ... и стояли подъ Осиновцомъ городкомъ день, и 3 волости разграбили; а Устюжане въ погоню за ними ходили. Тогожъ лѣта о Троицынѣ дни двою Вятчане приходили въ судѣхъ на Устюгъ подъ Осиновцомъ изгономъ, и стали обѣдать, а Воевода Костя шолъ съ ними въ неволю, а въ ту пору сына его Торопа Иванъ Трясца поималъ, и онъ захотѣлъ соку сосноваго, и Костя съ нимъ пошелъ въ лѣсъ, вземъ топоръ, и съ сыномъ въ городъ въ Осиновецъ утеклъ, и Осиновляне на конехъ отпустили къ Москвѣ, и Кн. Вел. ихъ пожаловалъ; а Вятчане хватилися, оже Воеводы

49

нѣтъ, и возмялись; начаша къ городу приступати, чаючи въ городѣ. Осиновляне же имъ правду сказаша... и они на ту ночь побѣгоша къ Вяткѣ.» Въ Посланіи Рос. Митрополитовъ, л. 65 и 68 (въ Синод. Библіот. No 164) есть письмо Митрополита къ Вятчанамъ и къ ихъ Духовенству: первыхъ укоряетъ онъ непослушаніемъ Вел. Князю и разбоями, а Священниковъ именуетъ зловѣрными, ибо они не требовали поставленія отъ Митрополитовъ, совокупляли бракомъ родныхъ, дозволяли пятый, шестый и седьмый бракъ, и проч.

(312) Арханг. Лѣт. 165: «Кн. Вел. послалъ К. Данила, да Григорья Поплева... а у Тверичь Воевода Ондрей Коробовъ, да К. Осипъ Дорогобужской, а у Устюжанъ К. Ив. Ивановичь Звенецъ, а у Двинянъ К. Иванъ Лыко, а у Важанъ и у Каргопольцевъ Юрье Иван. Шостакъ; а Царь Казанской посла 700 Татаръ, а Воевода Уракъ Князь; а Москвичи иные шли коньми, а Устюжане и Бѣлозерцы и Вологжане и Вымичи и Сысоличи въ судѣхъ... Пришли Іюля въ 24, а Московская конная рать въ 30 день подъ Котельничь, а Татарская Августа во 2; а стояли подъ Котельничемъ до 6 Авг.; а было силы 64, 000... Пришли къ Хлынову Авг. въ 16. Вятчане жь затворишась, а къ Воеводамъ послаша съ поминки Исупа Есипова сына Глазатово, и Воеводы дали Вятчанамъ опасъ; а назавтрее Вятчане люди большіе вышли бить челомъ Воеводамъ... покоряемся на всей волѣ Великого Князя, а дань даемъ и службу служимъ. И Воеводы отвѣчали: цѣлуйте за Вел. Кн., а измѣнниковъ и коромолниковъ выдайте головами: Ивана Оникіева, да Пахомья Лазарева, да Палку Богодайщикова. И Вятчане рекли: дайте намъ сроку до завтрея... и думали 2 дни, да Воеводамъ отказали — и Воеводы велѣли приступъ готовити и приметъ къ городу всякому человѣку по беремени смолъ да берестъ, да на 50 человѣкъ по двѣ сажени плетеня, и къ городу плетени поставляли. Вятчане же добили челомъ... а Ивана Оникіева, до Пахомью, да Палку вывели... и Воеводы поковавъ дали ихъ на руки Устюжаномъ... А на Семенъ день всю Вятку розвели... а приставы у нихъ были Кн. Иванъ Волкъ Ухтомской съ товарищи; и Кн. Великій велѣлъ Аникіева, Пахомья, да Палку кнутьемъ бити, да и повѣсити.» См. еще Архив. Лѣт. и Львова 202.

(313) См. сей Исторіи Т. III, въ концѣ кнженія Боголюбскаго.

(314) См. Архив. Лѣт. л. 138 на обор.

(315) См. Архив. Лѣт. л. 138 на обор. и Никон. стр. 125.

(316) Онъ скончался 7 Марта въ 1490 году.

(317) Никон. Лѣт. стр. 125.

(318) Лѣт. Львова стр. 185: «Врачь Нѣмчинъ Антонъ пріѣха (въ 1485 г.) къ Вел. Кн., его же въ велицѣ чести держалъ Вел. Кн.; врачева же К. Каракачу Царевича Даньярова, да умори его смертнымъ зеліемъ за посмѣхъ. Князь же Вел. выдалъ его сыну Каракачеву; онъ же мучивъ его, хотѣ на окупъ дати. Князь же Вел. не повелѣ... они же сведше его на Москву рѣку подъ мостъ зимою и зарѣзали ножемъ какъ овцу.»

(319) См. о сей ереси книгу Св. Іосифа Волоцкаго въ Синод. библіотекѣ подъ No 334, и Рос. Вивліоѳ. XIV, 128.

(320) Іосифъ: «и Кн. Вел. молвилъ: язъ-де вѣдалъ ересь ихъ; да и сказалъ ми, которую дръжалъ Олексѣй Протопопъ ересь, и которую держалъ Ѳедоръ Курицынъ; а Иванъ-де Максимовъ и сноху у мене мою въ Жидовство свелъ.» Новогородскій Архіеп. Геннадій въ письмѣ къ Митроп. Зосимѣ говоритъ: «Сталася та бѣда съ тѣхъ мѣстъ,

50

какъ Курицынъ изъ Угорскія земли пріѣхалъ; а отселѣ еретицы сбѣжали на Москву... Протопопъ Алексѣй, да Истома, да Сверчекъ, да Попъ Денисъ приходили къ Курицыну, да иные еретицы: да онъ-то у нихъ и печальникъ» (заступникъ): см. Древ. Рос. Вивліоѳ. XIV, 285.

(321) Въ Лѣт. Львова г. 1497, стр. 190: «Геронтій Митроп. хотѣлъ оставить Митрополію и съѣха на Симоново, и ризницу и посохъ взялъ, понеже боленъ, и оздравѣ, и хотя опять на Митрополію: Кн. же Великій не восхотѣ того, и неволею остави Митрополію; и посла къ нему Паисію, и не може его ввести въ то: многажды убѣгалъ изъ монастыря, и имаша его, и тужилъ много по Митрополіи. Кн. Вел. хотяше Паисію на Митрополію: онъ же не хотяше: принуди бо его дотолѣ Князь Вел. у Троицы въ Сергіевѣ Игумномъ быти и не може Чернцевъ превратити на Божій путь... и хотѣша его убити: бяху бо тамо Бояре и Князи постригшіяся, и не хотяху повиноватися, и остави Игуменство и Митрополіи не восхотѣ. По Кузмо-Демьянѣ (г. 1488) возведе Кн. Вел. тогожъ Митрополита Геронтія на престолъ.» Терентій преставился 28 Мая въ 1489 году. Къ сему Митрополиту въ Іюнѣ 1480 писалъ Іерусал. Патріархъ Іоакимъ: «Григорій Русинъ дошелъ до насъ, яко купецъ, и наше смиреніе обрѣлъ въ Египтѣ... и молился намъ, дабы есмя дали свое благословеніе къ твоему Святительству... и того ради посылаемъ благословеніе, » и проч. (см. Вивліоѳ. XIV, 271). Зосима Соборомъ Святительскимъ избранъ 12 Сентября, а поставленъ 26 въ 1490.

(322) 17 Окт. 1490: см. Архив. Лѣт. л. 140 на оборотѣ.

(323) Тамъ же л. 141.

(324) Въ Степен. Книгѣ сказано, что нѣкоторыхъ сожгли; но это было уже послѣ вторичнаго суда въ 1503 году. Въ Архив. Лѣт. г. 1488, л. 136 на обор.: «били въ торгу Поповъ Новогородскихъ, что поругались иконамъ піяни, а прислалъ ихъ Архіеп. Геннадій; и бивъ, отослали ихъ опять ко Владыцѣ.» Это было еще при Митроп. Геронтіи. Ересь уже и тогда открывалась, какъ видно изъ письма Геронтіева къ Геннадію, напечатанному въ Древ. Рос. Вивліоѳ. XIV, 235. «Писалъ еси къ намъ (говоритъ онъ) къ Господину и къ сыну моему къ Вел. Кн., да и ко мнѣ, что прозябаютъ ереси въ Новѣгородѣ... да и списки на еретиковъ прислалъ, какъ они хулили Христа, и ругалися свят. иконамъ, а величаютъ Жидовскую Вѣру — и мы то дѣло съ Госп. съ Вел. Кн. и со всѣмъ православ. Соборомъ поразсудили, что въ твоемъ спискѣ писаны Попъ Григорей Семеновской, да Попъ Герасимъ Никольской, да Поповъ сынъ Григорьевъ Самсонко Діакъ.. и Кн. Вел. велѣлъ тѣхъ трехъ казнити градскою казнью, да казнивъ, послалъ ихъ къ тебѣ; а ты бъ у себя въ своемъ Зборѣ тѣхъ обличивъ, да понакажи духовнѣ... а не покаются, и ты ихъ пошли къ Намѣстникомъ Вел. Князя, и они ихъ тамо велятъ казнити градскою казнію по Вел. Князя наказу, какъ писано въ Царскихъ правилѣхъ, а Гридя Діакъ не дошелъ еще по правиломъ градскія казни, потому что на него одинъ свидѣтель, Попъ Наумъ... а которыхъ еси иныхъ писалъ, и ты бы того обыскивалъ... а Кн. Вел. приказалъ съ тобою того дѣла обыскивати Намѣстникомъ Якову да Юрью Захарьевичамъ... и которые дойдутъ духовныя казни, и ты ихъ духовнѣ казни; а которые дойдутъ градскія казни, ино тѣхъ Намѣстники казнятъ, » и проч. Такъ называемыя Царскія Правила или законы Греческихъ Царей, взятые изъ Кормчей Книги, служили добавленіемъ къ

51

Судебнику въ старыхъ спискахъ онаго: см. Судебникъ изданный Башиловымъ. Тамь, стр. 43, именно сказано, что свидѣтельство одного человѣка недостаточно для обвиненія; по тому и не льзя было осудить Діака Гридю. — Вмѣстѣ съ Митрополитомъ писалъ тогда къ Геннадію и Вел. Князь: сія грамота находится въ библіотекѣ Волоколам. монастыря, въ книгѣ подъ No 666, л. 167. Іоаннъ, говоря то же, прибавляетъ, что Намѣстники опишутъ имѣніе осужденныхъ. Внизу подписано: «А Князь Великій и Митрополитъ писалъ съ Кривоборскимъ о еретицѣхъ въ лѣто 96 (1488) Февр. 13.»

Изъ Прибавленій въ концѣ VIII тома издан. 1819 года. Изъ одного Сборника (см. выше, прим. 35) выписано слѣдующее: «Генадій, Архіеп. Вел. Новаграда и Пскова... Нифонту, Еписк. Суздальскому... Что есми послалъ Государю В. К. грамоты, да и Митрополиту, да и подлинникъ о Новгородскихъ еретикѣхъ, а Прохору Епископу Сарскому о той же ереси, а тебя тогды на Москвѣ не было, и о семъ въспоминаю, чтобы еси посмотрѣлъ въ Прохорову грамоту... Нынѣ, какъ продлилось то дѣло, обыскъ ему не крѣпокъ чинится... Уже нынѣ наругаются Христіанству: вязутъ кресты на во′роны и на вороны... воронъ летаетъ, а крестъ на немъ вязанъ древянъ... а на воро′нѣ крестъ мѣдянъ; садятся на стервѣ и на калу... А здѣсе обрѣтохъ икону у Спаса на Ильинѣ улицѣ, Преображеніе... стоитъ Василій Кисарійскый, да у Спаса руку да ногу отрѣзалъ; а на подписи написано: обрѣзаніе Господа нашего, Іисуса Христа. Да привели ко мнѣ Попа да Діака, а они крестьянину дали крестъ тѣлникъ: древо плакунъ, да на крестѣ вырѣзанъ соромъ... и Христіанинъ-дей съ тѣхъ мѣстъ (учалъ) сохнути, да немного болѣлъ, да умерлъ. А Діакъ сказывается племенникъ Гридѣ Клочу еретику, что въ подлиникъ написанъ... И того толко не управитъ Государь, ино будетъ послѣдняя лесть горше первыя... А тому бы есте не вѣрили, что ся они зовутъ Христіане: то они покрываютъ тѣмъ свою ересь, » и проч. «Противень посланъ Нифонту, да Филоѳею Епископу Пермьскому въ одни рѣчи о еретицѣхъ съ Семеномъ съ Зезевитомъ лѣта 96 (1488) Генваря.» (Сообщено отъ Г. Строева).

(325) Сіе письмо находится въ той же книгѣ Іосифа о ереси.

(326) Зосима удаленъ 17 Мая. См. въ Вивліоѳ. XIV, 203, письмо Новогород. Архіеп. Геннадія къ Святителямъ Рос., гдѣ сказано: «Зосима М. ради немощи оставилъ столъ Руск. Митрополіи, и пришедъ въ Соборн. церковъ, предъ всѣми Омофоръ свой на престолѣ положилъ, свидѣтеля на то Господа Бога нарицая, яко невозможно ему Святительская дѣйствовати, ни Митрополитомъ нарицатись.» Въ ветхомъ Синод. Лѣт. No 365, л. 510: «Сент. въ 8 день (г. 1495) въ 4 часу дни нареченъ бысть Митрополитомъ Игуменъ Симонъ. Кн. же Вел. со Владыками и съ своими дѣтьми и со внукомъ и съ Бояры и съ Дьяки проводилъ нареченнаго Митр. съ своего Двора въ Соборную церковь, въ Пречистую, и знаменовася у иконы и у гробовъ Святительскихъ... и ставъ передъ Митрополитскимъ мѣстомъ, и сотворили Трепари и Достойно, и поведоша его на Митрополичь дворъ... Кн. Великій въ дверехъ западныхъ предасть его Владыкамъ: они же его возведоша на его дворъ въ полату отъ сторожни и посадиша, и благословишась отъ него и прочь отъидоша; у Митрополита жь тогда не обѣда ни одинъ Владыка, а обѣдали у него старцы Троицкые Сергіева монастыря, Сава, Веньяминъ Плещеевъ, Келарь Васьянъ Ковезинъ, Филиппъ Износокъ, Ѳегнастъ

52

Дубеньскій, да его Бояре и Дѣти Боярьскіе. Того же мѣсяца въ 20, въ Недѣлю, и поставленъ бысть; а на поставленіи его было Владыкъ Тихонъ Ростовскій, Нифонтъ Суздальскій, Семіонъ Рязанскій, Аврамей Коломеньскій, Силуянъ Подрѣльскій и Крутицкой, Филоѳей Пермьскій; и тогда обѣдаша у Митрополита всѣ Владыки; а осля тогда водилъ подъ Митрополитомъ Михайло Русалка.» См. еще Никон. и Архив. Лѣт. л. 155.

(327) См. въ книгѣ Іосифа письмо его къ Государеву Духовнику, Архимандриту Андроникова монастыря, Митрофану, гдѣ сказано: «да по та мѣста, господине, мнѣ Кн. Вел. велѣлъ престати говорить; и мнѣ, господине, мнится, кое Государь нашъ блюдется грѣха казнити еретиковъ, » и проч.

(328) Въ лѣтописяхъ упоминается объ немъ въ 1496 году а въ грамотахъ Абхазскихъ и послѣ (см. Рос. Вивліоѳ. Т. ІІ).

(329) Іюля 4.

(330) См. Рос. Вивліоѳ. ІІ, 230.

(331) Архив. Лѣт. л. 136, годъ 1888, и Львова стр. 198.

(332) Архив. Лѣт. л. 142. Магметъ-Аминь также посылалъ съ ними войско, предводительствуемое Собашъ-Уланомъ и Собурашъ-Сеитомъ. Сей походъ былъ въ Маѣ.

(333) Арханг. Лѣт. 170. Андрей пришелъ къ Вел. Кн. въ ту горницу, которая называлась западнею. «И Кн. Вел., посидѣвъ, выйде отъ него въ повалушу... и сидѣлъ въ западнѣ до вечерни, и посла (Вел. Кн.) на Углече Поле К. Василья Косова, да брата его К. Ивана Мынынду, К. Ивановыхъ дѣтей Юрьевича, да К. Петра Ушатова и Дѣтей Боярскихъ по 500, и велѣлъ поймати дѣтей... и желѣза возложиша (на Андрея) Сент. въ 22, и сторожевъ къ цѣлованію приведше.»

(334) Никон. Лѣт. стр. 129.

(335) Ветхій Синод. Лѣт. No 365, л. 507: «а по Князя по Бориса Вас. на Волокъ послалъ тогожъ часу Боярина своего Данила Иванова, » и проч. Онъ пріѣхалъ въ Москву Окт. 7. — К. Андрей скончался Окт. 7, а Борисъ въ Маѣ 1494, въ своемъ удѣлѣ; погребенъ въ Москов. Архангельскомъ Соборѣ Мая 29: тамъ лежитъ и Андрей.

(336) См. печатный Лѣтописецъ, служащій продолженіемъ Несторова, стр. 339.

(337) Рос. Вивліоѳ. II, 286, 294.

(338) См. сей Исторіи Т. III, г. 1189.

(339) См. Дѣла Цесарскаго Двора No 1, л. 1—19. Начала нѣтъ. Первая страница содержитъ конецъ вѣрющей грамоты, данной Императоромъ Поппелю: «Николая, слугу нашего милого, къ тебѣ посланого, принялъ, » и проч. — Поппель требовалъ, чтобы Государь бесѣдовалъ съ нимъ наединѣ, выславъ Бояръ; но Великій Кн. не хотѣлъ того. Сей рыцарь ѣхалъ черезъ Псковъ и Новгородъ съ дружескими письмами Ливонскаго Магистра къ тамошнимъ Намѣстникамъ. Въ грамотѣ къ К. Псковскому, Константину Ярославичу, Магистръ подписался такъ: «Иванъ братъ Фридахъ (Freitag) Монастыря Св. Пречистые и Местеръ Ливонскій.»

(340) Листъ 16: «А что еси намъ говорилъ о Королевствѣ, если намъ любо отъ Цесаря хотѣти Кралемъ поставлену быти на своей землѣ: и мы Божіею милостію Государи на своей землѣ изъ начала отъ первыхъ своихъ прародителей; а поставленіе имѣемъ отъ Бога, какъ наши прародители, такъ и мы; а просимъ Бога, чтобы намъ далъ Богъ и нашимъ дѣтемъ и до вѣка въ томъ быти, какъ есмя нынѣ Государи на своей землѣ; а поставленіа какъ есмя напередъ сего не хотѣли ни отъ кого, такъ и нынѣ не хотимъ.»

53

(341) «Лѣто 97 (1489) Марта 22 послалъ Кн. Вел. къ Римскому Цесарю Фердерику и къ сыну его къ Максиміану, къ Бергонскому Князю, посла своего, Юрья Грека; а съ нимъ послалъ Ивана Халяпу, да Костю Оксентьева, а въ Ругодивъ (Нарву) и въ Колывань (Ревель) съ нимъ же посланъ съ грамотами о его проѣздѣ Кулпа Оксентіевъ... А сего правити посольствомъ Юрію Трахониту. Первое поклонъ: Іоаннъ, Великій Государь всея Руси, твоему Величеству велѣлъ поклонитись. А опослѣ поклона о здоровіи вспросити: Государь всеа Руси твоей Свѣтлости велѣлъ здоровіе видѣти. А опослѣ за поминки поклонитися… Да послѣ поминки подати: Государь всея Руси твоей Свѣтлости поминается 40 соболей, да шуба горностайна, да шуба бѣлинна. А опослѣ подати грамота; а се съ тое грамоты списокъ:

«Іоаннъ Божіею милостію Великій Государь всеа Руси, Володимерскій и Московскій, и Новогородскій, и Псковскій, и Тферскій, и Югорскій, и Вятскій, и Пермскій, и иныхъ. Пишемъ твоему Величеству пріательски и ласковѣ, чтожь пріѣхалъ до насъ посолъ твой, Николай Поплевъ, Рицерь Двора вашего, и листъ намъ вѣрющій отъ твоей Высоты подалъ съ дары вашіе Свѣтлости, и говорилъ намъ, абы межи насъ было пріятельство и любовь въ нашей съ тобою знамости; и мы для пріятельства дары ваши съ любовію приняли, а тые рѣчи отъ посла вашего выслушали, и добрѣ тому сразумѣли, и съ доброю волею и хотѣніемъ для предняго пріятельства и любви послали есмя до вашіе Свѣтлости посла нашего Георгія Трахонита Грека, вѣрнаго нашего, съ нашими рѣчми, и что будетъ тебѣ отъ насъ говорити, твоя бы Свѣтлость ему правѣ увѣрилъ; то есть наши рѣчи. А писанъ на Москвѣ отъ създаніа міру въ лѣто 6997, Марта 22. А на подписи: Свѣтлѣйшему и Наяснѣйшему Фердерику, Римскому Цесарю и Кралю Ракусскому и иныхъ, пріятелю вашему возлюбленому.»

(342) «Память Юрію да Халепѣ. Добывати имъ мастеровъ, рудника... да другова, которой умѣетъ отъ земли роздѣлити золото и серебро... А рядити тѣхъ мастеровъ на наемъ, покольку имъ найму на мѣсяць давати за все про все; а дано на тѣ мастеры Юрію, чѣмъ ихъ до Вел. Кн. провадити, 2 сорока соболей, да 3000 бѣлки; а что у того останется, и Юрію добывати мастера хитрого, которой бы умѣлъ къ городомъ приступать, а другова, которой бы умѣлъ изъ пушокъ стрѣлять; да каменщика хитрово, которой бы умѣлъ палаты ставити, да серебрянова мастера хытрово, который бы умѣлъ болшіе ссуды дѣлати, да и кубки, да и чеканити и писати на ссудѣхъ; а рядити ихъ на наемъ же; а не поѣдутъ на наемъ, а похотятъ поѣхати на Вел. Князя жалованьѣ, и Юрію ихъ съ собою взяти; а не пойдутъ тѣ соболи и бѣлки на мастеры, ино то продати на золотые на Венедитскіе или на Угорскіе, да золотые привезти къ Вел. Князю.»

(343) Сіе посольство, какъ замѣчаетъ Миллеръ, описано Леманомъ въ Спирской Хроникѣ, кн. VII, гл. 120, стр. 999.

(344) Л. 31 на обор.: «И Юрьи сказалъ, что ему отъ Цесаря и отъ его сына, Максиміана Короля, честь была велика; а коли къ нимъ Юрьи прихаживалъ, и они сами встрѣчали его, съступивъ съ своего мѣста ступени 3 или 4, да руку подавали стоя; а коли Юрьи въ первые былъ у Максиміана, и онъ посадилъ его противъ себя на скамейкѣ близко; а опослѣ того сажалъ всегда подлѣ себя; а какъ поѣхалъ отъ Максиміана къ Цесарю, Цесарь послалъ противъ его въ стрѣчю Бояръ своихъ въ суднѣ моремъ връстъ за 5 или за 6 отъ

54

того города, гдѣ его наѣхалъ.» Сей городъ не наименованъ.

(345) Вѣроятно, тѣмъ самымъ, котораго Леманъ (см. выше, примѣч. 343) называетъ Торномъ.

Л. 32 на обор.: «На Москвѣ Приставомъ велѣлъ Кн. Вел. быти у посла Ивану Берсеню (Беклемишеву), и встрѣтилъ его за 10 верстъ отъ Москвы у Кузмы-Демьяны на Хинскѣ на Тферской дорогѣ; а велѣлъ ему Кн. Вел. у себя быти Іюля 18; а посылалъ по него на подворье Окольничего К. Ивана Звенца, да Юрія Грека, и пріѣхали съ нимъ вмѣстѣ на дворъ; и Кн. Вел. велѣлъ его встрѣтити на своемъ дворѣ конецъ лѣсници каменые Околничему Ивану Чеботу, да Дьяку Ѳедору Курицыну, а передъ своими дверми передъ полатою передъ малою Боярину своему, Андрею Михайловичю Плещееву, да Одинцу Діаку. А какъ пришолъ къ Вел. К., и онъ отъ Короля Максиміана поклонъ правилъ. Кн. Великій вставъ, да въспросилъ о Королевѣ здоровіи, да и руку ему подалъ стоя, да велѣлъ ему сѣсти на скамейкѣ противу себя близко; да посидѣвъ мало, Юрій вставъ подалъ грамоту вѣрющую... А се списокъ:

«Максимиліанъ Божіею милостію Король Римскій, всегда Августъ, и Князь Авъстрьскій, Кн. Бергоньскій, Лургинскій, Стырскій и Карантеньскій и иныхъ. Премощнѣйшему и начальнѣйшему дражайшему другу. Мы есмя нашему съвѣтнику и въ царьствѣ драгому и вѣрному Юрію Далатору нѣкіа вещи съ твоимъ Навышствомъ отъ нашеа страны приказали говорити, якоже онъ отъ насъ наединѣ и по части есть изображенъ. Просимъ отъ твоего Навышества, любообразно моляся, оному угодно буди, предреченному нашему Совѣтнику нынѣ совершенно, аще бы какъ тѣлу нашему, възаяти достойную вѣру, и въ семъ явить твое дражайшество любезнѣйшее изволеніе. Данъ въ градѣ нашемъ Бебрѣ въ 17 день Февруаріа, отъ Въплощенья Хр. въ 1490, въ 5 лѣто государства нашего. — А на подписи: Свѣтлѣйшему и всемочнѣйшему и началнѣйшему Іоанну, вседръжавному Государю Русьскому, нашему дражайшему другу. А опослѣ грамоты подалъ отъ Короля поминокъ, бархатъ Венедитцкой темно синь гладокъ. — А того дни рѣчей Вел. Князю отъ Короля не говорилъ. А тогды были при немъ у Вел. Кн. дѣти его, К. Василей да К. Юрій; а поклона имъ отъ Максиміана не правилъ; а руки ему подавали и о здоровьѣ его вспросили. А Бояре всѣ были у Вел. Князя. И ѣлъ того дни у Вел. Кн.»

(346) Дѣла Цесарскія No 1, л. 44 на обор.

(347) Сказано: «въ повалушѣ въ середней.»

(348) Л. 41: «Да тутожь на отпускѣ пожаловалъ К. Вел. Максиміанова Королева посла, Юрья Делатора, учинилъ его Золотоносцемъ: далъ ему чепь золоту со крестомъ, да шубу отласъ съ золотомъ на горностаехъ, да остроги серебряны золочены.»

(349) Л. 48: «Говорити Королю, чтобы велѣлъ писати грамоту свою докончальную Рускимъ писмомъ, будетъ у него писецъ Сербинъ или Словенинъ... а не будетъ у Короля такова писца, ино по-Латынски писати или по-Нѣмецки... а будетъ писано по-Латынски или по-Нѣмецки, ино выговорити у цѣлованья... зане же мы Латинскіе грамоты и Нѣмецкіе не знаемъ.»

(350) Николай Поппель въ своей грамотѣ къ Вел. Князю изъявилъ большую досаду на Московскихъ Вельможъ, которые не хотѣли вѣрить его первому посольству и смѣялись надъ нимъ. Далѣе говоритъ онъ: «Язъ коли есмь былъ у Высокости твоей, слышелъ есми, иже манисто и ожерелье златые, которые принесъ мой слуга на продажу

55

отъ купца изъ Ноберька, Высокости твоей полюбилися: и язъ нынѣче тое манисто и ожерелье купивши, послалъ къ твоей чьсти и любви... да и 15 локоть Московскихъ бархату на золотѣ; а сыну твоему первородному платно, черленой бархатъ на золотѣ съ подкладкою синего чамлата... Святое Величьство Цесарское про то ся на мене злобитъ, иже есмь не привелъ изъ твоей земли живыхъ звѣрей, иже словутъ по-Руски лоси, а по-Нѣмецки Элеутъ... Да пожаловалъ бы прислалъ одного Гогулятина, которые ѣдятъ сырое мясо, и Цесарскому Величьству будетъ вельми за честь; а естьли не лзя будетъ послати одного Гогулятина, и ты бы еси послалъ предреченные звѣрята лоси... а какъ будутъ молоды, тѣмъ и лутчи, иже бы были смирны; а естьли будутъ старые, ино имъ роги сняти.» Далѣе Поппель говоритъ о своей болѣзни и надписываетъ грамоту: «Свѣтлѣйшему Князю и Господину Государю Ивану Васильевичю, Вел. Князю Московскому, Государю моему ласковому.» Ѳедоръ Курицынъ отвѣчалъ его слугѣ именемъ Вел. Князя: «Государь твой Николай писалъ къ Государю нашему не по-пригожу, какъ есть пишутъ къ Великимъ Государемъ: ино намъ поминки его не надобѣ.» См. л. 60—66.

(351) Л. 78: «И та грамота дана Дмитрею Володимерову въ казну.» То есть, они размѣнялись грамотами. Не знаю, сохранилась ли Іоаннова въ Императорскомъ Вѣнскомъ Архивѣ; но Максимиліанова подлинная у насъ пропала: имѣемъ только списокъ.

(352) См. Далина Gesch. des R. Schw. ІІ, 627.

(353) На примѣръ (л. 86): «Наяснѣйшый и насвѣтлѣйшый Государь, единъ Царь всеа Руси.» Съ Траханіотомъ послана была грамота къ Любскскому Бургомистру, въ коей Іоаннъ называетъ себя Царемъ: «Божіею милостію Государь Царь всеа Руси.» Такъ и во многихъ иныхъ бумагахъ.

(354) Дѣла Цесар. л. 82—93. Онъ былъ въ Москвѣ около пяти мѣсяцевъ. Максимиліанъ прислалъ съ нимъ Вел. Князю поставъ скарлату и дамашки.

(355) Л. 94 — Въ даръ Максимиліану была послана шуба соболья и горностаевая съ камкою.

(356) Л 111: «а сказываютъ, Государь, что въ Филандріи рожь дорога: купятъ по сту золотыхъ ластъ.»

(357) Л. 114—128.

(358) См. сей Исторіи Т. III, примѣч. 88, и Т. IV, примѣч. 291.

(359) См. выше, стр. 108.

(360) Они выѣхали изъ Москвы Марта 26, нашли руду Авг. 8, а возвратились Окт. 20. Въ ветхомъ Синод. Лѣт. No 365, л. 508: «въ лѣто 6999, Марта въ 2» (не въ 1491, а въ 1492 году) «отпустилъ Кн. Вел. Мануила Иларіева сына, Грека, да съ нимъ своихъ дѣтей Боярскихъ, Василья Болтина да Ивана Брюха Коробьина, да Ондрюшку Петрова съ мастеры съ Фрязы серебра дѣлати и мѣди на рѣцѣ на Цылмѣ, а дѣловцовъ съ ними, кому руда копати, съ Устюга 60 человѣкъ, съ Двины 100, съ Пинеги 80; а Пермичь и Вымичь и Вычегжанъ и Усоличь 100: тѣмъ ужина провадити въ судѣхъ до мѣста, а не дѣлати.»

(361) Упомянутый серебряный снимокъ, хранящійся въ Монетномъ Кабинетѣ Эрмитажа, сдѣланъ безъ сомнѣнія иноземцемъ, который изобразилъ подпись такимъ образомъ: ИКОЙВЕЛ (вмѣсто Великой) ДРСОИГО (вмѣсто Госоударь или Государь, т. е. поставивъ заднія буквы напередъ)  З҃Єле (т. е 7005 лѣто) створилъ единъ талеръ златъ и сълилъ златъ и подарова Кнегини своа Тодосіа. Св. Николай изображенъ въ Святительскомъ облаченіи; правою рукою благословляетъ, а въ лѣвой держитъ

56

книгу; на правой сторонѣ образъ Спасителя, на лѣвой Богоматерь.

(362) Дѣла Цесарскія No 1, 120—127. Снупсъ отправился назадъ съ приставомъ и слѣдующею подорожною:

«Отъ Вел. Кн. И. Вас. всея Руси отъ Москвы по дорозѣ по нашимъ землямъ, по Московской и по Тферской, по ямомъ ямъщикомъ до Торжку, а въ Торжекъ Старостѣ, а отъ Торжку по Новогородцкой землѣ по ямьщикомъ до Новагорода, послалъ есми Сенку Зезевидова съ Нѣмчиномъ, и вы бы давали Сенкѣ по двѣ подводы по ямомъ, а Нѣмчину по двѣ же отъ яму до яму, а корму на Нѣмчина на яму, гдѣ ему лучитца стати, куря да двѣ чясти говядины, да 2 части свинины, да соли и заспы (крупы) и сметаны, и масла, да 2 колачя полуденежные по сей моей грамотѣ. Лѣта 7001 Генваря.»

(363) Сей Исторіи Т. ІІ, стр. 23.

(364) Т. IV, стр. 44

(365) Т IV, стр. 144.

(366) Архив. Лѣт. л. 150, 152. Датскій посолъ пріѣхалъ въ Іюлѣ. См. Далина ІІ, 631, и Малета Hist. des Dan. г 1493: первый называетъ его Рошильдскимъ церковнымъ сановникомъ. Ралевъ и Зайцевъ возвратились въ 1494 году: «они же привели Короля къ цѣлованью на докончальныхъ грамотахъ, и грамоты розняша, а съ ними пришелъ къ Вел. Кн. посолъ отъ Дацк. Короля, именемъ Давыдъ, такожъ о братствѣ и о любви.»

(367) Въ Архив. Лѣт. л. 140: «Пріиде (28 Сент. 1490) посолъ изъ Чаадай отъ Усеинъ-Салтана, Урусъ богатырь, о дружбѣ, и о любви.»

(368) См. Memor. Popul. IV, 258, и Voyage de Comareni въ Бержеронѣ.

(369) См. сей Исторіи Т. ІІ, стр. 159, и Т. III, стр. 83.

(370) Архив. Лѣт. л. 144, на обор. Вотъ письмо Александрово къ Вел. Князю (см. Посланіе Рос. Митрополитовъ въ Синод. библіот. No 164, л. 180): «Великому Царю и Господарю, Вел. Князю, низкое челобитіе. Вѣдомо бы было, что изъ дальные земли ближнею мыслью меншій холопъ твой Александръ челомъ бью. Темнымъ еси свѣтъ зеленого неба, звѣзда еси, Христіанская еси надежа, Вѣры нашіе крѣпости всесвѣтлый Государь, всѣмъ еси Государемъ прибѣжище, всѣмъ еси Государемъ законъ, бѣднымъ еси подпора и Бесерменомъ еси надѣя, законной земли грозный Государь, всѣмъ еси Княз мъ справедливая управа, всѣмъ Княземъ вышній Князь, земли еси тишина, обѣтникъ еси Николинъ. Добрыхъ Государей молитвою и счастіемъ мы еще здѣсе въ Иверьской землѣ въ здравіи живемъ. Аще бы про ваше здравіе слышели быхомъ, слава Богу. И еще свѣдомо буди, много Государю челомъ бьючи. Наримана Даміяна ко твоему порогу послали есмя, Хоземарума, Шекенца въ товарищехъ съ ними же послали есмя вашего здравіа отвѣдати. Посылка наша дай Богъ въ доброй чясъ. Счястокъ дай Богъ всегды бы былъ. И холопству твоему недостойный Александръ. А писана лѣта 91 Генваря.» Въ лѣтописяхъ посолъ Иверскій названъ Мурамомъ.

(371) Дѣла Крым., No 1, л. 115.

(372) Тамъ же, стр. 176.

(373) Тамъ же стр. 336—339. Начало: «Салтану, великому Царю. Межи Бесерменскихъ Государей великой еси Государь, надъ Турскими и надъ Азямскими Государи воленъ еси; польской (земной) и морской Государь еси, Салтанъ Баазитъ, » и проч.

(374) Тамъ же, стр. 196 и слѣд. Ромодановскій выѣхалъ изъ Москвы 28 Окт. Онъ возвратился 16 Ноября 1491 съ двумя послами Менгли-Гиреевыми,

57

которыхъ Вел. К. не пустилъ въ Москву, для того, что дорогою умерло у нихъ нѣсколько слугъ отъ язвы. Они зимовали въ селѣ Волконѣ, куда былъ посланъ К. Василій Ноздроватой съ толмачами, которые говорили съ ними черезъ рѣку.

(375) Тамъ же, стр. 270. Лобановъ поѣхалъ 20 Марта.

(376) Въ образецъ слога приведемъ слѣдующее мѣсто грамоты Магметъ-Аминя къ Менгли-Гирею (Дѣла Крым. стр. 300): «Единъ Богъ! въ большей бесѣдѣ вольному. Надъ храбрыми и надъ грамотники большой еси; надъ Вѣрою Осподарь еси; надъ Турскымъ и надъ Азямскимъ Осподаремъ воленъ оси, и силы отъ Бога въ прокъ и имя великое досталъ еси; надъ недруги силенъ еси: надъ Бесермены въ Бесерменской Вѣрѣ святъ еси; отъ лиха уймаешь; въ Вѣрѣ чистота еси; Божіа застѣнь еси; на земли чистъ еси; отъ воды и отъ земли създанъ еси; вся сотворшаго Бога изволеніемъ чистъ еси; на сей земли все твое велѣніе; сего времяни и сего свѣта Осподарь еси... Братъ мой, Менгли-Гирей Царь! Осподарьства бы его свыше Богъ учинилъ. Величеству твоему отъ Магметъ-Аминя, челомъ ударивъ, поклонъ.» Освѣдомляясь о здоровьѣ Менгли-Гирея, онъ извѣщаетъ его о частыхъ впаденіяхъ Князей Ногайскихъ въ Казанскую область, и проч. Въ нѣкоторыхъ лѣтописяхъ сказано, что Вел. К. далъ Царевичу Летифу Звенигородъ съ пошлинами.

(377) К. Тимоѳей Владиміровичь Мосальскій, Смоленскій Окольничій, былъ у насъ въ началѣ Окт. 1487, вторично въ Мартѣ 1488, Плюсковъ въ исходѣ Декаб., К. Мосальскій въ третій разъ 23 Іюля 1489, Подстолій Станиславъ Петряшковичь Стромиловъ 29 Іюня 1490, Дворянинъ Василій Хребтовичь 30 Нояб 1491, Намѣстникъ Утенскій Войтко Яновичь Клочко 19 Марта. Отъ насъ къ Казимиру ѣздили Михайло Кляпикъ Яропкинь 1 Генв. 1488, Боярскій сынъ К. Ѳедоръ Ивановичь Палецкій 9 Марта, Боярскій Сынъ Василей Карамышевъ 29 Іюля, вторично Яропкинъ 20 Марта 1489, Дворянинъ Григорій Аѳанасьевъ Путятинъ 22 Дек., Боярскій Сынъ Михайло Зворыкинъ 18 Февр. 1490, въ третій разъ Яропкинъ 7 Мая, Боярскій Сынъ Иванъ Никитичь Беклемишевъ 16 Мая 1492. См. Дѣла Польскаго Двора No 1, стр. 5—151.

(378) Дѣла Крым. No 1, 324. Заболоцкой поѣхалъ 30 Авг. 1492.

(379) Никон. Лѣт. 133.

(380) К. Оболенскій плѣнилъ Мценскаго Воеводу, Бориса Семеновича Александрова. См Дѣла Польск. Двора стр. 182 и слѣд.

(381) Намѣстникъ Полоцкій, Янъ Юрьевичь Забережской, послалъ прежде къ Новогородскому Воеводѣ, Якову Захарьевичу, своего писаря Лаврина въ Іюлѣ 1492, говорить о сватовствѣ. Воевода извѣстилъ о томъ Вел. Князя, который писалъ къ нему, чтобы онъ на вѣжливость отвѣчалъ вѣжливостію, но что нельзя думать о сватовствѣ до мира. Ноября 2 прислалъ Забережской грамоту къ К. Ивану Юрьевичу Патрекееву и писалъ такъ: «Коли есми былъ отъ Государя нашего въ посольствѣ у Вел. К., и твоя милость велѣлъ ми у себя хлѣба ясти, и розмовалъ твоя милость о згоду межи Государей, а межи словъ припомянулъ еси житье Вел. Князя Василья Васильевича съ нашемъ Госуд. Витовтомъ... ино, Господине, и нынѣ похотимъ межи Осподарей на обѣ сторонѣ добра... была бы воля его (Іоаннова) дати дочку свою за нашего Осподаря; а мы здѣ съ дядями и братіею нашею хочомъ въ томъ дѣлѣ постояти, » и проч. См. Дѣла Польск. Двора стр. 173—180.

(382) Тамъ же, стр. 182 и слѣд.

(383) См. Архив. Лѣт. л. 146, — Никон. 134,

58

и Львова 219. Плѣнниковъ выведено 530. Войскомъ предводительствовали Кн. Рязанскій Ѳеодоръ, Воевода брата его, Іоанна, Инко Измайловъ, и Московскіе Полководцы, К. Михайло Ивановичь Колышко и К. Александръ Васильевичь Оболенскій.

(384) Вязьму взялъ К. Данило Васильевичь Щеня. Одинъ изъ Князей Вяземскихъ, Михайло, былъ сосланъ на Двину, и тамъ умеръ въ оковахъ (см. Арханг. Лѣт. — Князь Михайло Романовичь Мезецкой самъ привезъ въ Москву братьевъ своихъ, К. Семена и Петра.

(385) Въ Архив. Лѣт. л. 147 на обор: «того же лѣта Авг. послалъ К. Вел. К. Дмитрія да К. Семена Воротынскихъ на городъ на Мосалескъ; они же градъ взяша.» Іоаннъ извѣстилъ Менгли-Гирея, что онъ завоевалъ, кромѣ упомянутыхъ городовъ, Лучинъ, Мощинъ, Городечну, Дмитровъ, Залидовъ, Бѣлую, Осугу (см. Дѣла Крым. стр. 404, 427).

(386) См. Архив. Лѣт. л. 148, и Никон. 135. Лукомскаго сожгли въ Генв. 1493.

(387) Дѣла Крым. No 1, 357—383.

(388) Тамъ же, стр. 406—414.

(389) Тамъ же, стр. 440 и слѣд.

(390) Посолъ Мазовецкій пріѣхалъ въ Маѣ 1493, а К. Вел. отправилъ съ нимъ въ Мазовію 21 Мая Василья Асанчука Заболоцкаго и Василья Третьяка Далматова (см. въ Архивѣ столпцы Польскаго Двора г. 1498).

(391) Дѣла Крым. стр. 360.

(392) См. донесенія Заболоцкаго въ Дѣлахъ Крымскихъ.

(393) Загряскій поѣхалъ 5 Генв. 1493 (см. Дѣла Польск. Двора стр. 203) съ Третьякомъ, Михайловымъ сыномъ, прозвищемъ Синія Губы.

(394) Послами были Андрей Олехновичь, Намѣстникъ Переломскій, и Войтко Яновичь Клочко. Пріѣхали 29 Іюня 1493, а выѣхали 8 Іюля. 16 Сент. Клочко возвратился въ Москву за опаснымъ листомъ или проѣзжею грамотою для Великихъ Пословъ. Литовскіе Сенаторы писали къ К. Ивану Юрьевичу, чтобы онъ употребилъ стараніе для заключенія мира.

(395) Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 247.

(396) Подлиннаго договора нѣтъ въ Архивѣ; остался только списокъ: сообщаемъ его здѣсь.

«По Божіей волѣ и по нашей любви, Мы Александръ Божіею милостію Вел. Князь Литовскій и Рускій и Жомонтскій и иныхъ, взяли есмя любовь и вѣчное докончанье съ своимъ братомъ и со тьстемъ съ Іоанномъ, Государемъ всеа Русіи, и Вел. Княземъ Володимерскимъ, и Московскимъ, и Новогородскимъ, и Псковскимъ, и Тферскимъ, и Югорскимъ, и Пермскимъ, и Болгарскимъ, и иныхъ. Жыти мнѣ съ нимъ въ любви по сей грамотѣ, а быти мнѣ съ нимъ вездѣ за-одинъ, и добра мнѣ ему хотѣти и его землямъ вездѣ, гдѣ бы ни было; а ему мнѣ добра хотѣти и нашимъ землямъ вездѣ, гдѣбъ ни было; а кто будетъ мнѣ другъ, то и ему другъ; а кто мнѣ недругъ, то и ему недругъ; а кто будетъ ему другъ, то и мнѣ другъ; кто будетъ ему недругъ, то и мнѣ недругъ. А быти ти, брате, на всякого моего недруга со мною вездѣ за-одинъ и на Татаръ; а мнѣ ня всякаго твоею недруга быти съ тобою вездѣ за-одинъ, и на Татаръ. А пойдутъ ли, брате, Татарове на нашы Украйные мѣста и Княземъ нашимъ и Воеводамъ нашимъ Украйнымъ, нашимъ людемъ, сослався да боронитися имъ съ одиного. А гдѣ тебѣ, моему брату, будетъ моя помочь надобѣ на всякаго твоего недруга, и на Татаръ, и тебѣ ко мнѣ послать, и мнѣ тебѣ помочь дати; а такожь коли твоя помочь мнѣ будетъ надобѣ, и мнѣ къ те бѣ послати, и тебѣ, моему брату, мнѣ помочь дати на всякаго моего

59

недруга и на Татаръ. А коли пришлешь ко мнѣ про помочь, а мнѣ къ тебѣ будетъ въ ту пору помочи не льзѣ послати, ино то тебѣ отъ меня не въ измѣну; а также коли язъ къ тебѣ пошлю про помочь, а тебѣ ко мнѣ будетъ въ ту пору помочи нелзѣ послати, ино то мнѣ отъ тебя не въ измѣну. А въ вотчину намъ, брате, въ твою, во всѣ твои Великіе Княжества, и въ Новгородъ Великій и во Псковъ и во вся Нуогородская и во Псковская мѣста не вступатися ничѣмъ, также во Тферь и во вся Тферская мѣста не вступатися мнѣ ни чѣмъ, и блюсти и не обидѣти, ни подъискивати подъ тобою и подъ твоими дѣтми всее твоее отчины, Великихъ Княжествъ; а рубежь Новогородскимъ волостемъ, Лукамъ Великимъ и Ржевѣ, и Холмскому погосту, и Велилѣ, и Лопастицамъ и Буйцу, и инымъ волостемъ, всей землѣ Новогородской съ Литвою, и съ Полочаны, и съ Видбляны, и съ Торопчаны, землѣ и водѣ по старому рубежу; а Пскову, отчинѣ твоей, рубежъ съ Литвою, землѣ и водѣ, по старому рубежу; также и Тфери, отчинѣ твоей, и всей Тферской землѣ рубежъ съ Литвою по старому рубежу; также и въ брата твоего, въ Княжу Борисову отчину, мнѣ, Великому Князю Александру, не вступитися, и во Ржеву съ волостми по озеро по Орлинце на полы, по Озеро по Плотинце, по Красной Борокъ, по Боранью рѣчку на верхъ Бѣлейки, по Бѣлейкѣ на Поникль, съ Поникли на верхъ Сижки, съ Березы на Мохъ, со Мху на верхъ Осуги... А по которая мѣста вѣдали Волостели Осугу при Великомъ Князѣ Кестутьѣ, и моимъ Волостелемъ потомуже вѣдати; а тебѣ, Вел. Кн. Ивану, не вступатися... Также мнѣ не вступатися въ вашу отчину въ городъ Вязму, и въ городы и въ волости... ни Князей мнѣ Вяземскихъ къ себѣ не пріимати, также и Ѳедора Блудова и Олександрова Борисова сына Хлепеньского, и Княжа Романова Фоминскаго, и ихъ братьи и братаничевъ, и Юрьева доля Ромейковича, и Княжа Ѳеодорова мѣста Святославича, тѣ вотчины всѣ твои, Великого Князя Ивановы и твоихъ дѣтей. Такоже мнѣ не вступитися у васъ въ Олексинъ и въ Тѣшыловъ, и въ Рославль, и въ Веневъ, и во Мстиславль, и въ Торусу, и въ Оболенскъ... да и въ Козельскъ, и въ Людимескъ, и въ Серенескъ, и во всѣ ваши Украйные мѣста... А Князи Новосилскіе, Одоевскіе и Воротынскіе, и Перемышльскіе, и Бѣлевскіе всѣ твои Великого Князя Ивановы и твоихъ дѣтей и съ своими отчинами къ вашему Великому Княжеству... а мнѣ не пріимати ихъ съ ихъ отчинами. Также ми и въ Мещеру, въ вотчину твою, не вступатися и не пріимати ихъ; а тебѣ, Вел. Кн. Ивану, въ вотчину мою, во всѣ мои Великіе Княжества, не вступатися, ни въ Смоленскъ и во вся Смоленская мѣста, ни въ Любутескъ, ни во Мченесъкъ, ни во Брянескъ, ни въ Серпѣескъ, ни въ Лучинъ, ни въ Мосалескъ, ни въ Дмитровъ, ни въ Жулинъ, ни въ Лычино, также и въ Залидовъ, и въ Бышковичи, и въ Опаковъ по Угру, ни во всѣ мои Украйные мѣста, и что къ нимъ потягло, не вступатися ничѣмъ и блюсти и не обидѣти.. А Мѣзецкіе Князи, К. Михайло Романовичь и Княжы Ивановы дѣти Ѳеодоровича Говдыревьсково, Кн. Василей и Кн. Ѳеодоръ, служатъ тебѣ Вел. Кн. Ивану и твоимъ дѣтемъ, и съ своими отчинами, что ихъ долницы въ городѣ въ Мезецку и въ волостехъ; а мнѣ, Вел. Кн. Александру, ихъ не обидѣти и не пріимати ихъ и съ ихъ отчинами; а что служатъ мнѣ Мѣзецкіе Князи, К. Ѳедоръ Сухой, да К. Василей, К. Ѳеодоровы дѣти Андреевича, и тѣ Князи въ Мѣзецку вѣдаютъ свои отчины, долницы свои; а тебѣ ихъ не пріимати съ ихъ отчинами; а что у тебя въ нятствѣ Мѣзецкіе Князи,

60

К. Семенъ Романовичь и К. Петръ Ѳеодоровичь, и тебѣ тѣхъ Князей отпустити въ Мѣзъческъ на ихъ отчину, и они кому хотятъ, тому служатъ и съ своими вотчинами... и учнутъ служити мнѣ, ино ихъ тебѣ и твоимъ дѣтемъ не пріимати и съ ихъ вотчинами; а учнутъ служити тебѣ и твоимъ дѣтемъ, ино ихъ не пріимати. А Кн. Вел. Иванъ Васильевичь Рязанской и братъ его К. Ѳеодоръ и съ своими дѣтьми и съ своею землею въ твоей сторонѣ въ Великого Князя въ Ивановѣ; а мнѣ, Вел. К. Александру, ихъ не обидѣти, ни въ землю ми въ ихъ не вступатися, и въ чемъ мнѣ Кн. Вел. Иванъ Рязаньской и братъ его К. Ѳеодоръ съгрубятъ, и мнѣ о томъ прислати къ тебѣ Вел. К. Ивану, и тобѣ то мнѣ направити. А которые Князи служутъ мнѣ, Вел. К. Александру, съ своихъ вотчинъ, и тебѣ и твоимъ дѣтемъ ихъ блюсти и не обидѣти; а которые Князи служатъ тебѣ и твоимъ дѣтемъ съ своихъ отчинъ, и мнѣ ихъ блюсти, а не обидѣти; а которой иметъ обидѣти Князей Служебныхъ своего брата, и намъ о томъ сослати судей, и они тому учинятъ исправу безъ перевода; а Князей намъ Служебныхъ по та мѣста на обѣ стороны съ вотчинами не пріимати. А что у меня Вел. Кн. Александра вашихъ израдецъ дѣти, Княжы Ивановы дѣти Можайсково и Княжи Ивановы дѣти Шемякина и К. Ивана Ярославичя, также и К. Михайло Борисовичь Тѳерскый, и К. Михайловъ сынъ Андреевича, К. Василей, и мнѣ на ваше лихо ихъ не отпущати никудѣ; а пойдутъ отъ меня прочь изъ земли, и мнѣ ихъ опять не пріимати, а быти ми съ тобою, съ своимъ братомъ, и съ твоими дѣтьми на нихъ вездѣ за-одинъ. А о земляхъ и о водахъ и о всѣхъ обидныхъ дѣлѣхъ на обѣ стороны межы насъ судъ вопчей впередъ отъ сего нашего докончанья; а судьямъ нашымъ судити цѣловавъ крестъ. А что учинится въ нашей любви межы нашими людьми и вашими, ино тому всему судъ: Волостели наши съѣхався да учинятъ тому исправу безъ перевода; а про то намъ нелюбья не держати, а суженого не посужати; а суженое, заемное, положеное, поручьное дати; а холопа, робу, должника, поручника, татя, разбойника, бѣглеца, рубежника по исправѣ выдати. А посломъ нашымъ по нашымъ землямъ на обѣ стороны путь чистъ безъ всякихъ зацѣпокъ; а гостемъ нашымъ по нашымъ землямъ на обѣ стороны ѣздити безъ рубежа и безъ всякіе пакости; а твоимъ гостемъ Ноугородцомъ изо всей Новгородскіе земли въ моихъ земляхъ, во всей моей отчинѣ, торговати безъ пакости; также и моимъ гостемъ изо всей моей отчины въ Новѣгородѣ Великомъ торговати съ Новогородци безъ пакости; а Псковскому послу и гостю изо всей твоей отчины изо Псковскіе земли путь чистъ во всѣ мои земли, въ мою отчину; а гостю Псковскому торговати во всѣхъ моихъ земляхъ въ моей отчинѣ безъ пакости по старой пошлинѣ со всякимъ гостемъ; также изъ моихъ земель въ твою отчину во Псковъ послу и гостю путь чистъ во Псковскую землю изо всей моей отчины, а гостю торговати во Псковѣ безъ пакости по старой пошлинѣ со всякимъ гостемъ; а судъ съ моями землями отчинѣ твоей Пскову на обѣ стороны держати по старинѣ. Также моимъ гостемъ изо всѣхъ моихъ земель торговати въ твоей отчинѣ во Тферской землѣ безъ пакости; а твоимъ гостемъ изъ твоей отчины изъ Тферскіе земли торговати во всѣхъ моихъ земляхъ безъ пакости. А придетъ Божія воля къ тому, дастъ ми Богъ дѣти, а меня Богъ возметъ съ сего свѣта, а ты останешь живъ, и тебѣ, брате, вотчины моей подъ моими дѣтьми блюсти, а не обидѣти, ни вступатися во всѣ нашы Великіе Княжества, ни въ Смоленескъ, ни во вся Смоленская мѣста, ни во всѣ нашы Украйные мѣста не вступатися, ни подыскивати всѣхъ нашыхъ Великихъ Княжествъ. А придетъ Божіа воля, возметъ Богъ тебя съ сего свѣта первіе, а язъ остану жывъ, и мнѣ подъ твоими дѣтьми вашые отчины блюсти, а не обидѣти, ни вступатися во всѣ вашы Великіе Княжества, и въ Новгородъ въ Великій, и во Псковъ, и во вся Ноугородская и во Псковская мѣста, также и во Тферь и во вся Тферская мѣста и во всѣ вашы Украйные мѣста не вступатися... А на томъ на всемъ мы Александръ Божіею милостію Вел. К. Литовскій и Рускій и Жомоитскій и иныхъ цѣловалъ есмь крестъ къ брату своему и ко тьстю ко Іоанну Государю Всеа Русіи и Вел. К. Володимерскому и Московскому, и Новогородскому, и Псковскому и Тферскому, и Югорскому, и Перьмскому, и Болгарскому, и иныхъ, по любви въ правду; а по сей намъ грамотѣ правити.»

(397) «Далъ имъ по шубѣ по собольей, отласы на нихъ золотомъ; да по ковшу по серебряному по великому. А отъ Вел. Княгини по шубѣ по горностайной по голой; а отъ Вел. Княжны по шубѣ по собольей по голой.»

(398) «Да приказалъ К. Вел. съ ними къ В. К. къ Олександру поклонъ, а дѣти В. Князя и внукъ челобитье; да были у В. Княгини, а Княжна была тутъ же.» Выѣхали Февр. 11, бывъ у Государя 11 разъ на посольствѣ, да трижды у стола.

(399) Пріѣхавъ въ Вильну 18 Апр. на третій день они поднесли Александру обручальные дары.

(400) «Да молвите отъ насъ брату и зятю нашему, чтобы учинилъ насъ для, велѣлъ бы нашей дочери, а своей Вел. Княгинѣ поставити церковь нашего Греческаго Закона на переходѣхъ у своего двора у ее хоромъ, чтобы ей близко къ церкви ходити, а его бы жалованье къ нашей дочери намъ добро слышати» (стр. 371).

(401) Дѣла Польск. Двора стр. 390 и 434.

(402) Тамъ же, стр. 440. См. также Рос. Вивліоѳ. Т. XIV, стр. 1—21.

(403) Вопреки нашимъ Каталогамъ Митрополитовъ и Ходыкевичу, Симеонъ, Кіевскій Митроп., преемникъ Мисаиловъ, скончался въ 1488 году. Его мѣсто заступилъ Іона Глезна. «Вь лѣто 7003 (1495) «сьбрашась Епископи, Володимерскій Васьянъ, Полоцкій Лука, Туровьскый Васьянъ, Луцкій Іона, и поставиша Митрополитомъ Макаріа Архимандрита, порекломъ Чорта, Кіеву и всеа Руси, а до Патріарха по благословеніе послаша Старца Деонисея и Германа Діакона Инока» (см. Архив. Кіев. Лѣт. No 70).

(404) Дѣла Польск. Двора стр. 330. Съ сими жалобами пріѣзжали отъ Александра въ Москву, 13 Авг. 1494, Маршалокъ Янъ Литоворъ Хребтовичь, да Писарь Адамъ.

(405) Дѣла Польск. Двора стр. 449—473. Станиславъ Петряшковичь, внукъ Стромиловъ, пріѣхалъ въ Москву 15 Мая, а выѣхалъ 24.

(406) Дѣла Полск. Двора стр. 473—482.

(407) Тамъ же, стр. 482—486.

(408) Въ Ноябрѣ 1493 Іоаннъ посылалъ Константина Малечкина къ Менгли-Гирею съ убѣжденіемъ не принимать никакихъ мирныхъ условій отъ Литвы, а въ Маѣ 1495 извѣстилъ его о союзѣ съ Александромъ. Отвѣтъ Менгли-Гиреевъ см. въ Крым. Дѣлахъ стр. 463.

(409) Дѣла Польск. Двора No 1, 496—522.

(410) См. выше, стр. 144.

(411) Дѣла Польск. Двора No 1, г. 1496, стр. 529—539.

(412) Тамъ же, стр. 539—554. Тогда Іоаннъ посылалъ въ Вильну Михайла Кляпика Яропкина съ Подьячимъ Тимоѳеемъ Микулинымъ (19 Мая 1496).

(413) Тамъ же, стр. 552.

(414) Тамъ же, стр. 555—557. Съ сею грамотою пріѣхалъ (въ Ноябрѣ 1496) въ Москву Алексѣй Семичовъ, Дворянинъ находившійся при В. Княгинѣ Еленѣ.

(415) Дѣла Крым. No 1, стр. 477—496. Звенецъ поѣхалъ 11 Сент. 1496.

(416) См. Никон. Лѣт. 132, и между моими Кенигсбергскими бумагами отношенія Ливонскаго Магистра 1492 и 1493 годовъ къ Нѣмецкому Ордену, No 728 и 729. О продолженіи перемирія сказано: denn sie (Ливонскіе Рыцари) iczt mit den von Muschkow uff x lar sich gefriedet und mit dem Grossfürsten uß Littawen den ewigen Frieden besworn und vernewet haben.

(417) In horrendo flagitio (см. Кравц. Wandal. стр. 327).

(418) Никон. Лѣт. стр. 141. Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 564: «и въ тѣхъ городѣхъ Нѣмцы черезъ крестное цѣлованье и черезъ перемирные грамоты нашымъ людемъ много лиха и убытковъ починили.»

(419) Кельхъ стр. 153.

(420) Гадебушъ Th. I, Abschn. ІІ, стр. 247. Вел. К. посылалъ въ Новгородъ Дьяка Василья Жука и Данила Мамырева, чтобы опечатать товары Ганзейскихъ купцевъ (см. Продолженіе Несторов. Лѣт. 336).

(421) Дѣла Цесарскія No 1, л. 106: «Память Юрью (Траханіоту) и Михаилу. Били ему (Вел. Князю) челомъ Ноугородскіи купци, а сказываютъ, что приходитъ въ Новгородъ соль и медъ отъ Нѣмецъ неполно, того дѣля, что въ Новѣгородѣ вѣсу нѣтъ. Въ ласту приходитъ 90 пудовъ Московскихъ, а въ иномъ менши; а напередъ того въ ласту приходило по 100 пудовъ и по 20. А медъ приходитъ не полонъ же, бочка по 9 пудовъ... а напередъ того приходила бочка по 10 пудовъ... Пошлинники Новогородскіе нынѣ вѣсчего на Нѣмцѣхъ не емлютъ: емлють на купцѣхъ, хто у нихъ купитъ; а Великого же Князя въ вотчинѣ во Псковѣ у Нѣмецъ соль и медъ вѣсятъ и вѣсчее на Нѣмцѣхъ емлютъ: ино лжи нѣтъ отъ Нѣмецъ... А Колыванци и Ругодивци сами у заморскихъ купцовъ изъ кораблей соль и медъ вѣсятъ, а Ноугородскимъ купцомъ у себя продаютъ соль и медъ, вѣсятъ же и вѣсчее на нихъ емлютъ: и они въ одномъ Новѣгородѣ хотятъ безъ вѣсу продавати.»

(422) Въ Архив. Розрядн. Книгѣ л. 12 на обор.: «На зговорѣ съ Нѣмцы Костянтинъ Григорьевъ сынъ Заболоцкой, да Михайло Кляповъ, да Дьяки Кулешинъ, да Волкъ Курицынъ, а съ ними дѣтей Боярскихъ и гостей 19 человѣкъ.» Келеръ въ Ганзейской Хроникѣ пишетъ слѣдующее: «Послы съ обѣихъ сторонъ долго спорили о назначеніи мѣста для переговоровъ. Московскіе хотѣли, чтобы имъ выдали тѣхъ Нѣмцевъ, которые въ Ригѣ и въ Ревелѣ осудили нѣсколько Россіянъ на казнь; а Ганзейскіе требовали свободы четырехъ Нѣмецкихъ купцевъ, заключенныхъ въ Новѣгородѣ: ибо въ Ливонскихъ городахъ освободили всѣхъ Россійскихъ плѣнниковъ. Сіе требованіе не было уважено. Тогда сказали Московскимъ посламъ, что, согласно съ ихъ желаніемъ, Россіянамъ дозволяется имѣть церковь въ Дерптѣ и въ Ревелѣ; но они хотѣли еще казни упомянутыхъ четырехъ купцевъ, по тому что имъ не выдаютъ судей Ревельскихъ и Рижскихъ. Между тѣмъ началась ссора Великаго Князя съ женою и съ сыномъ: послы Московскіе уѣхали.» Гадебушъ г. 1489, стр. 254.

(423) Никон. Лѣт. 142 — Кранцъ. Wandal. 327 — Кельхъ 153 — Гадебушъ 250.

(424) См. Арнта Liefl. Chr. 158.

(425) См. Сарторія въ Gesch. Des .рans. Bund

(426) См. Далина Gesch. des R. Schw. ІІ, 632.

(427) См. выше, примѣч. 366.

(428) См. Архив. Ростов. Лѣт. л. 572. «А въ Степени тогда былъ Посадникъ Яковъ Аѳанас. Брюхатой, да Василій Опимаховичь, и учали сильно дѣяти надъ Священники и лазили многажды на сѣни и въ Вѣчіи, и хотѣли Поповъ кнутомъ избезчествовати, Іоанна Рожественскаго и Андрея... въ одныхъ рубахахъ стояли на Вѣчи; и иныхъ всѣхъ изсромотиша.» См. также Архив. Лѣт., л. 154, и Розрядныя Книги. Въ большомъ полку находился К. Щеня, въ передовомъ К. Петръ Никитичь Оболенской, въ правой рукѣ Петръ и Василій Борисовичи; а у Воеводы Новогородскаго, Якова Захарьевича, въ передовомъ Иванъ Андр. Лобанъ-Колычевъ, въ правой рукѣ Ѳедоръ Конст. Беззубцевъ, въ лѣвой К. Тимоѳей Александ. Тростенской. Они воевали Шведскія владѣнія отъ Сент. до Рождества (въ 1495 году). Подъ Выборгомъ убитъ изъ пищали Иванъ Андреевичь Субота-Плещеевъ.

(429) См. Далина ІІ, 636.

(430) Государь выѣхалъ изъ Москвы Окт. 24, а пріѣхалъ въ Новгородъ Ноября 17 (въ 1495 г.). О свитѣ его см. Архив. Розр. Книгу л. 6.

(431) Воеводы пошли Генв. 17. Въ большомъ полку К. Василій Косой съ Андреемъ Ѳедор. Челяднинымъ, въ передовомъ К. Ростовск. съ К. Иваномъ Михайл. Рѣпнею, въ правой рукѣ Дмитрій Васил. Шеинъ съ Григорьемъ Ѳедоровичемъ (внукомъ Давидовыми, въ лѣвой Семенъ Карповичь съ Андреемъ Иванов. Коробовымъ. См. Далина ІІ, 637.

(432) Архив. Лѣт. 156 на обор.: «а се имъ (рѣкамъ) имена: Кемъ, Торна, Колоконъ, Овлуй, Сиговая, Снѣжна, Гавка, Путашъ.» Въ Арханг. Лѣт.: «Извоевали Полну рѣку да Торнову, да Снѣжну; добра поимали много, а полону безчисленно; а ходили съ Двины моремъ Акіяномъ, да черезъ Мурманской Носъ.»

(433) См. Далина ІІ, 638, и Архив. Лѣт. л. 159. Стокгольмъ названъ въ сей лѣтописи Стекольномъ, а Свантъ Стуръ Княземъ Стефаномъ Кстуромъ. Онъ пришелъ Авг. 19.

(434) Въ Архив. Лѣт. л. 166 на обор.: «Тое же зимы (1500) Февр. приде посолъ на Москву отъ Дацкого Короля Ивана Каплянъ, именемъ Иванъ... Тоя же весны, Апр. 2, послалъ К. Вел. къ Дацкому Королю посольствомъ Юрья Мануиловича Грека, да Дьяка Третьяка Долматова, да и Дацкого посла Капляна съ ними же отпустилъ... Пріидоша Авг. (1501) отъ Дацк. Короля Юрій Старой да Третьякъ, да съ ними вмѣстѣ Дацкого посолъ Давыдъ.» Въ Архив. Лѣт.: «Они пришли на Двину около Свейского Королевства и Мурманского Носу, мимо Соловецкой монастырь на Двину; да съ собою привели Якова разбойника Нѣмчина самъ-третей.»

(435) Далина ІІ, 642.

(436) Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 563, въ отвѣтѣ Александрову послу 1497 года: «Напредъ сего Свейскіе Господареве и Воеводы ихъ и Свейская земля присылали о перемирьехъ и о иныхъ дѣлахъ въ нашу отчину въ Вел. Новгородъ... а и нынѣ Свейской Воевода и Свейская земля пришлютъ въ нашу отчину, въ В. Новгородъ, къ нашимъ Намѣстникомъ бити челомъ о перемирьѣ, и наши Намѣстники емлютъ съ ними перемирье, какъ будетъ пригоже, по тому, какъ бывало у нихъ напередъ того.»

(437) Въ Маѣ 1496 года пришла вѣсть въ Москву о нападеніи Мамука, Шибанскаго Царя, на Казань: «а измѣну чинятъ Казанскіе Князи Калеметъ, да Уракъ, да Садыръ, да Агышъ.» Въ началѣ Сент. Ряполовскій вышелъ изъ Казани. — Мамукъ умеръ на возвратномъ пути въ Ногайскую землю. Въ Апрѣлѣ 1497 года возвели Летифа на престолъ. См. Никон. Лѣт. стр. 146 и Архив. л.157.

(438) См. Дѣла Крымск. No 1, стр. 536—546.

(439) Тамъ же, стр. 570—604.

(440) См. выше.

(441) Посольство его въ Крымск. Дѣлахъ No 1, стр. 496—536. Онъ выѣхалъ изъ Москвы 11 Сент. 1496, вмѣстѣ съ К. Иваномъ Звенцомъ, отправленнымъ къ Менгли-Гирею. Въ свитѣ Плещеева находились Костя Оксентьевъ, Подъячій Родя Кудолжиковъ, толмачь Кудашъ и Лука Сокольникъ.

(442) Вотъ подлинный переводъ Баязетовой грамоты:

«Богъ! — Великоименитой Хумаюнъ (птица) Баязидъ Султанъ Мухаммедовичь нынѣ въ своей земли Божіею милостью Анатолейскій и Румской земли, Бѣлого моря и Черного моря, и Караманскій и Меншего Рима, и иныхъ многихъ земль Государь, Султана Махаммедя Царя сынъ Султанъ Баазидъ; а всея Русіи, и Въсточной и Полской и иныхъ многихъ земль Князь Иванъ. Къ моему порогу послалъ ты въ частіе доброе своего посла, отъ своего правого сердца чистого, доброго человѣка Михайла. Посольства его путь до меня дошелъ, мене какъ видѣлъ, и твою грамоту полную мнѣ далъ, и язъ ее взявъ приложилъ къ своему сердцю, и что въ той грамотѣ написано было, и что твой посолъ своимъ языкомъ говорилъ отъ тебя, то до меня дошло отъ твоего праваго сердца, и разумѣлъ есми, единачества со мною хочешь, каковъ бы ты ко мнѣ, таковъ бы язъ къ тебѣ, и по семъ межы бы насъ послы нашы ходили чясто; и гости свои въ мою землю отпущай, и пришедъ увидятъ нашу правду къ тебѣ и тобѣ скажутъ. Что о тѣхъ гостехъ писалъ ты ко мнѣ пережъ сего, о всемъ твой посолъ и твоя грамота вѣдомо мнѣ дала съ правдою, и познавъ язъ то нынѣ, твоему послу своимъ языкомъ говорилъ и грамоты свои къ тебѣ послалъ, и онъ тебѣ мои рѣчи скажетъ и грамоты подастъ; а твой посолъ мнѣ по пошлинѣ службу полну учинилъ: а нынѣ у мене посолъ твой отпросился назадъ; и язъ его отпустилъ въ свою страну, и онъ отъ меня и пошолъ. Дай Богъ, твой посолъ по-здорову дошелъ до тебя. Мое здоровье и дружбу и любовь тобѣ скажетъ, отъ меня тебѣ великой поклонъ; и хто мнѣ другъ, и тобѣ другъ, и тому великой поклонъ. А писанъ по конецъ мѣсяца Речедбюль Мюрачедль, девять сотъ втораго лѣта въ Констянтинѣ градѣ. (Переводъ Молнинъ Шамахійскаго).» — Дѣла Крымск. стр. 522. Плещеевъ возвратился 27 Февр. 1498.

(443) «Того же лѣта (1497) Авг. пріиде на Москву В. Княгиня Рязан. Анна, и Князь стрѣте ее на Вспольѣ за Болвановьемъ со внукомъ и съ дѣтми, такожъ Вел. Княини Софья съ снохою, съ Вел. Княинею Еленою и съ Боляринями, и пребысть В. К. Анна на Москвѣ до Крещенья, и отпустилъ ее К. Вел. съ великою честію и со многими дары, и проводилъ ее К. Юрьи до Угрѣши, и отпустилъ ее К. Вел. наборзѣ свадьбы для: дала она тогда дочь свою за К. Ѳ. И. Бѣльскаго; а свадьба была на Рѣзани Генв. 1.»

(444) Архив. Ростов. Лѣт. л. 569: «Онъ (Василій) свѣдалъ отъ Діака отъ Ѳ. Стромилова то, что отецъ его хощетъ жаловати Вел. Княженіемъ внука своего, и нача думати Князю Василію вторый Сатанинъ предотеча Аѳанасій Ропченокъ; бысть въ думѣ той и Діакъ Ѳ. Стромиловъ и Поярокъ, Руновъ братъ, и иные Дѣти Болярскіе; а иныхъ тайно къ цѣлованію приводиша на томъ, что Князю Василію отъ отца своего отъѣхати, Великаго Князя казна пограбити на Вологдѣ и на

61

Бѣлѣозерѣ, и надъ Княземъ Димитріемъ, надъ внукомъ, израда учинити. И свѣдавъ то и обыскавъ Кн. Вел. злую ихъ мысль, и велѣлъ измѣнниковъ казнити. Казниша ихъ на Москвѣ-рѣцѣ пониже мосту шестерыхъ: Аѳ. Ропченку руки да ноги и голову, а Поярку руки и голову, а Ѳ. Стромилову да Володимеру Елизарову (Гусеву), да Князю Палецкому-Хрулю, да Щавію Скрябина сына Стравина, тѣмъ головы отсѣкли, Дек. въ 27 день… И въ то время опалу положилъ на жену свою, на Софію, о томъ, что къ ней приходиша бабы съ зеліемъ, и обыскавъ тѣхъ бабъ лихихъ, Кн. Вел. велѣлъ ихъ казнити.»

(445) См. Воскресенск. Лѣт. II, 39 и 140 — Новогород. Лѣт. стр. 62, и сей Исторіи Т. IІІ, стр. 122.

(446) См. Никон. Лѣт. стр. 156.

(447) См. Архив. Ростов. Лѣт. л. 569 на обор. — Сію такъ называемую Августову крабію можно видѣть въ нашей Оружейной Палатѣ. — Герберштейнъ (R. M. Comment. стр. 16) пишетъ, что коронованному Димитрію за Великокняжескимъ торжественнымъ обѣдомъ, въ исполненіе древняго обряда, подали блюдо сельдей Переславскихъ: симъ напоминалось новому В. К., что Москва и Переславль должны быть всегда неразлучны подъ его скипетромъ.

(448) Герберштейнъ (стр. 7) говоритъ объ ней: Aiunt Sophiam hanc fuisse astutissimam, cuius impulsu Dux multa fecit.

(449) См. выше стр. 88.

(450) То есть, Іоанна и Стефана Молдавскаго.

(451) Въ Степен. Книгѣ ІІ, 160: «Вел. Князь испыта подробно вся прежде бывшая крамолы, ихъ же ради повелѣ К. С. Ряполовскаго казнити, » и проч. Въ Арханг. Лѣт. стр. 173: «К. Вел. поималъ въ измѣнѣ К. Ивана Юрьевича и сына его, да К. С. Ряполовскаго.» — Въ Синод. Лѣт. No 365, л. 513 на об., сказано, что тогда же, въ Апрѣлѣ, Государь приказалъ взять подъ стражу К. Василья Ромодановскаго и Андрея Коробова Тверитянина.

(452) См. сей Исторіи Т. V, примѣч. 254, подъ годомъ 1418. Въ Родословныхъ Книгахъ мать К. Ивана Юрьевича несправедливо именуется Анною.

(453) См. сей Исторіи Т. V, стр. 186. — Ряполовскіе происходили отъ Стародубскихъ Князей: см. Родослов. Книгу ІІ, 76.

(454) См. Архив. Ростов. Лѣт. 569 на обор. К. Иванъ Юрьевичь скончался въ томъ же 1499 году, а сынъ его, К. Василій Косой, въ 1500: см. Послужной Списокъ Бояръ въ Трудахъ Вольн. Рос. Собранія, I, 226.

(455) Въ Степен. Книгѣ ІІ, 160: «о внукѣ своемъ не радѣти нача.» Въ Псков. Лѣт. Графа Толстаго: Послаша Посадниковъ... и по 3 Боярина съ Конца бити челомъ... который бы былъ Великій Князь на Москвѣ, той бы намъ былъ Государь... И В. Князь опалился: чи не воленъ я во своемъ внукѣ и въ своихъ дѣтехъ? Ино кому хочю, тому дамъ Княжество... Посадниковъ Григорья Хрустолова да Ѳедора всадилъ въ костеръ, а Посадника Стефана отпустилъ... Того же лѣта пріѣхалъ Владыка Генадей Мая въ 30 д. во Псковъ, и Псковичи (ему) соборовать не дали: ты-де хощешь молити Бога за Князя Великого Василья: ино наши Посадники поѣхали о томъ къ Вел. Кн.» и проч. Іоаннъ, убѣжденный ихъ смиренными извиненіями, выпустилъ Посадниковъ въ Сент. 1499 и прислалъ къ Псковитянамъ своего Боярина Ив. Чеботова съ объявленіемъ прощенія за дерзость: «и Псковичи честь ему подаваша отъ хлѣба и отъ меда много; а на отвѣтъ дали ему поминка 10 рублевъ.»

62

(456) См. Эрбелот. Bibl. Orient. ІІ, 426.

(457) «Тое же зимы (1499) Марта приде посолъ отъ Шамахейскаго Государя, отъ Махмуда Салтана, Салтанъ Махметева сына, внука Ширваншина, именемъ Шебендинъ, и посольство правилъ о любви.»

(458) См. выше, прим. 104, и Дѣла Крымск. стр. 615. Грекъ Дмитрій и Голохвастовъ поѣхали изъ Москвы въ Мартѣ.

(459) См. Крым. Дѣла стр. 622 и 639. Посолъ Кафинскій, Конюшій Салый, съ толмачемъ и съ Дворянами, пріѣхалъ въ Окт. 1499 года. Тогда же возвратился изъ Крыма и К. Семенъ Ромодановской, а Голохвастовъ 6 Февр. 1500. Въ 1501 году Вел. Кн. послалъ въ Кафу Андрея Семен. Кутузова, убитаго на возвратномъ пути Азовскими Татарами (Дѣла Крым. стр. 895). Въ Сент. сего года былъ въ Москвѣ Кафинскій посолъ Алакозь: съ нимъ вмѣстѣ отправился къ Султану Шихъ-Зодѣ Алексѣй Яковл. Голохвастовъ, требовать, чтобы Азовскіе разбойники были наказаны и все пограбленное ими возвращено (см. тамъ же, стр. 879—894).

(460) Въ Архангельск. Лѣт. 141: «Того жь лѣта (1465) велѣлъ Князь Вел. Василью Скрябѣ Устюжанину Югорьскую землю воевати, а шли съ нимъ хотячіе люди, да Кн. Василій Вымскій Ермоличь съ Вымичи и съ Вычегжаны; а пошла рать съ Устюга Мая въ 9 день... и полону много вывели и землю за Вел. Кн. привели, » и проч. Стр. 142: «Того жь лѣта (1467) Вятчанъ 120 человѣкъ ходили на Вогуличи, да съ ними Пермяки Вогуличь воевали, а Князя Вогулскаго Асыку на Вятку привели.» — Стр. 160: «Того жь лѣта (1481) Андрей Мишневъ съ шильники и съ Устюжаны ходили въ Великую Пермь, да побили Вогуличь подъ Чердынемъ, а на Каму шедши, да встрѣтили гостей и Тюменскихъ Татаръ, да пограбили.»

(461) «Ивана Ивановича, а съ ними Устюжане и Вологжане, Вычегжане, Вымичи, Сысоличи, Пермяки... Юмшанъ убѣжалъ... Шли мимо Тюмень въ Сибирскую землю... а отъ Сибири по Ирьтишу... А пошла рать съ Устюга Мая 9, а пришли на Устюгъ на Покровъ; а въ Югрѣ померло Вологжанъ много, а Устюжане всѣ вышли. Тое же весны (1484) пришли съ челобитьемъ Князи Вогульскіе и Югорскіе, Вогульскій Юмшанъ да Калпа, а Сибирскій Князь Лятикъ, а Югорскій Пыткей, а Большой Князь Югорской Молданъ: того съ собою напередъ Курбскій привелъ, и Князь Великій дань на нихъ уложилъ, да отпустилъ въ свояси.» Арханг. Лѣт. 160. Въ Синод. Лѣт. No 365: Поимаша (Салтыкъ и Курбскій) на рѣцѣ на Оби Князя Молдана и Княжихъ Ежмычеевыхъ двою сыновъ. Того же лѣта (1484) приходили къ Вел. Кн. отъ Вогульского Кн. Юмшана, Асыкына сына, бити челомъ о опасѣ шурину его Вогулятинъ Юрга, да Сотникъ его Вогулятинъ Анфимъ, а печаловался о немъ Владыка Филоѳей Пермьскій, и Кн. Вел. опасъ далъ, и послалъ Владыка съ Вел. Князя опасомъ къ Юмшану слугу своего Леваша. Того же лѣта приходилъ къ Вел. Князю бити челомъ Вогулятинъ Кн. Пыткей съ поминки съ великими отъ Князей Кодскихъ, отъ Лаба да отъ Чангила, и отъ всее земле Кодскіе и Югорьскіе, да били челомъ о полоненыхъ Князехъ, о Молданѣ съ товарищи, и Кн. Вел. отпустилъ ихъ во свою землю, да и Пыткея печалованіемъ Владыки Филоѳея, да Володимера Григорьевича Ховрина. Тое же зимы Генв. 4 (1485) Князи Кодскіе, Молданъ съ дѣтми, да Пынзей, да Сонта, да Пыткей имали миръ подъ Владычнимъ городомъ Устьвымскимъ за вси свои земли съ Князьми Вымскими, съ Петромъ да съ Ѳедоромъ, да съ Вычегодскымъ Сотникомъ, Алексѣемъ Казакомъ, да съ Влалычнимъ

63

слугою съ Левашомъ, на томъ, что имъ лиха не смыслити, ни силы не чинити надъ Пермьскими людми, а Вел. Князю правитись во всемъ; а крѣпость ихъ, со золота воду пили, и пойдоша въ свою землю Февр... Авг. 18 пріиде ко Владыцѣ Филоѳею на усть Выми по опасу Вогульскій Кн. Юмшанъ, а съ нимъ Вогуличи, тесть его Калба да Ломотко. Сент. въ 1 пойде съ ними Филоѳей къ Вел. Кн. бити челомъ, » и проч.

(462) См. Архив. Розрядную Книгу л. 16 и 23 на обор.: «Хоженіе Воеводъ Князя Петра Ѳедоровича Ушатаго, да К. Сем. Ѳед. Курбскаго, да Василья Ивановича Заболоцкаго-Бражника на Югорскую землю, на Куду и на Гогуличи. Послалъ Кн. Вел. Петра Ѳедоровича, да подалъ ему Дѣтей Боярскихъ Вологжанъ, а пошли до Пиноковского волоку рѣками 2000 верстъ, да тутъ ся сождали съ Двиняны да съ Важаны, и пошли съ Ильина дни Колодою рѣкою 150 верстъ, съ Оленья броду на многія рѣки ходили, и пришли въ Печеру рѣку... и сождались К. Петръ со Княземъ Семеномъ, да съ Васильемъ Иванов... и пошли съ Печеры на Введеніе... шли до Камени двѣ недѣли, и туто розвелись Воеводы: К. Петръ да К. Семенъ (пошли чрезъ) Камень щелью; а Камени въ оболокахъ не видить; коли вѣтрено, ино оболока роздираетъ; а длина его отъ моря до моря, » и проч.

(463) См. Гербершт. стр. 61. Кн. Симеонъ Курбскій былъ еще живъ, когда Баронъ Герберштейнъ находился въ Москвѣ. Сей Воевода разсказывалъ ему, что онъ 17 дней взбирался на горы и никакъ не могъ перейти черезъ ихъ вершину, именуемую столпомъ.

(464) Гербершт. Rer. Mosc. Comment. стр. 63. — Іоаннъ еще и прежде сего назывался въ титулѣ Княземъ Югорскимъ.

(465) См. сей Исторіи Т. III, стр. 54.

(466) См. сей Исторіи Т. I, примѣч. 300.

(467) Агалака (въ 1499 году) подвелъ Казанскій Кн. Уракъ. Бѣльской предводительствовалъ въ конной рати большимъ полкомъ, Кн. Симеонъ Романовичь Ярославскій передовымъ; въ правой рукѣ былъ Юрій Захарьевичь, въ лѣвой Дмитрій Васильевичь Шеинъ; а съ судовою ратью Кн. Иванъ Александровичь Суздальской Борбашъ, Михайло Константиновичь Беззубцевъ, Андрей Васильевичь Сабуровъ и Семенъ Карповичь. — Ногайскіе Мурзы осаждали Казань въ 1500 году. «Царь же повелѣ около города нарядити острогъ, и по вся дни выходя бой творяху... и Ногаи вскорѣ пойдоша прочь.»

(468) Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 558—567, въ посольствѣ Зенка, пріѣхавшаго къ намъ въ Мартѣ 1497.

(469) Тамъ же, стр. 568—574, въ посольствѣ Ивана Сапѣги, 13 Іюня 1497. Турковъ было за Дунаемъ 60.000. Отъ голода и мора они потеряли 40, 000 человѣкъ.

(470) Такъ же, стр. 580—596, въ посольствѣ Боярина Петра Григорьевича Лобана-Заболоцкаго и Дьяка Ивана Волка. Въ Русск. Лѣт. Львова: «и Александръ сотвори лесть: самъ возвратися, а Князей Рускихъ съ силою своею послалъ къ брату своему Албрехту на помощь.»

(471) Тамъ же, стр. 654—675, въ Іюлѣ 1498. Въ Мартѣ сего года ѣздилъ въ Литву нашъ Бояринъ К. Василій Васильевичь Ромодановскій.

(472) Дѣла Крымск. No 1, стр. 622—638, г. 1499, и стр. 691, г. 1500.

(473) Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 585—590, г. 1498.

(474) Кромеръ, стр. 440: Helena… Græcorum schismati dedita, ab instituto Ecclesiæ Romanæ abhorreret. — Государь получилъ извѣстіе о гоненіи нашей Вѣры въ Литвѣ отъ Вяземскаго Намѣстника,

64

Кн. Бориса Оболенскаго, а сей Кн. отъ Подъячего, Ѳедора Шестакова, бывшаго при Еленѣ. См. Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 676—684. Около сего времени Елена занемогла: Александръ увѣдомилъ о томъ Вел. Князя, чрезъ Дьяка Горемыку: см. тамъ же, стр. 685—687.

(475) Въ Архив. Кіев. Лѣт. г. 7005: «Мая въ 1 день убили безбожныи Татарове Перекопскыи Преосвящ. Митропол. Кіевскаго и всея Руси, Архіеписк. Макарія, порекломъ Чорта, въ селѣ Скриголовѣ, на Бчичи рѣцѣ, за 5 миль отъ Мозыря; ту его нагнаша, невѣдущю о нихъ никомуждо, и всѣхъ, еже съ нимъ, побиша, а иныхъ въ плѣнъ побрали... съгрѣшихомъ бо отъ ногъ до главы… Поѣхалъ былъ до Кіева хотя помощи церкви Божьей Софіи, разореной тыми жь Агаряны прежде... Никогда бо сіе случися въ Руской земли, яко нынѣ тому Архіерею Божію отъ поганыхъ.» Въ Русск. Лѣт. Львова стр. 178: «Пріѣзжалъ (посолъ) изъ Литвы (въ 1483 г.) отъ Митрополита, иже здѣ Чернецъ бывалъ, его же Сатаною зовутъ за рѣзвость, а шедъ въ Царьградъ, ста въ Митрополиты. Король же посади его въ заточеніе. И сказа (посолъ) отъ него Вел. Князю, яко много мощей везохъ къ тобѣ, Король все взялъ къ себѣ. Кн. же Вел. держа того Пана долго, и отпустивъ рекъ: не подымати рати съ Королемъ за сіе.» — Въ Архив. Кіев. Лѣт.: «въ лѣто 7006 (1498) Мая въ 30 Вел. Кн. Александръ Литовьскый даде Митрополью Кіевьскую и всея Руси Іосифу Епископу Смоленскому съ Епископью Смоленскою.» — Русской Временникъ Ч. ІІ, 188: «на него же (Іосифа) Богъ послалъ недугъ разслабу, и въ томъ недугѣ и поставленъ бысть на Митрополію, и пребысть въ томъ сану едино лѣто, и живота измѣнися.»

(476) По крайней мѣрѣ требовали ихъ благословенія. Въ Архив. Кіев. Лѣт. г. 1495: «Той же осени пріиде изъ Царяграда отъ Патріарха Нифонта посолъ, келейникъ его, Старецъ Исафъ, и Митрополита Кіевскаго Макаріа послы съ нимъ Деонисей Старецъ, а Германъ Діаконъ, и принесоша листы благословенныи подъ великими печатьми оловяными Вел. Князю и Вел. Княгинѣ, и Митрополиту, и Епископомъ, и Княземъ, и Бояромъ, и всѣмъ православ. Христіяномъ; токмо прирече Патріаршь посолъ Епископомъ, да не поставите потомъ Митрополита, аще не преже отъ насъ благословеніе берете, кромѣ великое нужда. Они же рекоша: мы не отмещемся древныхъ обычаевъ Сборныя Церкве Цареградцкіа и благословеніа отца нашего, Патріарха, но за нужю сътворихомъ се, яко же и преже насъ сътвориша братіа наша Епископи при Вел. Князѣ Витовтѣ, поставиша Митрополитомъ Григорія Цемивлака.»

(477) Райнальд. Annal. Eccl. г. 1501, No. 37.

(478) См. Никон. и Архив. Лѣт. годъ 1500; также Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 733—736. Бѣльскій выѣхалъ къ намъ 12 Апр.

(479) См. Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 737—748. Станиславъ пріѣхалъ Апр. 23.

(480) См. Дѣла Крымск. стр. 733.

(481) Въ Апрѣлѣ 1500. Іоаннъ извѣстилъ Менгли-Гирея, что К. Семенъ Ивановичь поддался намъ съ Черниговымъ, Стародубомъ, Гомьемъ, Любичемъ; К. Василій Шемякинъ съ Рыльскимъ и Новымгородкомъ Сѣверскимъ; Князья Трубецкіе съ городомъ Трубецкимъ, Мосальскіе съ Мосальскимъ, а Бѣльской съ своею отчиною (см. Дѣла Крымск. No 2, стр. 733).

(482) Дѣла Польск. Двора No 2, стр. 54.

(483) Въ Розряд. Книгахъ: «Посылалъ Кн. Вел. къ Путивлю и ко Брянску Царя Магметъ-Аминя, а съ ними Бояръ и Воеводъ: въ большомъ полку Яковъ Захарьичь, въ правой рукѣ К. Тимоѳ. Александ.

65

Тростенской, въ передовомъ К. Иванъ Мих. Рѣпня, въ сторожевомъ Петръ Мих. Плещеевъ, въ лѣвой К. Василій Семенъ Мнихъ-Ряполовской.» — См. еще Гербершт. Comment. и Стриков. Литовскую Хронику.

(484) Сей Юрій, братъ Якова Захарьевича, былъ отецъ Романа Юрьевича, дѣдъ Никиты Романовича и Царицы Анастасіи Романовны, первой супруги Царя Іоанна Васильевича, прадѣдъ Филарета, прапрадѣдъ Михаила. — У Юрія въ правой рукѣ былъ К. Ѳедоръ Ивановичь Стригинъ и Воевода племянника Іоаннова, Ѳеодора Борисовича, К. Иванъ Хованской-Ушакъ; въ передовомъ Иванъ Щедра Вельяминовъ и Князья Туренины, Василій и Владиміръ Борисовичи; въ лѣвой Петръ Ивановичь Житовъ и К. Ивана Борисовича, племянника Іоаннова, Воевода Облязъ-Вельяминовъ.

(485) См. Стриков. Хрон. кн. XXI, гл. 5.

(486) Польскіе Родословы производятъ Константина отъ Даніилова брата, Василья, сказывая, что у Василія былъ сынъ Даніилъ, у Даніила Василій, у Василія Ѳеодоръ, у Ѳеодора Василій, у Василія Иванъ, у Ивана сей Константинъ (Korona Polska, przez Kaspra Niesieckiego, подъ именемъ Ostrog, стр. 511). Яблоновскій въ своихъ генеалогическихъ таблицахъ даетъ Даніилу Васильевичу Острожскому сына Романа, Роману Василія, Василью Симеона и Ѳеодора (Энгеля Gesch. von Halitsch., стр. 610—611, таблица No 11). Но мы знаемъ по современной Волынской лѣтописи, что у Василія Романовича, брата Короля Даніила, былъ только сынъ Владиміръ, который умеръ бездѣтнымъ (см. сей Исторіи Т. IV, стр. 92).

(487) Korona Polska подъ именемъ Ostrog, стр. 514: Domi Numa religiosus, fortis Romulo non inferior, и проч. Сей Легатъ былъ Пизонъ.

(488) Архив. Розрядн. Книга, л. 19: «Въ большомъ полку Бояринъ и Воевода К. Данило Васильевичь Щеня, да Бояринъ К. Семенъ Ивановичь Ярославской; въ правой рукѣ Бояринъ К. Осипъ Андр. Дорогобужской, да К. Ѳедоръ Васил. Оболенской, да К. Петръ Иван. Стригинъ, да съ Татары К. Иванъ Мих. Воротынской; въ передовомъ Бояринъ К. Мих. Ѳедор. Телятевской, да К. Петръ Васил. Оболенской, да К. Волод. Борисовичь Туренинъ-Оболенской; въ сторожевомъ Бояринъ Юрій, да Иванъ Васил. Шадра; въ лѣвой рукѣ К. Володимеръ Андр. Микулинской, да Дм. Вас. Киндыревъ, да Петръ Иван. Житовъ. А по вѣстямъ присланы на прибавку отъ Государя по К. Даниловѣ отпискѣ К. Семенъ Роман. Ярославскій, да Дмитрей Васил. Шеинъ; а велѣлъ К. Семену быть въ большомъ полку со К. Даниломъ, а Дмитрею въ передовомъ на Княже Петрово мѣсто Оболенскаго.»

(489) Архив. Розрядн. Книга, л. 21: «Бояринъ Юрьи Захар. писалъ къ Вел. Кн., что ему въ сторожевомъ полку быти не мочно: то мнѣ стеречи Князя Данила. И Кн. Вел. къ нему приказалъ со К. Константиномъ Ушатымъ: Гораздо ли такъ чинишь? Говоришь, тебѣ не пригоже стеречи Князя Данила: меня и моего дѣла? Каковы Воеводы въ большомъ полку, тако чинятъ и въ сторожевомъ: ино не соромъ тебѣ, » и проч. Вел. К. приказалъ напомнить Юрію, что знаменитый Бояринъ Ѳедоръ Давидовичь въ свое время не стыдился предводительствовать сторожевымъ полкомъ.

(490) Герберштейнъ Rer. Moscov. Comment. 7. Стриков. пишетъ (кн. XXI, гл 7): «Острожскій пойде къ Смоленску... и взя съ собою Воеводу Смоленскаго Кишку и вся Смольяны... и поимаша единаго отъ войска Московскаго именемъ Германа, иже прежде убѣже до Москвы (бѣ Дьякомъ у Богдана Сопѣги): той повѣда, яко Воевода Москов.

66

съ малымъ людомъ подъ Дорогобужемъ стоялъ, и се третій денъ пріидоша къ нему друзіи Воеводы... и не совѣтова, дабы сразитися... Обаче Литва, не имуще ему вѣры, повелѣша обѣсити (повѣсить) его; а сами поидоша, и прешедши село Лопачино, а не дошедши рѣки и села Ведроши, въ 10 поприщахъ отъ войска Москов. сташа, гдѣ увѣдѣша истинно, яко Москвы много и ожидаютъ Литвы. Константинъ, сотворивши совѣтъ съ Воеводы, пойдоша тѣсными лѣсы и блатнымъ путемъ, и сразишася... Москва уступивши вспять за рѣку Ведрошу къ своимъ великимъ полкомъ... Бѣ Москвы 40, 000 конныхъ, кромѣ пѣшихъ, а Литвы пол-четыре тысящи.» По другимъ извѣстіямъ силы были равныя: Герберштейнъ приписываетъ нашу побѣду не числу воиновъ, но искусству Воеводъ, которые умѣли скрыть засаду и во время употребить оную. Въ Москов. Лѣт. (въ Синодальной книгѣ подъ титуломъ: О древностяхъ Рос. Государства, Т. 1, л. 193 на обор.): «убили (Литовскихъ) большихъ людей 5000, а съ меньшими всѣхъ человѣкъ съ пол-осьмы тысящи побили.» Въ ветхомъ же Синод. Лѣт. No 365, л. 517: «а убіенныхъ Литвы и Ляховъ болши тритцати тысячь.» Въ первомъ именованы плѣнники, Друцкіе Князья, К. Юрій Михайловичь, К. Богданъ Одинцовъ, К. Богданъ Горинской, К. Олехно Масланской, К. Михайло Глушонокъ-Глазыничь, К. Тувешь Татаринъ, Иванъ Муникь, Староста купцевъ Смоленскихъ, и множество другихъ. По Ростов. Лѣт.: число ихъ простиралось до 500 или болѣе. Въ Арханг. Лѣт. «И срѣтошась обои полки о рѣцѣ о Тросни, и стояша много дній, и Литва перелѣзла по мосту, и бишась до 6 часовъ, имающеся за руки, и въ трупу конь не скочитъ... и мало ихъ утече, занеже Вел. Князя сила пѣшая зашли да мостъ посѣкли на Троснѣ.»

(491) Стриковскій: «Повѣдано бѣ, яко имъ руцѣ назадъ оловомъ залиты и ноги окованы; егда бо не можаше и добротою, тогда тяжкою неволею въ вѣрности ко крестному цѣлованію Московскій Князь принуждалъ, еже по семъ, аще и отъ неправаго сердца, сотвори умысльнѣ, и бѣ одаренъ Княжьскими имѣніи въ Москвѣ, и велія брани съ Татары имѣлъ и побѣждалъ.» Въ Арханг. Лѣт.: Князя Острожскаго оковавъ посла (Іоаннъ) на Вологду, и велѣлъ его не нужно держати и поити и кормити довольно; инымъ Княземъ и Паномъ кормили по полуденгѣ на день, а Острожскому по четыре алтына на день... а своимъ Воеводамъ воздалъ честь и дары и жалованья.»

(492) Въ Розрядн. Книгѣ Бекетова и другихъ: «И Кн. Вел. прислалъ о здоровьѣ спрашивать Петра Плещеева; а велѣно ему перво говорить Князю Данилу Васильевичу, да К. Осипу Дорогобужскому.»

(493) Въ Розрядн. Книгахъ сказано, что сраженіе было на рѣкѣ Подмѣ, на Тешковѣ полѣ. Въ Синод. Лѣт. No 110, л. 86: «Посылалъ Кн. Вел. своихъ братаничевъ... да Боярина Андрея Ѳедор. Намѣстн. Новогородскаго, да Кн. Александра Володимер Ростовскаго, Намѣстн. Псковскаго; они же Торопецъ взяша, и волости около Полотска и Витебска поплѣниша, а людей многихъ мечеви предаша.» Въ Лѣт. Псков. Графа Толстаго: «Прислалъ Кн. Вел. во Псковъ, чтобы отчина моя послужила на Александра Короля, а называли его Милостивымъ... и Псковичи порубившися съ 10 сохъ конь, а съ 40 рублевъ конь и человѣкъ въ доспѣсѣхъ, або были пѣши люди.» Они, взявъ Торопецъ, черезъ 11 недѣль возвратились.

(494) См. Дѣла Крымск., No 2, стр. 789.

(495) К. Иванъ Семеновичь Кубенской съ Ѳедоромъ Кушелевымъ, съ Подъячимъ и толмачами поѣхали изъ Москвы въ Апр. 1500, Ивань Григорьевъ

67

Мамоновъ 11 Авгус., К. Ѳедоръ Ромодановской 11 Марта въ 1501 году. Первый, доѣхавъ наконецъ до Тавриды безъ бумагъ, правилъ посольство на память. Ромодановскій, выкупленный въ Кафѣ толмачемъ Султанскимъ за 70 рублей, также немедленно отправился къ Менгли-Гирею. — Здѣсь въ первый разъ упоминается въ лѣтописяхъ о Козакахъ Азовскихъ: «Въ лѣто 7008 Сент. (1499) придоша Татарове Ординскіе Казаки и Азовскіе подъ Козельскъ и взяша сельцо Олешню; и К. Ив. Перемышльской и Одоевскіе Князи ихъ побиша, а иныхъ изымаша и приведоша на Москву. — И пріидоша на нихъ (на Кубенскаго) Татарове, Азовскіе Козаки, Угу Черкасъ да Коробай, и грабиша ихъ.»

(496) Въ донесеніи Ромодановскаго къ Государю (Дѣла Крымск. No 2, стр. 820) «Воевали Царевичи въ Литов. землѣ Хмѣльникъ, да и посадъ сожгли, да Вишневець, да Кременецъ, да Березынъ на Стырѣ рѣцѣ; да въ Ляцкой землѣ взяли городъ Рубешовъ, и сожгли, да городъ Люй на Бугу на рѣцѣ, да городокъ Белау, да Лвовъ, да Бойской на Сакалѣ на рѣцѣ, да Холмъ, да Люблинъ, да Красной Ставъ посадъ сожгли; да въ Литов. землѣ воевали Берестъ и посадъ сожгли, а съ города окупъ взяли; да воевали Каменецъ Литовской, да Володимерецъ, да Луческъ, да Бряславль; а полону, сказываютъ, взяли съ 50, 000 душъ; а пришли Царевичи по Николинѣ дни, а люди многіе по Рожествѣ пришли.»

(497) Дѣла Крымск. No 2, стр. 729: «Послалъ есми» — говоритъ Іоаннъ Менгли-Гирею — «къ Волошскому Воеводѣ своего Діака земского Микиту въ 1500 году, а съ нимъ послалъ есми къ Воеводѣ его человѣка Петра, » и проч.

(498) Стриков. Хрон. кн. XXI, гл. 7.

(499) Менгли-Гирей прислалъ къ Вел. К. (въ 1500 году) списокъ грамоты, полученной имъ отъ Александра. Въ ней сказано: «коли онъ намъ, зятеви своему, слова своего, докончаніа и присяги не дръжалъ: чи бы пакъ онъ имѣлъ тебѣ то долго держати? а онъ што и братьи своей роженой подѣлалъ также черезъ присягу свою, и какою ихъ смертію уморилъ? и инымъ сусѣдомъ своимъ то чинитъ» (Дѣла Крымск. No 2, стр. 762).

(500) Менгли-Гирей пишетъ къ Іоанну: «ко мнѣ съ пустыми рѣчми посылаетъ (Александръ), а въ Орду посла послалъ, и мои люди того въ Азовѣ видѣли» (см. тамъ же, стр. 758). Стефанъ Молдавскій (въ 1501 году) вызывался быть посредникомъ между Вел. Княземъ Литовскимъ и Менгли-Гиреемъ; но послѣдній никакъ не хотѣлъ заключить мира безъ своего друга, Іоанна, (см. тамъ же, стр 820).

(501) Мамоновъ писалъ къ Государю: «Сказывалъ Куртка» — человѣкъ Менгли-Гиреевъ, ѣздившій въ Польшу — «что В. К. Александръ ко брату своему, къ Королю Польскому, послалъ на дву возѣхъ серебра наймывать жолнырей пѣшихъ къ Смоленску» см. тамъ же, стр. 817).

(502) Гадебушъ Liefl. Jahbüch., Т. 1, стр. 253, 255.

(503) Тамъ же, стр 256.

(504) Посломъ Владислава Венгерскаго былъ Постельничій Матвѣй Цезелицкій, а Короля Албрехта Александръ Скорута (см. Дѣла Польск. Двора No 2, 55—60). Нарбутъ привезъ письмо отъ Троцкаго Воеводы, Яна Забережскаго, къ Іоаннову Боярину, Якову Захарьевичу, въ коемъ онъ именемъ всего Литовскаго Сената убѣждалъ его стараться о заключеніи мира.

(505) Стриков. Хрон. кн XXI, гл. 7.

(506) Супруга Александрова, Елена, какъ иновѣрная, не могла быть коронована: см. Кромера, стр. 440.

68

(507) Въ Розряд. Книгахъ: «Мая въ 14 день (1501) въ розрядѣ написано, въ рѣчи Ноугороцкымъ Намѣстникомъ, К. Семену Роман. да Ивану Андр. Колычеву Лобану съ Ярцомъ Зайцовымъ: будетъ дѣло отъ Литвы, ино бы шолъ Намѣстн. К. Семенъ, а быти съ Великого Князя сыномъ, съ В. К. Васильемъ. Въ большомъ полку К. Вел. Василій Ивановичь, да съ нимъ Намѣстн. К. Семенъ; въ правой рукѣ К. Иванъ Буйносъ, Княжь Александровъ сынъ Хохолковъ-Ростовской, К. Иванъ Гундоръ; въ передовомъ К. Иванъ Тулупъ, да Михайла Андр. Колычовъ; въ сторожевомъ Игнатій Образецъ; въ лѣвой рукѣ Иванъ да Василей Григорьевы дѣти Морозовы.» Въ лѣтописяхъ: А въ Новѣгородѣ велѣлъ (Государь) быти Владыкѣ Геннадію, да Намѣстнику Ивану Андр. Лобану-Колычову, да Дворецкому Ивану Мих. Волынскому, да съ ними Дьяку Сумороку Вокшерину, да Дворцовому Дьяку Ермолѣ.»

(508) Сыномъ Юрія Лугвеніевича. Въ Розряд. Книгахъ: «А Ѳедня Крылова изъимали, и посады пожгли; а Мих. Ижеславской, да Якушъ Костевинъ, да Остафей Дашковъ утекли въ городъ. А въ больш. полку со Княземъ Стародубскимъ и съ Шемячичемъ были К. Алексан. Володим. Ростовской, да Семенъ Иванов. Воронцовъ; въ передовомъ К. Петръ Семен. Ряполовской-Лобанъ, да К. Иванъ Мих. Воротынской; въ правой рукѣ Григорей Ѳедор.; въ лѣвой Иванъ Васил. Жукъ; въ сторожевомъ К. Василій Васил. Ромодановской.» Получивъ отъ Воеводъ извѣстіе о побѣдѣ, Вел. К. отправилъ къ нимъ Ивана Микулина Яраго съ изъявленіемъ милости; приказалъ Ростовскому и другимъ Воеводамъ быть къ себѣ, а Воротынскому и Ряполовскому остаться въ Стародубѣ.

(509) Въ Псков. Лѣт. Графа Толстаго сказано, что Нѣмцы остановили 25 судовъ Псковскихъ съ товаромъ и людей 150. Далѣе: «послаша Псковичи въ Юрьевъ Олексѣя судью, чтобы гостя отпустили; и Алексѣя пріяли, а гостя не отпустили; и другаго посла пріяша, отпустивъ Олексѣя, и посольство пословаша на Вѣчи отъ Нѣмецъ, чтобъ наше святъство отдали и мощей и татьбу, что крали Петра и Павла. И Псковичи третьяго посла послаша, и Нѣмцы втораго посла отпустили съ тѣмъ же посольствомъ, а третьяго пріяша. И Новогородскіи Намѣстники своего посла послаша, и того пріяша, а товаръ изъ учановъ вывезоша на Юрьевъ, а гостей въ погребъ посажали.»

(510) См. Руссова, Кельха, Арнта, Гадебуша подъ г. 1501. Плеттенбергъ, готовясь къ походу, извѣстилъ Вел. Магистра Нѣмецкаго, что онъ будетъ около 15 Авг. на границѣ Россійской, прибавляя о Королѣ Александрѣ: up welke Tyt sick vick de Here Groitf. (Литовск.) mit den sinen vermuge unses Bundes an gelegenen Enden unns dorch Viande Lande so dat ouerkomen under egen verfolgend wirt, и проч. См. между моими Кенигсбергс. бумагами No 716.

(511) См. Псков. Лѣт. Графа Толстаго. Вел. Кн., исполняя прозьбу Псковитянъ, прислалъ къ нимъ сперва Шуйскаго, а черезъ недѣлю К. Данила Пенка. «И жили во Псковѣ 3 недѣли, а Псковичамъ много проторы: овса 100 зобницъ, а сѣна 100 стоговъ; да кое на колачи, кое на хлѣбы 25 рублевъ на одинъ день.» Псковитяне 4 раза посылали въ Москву съ требованіемъ защиты.

(512) См. Руссова, Кельха, Арнта. — Въ Архив. Лѣт.: «Тое же осени послалъ Кн. Вел. Воеводъ своихъ, Кн. Данила Александ. Пенка и иныхъ.» Въ Розряд. Книгахъ сказано въ одномъ мѣстѣ: «въ большомъ полку К. Дан. Ал. Пенко да со Пскова велѣлъ итти Намѣстнику своему К. Ивану Горбатому, со Псковичи.» Въ другомъ мѣстѣ:

69

«въ большомъ полку Кн. Пенковъ, да Кн. Василей Васильевичь Шуйской, въ правой рукѣ Иванъ Борисовичь Захарьинъ, да Кн. Андр. Кропотка, да К. Ив. Гундоръ большой; въ передовомъ К. Ив. Тулупъ, да Мих. Андр. Колычевъ, да К. Ѳедоръ; въ лѣвой Петръ Борисов. Захарьинъ, да Иванъ да Василей Григорьевичи Поплевины; въ сторожевомъ К. Ив. Буйносъ Ростовской, да Образецъ Симской.»

(513) Въ Псков. Лѣт. Г. Толстаго сказано, что войско наше выступило изо Пскова 22 и 23 Авг.; что другое, состоящее изъ добровольныхъ людей, отправилось на лодкахъ, но ничего не сдѣлало; что Псковитяне начали битву, и потерявъ 20 человѣкъ, убили множество Нѣмцевъ и Чуди; что сраженіе сдѣлалось общимъ; что Псковитяне, видя своего Воеводу, Посадника Ивана Теншина, убитаго, обратили тылъ; что Москвитяне слѣдовали ихъ примѣру, «Изборяне, выскоча изъ Изборска, какъ бѣжали мимо, и грабиша быто Московское и Псковское, » и проч. Тамъ же означены день и мѣсто. Въ другихъ лѣтописяхъ: «Срѣтоша ихъ (нашихъ Воеводъ) Нѣмцы, многіе люди, безвѣстно на Сирицѣ, и потопташа ихъ Нѣмцы, понеже Вел. Князя Воеводы не успѣли воорудитися; и на томъ бою убили изъ пушки Ив. Борисовича Бороздина, а иныхъ немногихъ людей побиша... И К. Данило отойде и ста во Псковѣ.» Ливонскіе Историки, Руссовъ и Кельхъ, сказываютъ только, что сраженіе было въ нашихъ предѣлахъ 7 Сент. (см. ниже), вмѣсто 27 Авг.; другіе же (Арнтъ, Гадебушъ) несправедливо полагаютъ оное близъ Магольма, въ трехъ миляхъ отъ Везенберга и въ двухъ отъ Финскаго залива.

(514) См. Псков. Лѣт. Гр. Толстаго, гдѣ сказано: «Поидоша (Россіяне) противу Нѣмцевъ по другую сторону Великой рѣки, и ту бишася много на бродахъ, и пріидоша Нѣмцы къ Острову городку, и начаша бити пушками и огненные стрѣлы пущати Сент. въ 7» (см. выше, примѣч. 513) «и плѣниша домъ Св. Николы и огнемъ выжгоша... и того дни прочь отойдоша... къ Изборску, и ночеваша, а назавтріе пойдоша прочь и западоша (скрылись въ засадѣ); а Изборяне пріидоша на станъ, и удариша (на нихъ) Нѣмцы западные и гнашася за ними до самыя стѣны, и всѣхъ изсѣкоша, а иныхъ руками яша, 130 человѣкъ.»

(515) Въ Псков. Лѣт. Гр. Толст.; «Тогоже времени Нѣмцы съ Литвою совокупишася, а быти было имъ вмѣстѣ подо Псковомъ, и Панъ Чернякъ не поспѣлъ: подъ Опочкою услышилъ, что Нѣмцы выжгли Островъ; а Литва мало не взяли Опочки: Спасъ ублюде.»О болѣзни Нѣмцевъ см. Руссова, Кельха, Арнта.

(516) Въ Архив. Лѣт. и въ другихъ: «И Кн. Вел. послѣ послалъ К. Данила Васильевича Щеню, да К. Вас. Васильев. Шуйскаго въ большомъ полку, въ передовомъ Кн. Александра Васильев. Оболенскаго, да Петра да Василья Борисовыхъ; въ правой К. Михайла Телятевскаго, да К. Володимера-Микулинскаго, да Петра Житова; въ сторожевомъ Ив. Андр. Лобана Колычева, да Игнатья Образца, да Андр. Короба; а въ лѣвой К. Михайла Карамыша, да К. Ив. Щетину Оболенского, да Дмитрея Киндырева со многими людми Нѣмецъ воевати Ливонскіе земли... Воеводыжь Вел. Кн., два Князя Данила» (т. е. Щеня и Пенко) «съ товарищи начаша плѣнити, » и проч. — Плеттенбергъ въ исходѣ Ноября вторично писалъ къ Вел. Магистру Нѣмецкому о семъ впаденіи Россіянъ, соединенныхъ съ Татарами (mircklichen Таll Tataren), о разлитіи водъ и худыхъ дорогахъ: so vick der gelykene by Menschen Dechtnissen nue gehört, и проч. См. между моими Кенигсб. бумагами No 717.

70

(517) См Руссова и Кельха.

(518) Архив. Лѣт. и въ другихъ: «И внезапу лучися имъ (Воеводамъ) бой великъ Ноября въ 24, на третьемъ часу ночи: пріидоша Нѣмцы безвѣстно съ стороны со многою силою, съ пушками и съ пищальми, и Божіею милостію Воеводы Вел. Кн. одолѣша: овѣхъ побиша, и иныхъ поимаша, а множество ихъ утече, » и проч. Въ Псков. Лѣт. Гр. Толстаго: «Посла Вел. Кн. своего Воеводу К. Ал. Оболенскаго съ силою Московскою и Царя Тотарскаго (Магметъ-Аминя) съ Татары... а взяша собѣ Воеводы (Московскіе) праву руку, а Псковичи лѣвую, и услышавши Воеводы, что подъ Гелменемъ сила Юрьевская, и изъясачившися и пойдоша на нихъ, и на первомъ сступѣ убіенъ К. Оболенскій за Св. Троицу... и биша поганыхъ на 10 верстъ, и не оставиша ихъ ни вѣстоноши; а не саблями свѣтлыми сѣкоша ихъ, но биша ихъ Москвичи и Татарове аки свиней шестероперы, и идоша мимо Юрьевъ и Ругодивъ къ Иванюгороду; а Псковичи трупъ наѣхаша на 3 день, а не вѣдаша того бою, и выйдоша вси здрави.» См. также Руссова, Кельха, Арнта. Плеттенбергъ отъ 28 Дек. изъ Вейсенштейна писалъ къ Вел. Магистру Нѣмецкому, что онъ вышелъ наконецъ съ войскомъ въ поле, но не могъ нигдѣ догнать Россіянъ и долженъ былъ остановиться; что они между тѣмъ осадили Гельметъ, и что нѣкоторые Рыцари съ людьми набранными въ Гарріи, въ Вирландіи и съ дружиною Епископа Дерптскаго хотѣли отразить ихъ 24 Ноября, убили тысячи двѣ непріятелей, но сами также потерпѣли уронъ (sо іst des Bischops Volk enen Dach touorn in der Nacht van den Vianden bedrangt und bith to Helmede vor dem Slotte erslagen worden) См. мои Кениг. бумаги No 718.

(519) Марта 9 «убили Ивана Андреев. Лоб. Колычова, да Михайла Смолка, Иванова сына Слизнева и иныхъ 20 человѣкъ: понеже тогда съ Иваномъ Андреев. были не многіе люди, а Нѣмцы пришли многіе люди.» Въ Кенигсб. бумагахъ, No 719 и 720, въ донесеніяхъ Ландмаршала и Коммандора Ревельскаго къ Магистру, описано сіе нападеніе Ливонцевъ: первый жегъ и грабилъ семь дней около Краснаго; а вторый хвалится побѣдою, одержанною имъ при Иванѣ-городѣ валъ 1600 латниками Московской конницы, de all woll gewappenth, geharnschet unde schöne geßyret werenn .... meyste Deyl Beyarenn. Нѣмцы убили 200 человѣкъ и гнались за бѣгущими до города Ямы; возвратились отъ усталости и сожгли предмѣстіе Иванягорода. — Въ Псков. Лѣт. Гр. Толстаго: «Марта 17 пришедши Нѣмцы ко Красному городку, и въ Коройбору волость взяша, и головъ посѣкоша много, а въ городѣ притужно было, и Богъ ублюде, и завѣщаша церковь поставити Св. Пятницу; а Нѣмцомъ видѣлося за Синею рѣкою на горѣ отъ часовни Св. Георгія сила велика... и побѣгоша... а Псковскіе Воеводы не пособиша имъ ничимъ же.»

(520) Иванъ Мамоновъ писалъ къ Вел Кн. въ Іюнѣ 1501: «Сказываютъ, Государь, что Орда нынѣча худа... прикочевала къ Дону за тѣмъ, что Муртоза нынѣ въ Тюмени, а съ Муртозою Азика Кн.; а Тюмень и Черкасы Ордѣ недруги; и тамъ ся Орда отвселя блюдетъ: за тѣмъ тамъ и не пахали.» (Дѣла Крым. No 2, стр. 818) Выкупленный изъ неволи посолъ нашъ, Кн. Ромодановскій, догнавъ Менгли-Гирея на Ярышѣ, извѣстилъ Государя, что сей Ханъ думалъ воевать Литву, но принужденъ былъ итти на Ахматовыхъ сыновей, чтобы не допустить ихъ до соединенія съ Литвою. Самъ Менгли-Гирей писалъ къ Вел. К. изъ своего стана при Кобыльей Водѣ: «Шихъ-Ахметъ и Сеидъ-Махмутъ къ Дону пришли, на

71

Кандаузскомъ песку возитись хотятъ... Десять тысячь человѣкъ посадивъ на конь, къ намъ пришли... въ судѣхъ пушки и пищали пришлешь, только славы дѣля, имя бы было» (стр. 824). Іоаннъ 7 Авг. послалъ Магметъ-Аминя съ Нордоулатовыми Уланами и К. Ноздроватаго, велѣвъ имъ взять съ собою Воеводъ Рязанскихъ, Великой Княгини и К. Ѳеодора (см. Розрядн. Книги г. 1501). Иванъ Мамоновъ, находясь въ походѣ съ Менгли-Гиреемъ, писалъ: «Шигь-Ахметъ Царь съ Сеидъ-Махмутомъ Царемъ Базаръ роздѣлилъ.. и не дошодъ Дону, да разбранивъ съ Шигъ-Ахметемъ, Сеидъ-Махмутъ отъ него воротился, да пошолъ къ Асторохани, а рати, сказываютъ, съ Шигъ-Ахметемъ и съ Салтаны и со Князьми конныхъ и пѣшихъ тысячь съ двадцать, а послы Литовской и Польской съ нимъ, да перешодъ Донъ, да тутъ себѣ учинилъ крѣпость; а Менгли-Гирей дошолъ Орды Шихъ-Ахметя въ Середу передъ Оспожинымъ заговѣньемъ, да противъ ихъ крѣпость учинилъ» (стр. 836). Менгли-Гирей 7 Авг. прислалъ гонца въ Москву требовать себѣ корму и людей, а черезъ 5 дней увѣдомилъ Іоанна о своемъ отступленіи, говоря: «корму у насъ нестало, а слышелъ есми, къ Шахь-Ахметю Мусинъ Княжей сынъ Шихимъ-Мурза ѣдеть... Шихъ-Ахметъ охудѣлъ, и ты бы Казаковъ своихъ послалъ Улусовъ его воевати и животину отгонити... Въ борзыхъ днехъ того нашего недруга дасть намъ Богъ, чаемъ. Молвя, жиковиною запечатавъ, ярлыкъ послалъ есми, мѣс. Іюля въ 18 день.» — Авг. 30 Вел. Кн. писалъ къ Менгли-Гирею (стр. 842): «Шихъ-Ахметь пришелъ къ нашихъ Князей отчинѣ, къ Рыльску, и наши Князи К. Семенъ Иван. и К. Василей Шемячичь и наши Воеводы со многими людми пошли противъ ихъ.» Стриковскій въ своей Хроникѣ пишетъ ложно, что Шигъ-Ахметъ имѣлъ 100, 000 воиновъ, разбилъ Менгли-Гирея, опустошилъ владѣнія Московскія до Брянска, и взявъ Новгородъ Сѣверскій съ другими мѣстами, отдалъ ихъ Александрову послу, Пану Михайлу Халецкому. Менгли-Гирей въ Генв. 1502 года увѣдомлялъ Іоанна, что Ахматовы сыновья зимуютъ близъ устья Семи (или Сейма), около Бѣлагорода, и что онъ велѣлъ жечь степи (стр. 855; см. еще стр. 926). Въ Мартѣ Вел. К. отправилъ въ Тавриду посла Алексѣя Заболоцкаго и приказалъ сказать Хану: «Хотѣлъ есми къ тебѣ послати и судовую рать съ пушками и съ пищальми» (когда Менгли-Гирей стоялъ на Тихой Соснѣ) «и мнѣ нынѣ рати своей къ тебѣ послати не лзѣ, за тѣмъ, что нашъ недругъ Литовской, снявся съ Нѣмцы, стоитъ противъ насъ.»

(521) См. Кромера de Reb. Polon. стр. 440.

(522) См. тамъ же.

(523) Дѣла Крым., въ Посольствѣ Заболоцкаго, стр. 868: «Сего лѣта присылалъ ко мнѣ Азика К. братанича своего Камбарама, съ тѣмъ, чтобы язъ (Іоаннъ) Азику къ себѣ взялъ, а Азикѣ бы моимъ жалованьемъ своего Юрта доставати; да и о Сеитъ-Махмутѣ Царѣ говорилъ, чтобы язъ къ себѣ взялъ... Приказалъ есми, чтобы ко мнѣ пошли, твоего для дѣла да и своего.»

(524) Дѣла Крымск. стр. 867, и Архив. Лѣт. 173. Сей посолъ, Князь Хазъ Согеръ, пріѣхалъ въ Декабрѣ съ людьми шурина Менгли-Гиреева, Тевекеля, Улусника Шихъ-Ахметова.

(525) Въ Архив. Лѣт.: «тое же зимы, Марта (1502), отпустилъ К. Вел. посла Большіе Орды, да съ нимъ своего посла, Давыда Лихарева Ясельничего о любви же.»

(526) См. Архив. Лѣт. 174, и Дѣла Крым. стр. 332. Іюня 28 съ сею вѣстію возвратился изъ Крыма Ѳедоръ Михайловъ сынъ Киселевъ, посланный

72

туда 7 Окт. 1501; а 3 Іюля пріѣхалъ въ Москву посолъ Менгли-Гиреевъ съ грамотами.

(527) См. Дѣла Крым. стр. 957. 16 Окт. 1502 года послалъ Вел. К. въ Тавриду Ивана Никитина Берсеня Беклемишева, приказавъ къ Менгли-Гирею: «Коли Шихъ-Ахметъ Царь отъ нашего недруга отъ Литовскаго отстанетъ, а брату моему Менгли-Гирею лиха не учнетъ чинити, и язъ, уповая на Бога, хочю ему Азторокани доставати.» Передъ тѣмъ были въ Москвѣ Шигъ-Ахматовы послы, Чятырбай и Аллагъяра. Царемъ Астраханскимъ былъ тогда дядя Шигь-Ахметовъ, Аблекеримъ (см. тамъ же, стр. 987).

(528) См. Дѣла Крым. г. 1504, въ письмѣ Менгли-Гиреевомъ къ Вел. К., стр. 1100.

(529) См. тамъ же, въ письмѣ Вел. К. къ Менгли-Гирею, 20 Авг. 1504.

(530) См. Стрик. Хрон., кн. XXII, гл. 3, 4 и 6. Шигъ-Ахметъ умеръ послѣ 1505 года. — Объ Астраханскихъ Царевичахъ см. ниже, примѣч. 629, г. 1502.

(531) Александръ въ 1502 году предлагалъ Хану Крымскому миръ весьма выгодный, уступалъ ему нѣкоторыя мѣста, обязывался ежегодно присылать дары, изъявлялъ желаніе помириться и съ Вел. К., говоря въ письмѣ къ Менгли-Гирею: «Ино сколько лиха межъ насъ ни будетъ, а Ивану Князю, взявъ Литовская вотчина, не продержати; а мнѣ взявши Московскую отчину не продержати.» Менгли-Гирей прислалъ сію грамоту къ Іоанну. См. Дѣла Крым. стр. 982.

(532) Въ наказѣ послу Берсеню Беклемишеву сказано: «язъ (Іоаннъ) былъ Абдылъ-Летифа пожаловалъ посадилъ на Казани, и онъ мнѣ почялъ лгати, и ни въ какихъ дѣлѣхъ не учялъ управы чинити, да и землѣ Казанской учялъ лихъ быти, и изъ его того дѣля съ Казани свелъ и держу у себя.» Дѣла Крым. стр. 1007.

(533) Архив. Лѣт. г. 1502, л. 173: «Тое же зимы, Генваря, послалъ К. Вел. въ Казань К. Вас. Ноздроватаго, да Ивана Телешова, велѣлъ поимати Царя... а на Казань пожаловалъ Магметъ-Аминя, да и Царицу ему далъ, невѣску его Алегамовскую; а со Царемъ послалъ въ Казань К. Семена Борисов. Суздальскаго, да К. Василья Ноздроватаго.» Въ Арханг. Лѣт.: «К. Вел. велѣлъ К. Казанскому Калемету поимати Царя; онъ же пріѣхавъ съ Москвы въ веснѣ на поле водѣ, Царя поималъ, да сковавъ въ желѣза къ Москвѣ послалъ; а К. Вел. на Казань послалъ Магметъ-Аминя Царя: онъ же пріѣхавъ въ Казань, да К. Камелета убилъ, а на Вел. Кн. гнѣвъ держа.»

(534) См. Дѣла Крым. стр. 1029 и 1030. «Тебѣ, надѣюсь, вѣдомо» — пишетъ Менгли-Гирей — въ Эндустанской землѣ Кергеденемъ зовутъ однорогъ звѣрь, и рогъ его о томъ дѣлѣ надобенъ, у кого на рукѣ будетъ, какъ ѣдячи то лизати, и въ той ѣствѣ что лихое зеліе будетъ, и тому человѣку лиха не будетъ. Слышелъ есми Кергеденевъ рогъ въ Ханъ-Дыкаровѣ казнѣ есть, и просити послалъ есми, и онъ двѣ жиковины (два перстня) нарядивъ послалъ ко мнѣ, » и проч.

(535) См. тамъ же, стр. 1021.

(536) Въ Архив. Лѣт. г. 1502, л. 174: «Апрѣля 11 опалился К. Вел. на внука своего и на его матерь, и отъ того дни не велѣлъ ихъ поминати въ охтенъяхъ и на литіяхъ, ни нарицати Великимъ Княземъ, и велѣлъ ихъ посадити за приставы... Апр. въ 14 день пожаловалъ сына своего, Василья, посадилъ на Великое Княженье, на Володимерское и Московское всея Руси.» Въ Арханг. Лѣт. стр. 174: «А внука своего посадилъ въ камень, и желѣза на него возложилъ.» Въ томъ же Лѣтописцѣ сказано послѣ, что Димитрій былъ окованъ уже

73

при Вас. Іоанновичѣ. — Въ Ветхомъ Синод. Лѣт. No 365, л. 519 на обор.: «за нѣкое ихъ прегрѣшенье съ очей сосла и въ крѣпости посади до ихъ смерти.»

(537) Дѣла Крым., стр. 967, 1009, 1131.

(538) Елена погребена въ Вознесенскомъ монастырѣ. — Въ Переписной Книгѣ Архива Посольскихъ Дѣлъ означена тетрадка, а въ ней писано, какъ стеречи внука: нѣтъ сомнѣнія, что это былъ наказъ В. К. Іоанна, данный надзирателямъ Димитрія. Къ сожалѣнію, сія книжка утратилась послѣ 1614 года.

(539) Въ грамотѣ Вел. К. къ послу Заболоцкому, Іюля 1502: «Мнѣ сказывали, что Стефанъ Воевода нашыхъ пословъ да и мастеровъ къ намъ не отпуститъ, ни денегъ, ни платья, ни коней имъ на путь не дасть» (Дѣла Крым. стр. 942).

(540) См. Кантемирову Исторію Оттоманской Имперіи.

(541) 14 Іюля. Въ большомъ полку съ Димитріемъ Воевода К. Василій Даниловичь Холмскій и Яковъ Захарьевичь; въ передовомъ К. Симеонъ Иванов. Стародубскій, К. Вас. Иван. Шемячичь, К. Алекс. Владим. Ростовскій, К. Михайло Корамышь; въ правой рукѣ К. Ѳедоръ Борисов. Волоцкой, К. Ѳедоръ Иван. Бѣльской, Димитрій Васил. Шеинъ; въ лѣвой К. Ѳедоръ Иван. Рязанской, Воевода Москов. К. Василій Мнихъ Стрига-Ряполовскій, К. Ив. Михайл. Рѣпня; въ сторожевомъ К. Ив. Борис., К. Михайло Ѳедор. Теляшевской, К. Ѳед. Васил. Телепень, К. Констант. Ярославской. Выступили въ походъ изъ Воронцова. См. Розряд. Книги.

(542) Дѣла Крым., стр. 964: «Смоленска не взяли за тѣмъ, что пришла великая рать, ино корму не стало.» Такъ долженъ былъ сказать посолъ Беклемишевъ Менгли-Гирею. Димитрій возвратился въ Москву 23 Окт.

(543) Стриков. (кн. XXI, гл. 7) пишетъ: «Староста Жмодскій со всею Литовскою, также Черный Чехъ со всѣми иноземцы, прешедше рѣку Днѣпръ, подъ Оршу иде съ Татарами Заволоскими: что слыша К. Димитрій, вскорѣ побѣже къ Москвѣ; а Литва ста на горахъ, и бѣ тамо чрезъ всю есень.» Король Александръ, въ письмѣ своемъ къ Магистру хвалясь счастливыми вылазками Смоленскихъ Воеводъ, изъявлялъ опасеніе, чтобы они не сдалися отъ голода и заразы, производимой множествомъ гніющихъ мертвыхъ тѣлъ подъ стѣнами (см. мои Кенигсб. бумаги, No 721).

(544) См. Дѣла Крым. стр. 992 и Розряд. Книги. Въ большомъ полку находились Князья Стародубскій, Шемякинъ, Александр. Володим. Ростовскій; въ правой рукѣ Бояринъ и Воевода К. Васил. Семенов. Одоевской и Вел. Княгини Рязанской Воевода Яковъ Захарьев.; въ передовомъ Бояринъ и Воевода К. Ив. Семенов. Одоевской-Сухорукъ, К. Ив. Мих. Воротынской и Брянской Намѣстникъ, Ив. Васил. Жукъ; въ лѣвой Бояринъ и Воевода К. Ив. Мих. Оболенской Рѣпня и Воевода К. Ѳедора Рязанскаго, Чавка Васильевъ Дурной; въ сторожевомъ К. Васил. Васильев. Ромодановской.

(545) Герберштейнъ въ Comment. стр. 85.

(546) Въ Продолженіи Нестор. Лѣтоп., стр. 344: «Пріидоша Нѣмцы и Местеръ со многимъ воинствомъ и стояша подъ Изборскомъ, и биша стѣны многими пушками, и градъ разбиша, и оттолѣ поидоша за Великую рѣку подъ градъ Псковъ, и стояша подъ градомъ, и стѣны биша многими пушками и пищальми, и граду не доспѣша ничтоже.» — Въ Псков. Лѣт. Гр. Толстаго: «Пріиде Мастеръ Сент. во 2 день ко Изборску, и городка Богъ ублюде... а стоялъ подъ городкомъ одну нощь... Того же мѣсяца въ 6 день пришли (Нѣмцы)

74

на Завеличье, и Псковичи зажгоша посадъ, и вышли противъ ихъ... и биша пушками на городокъ на Кромъ, а дѣтинца Богъ ублюде... и пошли на бродъ къ Выбуту, и Псковичи противу ихъ, да много билися съ ними на броду, и перебродилися Нѣмцы къ Полонищу и къ стѣнѣ лѣзли... и стояли на Полонищи 2 дни и прочь отошли... А ждала Псковская сила Москов. Воеводъ въ Пескахъ по два дни... а Нѣмцы выжгоша мостъ на Черехѣ, и пойдоша въ бродъ, куда они поганіи не бывали... и ожгоша Псковичи около Полонища посады и Гремячюю гору.

(547) Въ Продолженіи Нест. Лѣтописца, стр. 344: «И Кн. Вел. послалъ Воеводъ своихъ, въ большомъ полку Боярина К. Данила Васильев. Щеню, да Боярина К. Ив. Васил. Шуйскаго, да К. Бориса Иванов. Тулупова (или Тебетуланова); въ правой рукѣ Бояр. К. Осипа Андр. Дорогобужскаго да Окольничего Петра Иванов. Житова; въ передовомъ Боярина К. Василья Васил. Шуйского, да К. Петра Семен. Ряполовскаго Лобана; въ сторожевомъ Окольничего Семена Карповича, да Мих. Семен. Колычева; въ лѣвой рукѣ Бояр. К. Володим. Андр. Микулинского, да К. Семена Ромодановского, со множествомъ воинства (изъ Новагорода) во Псковъ противу Нѣмецъ. Нѣмцы же убоявшеся отступиша отъ града за 30 поприщъ. Воеводы же Вел. К. обойдоша ихъ отъ града Изборска, и срѣтошася съ Нѣмцы на озерѣ на Смолинѣ и учиниша имъ бой м. Сент. въ 13 день, и бишася, разыдошася обои; и на томъ бою убиша К. Ѳедора Кропотича (Александровича Кропоткина), да Григор. Дмитр. сына Давидовича, да Юрья Тимоѳеева сына Юрлова (Плещеева) и иныхъ многихъ Дѣтей Боярскихъ, а Нѣмецъ падоша безчисленно; и оттолѣ Нѣмцы отыдоша во свояси, а Воеводы Вел. К. разыдошася и съ своимъ воинствомъ къ собѣ.» — Въ Архив. Лѣт.: «И Воеводы доидоша ихъ (Нѣмцевъ) на Смолинѣ, и сказаша Воеводамъ Данило Щекинъ, да Лева Харламовъ, што Нѣмцы бѣжатъ, и люди многіе Вел. К. изъ полковъ погониша, а полки изрушили, и кошевыхъ (обозныхъ) людей Нѣмецкихъ многихъ побили, и пришли на полки Нѣмецкіе, а Нѣмцы стоятъ исполчася, и Вел. Князя людей не много избиша, которые пришли изрывкою, а сами ся остали, потому что у Вел. Кн. Воеводъ полки ся изрушили.» Въ Псков. Лѣт. Гр. Толстаго: «И погнашася Воеводы Вел. Князей и Псковичи, и нагнаша Нѣмцевъ въ озеровахъ на Могилникѣ, и Нѣмцы кошъ свой поставиша опричь, и молвиша: толке де Русь ударится на кошъ, и мы-де выйдемъ изо Псковской земли; а толке же де и на насъ, ино туто вамъ головы покласти своя. И Псковичи первое ударишася на кошъ, и потомъ Москвичи, и начаша межи собя дратися о бытѣ Нѣмецкомъ, а Чюдь кошевую всю присѣкоша, и Нѣмцы въ то время сступишася съ Москвичи и со Псковичи, и бысть сѣча, а не велика, и К. Псковскій Иванъ Горбатой нача заганивати Псковичь, чтобъ на ѣхали розно; а они вси по закустовью, и начаша ему Псковичи прозвище давати Опрѣмомъ и Кормихномъ: аще бы не тотъ Г. Кн. Иванъ велѣлъ стѣну деревянную поставити около Полонища и бродей, ино все тобъ дымомъ взялося и до старой стѣны.» — Гербершт., стр. 85, пишетъ, что Нѣмцы, малочисленные и тяжело вооруженные, не могли гнаться за Россіянами, которые ободрились, снова напали на пѣхоту Орденскую, состоявшую изъ 1500 человѣкъ, и разбили оную; что отъ измѣны Гаммерштетовой погибло около четырехъ сотъ Ливонскихъ пѣшихъ воиновъ; что остальные вмѣстѣ съ конницею благополучно возвратились въ свою землю. Онъ самъ видѣлъ Гаммерштета въ Москвѣ при

75

Дворѣ Василья Іоанновича. — Ливонскіе Историки пишутъ, что у Магистра было 7000 всадниковъ, 1500 Нѣмецкихъ солдатъ, 5000 Курляндскихъ, Летландскихъ, и нѣсколько сотъ Эстонскихъ крестьянъ; что плѣнники сказали ему о числѣ Россіянъ, которые показались въ двѣнадцати толпахъ; что Магистръ привелъ ихъ въ безпорядокъ дѣйствіемъ своей артиллеріи; что нашихъ убито 40, 000, а Ливонцевъ 400 пѣшихъ, нѣсколько всадниковъ, Капитанъ Матвѣй Пернауеръ, Поручикъ Генрикъ, брать его, и Прапорщикъ Конрадъ Шварцъ (см. Руссова, Кельха, Арнта и Гадебуша).

(548) См. Дѣла Польск. No 2, стр. 64—67.

(549) Петръ, Воевода Ланчинскій; Станиславъ Глѣбовичь Маршалокъ; Войтекъ Яновичь, Кухмистръ Королевинъ; Янъ Бучицкій, Подчашій; Петръ Врицымовской, Стольникъ Краковскій; Иванъ Сапѣга, Писарь Королевскій, и Канцлеръ Королевинъ (см. тамъ же, стр. 67—69).

(550) Сей отвѣтъ Іоанновъ находится въ Дѣлахъ Крым. No 2, стр. 998.

(551) Плеттенбергъ, увѣдомляя Вел. Магистра Нѣмецк. о возвращеніи своихъ пословъ изъ Москвы, говоритъ: sye van dem Großfursten zcur Moscow und seinen Hern vil Widderwertigkeith, Frevel and Schmaheit, umb der Vorbuntnisse willen zcwischen Konig. Majest. Und uns gescheen, das durch nu die Russischen Lande im Furstenthume zcu Lettawen einzcunemen vorhindert is, geleden und gehad haben (см. мои Кенигсберг. бумаги No 740). Онъ называетъ сіе перемиріе жалостнымъ и постыднымъ для Короля. Тогдашній мирный Плеттенберговъ договоръ съ Вел. К. состоялъ изъ 54 статей, но утратился. Знаемъ только, что Епископъ Дерптскій обязывался въ ономъ платить дань Россіи. Ливонскіе и въ особенности Дерптскіе земледѣльцы (какъ пишутъ) искони давали Новугороду и Пскову извѣстное количество меду и воску (см. Арнта Liefl. Chr. 177). Важность сего обстоятельства увидимъ въ царствованіе Іоанна IV.

(552) См. Дѣла Крым., стр. 1050, 1054, 1055, 1128. Иванъ Беклемишевъ (см. выше, прим. 527) не доѣхалъ до Тавриды: Царевичь Ногайскій, Ахметъ, сынъ Мамуковъ, напалъ на него близъ Оскола и плѣнилъ многихъ бывшихъ съ нимъ людей: Беклемишевъ ушелъ обратно въ Москву. Въ Сент. 1503 Вел. К. отправилъ къ Менгли-Гирею Ивана Иванова Ощерина. Кромѣ пословъ, съ обѣихъ сторонъ ѣздили гонцы съ письмами.

(553) Дѣла Польск., No 2, стр. 69—70. Послами были Бояринъ и Окольничій Петръ Мих. Плещеевъ, Бояр. и Дворецкой Конст. Григорьев. Заболоцкой, Окольничій Мих. Яков. Яропкинъ, и Дьякъ Никита Моклоковъ. Ихъ сослали въ Троки.

(554) Дѣла Польск. No 2, стр. 70—71.

(555) Тамъ же, стр. 82. Іоаннъ посылалъ тогда къ Еленѣ Дьяка Губу-Моклокова, который долженъ былъ таить свое порученіе отъ мужа ея. Она велѣла сказать родителю, что есть дочери у Маркграфа; есть и другія невѣсты въ Германіи, и пр.

(556) Она скончалась въ девятомъ часу дня, 7 Апр. 1503.

(557) Гербершт. стр. 7: Aiunt Sophiam hanc fuisse astutissimam, cuius impulsu Dux multa fecit. — Кранцъ въ Wandal. стр. 297: ingeniosa, ut ferebant, mulier.

(558) Онъ выѣхалъ изъ Москвы 21 Сент. 1503, а возвратился въ Ноябрѣ.

(559) См. Рос. Вивліоѳ. ІІ, 408, или Собраніе Государ. Грамотъ, I, 389.

(560) Собр. Государ. Грамотъ, I, 397: «Сынъ мой Юрьй съ братьею по своимъ Удѣломъ въ Московской землѣ, и въ Тферской денегъ дѣлати не велятъ, а деньги велитъ дѣлати сынъ мой Василей

76

на Москвѣ и во Тфери. А откупъ вѣдаетъ сынъ мой Василей; а въ откупъ у него мои дѣти Юрьи съ братьею не вступаются... А которые есми городы и волости подавалъ дѣтямъ своимъ, Юрью съ братьею въ Удѣлы, а тянули душегубствомъ къ городу къ Москвѣ; и тѣ городы и уѣзды и волости тѣхъ городовъ тянутъ душегубствомъ къ городу къ Москвѣ, по старинѣ; а дѣти мои, Юрьи съ братьею, въ то не вступаются.»

(561) Тамъ же, стр. 393: «Благословляю сына своего Василья и дѣтей своихъ меньшихъ въ Москвѣ годомъ Княжь Костянтиновскимъ Дмитреевича, что былъ данъ брату моему, Юрью, да годомъ Княжымъ Петровскимъ Дмитреевича, что былъ данъ брату моему, Андрею Меньшому, да годомъ Княжь Михайловскимъ Андреевича; а дръжить сынъ мой Василей и мои дѣти меньшіе на тѣхъ годѣхъ на Москвѣ своихъ Намѣстниковъ, перемѣняя 5 лѣтъ по годомъ. А что былъ брату моему Борису въ Москвѣ годъ Княжь Ивановской Андреевича, и тотъ годъ приходилъ брата моего Борисовымъ дѣтемъ обѣма дръжати на Москвѣ своего Намѣстника на шостой годъ, и братаничь мой Иванъ ту полгоду далъ мнѣ, и язъ ту полгоду даю сыну своему Василью, и братаничь мой Ѳедоръ съ сыномъ съ моимъ съ Васильемъ тотъ шостой годъ дръжатъ по полугоду.» — О собственности и наслѣдствѣ меньшихъ сыновей см. тамъ же, стр. 397.

(562) Кн. Рязанскій умеръ 29 Мая: «а сынъ его Иванъ остался полупята года.»

(563) Анна Рязанская скончалась въ Апрѣлѣ, на Святой недѣлѣ въ Среду, въ 6 часу дня. Имя ея невѣстки, Агриппины, извѣстно намъ по дѣламъ Архивскимъ. На примѣръ, въ 1502 году Вел. К., отпустивъ назадъ Кафинскаго посла Алакоза, съ своимъ чиновникомъ, Яков. Телешовымъ, черезъ Рязань, велѣлъ поклониться Великой Княгинѣ Аграфенѣ и сказать: «Отпустилъ есмь судномъ посла Турецкого до Старой Рязани; а отъ Ст. Рязани ѣхати ему Пронею вверхъ, а изъ Прони къ Пранову, а изъ Прановой Хуптою вверхъ до Переволоки до Рясского поля. И ты послала бъ 130 человѣкъ его проводити до Переволоки, да Переволокою Рясскимъ полемъ до рѣки до Рясы; а деверю твоему, К. Ѳедору, велѣли есми послати 70 человѣкъ... А сколько имъ будетъ надобѣ коней и телегь, и ты бъ имъ дала два жеребья; а Князю Ѳедору велѣлъ есми дати треть... И ты бы у Алакоза десяти человѣкомъ ослободила (позволила) нанятись Козакомъ, а не лучшимъ людемъ.. Занежь твоимъ людемъ служилымъ, Бояромъ и Дѣтямъ Боярскимъ и сельскимъ, быти всѣмъ на моей службѣ; а торговымъ людямъ лутчшимъ и середнимъ и чернымъ быти у тобя въ городѣ... а ослушается и пойдетъ кто (на Донъ), ихъ бы велѣла казнити... а не учнешь казнити, ино ихъ мнѣ велѣти казнити и продавати.» См. Дѣла Крым. г. 1502 въ посольствѣ Голохвастова.

(564) Рос. Вивліоѳ. ІІ, 300, или Собр. Госуд. Грамотъ I, 344. Сохранилась только грамота договорная между Василіемъ и Юріемъ, писанная 16 Іюня 1504. Въ ней сказано: «А Орды, Господине, вѣдати и знати тобѣ, Великому Князю (Василію)... а въ выходы ми (Юрію) въ Ординъскіе и въ Крымъ, въ Асторокань, и въ Казань, и во Царевичевъ городокъ (Касимовъ) и въ иные Цари и въ Царевичи, которые будутъ у тобя въ землѣ, давати ми тебѣ по тому, какъ отецъ нашъ въ своей духовной грамотѣ написалъ.» Внизу подпись: «Смиренный Симонъ Митрополитъ всея Русіи.»

(565) Іосифъ Волоцкій въ своей книгѣ о ереси: «Они же (еретики) убояшася казни и начаша клятися вси: Архіепископъ же Генадей ятъ вѣру покаянію

77

ихъ, и дастъ имъ ослабу, и яко пріяша ослабу, и абіе вси на бѣгство устремишась, иніи вь Литву, иніи же въ Нѣмцы и въ иныя грады.»

(566) См. Никон. Лѣт. VI, 138 и 171.

(567) Казнь совершилась 27 Дек. 1503. Некрасу отрѣзали языкъ, а послѣ сожгли его въ Новѣгородѣ, также и брата Кассіанова. Іосифъ Полоцкій пишетъ: «Они же (еретики) таковую свою бѣду видя, вси начаша каятися... а Божественная Писанія повелѣваютъ на покаяніе пріимати по своей воли, а не по нужи кающихся, » и проч.

(568) Степен. Книга, ІІ, 155.

(569) Дѣла Польск., No 2, стр. 73—74.

(570) Тамъ же, стр. 73—78. Отъ насъ въ 1504 году ѣздилъ въ Польшу Константинъ Замыцкій, съ кречетами, съ бѣлками и съ сухою рыбою для Елены; а въ 1505 Рахманинъ Тюленинъ и Подъячій Гридя Чеслюковъ. Отъ Короля были въ Москвѣ гонецъ Матвѣй Кунцевичь въ 1504, Посланникъ Дьякъ Залуцкій и Дворянинъ Богданъ Долгирдовичь.

(571) См. Дѣла Цесарск. Двора No 1, л. 129. Онъ называется въ сихъ бумагахъ Юдокъ Кантирьгеръ, Картингиръ, а послѣ Гертинге, Гертингъ. Пріѣхалъ въ Москву 2 Іюля.

(572) Дѣла Цесар. Двора No 1, л. 137: «Лѣта 7013 Іун. 16 прислали изъ Новагорода Намѣстники К. Данило Васильев. и К. Вас. Шуйской грамоту: Государь и В. К.! холопи твои Данило да Васюкъ Шуйской челомъ біютъ. Прислалъ къ намъ съ Иванягорода К. Костантинъ Ѳедоровичь грамоту Цесарского Короля... и тое у насъ перевести некому, » и проч. К. Констант. Ушатой писалъ къ Новогородскимъ Намѣстникамъ: «Прислалъ ко мнѣ Юштъ Римского Цесаря посолъ, чтобы язъ выслалъ къ нему Дмитріа Щербатова на рѣку, а Дмитрій (слова Юштовы) «языку нашему умѣетъ и меня знаетъ, а язъ тутожъ буду на рѣкѣ, да и грамоту дамъ ко Государемъ, Рускимъ Царемъ... И напередъ того тотъ Юштъ былъ посольствомъ у Государей, Вел. Князей.» — Гартингеръ пишетъ въ своихъ посольскихъ рѣчахъ къ Іоанну. «А велѣлъ бы Ваше Величество писати по-Латынски, зане же не могутъ разумѣти письма Рускаго; а были нѣкоторые разумѣющіе языкъ Руской, тѣхъ не стало: также и Юрья Делатора не стало.»

(573) См. Дѣла Польск. Двора No 2, стр. 71—72. Дьякъ Моклоковъ былъ посланъ къ Королю Александру требовать, чтобы онъ дозволилъ послу Датскому ѣхать изъ Москвы черезъ Литву. Маллетъ пишетъ, что Король Датскій не согласился выдать дочери за Василья (Histoire de Dan. к. VI, г. 1500).

(574) Гербершт. Comment. стр. 18. — Въ Родослов. Книгахъ: «Въ лѣто 6838 пріиде изъ Орды Князь Четъ, а во крещеніи Захарія, а у Захаріи сынъ Александръ, у Александра сынъ Димитрій Зерно, а Димитріевы дѣти Иванъ да Константинъ Шея, да Димитрій, а у Ивана Димитріевича Зернова дѣти Ѳедоръ Сабуръ, да Иванъ Годунъ.»

(575) Въ первой годъ сего царствованія. Василій женился 4 Сент. 1505. Митрополитъ вѣнчалъ его въ Успенскомъ Соборѣ.

(576) См. Казан. Лѣт. гл. 12. Сія Царица названа женою большицею, то есть, первою женою.

(577) См. тамъ же.

(578) Въ Казан. Лѣт. сказано, что Татары 30 дней приступали къ Нижнему; а по другимъ лѣтописямъ они ушли на третій день.

(579) См. Казан. Лѣт. Татаръ было 60, 000, какъ онъ говоритъ.

(580) Въ 1500 году онъ роздалъ имъ Новогородскія земли.

78

(581) О семъ пишутъ Олеарій и Флетчеръ, которой былъ Англійскимъ посломъ въ Москвѣ при Ѳеодорѣ, сынѣ Царя Іоанна Васильевича, и написалъ книгу Of the Russe Common-Wealth.

(582) Древнѣйшая изъ Розрядныхъ Книгъ, мнѣ извѣстныхъ, начинается съ 6979 или 1471 года.

(583) См. выше, примѣч. 489.

(584) Въ Продолженіи Нестор. Лѣт. Стр. 343: Пожаловашеся (Димитріюй) отцу своему: многіе Дѣти Боярскіе подступали подъ градъ и въ волости отъѣзжая грабили безъ его вѣдома, а его не послушаша. За то К. Вел. воспалися на тѣхъ, и многихъ повелѣ испоимати, да казнити, по торгу водя кнутьемъ бити, а многихъ въ тюрму пометати.»

(585) Гербершт. Comment. стр. 8: Stephanus, crebro in conviviis ejus mentionem faciens, diceret: illum domi sedendo et dormitando imperium suum augere, se vero pugnando quotidie vix limites defendere posse.

(586) См. въ Труд. Вольнаго Рос. Собранія послужный списокъ Бояръ, стр. 217—229.

(587) Мы говорили о томъ въ описаніи Посольствъ.

(588) См. Петрееву Musskow. Chron. стр. 165. Онъ называетъ его Grotzdyn. Въ Лѣтописцѣ Латухинскомъ, которой у меня, сказано: «Сей бо Вел. Кн. Іоаннъ, именуемый Тимоѳей Грозный.» См. также Ядро Рос. Исторіи.

(589) См. Гербершт. стр. 8.

(590) Въ Лѣт. Русск. Львова стр. 199: «Тое же зимы (г. 1488) Архимандрита Чудовскаго били въ торгу кнутьемъ, и Ухтомскаго Кн. и Хомутова, про то, что здѣлали грамоту на землю послѣ Князь Андр. Васильев. Вологодскаго кончины, въ коей написали, яко бы онъ Андрей далъ къ Спасову монастырю на Каменное.»

(591) Hist. Polon. кн. XIII, Стр. 587: Dux Iwan magni animi et factivitatis erat vir. См. также Кромера, стр. 445.

(592) Гербершт. стр. 8. См. также Петрея Musskow. Chron. стр. 165—169.

(593) Солиньякъ въ Hist. de Pologne, кн. ХѴ, г.1479.

(594) Дѣла Крым., стр. 99, 169, 170. Къ Жиду Захаріи Скарьѣ были посланы двѣ грамоты, одна въ 1484, а другая въ 1487 году. Таманскій Князь, Захарія Гуйгурсисъ, въ Окт. 1487 прислалъ изъ Крыма въ Москву на Латинскомъ языкѣ письмо съ Армениномъ Богданомъ, говоря: «Посылаю сего человѣка къ Осподарствію твоему, да повѣсть моихъ бѣдъ прошлыхъ: шолъ есмь найти Осподарствія твоего, и на пути меня Стефанъ Воевода ограбилъ, да и мучилъ мя только что не до конца; также мя отпустилъ нагово, и тово ради есмь не могъ ити къ Осподарьствію твоему, но и назадъ есмь хотѣлъ воротитися... Аще Осподарьствіе твое въсхощетъ пріати единого слугу аки мене, есмь хотящь и готовъ, токмо слышанья ради великихъ добротъ и хвалу, юже имѣети по всеи земли... Пріиду съ всѣмъ ли своимъ домомъ или нынѣ преже мнѣ единому съ нѣкими малыми людьми?» и проч. Кто былъ сей Князь? не племени ли Козарскихъ Хановъ? имя кажется Азіатскимъ.

(595) См. выше, въ описаніи перваго Императорскаго посольства. — Въ грамотахъ къ Еврею Скарьѣ и въ другихъ: «Божіею милостію Господарь Рускіе земли, Великій Князь Иванъ Васильевичь, Царь всея Руси.» (Дѣла Крым. стр. 169).

(596) См. сей Исторіи Т. ІІ, стр. 160, и Т. V, стр. 238.

(597) См. Баера въ Origin. Russ. — Въ нашемъ переводѣ Св. Писанія вмѣсто Cæsar говорится Кесарь; а Царь есть совсѣмъ иное слово.

(598) См. сей Исторіи Т. I, примѣч. 302. Вопреки Татищеву, я нигдѣ не находилъ имени Бѣлой Россіи до временъ Іоанна III.

79

(599) См. Никон. Лѣт. VI, 130: «К. Вел. послалъ Тверскіе земли писати по-Московски въ сохи.»

(600) См. въ Архивѣ Коллегіи Иностранныхъ Дѣлъ, подъ No 5, Книгу Помѣстнаго Приказа. На примѣръ: «Деревня Ольховець: Еська Степанковъ, Ермачко Елексинъ, сѣютъ ржы 6 коробей, а сѣна косятъ 20 копенъ: двѣ обжы. Стараго дохода двѣ гривны, четыре денги; двѣ коробьи ржы, три коробьи овса, полкоробьи пшеницы, полкоробьи ячмени, а ключнику полкоробьи ржы, два сыра, двѣ лопатки бораньи, двѣ горсти льну.» Въ другомъ мѣстѣ: «Дохода съ обѣихъ деревень» (съ четырехъ тяголъ) «пять денегъ, а изъ хлѣба пятина, два сыра, двѣ овчины, двѣ горьсти льну, возъ сѣна.» Иные давали и хмель. — Сія Книга писана не въ 1677 году, какъ замѣтилъ кто-то изъ Архивскихъ чиновниковъ на ея переплетѣ, а безъ сомнѣнія или при Іоаннѣ Васильев. I или при его сынѣ, Василіи: первое даже вѣроятнѣе. Вотъ доказательства:

1) Вездѣ говорится о Великомъ Князѣ; нигдѣ нѣтъ имени Царя въ титулѣ.

2) Упоминается о родоначальникахъ фамиліи Коновницыныхъ, Александрѣ и Василіи, тогдашнихъ помѣщикахъ Новогородскихъ: отъ нихъ до малолѣтства Петра I было въ семъ родѣ шесть поколѣній (см. печатную Родослов. Книгу, ІІ, 97): слѣдственно прошло лѣтъ около двухъ сотъ.

3) Упоминается еще объ Ильѣ, сынѣ Квашни, тогдашнемъ помѣщикѣ бывшихъ деревень Марѳы Исаковой Борецкой: прадѣдъ сего Ильи выѣхалъ изъ Литвы около 1340 года во время Іоанна Калиты (см. въ Синод. библіот. Родослов. Книгу подъ No 461, л. 125).

4) Сей Илья Квашнинъ означенъ первымъ владѣльцемъ бывшихъ Марѳиныхъ деревень, описанныхъ на Государя въ 1478 году. Гдѣ владѣльцы уже перемѣнялись, тамъ сказано, кто именно послѣ кого владѣлъ.

5) Говорится о рубляхъ Новогородскихъ, коихъ уже не было при сынѣ Царя Іоанна, Ѳеодорѣ.

6) Сказано о нѣкоторыхъ деревняхъ, что онѣ тянутъ судомъ и всѣми пошлинами по старинѣ ко Пскову: Василій Іоаннов. уничтожилъ сію старину.

7) Письмо сей книги древнѣе XVII вѣка и сходно съ письмомъ Іоаннова времени.

(601) Въ Духовномъ завѣщаніи Іоанна: «Ставятся гости съ товаромъ иноземци и изъ Московскія земли... на гостиныхъ дворѣхъ; а дѣти мои у моего сына у Василья въ тѣ дворы въ гостиные и въ тѣ пошлины не вступаются.» См. Собр. Г. Г. или Древ. Рос. Вивліоѳ.

(602) См. тамъ же.

(603) Дѣла Крым. стр. 907, 913, 914, въ росписи вещей, отнятыхъ Татарами, Азовцами и Кафинцами у нашихъ людей. На примѣръ: «Копыла, Боброва брата, самаго взяли Татарове, коли Кубенского грабили, а съ нимъ взяли сороковъ собольихъ и горностаевъ и бѣлки, и шубъ бѣльихъ, и черезъ рысьихъ, и однорядокъ Лунскихъ, и шубъ горлъ лисьихъ, и зубовъ рыбьихъ, и коней и мериновъ, всего на 1364 рубли... и холстовъ и юфтей на 50 рублевъ... Ортема да Мартьяна Котельниковыхъ не стало въ Азовѣ, а рухлядь свою приказали Олешунѣ Селиванову полшесть десятъ косяковъ бези, да 11 литръ шолку Бурского, да на 30 рублевъ женчугу, да полтора косяка тафты Бурскіе червчатые.

(604) См. сей Исторіи Т. I, примѣч. 310.

(605) Тамъ же, примѣч. 391.

(606) Т. ІІ, примѣч. 134.

(607) Въ духовн. завѣщаніи Іоанна: «Сына своего Василья благословляю крестъ Животворящее

80

древо въ рацѣ Цареградской, да крестъ Петровъ Чюдотворцевъ; а Юрью крестъ золотъ Борисоглѣбской; а Дмитреа крестъ золотъ Парамшина дѣла; а Семена крестъ золотъ Михайловской Владыченъ; а Андрея икона золота Распятье, дѣлана финифтомъ съ каменьемъ и съ жемчюги. А что есми далъ своей казны Юрью, Дмитрею, Семену, Андрею, и то есми поклалъ въ ларци; а у тѣхъ ларцовъ печать моя, » и проч. Сіи ларцы стояли у Казначея Дмитрія Владимірова, у Печатника Юрія Дмитріева Грека, у Дьяковъ Данилки Мамырева и Тишки Моклокова; а ключи были у сыновей Іоанновыхъ.

(608) См. выше, примѣч. 324.

(609) Въ Продолженіи Нестор. Лѣтописца, стр. 339: «Въ лѣто 7006 Кн. Вел. Окольничимъ и всѣмъ судіямъ уложилъ судъ, судити Бояромъ по судебнику Володимера Гусева.» Сей Судебникъ былъ намъ извѣстенъ только по нѣкоторымъ статьямъ его, переведеннымъ на Латинскій языкъ Герберштейномъ: Ordinationes a Ioanne Basilii, Magno Duce, anno mundi 7006 factæ (Rer. Moscow. Comment. стр. 38). Но въ 1817 году, стараніемѣ нашего знаменитаго, просвѣщеннаго Любителя Древностей, Государственнаго Канцлера, Графа Николая Петровича Румянцева, нашелся современный списокъ Іоанновыхъ законовъ. Вотъ начало: «Лѣта 7006, м. Сент. (въ 1497 г.) уложилъ К. В. Иванъ Васильевичь всея Руси съ дѣтми своими и съ Бояры о судѣ, како судити Бояромъ и Окольничимъ... а на судѣ быти у Бояръ и у Окольничихъ Діакомъ, а посуловъ отъ суда и отъ печалованіа не имати... не мстити, ни дружити никому. А какой жалобникъ къ Боярину придетъ, и ему жалобниковъ отъ себе не отсылати, а давати всѣмъ управа... а котораго жалобника не пригоже управити, и то сказати Вел. Князю, или къ тому его послати, которому которые люди приказаны вѣдати» (изъ сего мѣста можно заключить, что тогда уже существовали Приказы). Далѣе: «А имати Боярину въ судѣ отъ рублеваго дѣла на виноватомъ 2 алтына, а Діаку 8 денегъ» (слѣдственно 20 денегъ или десятую долю рубля): «а будетъ дѣло выше рубля или ниже, имати по тому росчету. А досудятся до поля, а у поля не стоявъ помирятся, и Боярину и Діаку по тому росчету... а Окольничему и Діаку (его) и Недѣльщикомъ пошлинъ полевыхъ нѣтъ.» Кромѣ Бояръ, имѣвшихъ судную власть въ Москвѣ и въ другихъ областяхъ, главнымъ распорядителемъ поединковъ былъ Государевъ Окольничій. Недѣльщикомъ именовался приставъ, который ѣздилъ за обвиняемыми и представлялъ ихъ въ судъ. Далѣе: «А у поля стоявъ помирятся, Окольничему четверть (рубля) и Діаку 4 алтыны съ деньгою» (сверхъ извѣстнаго платежа Боярину и Дьяку его) «а Недѣльщику четверть, да Недѣльщику же вясчего 2 алтына» (за связаніе, за представленіе отвѣтчика). «А побіются на поли въ заемномъ дѣлѣ или въ бою (въ дракѣ), и Боярину съ Діакомъ взяти на убитомъ (побѣжденномъ) противень противу исцева» (то же, что беретъ истецъ) «а Окольничему полтина, а Діаку четверть, а Недѣльщику полтина, да вясчего 4 алтыны. А побіются на поли въ пожегѣ, или въ душегубствѣ, или въ разбои, или въ татбѣ, ино на убитомъ исцево доправити, да Окольничему полтина да доспѣхъ, а Діаку четверть, а Недѣльщику полтина, да вясчего 4 алтыны; а самъ убитой въ казни и въ продажи Боярину и Діаку» (то есть, имъ отдавалось его имѣніе, которое они дѣлили по вышеозначенной соразмѣрности). «А доведутъ на кого татбу, или разбой, или душегубство, или ябедничество, или иное лихое дѣло, и будетъ вѣдомой лихой, и Боярину того велѣти

81

казнити смертною казнью, а исцево доправити; а что ся останеть, ино то Боярину и Діаку... А не будетъ, чѣмъ исцево заплатити, и Боярину лихого истцу въ его гыбели не выдати, а велѣти его казнити смертною казнію Тіуну В. К. Московскому да Дворскому» (слѣдственно симъ чиновникамъ поручалось исполненіе казни). «А государьскому убойцѣ» (убійцѣ господина своего) «и коромолнику» (мятежнику, измѣннику) «и церковному татю и головному» (кто людей крадетъ, уводитъ, похищаетъ: plagiarius у Герберштейна, Sclavendieb, Menschendieb; а не смертоубійца, какъ изъясняетъ Татищевъ) «и подымщику (описка вмѣсто подметчика: см. Судебникъ Царя Іоанна и Гербершт. R. M. C. 39) «и зажигальнику живота не дати... А котораго татя поимаютъ впервые, ино его казнити торговою казнію, да исцево доправя, да судьѣ его продати; а не будетъ, чѣмъ исцево заплатить, ино его, бивъ кнутіемъ, да исцу выдать головою, а судьѣ не имати ничего на немъ. А поимаютъ вдругые, ино казнити... а не будетъ у татя съ исцеву гыбель, ино его исцу въ гыбели не выдати: казнити его смертною казнью. А на кого взмолвятъ Дѣтей Боярскихъ человѣкъ 5 или б добрыхъ по крестному цѣлованью, что онъ тать, ино на томъ взяти исцеву гыбель безъ суда. А съ поличнымъ его приведутъ впервые, а взмолвятъ на него человѣкъ 5 или 6, что онъ тать вѣдомой, и прежъ того крадывалъ, ино того казнити... А на кого тать взмолвитъ, ино того опытати, будетъ прочной, » (описка вмѣсто прирочной или порочной) «человѣкъ съ домомъ» (описка вмѣсто съ доводомъ)... Слѣдуетъ уставъ судейскихъ пошлинъ: съ рубля за правую грамоту Боярину 9 денегъ отъ печати, Дьяку за подпись алтынъ, Подъячему за написаніе 3 денги; за холопью отпускную то же; за докладной списокъ Боярину алтынъ, Дьяку 4 денги, Подъячему 2 денги (а если докладъ былъ предложенъ Вел. Князю и дѣтямъ его, то Государевъ Печатникъ бралъ 9 денегъ, а Дьякъ алтынъ); за безсудной списокъ Печатнику алтынъ, Дьяку то же, Подъячему 2 денги; за срочныя Дьяку 2 денги. Правою грамотою называли ту бумагу, которая давалась оправданному въ судѣ; докладнымъ спискомъ описаніе или предложеніе дѣла, или экстрактъ; безсуднымъ обвиненіе того, кто не явился къ суду; срочными тѣ грамоты, въ коихъ означался срокъ для суда. Далѣе: «А которого обвинитъ Бояринъ не по суду (несправедливо) и грамоту правую на него съ Діакомъ дасть, ино та грамота не въ грамоту, а взятое отдати назадъ; а Боярину и Діаку въ томъ пени нѣтъ; а исцемъ судъ съ головы» (см. сію статью въ Суденикѣ Царя Іоанна, у Татищ. стр. 12). Далѣе запрещается Намѣстникамъ и Волостелямъ освобождать и выдавать рабовъ безъ суда Боярскаго. О Недѣльщикахъ сказано, что имъ дается приставная грамота, съ которою они должны ѣхать за отвѣтчикомъ. Далѣе: «Отъ приставныхъ имати Печатнику у Недѣльщиковъ по ѣзду: съ которые приставные ру<б>ль Недѣльщику, и Діаку отъ подписи взяти алтынъ у Недѣльщика съ рубля, а Печатнику алтынъ же... а будетъ въ приставной искъ меньше ѣзду, и Діаку тѣхъ приставныхъ не подписывати безъ Недѣльщиковъ Діакомъ приставныхъ не подписывати же. А колько вытей» (частей, дѣлъ, порученій) «въ приставной ни будетъ, и Недѣльщику ѣздъ одинъ до того города, въ которой приставная писана; а хоженого на Москвѣ, площеднаа (площаднаго), Недѣльщику 10 денегъ, а на правду (на судъ) вдвое, и отъ поруки поминковъ не имати имъ; а ѣздъ емлетъ до которого города, а на правду имъ имати вдвое.» Слѣдуетъ

82

указъ объ ѣздѣ. Недѣльщику давали за посылку отъ Москвы до Калуги рубль, до Вязмы 2 рубли, до Звенигорода 2 гривны, до Козельска рубль съ четвертью, до Переславля 20 алтынъ, и такъ далѣе. «А ѣздити имъ самимъ съ приставными, или своихъ племянниковъ и людей посылати; а урочниковъ» (собирающихъ уроки или пени? см. Русс. Правду) «не посылати. А въ которомъ городѣ живетъ Недѣльщикъ, ино ему съ приставными въ томъ городѣ не ѣздити.» Изъ слѣдующаго видно, что Недѣльщикъ пыталъ воровъ и могъ отвѣтчиковъ давать на поруку. Ему предписывалось быть безпристрастнымъ, безкорыстнымъ, и проч. Далѣе: «А въ которой городъ или въ волость пріѣдетъ Недѣльщикъ, и ему приставная явити Намѣстнику или Волостелю; а будутъ оба исца того города, и ему обоихъ поставити предъ Намѣстникомъ... А Бояромъ или Дѣтемъ Боярскимъ, за которымъ кормленія съ судомъ Боярскимъ, судити; а на судѣ у нихъ быти Дворьскому и Старостѣ и лутчимъ людемъ; а безъ Дворского и безъ Старосты и безъ лутчихъ людей Намѣстникомъ и Волостелемъ не судити... А имати ему (Намѣстнику, Боярину), оже доищется ищея своего, по грамотамъ; а не будетъ гдѣ грамоты, и ему имати противу исцева; а не доищется ищея своего, а будетъ виноватъ ищея, и ему имати на ищеи съ рубля по 2 алтына, а Тіуну его по 8 денегъ.» Слѣдующее доказываетъ, что судебные поединки были и въ волостяхъ. Далѣе: «А съ холопа и съ робы отъ отпустные имати Боярину или Сыну Боярьскому, за которымъ кормленіе съ судомъ съ Боярскимъ, отъ печати съ головы по полутретья алтына, а Дьяку по 3 денги; а Тіуну его на кормленіе холопу правые грамоты безъ доклада государя» (т. е. его начальника или Боярина) «и отпустныя не дати. А положитъ кто отпустную безъ Боярьского докладу и безъ Дьячей подписи или съ городовъ безъ Намѣстничя докладу, и та отпустная не въ отпустную, опроче тое, что государь (господинъ холопа) своею рукою напишетъ... Намѣстникомъ и Волостелемъ, которые дръжатъ кормленіе безъ Боярьского суда, и Тіуномъ Вел. Князя и Боярьскымъ Тіуномъ холопа и робы безъ доклада не выдати и отпустные не дати, а татя и душегубца не пустити, и всякого лихого человѣка безъ докладу не продати, ни казнити, ни отпустити. А приставомъ (Недѣльщикамъ) Намѣстничимъ по городомъ имати хоженое и ѣздъ по грамотѣ, а гдѣ нѣтъ грамоты, и ему хоженое имати въ городѣ по 4 денги, а ѣздъ на версту по дензѣ... Аще кто пошлетъ Пристава по Намѣстника и по Волостеля, по Боярина и по Сына Боярского... и имъ къ сроку отвѣчивати ѣхати... А кого послухъ послушествуетъ въ бою, или въ грабежю, или въ займѣхъ, ино судити на того волю, на комъ ищутъ: хощетъ на поле съ послухомъ лѣзетъ, или, ставъ у поля, у креста положитъ, (чего) на немъ ищутъ, и истецъ безъ цѣлованіа свое возметъ, и отвѣтчикъ полевые пошлины заплатитъ, а вины ему убитые нѣтъ» (т. е. не наказывается, какъ побѣжденный). «А не стоявъ у поля, у креста положитъ, и онъ судіамъ пошлину по списку заплатитъ, а полевыхъ ему пошлинъ нѣтъ. А противу послуха отвѣтчикъ будетъ старъ или малъ, или безвѣченъ, или Попъ, или Чернецъ, или Черница, или жонка, ино противу послуха наймитъ наняти вольно, а послуху наймита нѣтъ... а послухъ не пойдетъ предъ судью, ино на томъ исцово и убытки взяти; а съ праветчикомъ о сроцѣ тому послуху судъ. А послухъ не говоритъ передъ судьями въ исцевы рѣчи» (согласно съ истцемъ) «и истецъ тѣмъ и виноватъ. А на комъ чего взыщетъ жонка, или дѣтина малъ,

83

или кто старъ, или немощенъ, или чѣмъ увѣченъ, или Попъ, или Чернецъ, или Черница, или кто отъ тѣхъ въ послушествѣ будетъ кому, ино наймита наняти вольно. А исцемъ или послуху цѣловати» (присягать) «а наймитомъ битися; а противу тѣхъ исцу или отвѣтчику наймитъ же, а восхочетъ и онъ самъ... А кто кого поимаетъ приставомъ въ бою, или въ лаѣ (въ брани), или въ займѣхъ, и на судъ ити не восхотятъ, и доложа судіи помирятся: а судьи продажи на нихъ нѣтъ, опроче ѣзду и хоженого. А наймитъ не дослужитъ своего урока, и пойдетъ прочь, и онъ найму лишенъ.» Смыслъ законовъ о куплѣ, наслѣдствѣ, земледѣльцахъ, холопяхъ, и проч., мы предложили въ текстѣ Исторіи. Выпишемъ только нѣкоторыя мѣста. «А которой Христіанинъ (земледѣлецъ) поживетъ за кимъ годъ, да пойдетъ прочь, и онъ платитъ четверть двора; а 2 года поживетъ, и онъ полдвора платитъ; а 3 годы поживетъ, и платитъ ¾ двора; а 4 годы, и онъ весь дворъ платитъ» (т. е. рубль).. А гдѣ отхожіе пожни (сѣнокосъ), ино поженному государю не городитися: городитъ тотъ всю огороду, чья земля ораная къ пожни... Кто межу переоретъ или перекоситъ, ино Волостелемъ или Посельскому имати на томъ за боранъ» (вѣроятно, на харчь: у Татищева заборомъ) «по 2 алтына; и за рану (убытокъ, вредъ) присудять посмотря по человѣку, и по ранѣ, и по рассуженію... А которые земли за Приставомъ въ судѣ, и тѣ земли досуживати, а пересудчикомъ пересудъ имати на виноватомъ 2 гривны; а меньше рубля пересуда нѣтъ. А съ списка съ суднаго и съ холопа и съ земли пересуда нѣтъ; а съ поля со всякого пересудъ. А списокъ оболживитъ кто, да пошлется на правду, ино въ томъ пересудъ; а Подвойскымъ праваго десятка 4 денги на виноватомъ... А велѣти прокликать по торгомъ, чтобы судьямъ и приставомъ посулу не сулили... а послушствуетъ послухъ лживо, не видѣвъ, ино на томъ послухѣ гибель исцева вся и съ убыткы. А къ полю пріѣдетъ Окольничей и Діакъ, и въспросити исцевъ, ищеи и отвѣтчиковъ, кто за ними стряпчей и поручникы, и тѣмъ велѣти и стояти, а доспѣху и дубинъ и ослоповъ стряпчимъ и поручникомъ у себя не держати» (изъ сего несправедливо заключали, что и бойцы сражались у насъ только ослопами и дубинами). «А которые имуть опришніе (посторонніе) у поля стояти, и тѣхъ отслати прочь; а не пойдутъ, и на тѣхъ исцово доправити и съ пошлинами, да дати ихъ на поруку, да поставити передъ Вел. Княземъ.»

(610) Сіе обстоятельство и слѣдующее взято изъ Герберштейна R. M. C. 39.

(611) Извѣстныхъ намъ по Олегову договору съ Греками и Правдѣ Русской (см. Т. I и Т. II).

(612) См. выше, примѣч. 324.

(613) «Того же лѣта (1504) поставиша на Москвѣ решотки по улицамъ.» Павелъ Іовій въ описаніи древней Москвы говоритъ: unaquæque urbis regio foribus, cancellisque sepitur.

(614) См. Ядро Рос. Исторіи стр. 216. Древнѣйшіе изъ чужеземцевъ, бывшихъ въ Россіи, согласно пишутъ, что народу Московскому дозволялось пить вино только въ нѣкоторые дни (см. Флетчера и Олеарія).

(615) Въ духовномъ завѣщаніи Іоанна: «Сынъ мой Василей въ своемъ Вел. Княженьѣ дръжитъ ямы и подводы на дорогахъ по тѣмъ мѣстамъ, гдѣ были ямы и подводы на дорогахъ при мнѣ.» См. выше, примѣч. 362.

(616) Стриков. Хрон. кн. XXI, гл. 1.

(617) Дѣла Польск. Двора No 1, стр. 684: «Память Ивану Мамонову. Пытати ему въ Вязмѣ Кн. Бориса, въ Вязму кто не пріѣзживалъ ли боленъ

84

изъ Смоленска тою болѣстью, что болячки мечются, а словеть Францозска, а будто въ винѣ ее привезли; да и въ Смоленску о томъ опытати, ещо ли та болѣсть есть или нѣтъ: да о томъ къ Вел. Кн. отписати; да и въ Вильнѣ о томъ пытати, есть ли ещо та болѣсть или нѣтъ.»

(618) См. выше, стр. 8. Въ нѣкоторыхъ лѣтописяхъ: «Въ лѣто 7000, сирѣчь начало осьмыя тысячи мѣсяца Сентября, повелѣніемъ Вел. К. Ив. Вас. всея Русіи того ради снидошася на Соборъ къ Москвѣ Преосвящ. Зосима Митроп., Генадій Архіеп. Вел. Новаграда и Пскова, Тихонъ Архіеп. Ростовскій и Ярославскій, Нифонтъ Еписк. Суздальскій и Тарускій, Симеонъ Рязанскій и Муромскій, Васьянъ Тферскій и Кашинскій, Аврамій Коломенскій и Каширскій, Прохоръ Сарскій и Подонскій, Филоѳей Пермскій, и Архимандриты и Игумены, и весь Освященный Соборъ, а начаша Св. Міротворный кругъ, » и проч.

(619) Въ подлинникѣ: «О лѣтѣхъ же и о времени нѣсть наше искати, но подобаетъ намъ молити Господа о устроеніи всего міра и о благосостояніи Божіихъ Церквей, и о пособленіи и укрѣпленіи благовѣрн. и христолюб. Вел. Кн., Ив. Васильевича, всея Руси Самодержца, и о здравіи его, » и проч. Далѣе: «Въ лѣто 7001 повелѣно бысть отъ Господина, отца нашего, Зосима Митр. всея Руси, мнѣ Генадію, Архіепископу Вел. Новагорода и Пъскова, учинити Пасхалія на осьмую тысящу, » и проч. См. выше, примѣч. 7.

(620) Синод. Лѣт. No 365, л. 509. «Въ лѣто 7001, Ноября въ 27, Зосима Митрополитъ на Москвѣ соборнѣ изложилъ Пасхалію на 20 лѣтъ; прислалъ на Вологду Владыцѣ Филоѳею Пермьскому и Вологодцкому за своею подписью, а Филоѳею такожъ соборнѣ велѣлъ о томъ поискати; и Владыка пообыскавъ, ино пришли по Митрополичи жь Пасхаліи, и послалъ къ Митрополиту свою Пасхалію на 19 лѣтъ за своею подписью за Пермьскою.»

(621) См. выше, примѣч. 617.

(622) См. въ Синод. библіот. книгу въ четвертку подъ No 79, л. 31. Тамъ сказано: «Въ Царство Вел. Кн. Ив. Васил., всеа Русіи Самодержца, Соборъ былъ о земляхъ церковныхъ, Святительскихъ и монастырскихъ. Симонъ Митрополитъ всеа Русіи со всѣмъ Освящен. Соборомъ первое сіе послаша писаніе къ Вел. Кн. съ Діякомъ съ Левашемъ:

«Говорити Вел. Князю Ив. Вас. всеа Русіи отъ Симона Митр. всеа Русіи и отъ всего Освящ. Собора Діяку Левашу:

«Отецъ твой, Господине, Симонъ Митрополитъ и весь Освящ. Соборъ говорятъ, что отъ перваго благочестиваго, Святаго и равнаго Апостоломъ Великаго Царя Константина... и матери его Елены, да и по нихъ... Святители и монастыри грады и власти и села держали, » и проч. Далѣе: «Такоже, Государь, и въ нашихъ Русійскихъ странахъ при твоихъ прародителехъ, при В. К. Владимірѣ, и при его сынѣ, Вел. К. Ярославѣ... даже и до сѣхъ мѣстъ Святители и монастыри грады и власти, слободы и села имѣли, и суды и управы, и пошлины и оброки и дани церковныя держали по Божественнымъ велѣніемъ и уставленіемъ, и по правиломъ Св. Апостолъ, и Св. Отецъ, и Христолюб. Царей и по твоихъ прародителей, В. К. Влодиміра и его сына, В. К. Ярослава, уставленію и утверженію, яко же тамо въ ихъ уставленіи подлинно писано есть... И нынѣ Святители и монастыри земли держатъ, а отдавати ихъ не смѣютъ и не благоволятъ, » и проч. Слѣдуетъ сказаніе о томъ, что Андрей Боголюбскій далъ церкви Владимірской. Далѣе: «Мнози и отъ невѣрныхъ и нечестивыхъ Царей въ своихъ Царствахъ отъ Св.

85

церквей и отъ свящ. мѣсть ничто же не имаху, и недвижимыхъ вещей не смѣли двигнути, и судити или поколебати... и зѣло по святыхъ церквахъ побораху не токмо въ своихъ странахъ, но въ Русійскомъ вашемъ Царствіи, и ярлыки давали, » и проч.

(623) См. въ Синод. библіот., подъ No 599, Книгу о древностяхъ Рос. Государства, I, 397, и Древ. Рос. Вивліоѳ. XIV, 206. Сей Соборъ былъ въ Сент.

(624) Архив. Лѣт. л. 176 и 177 на обор. и Руск. Лѣт. Львова, стр. 280, гдѣ сказано: «нача мзду имати совѣтомъ своего любовника, Дьяка Михайла Иванова сына Алексѣева Гостенка.» Геннадій сверженъ въ Іюнѣ 1504 года, а скончался въ третій годъ своего заключенія.

(625) См. ниже, примѣч. 629, годъ 1464 и 1497.

(626) См. тамъ же, г. 1492, и выше, примѣч. 104.

(627) См. ниже, примѣч. 629 въ разныхъ годахъ.

(628) Въ 1493 году, какъ видно изъ послужнаго списка Бояръ Іоаннова времени. См. Древ. Рос. Вивліоѳ. Т. XIII, и Бекетова Розряд. Кн. У Дружки были поддатень, Окольничій Иванъ Чеботъ, и два разсыльщика. Коверъ Княжій (а въ другомъ спискѣ колпакъ) держалъ Николай Ангеловъ, перемѣняясь съ Иваномъ Баршовымъ. Дьяки назначали свѣшниковъ, коровайниковъ, фонарниковъ. Одни чиновники стояли у сголовья мѣстнаго, другіе несли подушки въ церковь, шли передъ камками и слали ихъ подъ ноги жениху съ невѣстою. Конюшій Гридя Аѳанасьевъ ѣздилъ на жеребцѣ; у него было 15 человѣкъ Дѣтей Боярскихъ. Попъ Аѳанасій стоялъ съ крестомъ у постели. У саней Софіиныхъ шли Бояре Греки Димитрій, Юрій и Юшко Малой, любимецъ Василіевъ, о коемъ мы упоминали въ описаніи женитьбы сего молодаго Вел. Князя. Въ заключеніи сказано: «А что отъ Вел. К. и отъ Вел. Княгини даровъ Кн. Василью Даниловичу Холмскому было, и то записано на Казенномъ Дворѣ.» — Ѳеодосія скончалась 19 Февр. 1501. См. подробнѣйшее извѣстіе о свадебныхъ обрядахъ въ VІІ Т.

(629) Я нашелъ ихъ въ библіотекѣ Троицы Сергіева монастыря при одной лѣтописи въ четвертку стариннаго письма. Вотъ начало: «Господи Іисусе Христе! помилуй мя раба своего грѣшнаго, Аѳанасья Микитина сына. Се написахъ грѣшное свое хожденіе за три моря: первое море Дербентское или Дорія Хвалитская; второе море Индѣйское, Дорія Индустаньская; третье море Черное, Дорія Стембульская. Пойдохъ отъ Св. Спаса Златоверхаго съ его милостью отъ Вел. Кн. Михаила Борисовича и отъ Владыки Генадія Тверскыхъ; пойдохъ на низъ Волгою и пріидохъ въ монастырь къ Св. и Живоначальной Троицѣ, Св. Мученикомъ Борису и Глѣбу, и у Игумена ся благословивъ у Макарія. Изъ Колязина поидохъ на Углечь, съ Углеча на Кострому ко Кн. Александру съ иною грамотою, и Кн. Вел. отпустилъ мя всея Руси добровольно, и на Плесо въ Новгородъ Нижній къ Михайлу къ Киселеву къ Намѣстнику и къ Пошлиннику Ивану Сараеву пропустили добровольно; а Василей Папинъ проѣхалъ городъ, а язъ ждалъ въ Новѣгородѣ 2 недѣли посла Татарского Ширваншина Асамбека; а ѣхалъ съ кречеты отъ Вел. К. Ивана, а кречетовъ у него 90. И поѣхалъ съ нимъ нанизъ Волгою, и Казань есмя, и Орду, и Усланъ, и Сарай, и Бекерзаны проѣхали добровольно, и въѣхали есмя въ Бузань рѣку, и ту наѣхали насъ три Татарины поганыи и сказали намъ лживыя вѣсти: Кайсымъ Солтанъ стрежетъ гостей въ Бузани; а съ нимъ 3000 Татаръ. И посолъ Ширзаншинъ Асанбекъ далъ имъ по одноряткы, да по полотну, чтобы провели мимо Азтархань, и они вѣсть дали въ Азторохани Царю,

86

и язъ свое судно покинулъ, да полѣзъ есми на судно послово съ товарищи. По мѣсячу ночи парусомъ Царь насъ видѣлъ, и Татарове насъ кликали: не бѣгайте! и Царь послалъ за нами всю свою Орду, и по нашимъ грѣхомъ насъ постигли на Бузунѣ: застрѣлили у насъ человѣка, а мы у нихъ двухъ застрѣлили, и судно наше меншее стало на езу, и они его взяли часа того, да розграбили, а моя рухлядь вся въ меншемъ суднѣ; а болшимъ есмя судномъ дошли до моря, ино стали на усть Волгы на мели, и они насъ туто взяли, да судно есмя взадъ тянули до езу, и тутъ судно наше большее взяли и 4 головы взяли Рускіе, а насъ отпустили голыми головами за море, а вверхъ насъ не пропустили вѣсти дѣля, и пошли есмя къ Дербенти двѣмя суды: въ одномъ суднѣ посолъ, а Русаковъ насъ 10 головами, а въ другомъ 6 Москвичь, да 6 Тверичь; и встала фурстовина на морѣ, да судно меншее разбило о берегъ, и пришли Кайтаки, да людей поймали всѣхъ. — И пришли есмя въ Дербенть, и ту Василей (Папинъ) по-здорову пришелъ, а мы пограблены; и билъ есми челомъ Василью Папину да послу Ширваншину, что есмя съ нимъ пришли, чтобы ся печаловалъ о людехъ, что ихъ поймали подъ Тархы (Тарки) Кайтаки. И Асанбекъ печаловался и ѣздилъ на гору къ Ширваншѣбегу... И Ширваншабегъ того часа послалъ къ шурину своему Алильбегу, Кайтаческому Князю, что судно ся мое разбило подъ Тархы, и твои люди пришедъ людей поимали, а товаръ ихъ пограбили, и ты бы мене дѣля люди ко мнѣ прислалъ и товаръ ихъ собралъ, зане же тѣ люди посланы на мое имя; а что тобѣ будетъ надобѣ, и ты ко мнѣ пришли, и я тобѣ, своему брату, за то не стою. И Алильбегъ того часа отослалъ людей всѣхъ въ Дербентъ добровольно, а изъ Дербенти послала ихъ къ Ширванши, въ Орду его Койтулъ; а мы поѣхали къ Ширваншѣ въ Койтулъ, и били есмя ему челомъ, чтобы насъ пожаловалъ чѣмъ дойти до Руси, и онъ намъ не далъ ничего. Ано насъ много, и мы заплакавъ, да разошлися кой куды. У кого что есть на Руси, и тотъ пошелъ на Русь; а кой долженъ, а тотъ пошелъ куды его очи понесли; а иные осталися въ Шамахѣ, а иные пошли работать къ Бакѣ.»

Сего довольно для примѣра въ слогѣ. Теперь, другими словами, предложимъ извлеченіе:

«Я пошелъ въ Дербентъ, въ Баку, гдѣ горитъ огнь неугасаемый; изъ Баки за море въ Чебокару (Бокару), въ Сару, въ землю Маздраньскую (Мазандеранскую), въ Амиль (Амоль), Димовантъ (Демавену), Корею (Кіеру), Кашень (Кашанъ), Наинъ (Наимъ), Ездѣю (Ездъ), Сырчанъ (Керманъ или Sirjan), Таромъ (Таремъ), Ларъ, Бендеръ, Гурмызъ (Ормусъ), гдѣ я взялъ первый Великій день (или Пасху), и гдѣ пламенное солнце жжетъ человѣка. Тутъ пристанище цѣлаго свѣта: видишь людей и товары всѣхъ странъ; что родится на землѣ, есть въ Ормусѣ; но пошлина весьма тягостна для купцевъ: берутъ изо всего десятое. Оттуда поѣхали мы моремъ съ конями въ Мошкатъ (Маскатъ), Кузрятъ (Гузуратъ), Камбатъ, гдѣ родится краска далекъ (индиго); изъ Камбата въ Чивиль; изъ Чивиля сухимъ путемъ въ Пали (Пили), къ горамъ Индѣйскимъ, въ Умри (Орманъ), въ Чюнеръ, городъ на каменномъ островѣ, и въ Бедеръ, столицу Великаго Султана. Именую единственно большіе города, между коими находится множество иныхъ, разстояніемъ одинъ отъ другаго въ десяти и менѣе верстахъ. Въ сей Индостанской странѣ господствуютъ Хоросанцы. Султанъ ихъ есть двадцатилѣтній юноша, управляемый Боярами; онъ имѣетъ 300, 000 воиновъ. Народъ Индѣйскій,

87

ему подвластный, многочисленъ, но бѣденъ, особенно въ селахъ. За то Вельможи Хоросанскіе богаты: ихъ носятъ на серебряныхъ кроватяхъ; а передъ ними идутъ кони украшенные золотомъ, воины, трубачи, свирѣльники. Съ Султаномъ на охотѣ бываетъ всегда 10, 000 всадниковъ, 50, 000 пѣшихъ, 200 слоновъ наряженныхъ въ блестящіе доспѣхи, 100 обезьянъ и 100 наложницъ. Дворецъ его великолѣпенъ: нѣтъ камня простаго; все украшено искусною рѣзьбою и золотомъ. Для безопасности города всякую ночь разъѣзжаетъ по улицамъ стража съ факелами. Жители весьма склонны къ воровству и злодѣяніямъ; а жена рѣдкая цѣломудренна, рѣдкая не вѣдьма. Войны бываютъ частыя; главная сила рати состоитъ въ слонахъ, покрытыхъ доспѣхами; къ рылу ихъ и зубамъ привязываютъ длинные мечи; на спинѣ же у каждаго сидитъ 12 человѣкъ съ пушками. Всадники и Воеводы всѣ Хоросанцы; пѣхота Индѣйская. Въ Бедерѣ торгуютъ лошадьми, камнями и всякимъ товаромъ; но мало годнаго для Русской земли, хотя и думаютъ у насъ, что въ Индостанѣ рай купечества. Дешевы перецъ и краски, шелкъ, сахаръ. Пошлина вездѣ большая, разбойниковъ множество. Жить здѣсь дорого: я издерживаю въ день 15 денегъ» (около 1½ рубля ассигнаціями). «Въ 300 верстахъ отъ Бедера родится алмазъ, въ горѣ принадлежащей Вельможѣ Меликхану: локоть ея продается по 2000 фунтовъ золота; а почка хорошаго алмаза стоитъ 10 рублей... Нѣтъ, братья Христіане, не ѣздите въ Индію, если мила вамъ православная Вѣра: или сдѣлаетесь Магометанами, которые здѣсь господствуютъ, или претерпите страшныя бѣдствія. Увы! я все забылъ, не имѣя книгъ съ собою: не знаю ни праздниковъ, ни Середы, ни Пятницы. По крайней мѣрѣ молюся Богу истинному, Вседержителю, Творцу неба и земли; инаго не призывалъ, вопреки заблужденіямъ сего народа, исповѣдающаго 84 Вѣры, согласныя въ поклоненіи Буту, но столь несогласныя въ правилахъ, что Индѣйцы разныхъ Вѣръ не хотятъ ни пить, ни ѣсть вмѣстѣ, и не совокупляются бракомъ между собою.» Нашъ древній путешественникъ называетъ Вѣрами гражданскія степени, или Касты Индѣйцевъ. Продавъ въ Бедерѣ своего жеребца, онъ ѣздилъ въ Индѣйскій Іерусалимъ, и пишетъ, что сіе каменное зданіе величиною будетъ съ пол-Твери; что на стѣнахъ его вырѣзаны дѣянія Брамы, представленнаго въ видѣ обезьяны, съ хвостомъ, съ десницею простертою, какъ у статуи Царя Іустиніана въ Константинополѣ, и съ копіемъ въ лѣвой рукѣ; что передъ нимъ стоитъ необыкновенной величины быкъ, вырѣзанный изъ чернаго камня, съ позолотою; что народъ, осыпая его цвѣтами, лобызаетъ въ копыто, и проч. Описавъ войну Султана Бедерскаго съ Нандерскимъ, въ которой будто бы сражалось болѣе милліона людей, нашъ путешественникъ отправился въ Дабуль, Индостанскую гавань, куда привозятъ лошадей изъ Мизора, Аравіи, Хоросана, Туркестана. За два червонца нанявъ для себя мѣсто на Индѣйской Тавѣ или кораблѣ, онъ вышелъ на берегъ въ Ормусѣ, и поѣхалъ сухимъ путемъ черезъ Ларъ, Ширасъ, Ездъ въ Испагань, Кашанъ, Саву, Султанію, Таврисъ, Требизонтъ и Кафу.

Въ Воскресенской лѣтописи, отысканной Гм. Строевымъ (чиновникомъ служащимъ въ Архивѣ Иностр. Кол.) подъ годомъ 6983 (1475) сказано слѣдующее: «Того же году обрѣтохъ написаніе Оѳонаса Тферитина купца, что былъ въ Индѣи 4 годы, а ходилъ, сказываетъ, съ Васильемъ съ Панинымъ; азъ же опытахъ, коли Василей ходилъ съ кречаты посломъ отъ В. К., и сказаша ми, за

88

годъ до Казанскаго похода пришелъ:» слѣдственно въ 1468?

Дополнительная выписка изъ лѣтописей.

Годъ 1462: «Поставленъ бысть Архіепископомъ Ростову Трифонъ Архимандритъ Спаскій Московскій Маія въ 13; а пріиде въ Ростовъ въ 23. — Скопившеся (во Псковѣ) Попове некупніи, биша челомъ Пскову, чтобы пятому Собору быти... и повелѣша быти у Похвалы Св. Богородица да у Покрова, да у Св. Духа за Домантовою стѣною. Заложиша (во Псковѣ) церковь кам. у примостья на Запсковьи Св. Козмы и Даміяна К. Володимеръ Андреев. и Посадникъ Степенный Зиновей Михайловичь... Псковичи заложиша иный городокъ новъ на Володчинѣ горѣ, и нарекоша Володимерецъ. Поставиша церковь Св. Николы. Задѣлаша Псковичи прясло стѣны на Крому отъ Великія рѣки, и врата на рѣку урядиша подлѣ Великую рѣку отъ Кутняго острова и до Смердьихъ воротъ, какъ съ другой стороны вдѣлано преже, такоже въ вышину отъ Псковы рѣки... Поставиша (въ Новѣгородѣ) церковь кам. Св. Дмитріа на Славковѣ улицы на старой основѣ; свящалъ Архіеп. Іона Окт. 26.»

Г. 1463: «Во градѣ Ярославлѣ, въ монастыри Св. Спаса, обрѣтены быша мощи К. Ѳедора Ярослав. и сыновъ его, Костянтина и Давыда, подъ церковью тою въ подклѣтѣ цѣлы вси. Архиманд. же Христофоръ монастыря того взятъ ихъ оттолѣ съ великою честію, принесе во Храмъ Спаса и положи въ единъ гробъ и ризы Чернеческіи новы положи на нихъ, понеже во Мнишескомъ чину преставишась; и бяху отъ нихъ многа чудеса и исцѣленія. — Іона, Епископъ Пермскій, крести Великую Пермь, и Князя ихъ» (вѣроятно, Михаила взятаго послѣ въ плѣнъ войскомъ Московскимъ), «и церкви поставилъ, и Игумены и Попы.. Почаша Псковичи дѣлати стѣну на Крому перси въ Довмантовѣ стѣнѣ; совершиша церковь Козмы и Даміяна; помостиша мостъ чрезъ Великую рѣку. Бысть во Псковѣ темьянъ дорогъ, во 60 денегъ рублевая гривенка.»

Г. 1464: «Марта 4 Ѳеодосій Митроп. поставилъ нѣкоего Іерусалимлянина Іосифа, брата Патріарха Іерусалимскаго, Митрополитомъ въ Кесаріи Филиповы; а той Патріархъ Іерусалимскій пошолъ былъ на Москву милостины ради, понеже бо бѣ истома имъ отъ Египетскаго Салтана, и не дошедъ преставися въ Кафѣ, и той Іосифъ хотѣ быти на его мѣсто, и тако поставися и иде отъ Митроп. нашего, много собравъ милостины, и не дойде своея земли.» (Въ Посланіи Рос. Митропол., л. 99, есть письмо Митроп. къ Новогородцамъ и Псковитянамъ о семъ Іосифѣ: тамъ сказано: «Приде къ намъ отъ Господня гроба Іосифъ Протосингелъ, возвѣщаа онаго пришедшаго съ небеси страшнаго труса... не пощаде раздѣлити церкви Св. Воскресеніа, иже надъ Св. гробомъ, и церковный лобъ впадъ внутрь скрушилъ; и слыша о томъ Салтанъ Египетскій, и хотя разорити храмъ и на мѣстѣ томъ поставити свою мизгить. Онъ же Іоакимъ Патріар. много плакався, проша, да окупъ возметъ... и едва сталь на полшести тысящи златыхъ Венедцкыхъ, и въ томъ поручники много Христіанъ; данъ же и закладъ, много святости церковныя, » и проч.) —... Кн. Псковскій Ив. Александ. и Посадникъ Степен. Алексѣй Васильев. заложиша градъ новъ деревянъ на Сини рѣки и нарекоша Красной городецъ. Мѣс. Іюля бысть дождя много и вода велика, а хлѣбъ дешевъ (во Псковѣ): зобница ржи по 17 денегъ, а овса по 7, а пудъ соли по 3 денги.»

Г. 1465: «Прибѣжа на Москву Ефимей Епископъ Брянскій и Черниговскій, покиня свою Епископью,

89

и даша ему Суждаль и Колугу и Торусу. Окт. въ 5, въ 1 часу нощи, мѣсяцъ гиблъ, и вторый часъ весь... Покрыша (во Псковѣ) церковь Св. Софіи желѣзомъ и всю церковь; преставися Посадн. Максимъ во Иноческомъ чину, и сынъ его Симеонъ, и Посадн. Юрьи Тимоѳеев.; прясло стѣны отвалишеся у Крома отъ рѣки Псковы, и того же лѣта и сдѣлаша; бысть пожаръ на Запсковьи Маія въ 16, и погорѣ монастырь и церковь Св. Ильи; совершиша перси у Крому Авг. въ 30, а дѣлаша 80 мужей наймитовъ по 3 лѣта, а взяша 175 рублевъ, и колокольницу на стѣнѣ на персехъ поставиша ко Св. Троицы; почаша крыти храмъ Св. Троицы доски; покрыша Св. Воскресеніе желѣзомъ и всю церковь въ Домантовѣ стѣнѣ; почаша подписывати церковь на Мелетовѣ; подписаша притворъ Св. Троицы спереди отъ стороннихъ дверей. Авг. въ 9 Псковичи съ посажаны, своихъ хоромовъ блюдучи, заложиша стѣну древяну отъ Великой рѣки отъ монастыря отъ Покрова да и до Псковы, а отъ Псковы на Запсковьи заложиша отъ Гримячей горы до Великой рѣки, до Св. Варлама; а дѣлаша сами посажаны своимъ запасомъ и поставиша тую стѣну въ едину недѣлю. Той же осени, Окт. 6, пріѣха во Псковъ Архіеп. Іона, и срѣтоша его со кресты за новою стѣною, и соборовавъ у Св. Троицы, и Сенадиктъ чтоша и пѣша многая лѣта, и злыя прокляша. Окт. въ 19 загорѣлося на Усосѣ у старой стѣны, въ Бараусовѣ дворѣ, и погорѣ весь Псковъ, а загорѣлося въ лягомо; а Владыка съѣхалъ на Снетную гору, и поѣха Окт. въ 24.»

Г. 1466: «Апрѣля въ 8 преставися Васьянъ, Епископъ Сарайскій. Переставися Княжь Петрова Княиня Дмитріевича Донского, жила долго въ Черницахъ и въ Схимѣ на Москвѣ у Вознесенья, нареченная во Мнишескомъ чину Ефросинья. Заложиша (во Псковѣ) церковь кам. Похвалу Св. Богородицы на Романовѣ, и 16 Іюня загорѣлось въ Кузнецкой улицѣ отъ Климентія кузнеца и погорѣша Полонище и до Рожества до монастыря, и церквей погорѣ 12, а горѣло отъ Великія рѣки по Лужскій Костеръ и ко Псковѣ рѣкѣ, и Богъ ублюде Св. Троица: въ томъ мѣстѣ переметаша хоромы. Того же лѣта покрыша верхъ у Св. Іерусалима желѣзомъ; того же Авг. въ 1 повѣсиша колоколъ на персехъ на новой стѣнѣ; свершиша церковь на Романовѣ; побиша лобъ у Св. Троица желѣзомъ; бысть хмѣль дорогъ во Псковѣ, зобница по полтинѣ и по 10 денегъ.»

Г. 1467: «Апрѣля 14 родися К. Вас. Иванов. Рязанскому сынъ Иванъ на Москвѣ. Заложиша (во Псковѣ) церковь кам. на Полонищѣ, Св. Вознесеніе; а хлѣбъ то лѣто во Псковѣ дешевъ, по 18 денегъ зобница ржи, а овса по 8, а соли пудъ по 3 деньги, а меду по семи пудъ за полтину; только хмѣль сильно дорогъ, по 60 денегъ ползобенье, только не велико время. Отписася своей Епископьи Архіеп. Ростов. Трифонъ Авг. въ 6: бѣ бо боленъ, и сойде въ монастырь ко Спасу. Обновлена бысть на Москвѣ церковь Вознесеніе Вел. Княгинею Марьею Вас. Васильев. Темнаго; заложила ту церковь Вел. Княгиня Евдокія Дм. Иванов. Донского преже сего за 60 лѣтъ, и при ней не много сдѣлано, понеже того лѣта преставися; по многихъ же лѣтѣхъ нача ту церковь совершати Вел. К. Софья Вас. Дмитріев., и соверши по кольцо, но верху не сведе; по многихъ же пожарѣхъ и сводомъ двигнувщимся, а внутри все твердо бяше: Вел. же К. Марья восхотѣ разобрати и новую поставити, и помысливъ о семъ Вас. Дмитріев. Ермолинъ съ мастеры, и не разобраша, но изгорѣлое каменье обломаша и своды разбиша, и сдѣлаша новымъ каменьемъ и кирпичемъ, яко всѣмъ дивитися.

90

Ноября 3 священа сія церковь Филиппомъ Митроп. Дек. 10 поставленъ Ростову Архіеп. Васьянъ Рыло; преже былъ Игуменъ Троицкой.»

Г. 1468: «Февр. 15 Устюгъ Кремль весь сгорѣлъ. Заложиша (во Псковѣ) въ монастырѣ на Красномъ дворѣ церковь кам. Св. Пантелеймона Апр. въ 16, а взяша отъ нея дѣла своего мзду 30 рублевъ у Чернцевъ. Той же веснѣ весь Псковъ подѣлиша по два пригорода на вси Концы, коемужь Концу къ старымъ пригородамъ новыя жеребьемъ дѣлили, а ималъ жеребей К. Василей, К. Ѳедора Юрьев. сынъ, съ престола. Мая въ 23, во второмъ часу нощи, загорѣся посадъ на Москвѣ у Николы у Мокрого, и много дворовъ безчисленно сгорѣ, верхъ по рву и за Богоявленскую улицу, мимо Висяковыхъ дворъ по Иванъ Св. на пяти улицахъ, а отъ Св. Ивана на подолъ по Васильевской лугъ, да на Большую улицу на Вострой конецъ по Кузьму и Даміана; вѣтрено было и истомно въ городѣ. Поставлена Вел. Княземъ церковь обѣтная Симеонъ Дивногорецъ. Бысть дождь все лѣто, 4 мѣсяцы, и много по полю хлѣба погнило, а траву водою отняло, и ржей многіе не засѣяли. Авг. 4 бысть гибель мѣсяцу. Бысть моръ великъ на кони. Родися К. Василью сынъ Петръ. Срубиша на Волзѣ городокъ Романовъ. Бывшій Архіеп. Трифонъ преставися Дек. 30 и положенъ бысть въ Ярославли въ монаст. Св. Спаса.»

Г. 1469: «Пять Соборовъ (во Псковѣ) и все Священство написавъ грамоту изъ Номоканона и въ ларь положиша о церковныхъ вещехъ» (во время ихъ ссоры съ Архіеп. Новогородскимъ) «а надъ собою въ правители на Вѣчѣ предъ всѣмъ Псковомъ посадили Попа Андрея Козу Св. Михаила, а другова съ Завеличья Харитона Попа Успенія, и восташа клеветницы на Попа Андрея, и бѣжа въ Новгородъ ко Владыцѣ, и Генв. 22 пріѣха Владыка, и встрѣтиша его со крестами, и призвавъ къ собѣ въ Пустынской дворъ, нача спрашивати о грамотѣ крѣпостной... и не даша ему, и поѣздъ свой на Священникахъ побравъ, поѣха Февр. въ 5. Здѣлаша великія врата каменныя (во Псковѣ) и костеръ наверху большой выше старыхъ по конецъ мосту Запсковского, и взяша мастеры 30 рублевъ сребра. Былъ во Псковѣ хлѣбъ и все дешево, а со всѣхъ сторонъ мирно и тишина велика. — Начаша (въ Новѣгородѣ) тополци садити на Славковѣ улици. Авг. въ 30 бысть буря сильна, и градъ и громъ, и страхъ велій. Тоя же осени пріѣхалъ во Псковъ посолъ отъ В. Кн., именемъ Селиванъ, такожъ отъ Митроп. Глѣбъ съ Митрополичьею грамотою, а глаголя такъ, чтобы есте, сынове, тое управленіе церковное на своего Архіеписк. положили... Весь же Псковъ благословеніе его и своего Государя, Вел. Князя, слово пріяли, а крѣпость ларную вынемше подрали Генв. въ 5. — Дек. 21 у гроба Митроп. Петра отроковица слѣпа прозрѣ; такоже исцѣлѣ человѣкъ нѣкій изъ Рязани странной, имѣ руку прикорченну и къ ребромъ приростшую.»

Г. 1470: «Марта 13 бысть громъ и молнія и дождь великъ. Апрѣля въ 15 по Вечерни въ 12 часовъ бысть знаменіе въ солнци, явился кругъ на небеси единымъ краемъ посреди неба, а другой спустился къ Западу, и половина круга того изнутри червлена, а около зелено до половины круга вверхъ по краемъ, якоже бываетъ дуга на небеси тѣмъ цвѣтомъ; а другая половина бѣла; а подъ кругомъ тѣмъ двѣ дуги тѣмъ же образомъ, снизу зелено, а внутри червлено, а концы дугъ до самаго Запада; внутри же ихъ на сереткѣ солнце сущее ихъ близъ къ Западу идяше, а межи дугъ подъ самымъ кругомъ яко два рога, единъ концомъ на Югъ, другой на Сѣверъ, а межи ихъ яко солнце сіяше свѣтло, а стояше надъ сущимъ солнцемъ

91

прямо, а на нихъ отъ того солнца, иже межи рогъ, промежъ дугъ по обѣ стороны по солнцу, противъ сущаго солнца. И такъ 2 часа бяше видѣти; и потомъ кругъ и дуги изгибоша. А тѣ три солнца необычныя снидошася вмѣсто, и бысть едино, и идяше за сущимъ солнцемъ повыше его и зайдоша вмѣстѣ, преже сущее, а то необычное за нимъ. Около же круга, иже былъ посреди неба, по обѣ стороны его повыше бѣло, вверхъ не снидеся, а внизъ до полукруга концы ихъ. Сіе же знаменіе видѣли мнози на Москвѣ, въ прочихъ же градѣхъ не видѣли. — Тоя же веснѣ (во Псковѣ) бысть вода велика, и наполнишася рѣки и озера. Мая въ 21 бысть во всю нощь громъ и молнія, и тресну громъ вельми, и молніею у Св. Пантелеймона (въ Псковѣ) въ монастыри на Красномъ дворѣ на иконахъ золото пожгло, а въ церкви ходила стрѣлка, и тою жь молніею зажже церковь въ Ситвѣ, и Богъ вѣсть, сколько побило Христіянъ, и храмовъ и древесъ пожгло. — Того же мѣсяца женился К. Андрей Васильев. Углецкій на Москвѣ, понялъ у К. Романа Мезецково дщерь Елену, а вѣнчалъ ихъ въ Пречистой Филипъ Митрополитъ. Тараканъ купецъ заложилъ себѣ (въ Москвѣ) налаты кирпичные у градной стѣны у Фроловскихъ воротъ, единаго лѣта и сведе. — Іюня 24 (во Псковѣ) предъ вечеромъ бысть грохотъ, громъ съ молніею силенъ, и на Званицѣ у Коровьи гридницы 7 человѣкъ молніею опали, и бысть дождь прапрудою; а тѣхъ 4 человѣки отволочили, а три до смерти сразило; а въ гридницы которые ни были, а ти добры здоровы. Свершиша (во Псковѣ) церковь въ монаст. Св. Никиты, а взяша мастеры 20 рублевъ сребра— Тогоже лѣта Авг. въ 1, исходящу второму часу, загорѣся на Москвѣ внутри города на подолѣ, близъ Царя Костянтина и Елены, отъ Богданова двора Носова, и до вечерни выгорѣло все и за рѣкою многіе дворы погорѣли, а головни и бероста далече носило, много верстъ; а К. Вел. тогда былъ на Коломнѣ: остался въ городѣ только дворъ К. Ивана Юрьев., да братаничевъ его два двора, да Орины Олексѣевы: оттолѣ бо вѣтеръ тянулъ. Преставися Іона, Епископъ Пермскій. Того же лѣта (въ Новѣгородѣ) на Ѳедоровѣ улици изъ тополья воды капало много, отъ верха и изъ сучья; помостиша мостъ новъ отъ Лубянкѣ во весь Конецъ Плотницкой; а на Славковѣ улици поставиша гридницу нову среднюю.»

Г. 1471: «Тоя жь зимы бысть снѣжно и бурно, а веснѣ по рѣкамъ воды мало. Марта 23 преставися Княгини Инока Марѳа Ростовская, и положена у Рожества Богородицы въ монастыри. Тое же весны Прохоръ поставлень бысть Епископомъ Сараю. Отъяли невѣгласи мздоиматели (во Псковѣ) на Вѣчѣ землю и воду отъ Св. Троицы, Апрѣля въ 7, Матутину землю, его прадѣда Нѣжатина дань, Посадника, и въ тыя часы, еще и Вѣче не поспѣло разойтись, загорѣся за стѣной того жь Матути дворъ, а той Матута преже того за 4 мѣсяцы преставися, и въ пяти мѣстѣхъ загоралося. Намостиша мостъ (во Псковѣ) на новомъ мѣстѣ, на Черехѣ рѣки, а даша мастерамъ 18½ рублевъ. Тое жъ весны женися К. Борисъ Васильев. у К. Мих. Холмскаго, понялъ Княжну Ульяну. Преставися К. Алекс. Ѳедоров. Ярославскій, Апрѣля 17, и положенъ въ Ярославли у Св. Спаса въ монастыри. Априля конецъ ветха и Мая новаго быша морози велицы по 9 утръ, а обилье Богъ ублюлъ, а дубіе молодое и ясенѣ и папорть вся мразъ призноби. Бысть на Яковлѣ улици (въ Новѣгородѣ) пожаръ и середъ Борковѣ улици и до Козмодемьянѣ, и 4 церкви огорѣ, и того же лѣта 2 церкви отъ грома сгорѣша, конецъ Пруской улици, Илья Св., а другая Св. Ѳедоръ въ Ракомѣ. ІІотрясеся

92

на Москвѣ земля Авг. въ 29» (сказано въ Арханг. и Новогород. Лѣт.). «Той же осени бысть пожаръ въ Новѣгородѣ, отъ Вареской улици отъ берега и до Лубяници, и 2 церкви огорѣша, Св. Іоанна у Нѣмецкого Двора и Св. Георгія въ Торгу, и Нѣмецкій Дворъ горній погорѣ. Нояб. 8 поставленъ Еписк. Перми Филоѳей. Нояб. въ 27 бысть гибель лунѣ. Дек. 8 поставленъ Рязани Епископъ Ѳеодосій, Архиманд. Чудовской, а на поставленіи были Архіеп. Ростовскій, Еписк. Суздальскій Ефимій, Коломенской Геронтій, Сарскій и Пермскій. Погорѣ градъ Островъ, пригородъ Псковскій. Попы невкупніи биша челомъ Пскову о шестомъ Соборѣ. Тогды же и льняную грамоту подраша, вынемше изъ ларя, и бысть всѣмъ радость велія: съ восьми бо годъ она была въ ларю, да много Христіяномъ истомы и убытковъ въ тыя времена было. Бысть въ Новѣгородѣ всякаго блага обильно и хлѣбъ дешевъ.»

Г. 1472: «Тоя жь зимы преставися въ Литвѣ Григорей Митр. въ Новѣгородѣ. Іюля въ 22 и въ 3 часъ нощи загорѣся на Москвѣ на Посадѣ у Воскресенія на рвѣ и горѣло всю ночь и назавтріе до обѣда, единыхъ церквей 25 сгорѣло, по брегу до Вздвиженья на Востромъ концѣ, да по Васильевской лугъ и по Кулишку, а вверхъ отъ Воскресенья по рву по Вознесенье на рвѣ, да по Яръ, да Богоявленье каменное, да по Воскресенье на Дмитровской улицѣ, да по Св. Евпатія и по Кулишку; бысть буря, и огнь метало дворовъ за восемь большихъ, и съ хоромовъ верхи срывало; истомно бѣ внутри града, но вѣтеръ тянулъ съ града, и самъ Вел. К. тамъ и по многимъ мѣстомъ стоялъ со многими Дѣтьми Боярскими, объѣзжая вскорѣ и повелѣвая гасити и розметывати. — Помазана бысть известью церк. Іоаннъ Вел. на Петрянѣ дворѣ (въ Новѣг.); а на Княжи дворѣ свершиша гридницу каменну. Сент. 9 загорѣся на Яневѣ улицѣ (въ Новѣг.), и погорѣ побережье все и за Даньславлю улицу и городной стѣны отъ берега полтора прясла, и Гребельскій мостъ, и Гребля до Вел. мосту, и 3 церкви огорѣша Св. Владимеръ и Св. Димитрей на Даньславлѣ улицѣ, и Св. Кирилъ предѣлъ у Св. Дмитрія.»

Г. 1473: «Тоя жь весны около Св. Николы въ Опоческомъ Концѣ (во Псковѣ) каменемъ одѣлавъ и врата каменныя изрядивъ, и садомъ яблонями насадили. Іюля въ 25 поставленъ на Епископью Коломенскую Священноинокъ Никита Семешковъ, сынъ Архангельскаго Протопопа, иже на Москвѣ. Того же мѣсяца обрѣтоша во церкви Св. Спаса Княг. Марью Вел. К. Симеона Иванов., во Мнишескомъ чину Фетинію, въ тѣлѣ неврежену ничѣмъ же, толико риза истлѣ; и посла К. Вел. по Игуменью Алексѣевскую, и повелѣ возложити на ню новые ризы. — Человѣкъ нѣкій во градѣ Москвѣ, ходивъ по обычаю къ селу скудельничу, иже имѣютъ граждане на погребеніе страннымъ: имѣютъ же обычай то погребеніе дѣлать въ Четвертокъ седьмыя недѣли по Пасцѣ; тамо поютъ Панихиды; и сей помянутый боленъ идяше, и творя то, что и людіе: стары ямы засыпая, а новы выкапывая; и нечаянно упалъ въ тѣснотѣ народа, ибо несъ изъ новой ямы на старую землю: оглохъ и онѣмѣлъ... и нача прикладыватися ко всѣмъ гробомъ (въ Успенскомъ Соборѣ), и яко же къ Ѳеогностову приложися, и проглагола и прослыша... и сказаша Митроп. Геронтію и В. Князю. Они же невѣріемъ одержими быша, не повелѣша звонити и всему городу славите его... и задѣлаша мощи его (Ѳеогностовы) и покрова на гробницѣ не положиша; и нынѣ въ небреженіи гробъ его.»

Г. 1474: «Ноября въ 9 Вел. Князя Ловчей Григорей Перхушковъ ѣздилъ на поле и видѣлъ знаменіе

93

на небѣ два солнца въ 2 часу дни: сущее солнце идяше своимъ путемъ, а другое необычное свыше того, и свѣтло вельми бѣлостію; а лучей отъ него не бяше; видѣлъ же то не одинъ Григорей, но и съ нимъ бывшіе. — Въ Новѣгородѣ и на Устюзѣ моръ бысть на люди, и поставиша единаго дне на Устюзѣ церковь Воскресеніе надъ рвомъ, и преста моръ.»

Г. 1475: «Апр. 23 по вечерни (въ Москвѣ) взошла туча, и бысть громъ великъ съ полудни, а морозы и студень до 8 Мая, и пошли дожди на всякъ день. Іюня 10 загорѣся за рѣкою на Москвѣ близъ церкви Николы Борисова, и погорѣ много, и та церковь. Сент. 12 въ полунощи загорѣлось на Москвѣ на посадѣ за Неглинною межъ Николы и Всѣхъ Святыхъ, и тѣ церкви погорѣша, а 27 Сент. погорѣлъ совсѣмъ на Арбатѣ Никифоръ Басенокъ: точію главами выметашась. — Сент. 30 въ 2 часъ дни гибло солнце; треть его изгибла, и бысть яко мѣсяцъ въ розѣхъ. На Москвѣ же сего не видѣлъ никто, а на Коломнѣ и въ предѣлѣхъ ея. — Преставися прежде бывшій Ѳеодосій Митроп. въ Сергіевѣ монастырѣ; туже и положенъ. — Окт. въ 4 часъ дни загорѣся на Москвѣ внутри города близъ воротъ Тимоѳеевскихъ: Князь же Вел. самъ пришедъ со многими людьми, угасиша, и оттолѣ пойде К. Вел. за столъ, и часа того загорѣся внутри же града близъ Никольскихъ воротъ въ 5 часъ дни, межъ Введенія и Козмы и Даміяна, и выгорѣ мало не весь градъ, по Вел. Князя дворъ да по монаст. Спаской, да по Княжь Михайловъ Андреев. дворъ, а Подоломъ по Ѳеодоровъ дворъ Давидовича, и едва угасиша въ 3 часъ нощи: понеже самъ К. Вел. пристоялъ со многими людьми. Единыхъ церквей кам. 10 обгорѣ, а древяныхъ сгорѣ 12, да два застѣнка у Архангела разметаша, Воскресеніе да Акилу. — Той же зимѣ (въ Новогор. Лѣт.) нѣкоторый Философове начаша пѣти: Господи помилуй! а друзіи: Осподи помилуй

Г. 1476: «25 Февр. во 2 часу дни бысть гибель солнцу и тма велика, яко и человѣкомъ другъ друга въ лице не видѣти; и того бысть не долго. Людямъ страхъ былъ великъ. А на той же недѣли въ нощи свѣтъ блисталъ на небеси. — Тое же весны почаша дѣлати въ Сергіевѣ монаст. церкви Св. Троица кирпичная другая на мѣстѣ древяныя церкви Псковскими мастеры. Того же лѣта здѣлана бысть колокольница въ Ростовѣ Архіеп. Васьяномъ. Марта 10 въ 3 часу нощи нача гибнути мѣсяцъ. Пріиде изъ Царяграда въ Литовскую землю Митроп. Спиридонъ, родомъ Тверитинъ, поставленъ на мздѣ Патріархомъ, а повелѣніемъ Турскаго Царя. Апр. въ 11 бысть знаменіе въ солнцѣ въ 1 часъ дни: восшедшу ему вельми ясну, по нашему же зраку, яко видѣхомъ его изъ Москвы, яко же бѣ взошло ровно съ верхомъ храма нерукотвореннаго образа, иже въ монаст. Андрониковѣ; бѣ же кругъ солнца вельми великъ, яко дуги образомъ червлено, зелено, багряно, желто; далече же отъ него лучи сіяющи по сторонамъ два, единъ нами зримъ аки за Св. Ильею подъ сосною, а другій за Св. Никитою за Яузою; третій же лучь высоко надъ солнцемъ; а въ томъ же кругѣ стояше межи ихъ яко рогъ: бѣста бо отъ него яко 2 рога, единъ направо, а другій налѣво, но было повыше же того луча, иже рогъ тѣхъ, дуга бѣ образомъ, но верхомъ ко кругу, иже около солнца, а концы ея простерлися до среди неба; цвѣти же ея яко же въ дождь дуга бываетъ видѣти. Сіе было до исхода 2 часа. На Св. недѣли погорѣ въ полѣ на Пруской улицѣ (въ Новѣг.) и на Чюдинцовѣ и на Легощи, и до Іоанна Богослова, и городной стѣны выгорѣ полтретья прясла. — Авг. 31 въ 1 часъ

94

нощи бысть громъ ужасенъ и въ монаст. на Симоновѣ съ церкви верхъ сшибло стрѣлкою, и по церкви ходя, много мосту рвало, и стѣну преднихъ дверей прорази, и иконы побило, а икона Одигитріа на поклонѣ на лѣвой сторонѣ ничѣмъ же повреди. — Сент. 3 гиблъ мѣсяцъ въ нощи о полнѣ лунѣ. Сент. 26 сгорѣла на Москвѣ церковь Вознесенія на рвѣ. Того же мѣсяца горѣло въ Новѣг. Вел., и церкви, и люди горѣли, и по помнятъ на себя такова пожара, 15 церквей сгорѣло, а 3 каменные разсыпалися, а надъ городомъ яко солнце красно стояло. Сія же осень суха была и студена; рѣка стала Ноября въ 12, а на Введеніе дождь былъ, а оттолѣ морозовъ великихъ нѣколико, а снѣгу не бывало. — Погорѣ монаст. каменной на Кубенскомъ езерѣ, церковь со всѣмъ узорочьемъ и съ книгами, и съ кузнью, и кельи. — Тоя же зимы пріѣхавши Слобожане изъ Кокшинской волости, учили бить челомъ всему Пскову, чтобы освободили имъ Новогородцы у рѣчкѣ у Лодѣ поставити городъ, и Псковъ на Вѣчѣ освободилъ, и грамоту далъ, что имъ запасы запасая на томъ мѣстѣ класти, гдѣ быти городу; и того же лѣта послаша Посадниковъ и Бояръ своихъ изо всѣхъ Концовъ окладати города Городча у рѣчкѣ у Лодѣ въ Кокшинской волости. Тоя же осени Псковъ вспалився испродавалъ Опочанъ, а взялъ 100 рублевъ, да далъ К. Ярославу, что они повѣсили татя коневаго, а безъ повелѣнія Псковскаго. — Владыка Ѳеофилъ пріѣха во Псковъ Дек. 24, и часы повелѣ своимъ мастеромъ самозвонные поставити на Святогорскомъ дворѣ, а тыя часы самъ же Владыка съ своимъ Бояриномъ Автономомъ присла въ домъ Живоначальныя Троицы... и жилъ во Псковѣ весь свой мѣсяцъ: иные же Владыки такъ всего мѣсяца въ свой пріѣздъ не живали.»

Г. 1477: Генв. въ 9 снѣгъ пошелъ, а не много, а на пядь не бывало его во всю зиму. — Преставися Епископъ Генадей Тверскій. — Февр. въ 16 въ 7 часъ нощи (въ Москвѣ) сгорѣла у Михайлова Чюда трапеза, да Архимандричья келья Генадіева. Марта въ 20 въ 7 часъ нощи загорѣлся дворъ К. Андрея Меншево и згорѣша дворы обѣихъ Князей Ондреевъ; а которые дворцы малые около ихъ Поповъ Архангел., а тѣ разметаша: пристоялъ бо самъ К. В. и сынъ его, понеже не успѣ лещи еще К. В. послѣ Стоянія Канона Андреева. — Мая въ 1 день въ 15 часъ дня преставися Игуменъ Пафнутій обители Рожества Богоматери на рѣцѣ Поротвѣ, близъ града Боровска за 2 версты; самъ же и состави обитель ту, пришедъ изъ монаст. Высокого изъ Боровска: преже бо тамо игуменилъ при Князѣ тамошняго отчича К. Василья Ярославича... и въ обители Богоматери церковь воздвиже древяну, потомъ же камену, и подписалъ чудно вельми, и украси иконами и книгами, яко дивитися и Самодержцемъ Рускія земли нашея. — Мая въ 31 морозъ вельми великъ былъ, и всякъ овощь побило и садове и все обилье. — Сдѣланъ бысть верхъ церкви на Симоновѣ, иже громъ сразилъ, а дѣлалъ мастеръ Венеційскый другій, не той, иже большую церковь Пречистыя ставитъ. — Дек. 6 поставленъ бысть во Тверь на Владычество Священноинокъ Васіянъ Архиманд., Княжь Ивановъ сынъ Васильев. Стригинъ Оболенского.»

Г. 1478: «Тоя же весны Іосифъ Старецъ началъ строити монастырь на Ламскомъ Волоцѣ въ пустыни. — Тоя же зимы бысть моръ въ Вел. Новѣг.: мряху бо старыя мужи и жены и молодыя дѣтки: выкоплютъ яму, ино въ тую яму положатъ 2 и 3 и 10 человѣкъ. — Преставись въ Новѣг. Намѣстникъ К. Ив. Васильев. Оболенской-Стрига, и привезоша

95

его оттуда, и положенъ въ Суздалѣ у Спаса въ Ефимьевѣ монаст. какъ самъ повелѣлъ. — Бысть брань межъ Митроп. и Васьяномъ Архіеп. Ростовскимъ о Кириловѣ монаст.: начатъ бо Геронтій отнимати отъ Ростов. Епископьи, научаемъ Княземъ Михайломъ Андреев. Тіи бо Чернци Кирил. монаст. превознесшесь высокоуміемъ и богатствомъ, не восхотѣша быти подъ правдами Ростов. Епископовъ, и научиша К. Михайла... и даде Митроп. грамоту, что Князю Михаилу вѣдати монастырь. Архіеписк. же билъ челомъ Вел. Князю и нача суда просити по правиломъ съ Митрополитомъ. К. же Вел. посла взяти грамоту и повелѣ Собору быти всѣмъ Епископомъ и Архимандритомъ на Москвѣ и даде судъ Архіепископу на Митроп. Митрополитъ же убоясь суда и умоли В. К. — и умири ихъ, и указа вѣдати по старинѣ. Се же зло бысть отъ Игумена Нифонта и отъ новыхъ Чернцевъ и отъ прихожихъ смутовъ; а старые Старцы не хотѣша того. — Преставися Зосима Соловецкій, а Саватей Соловецкій преставися въ лѣто 6937. — Кн. Вел. прислалъ гонца на Устюгъ къ Намѣстнику Петру Ѳедоров. Челяднину, а велѣлъ ставити городъ Устюгъ новой, а старой розваляти. Ноября 13 бысть вода велика (во Псковѣ) и много шкоты учинише по Великой рѣкѣ около города и по волостемъ, а мимо городъ несло внизъ запасъ колодья и дровъ, ово сѣнные стоги; да въ другой рядъ ледъ сталъ... и Дек. 7 бысть оттепель и вода болши первой, да и ледъ снесло, и множае шкоты учинило, и въ третіе ледъ сталъ наборзѣ неровенъ какъ хоромы, и до устей до озера, а Христіяне добры здоровы. — Дек. 26 нощію, по Великаго Князя войнѣ (Новогородской) нощію бысть громъ и молнія.»

Г. 1479: «Іюля въ 14 заложилъ Вел. К. церковь камен. Іоанна Златоустаго, а древяную разобралъ; бѣ же та церковь изначала строеніе гостей Московскихъ, да уже нача оскудѣвати монастырь той: К. же Вел. Игумена учини у тое церкви въ Соборѣ подъ Воскресенскимъ Игуменомъ загородцкихъ Поповъ прежъ сего, егда обѣтъ положилъ: понеже имя его нареченно бысть Генв. въ 27; а въ застѣнкѣ тоя церкви повелѣ церковь другую учинити Апостола Тимоѳея: въ той бо день родился; а ту разобранную церковь древян. повелѣ поставити въ своемъ монастырѣ у Покрова въ садѣхъ, первую малую разобравъ. — Шилники здумали на Устюзѣ Андрей Мишневъ, да безъ вѣдома Вел. Кн. Емчу взяли. Сент. въ 9 въ 6 часовъ нощи загорѣся Москва внутри града у церкви Петра Чюдотворца на Угрѣшскомъ дворѣ: бѣ бо поварня за градомъ подъ стѣною, и отъ того кровля градная загорѣся, а людемъ спящимъ, и крачаша изъ зарѣчья: градъ горитъ! и горѣ подоломъ по Владыченъ дворъ Коломенского, да по Ѳедоровъ Давидовича, а горою по Архангела и по Св. Іоаннъ и по Пречистую, да по Княжь Борисовъ дворъ, да по Богоявленіе на Троицкомъ дворѣ и къ Никольскимъ вратомъ. Самъ. Кн. Вел. и сынъ его во всю нощь и 4 часа дни съ коней не сьсѣдающе, своими руками разметающе... и поча быти вѣтеръ на погорѣлыя мѣста, и тако преста горѣніе; на 5 же часѣ начаша въ Соборнѣхъ церквѣхъ литургисати.»

Г. 1480: «Тое же весны преставися Коломенскій Епископъ Никита. — Разобраша старую церковь на Троецкомъ дворѣ: бѣ бо трухла вельми, и заложиша новую. — Сгорѣ церковь Св. Николы въ Никольскомъ во Архіепископлѣ въ Ростовѣ, и кресты чудотворные сгорѣша, и множество кузни; а на Москвѣ у Рожества у Св. Лазаря верхъ падеся напрасно нѣкако и страшно въ нощи, и иконы поби, и множество въ казнѣ Вел. К. сосудовъ поби.

96

— Окт. въ 9 вожжеся свѣща о себѣ въ храмѣ Пречистыя у гроба Петра Чюдотворца: Митроп. же молебная совершивъ, и вощаницу оныя свѣщи нарядивъ, посла къ Вел. К. на Угру. — Поставиша Священники (во Псковѣ) въ Домантовѣ стѣнѣ избу Священникомъ и Діакономъ, а дали мастеромъ 5 рублевъ.»

Г. 1481: «Іюля въ 22 поставленъ Архіеп. Ростову Іоасафъ Оболенскихъ Князей; того же мѣс. въ 29 поставленъ Коломнѣ Епископъ Герасимъ Смердковъ; а того же лѣта Симеонъ, Духовникъ Митрополита, Еписк. Рязани. — Псковичи привезоша къ Вел. К. Нѣмецкого полону 8 колоколовъ Вельядскихъ. — Сент. 8 заложены быша 2 церкви, Архангела и придѣлъ Воскресеніе, да Акила Апостолъ (въ Москвѣ). — Былъ К. Вел. въ Володимерѣ. — Андрей Мишневъ съ шильники и съ Устюжаны ходили въ Вел. Пермь, да побили Вогуличь подъ Чердынемъ, а на Каму шедши, да встрѣтили гостей и Тюменскихъ Татаръ, да пограбили.»

Г. 1482: «Заложи Кн. Вел. церковь кам. Стрѣтеніе на полѣ на Кучковѣ. — Иконники Денисей да Попъ Тимоѳей, да Ярецъ, да Кнашъ написали Дейсусъ вельми чюденъ въ новую церковь Пречистыя. — Окт. въ 13 священа церк. Воскресеніе, а въ 27 Св. Апостолъ Акила.»

Г. 1483: «Згорѣ икона Одигитріа на Москвѣ въ церкви Вознесенія Греческаго письма, въ ту мѣру якоже въ Царѣградѣ здѣлана; только ликъ да окладъ згорѣ: дска цѣла, и написа Діонисій иконникъ на той же дскѣ той же образъ. — Тое же зимы случися навечеріе Крещенія въ Недѣлю: Архиманд. Чудовскій Генадей повелѣ воду Богоявленскую ѣдши пити, въ Уставѣ же не писано о томъ. Митроп. же посла изымать его: онъ же къ Вел. К. убѣжа. Митроп. же самъ иде къ В. К., и много глаголаше нань... К. В. выдалъ его Митрополиту: Митроп. же велѣлъ его сковати и подъ полатою въ ледникъ посадити. К. же В. съ Бояры выпечалова его, приводяще, егда Владыка Ростовскій Ѳеодосій повелѣ тако же мясо ясти въ навечеріе Богоявленія, зане случися въ Суботу: Митроп. же Іона Чюдотворецъ потязавъ его прости. — Апр. въ 2 преставися Княг. Елена Князя Андрея Васильев. Углецкого. — Заложилъ церковь кирпичную за Яузою Св. Спаса Игуменъ Чигасъ. — Архиманд. Чюдовской Генадей Гонзовъ заложи церковь у Чюда въ монастырѣ Алексѣя Чюдотворца, да и трапезу кам. — Поставиша (во Псковѣ) церковь Аѳанасья, да Николу на Валку, да Георгія въ Печки. Посѣкоша Псковичи дворы у Посадниковъ и у иныхъ многихъ.»

Г. 1483 и 1484: «Геронтій Митрополитъ заложи у своего двора церк. кам. Пречистыя Ризы Положеніе. — Повелѣніемъ В. К. начаша здати въ Вел. Новѣг. градъ каменъ по старой основѣ на Софейской сторонѣ. — Дек. въ 9 поставленъ Архиманд. Симоновской Нифонтъ Епископомъ въ Суздаль. — Совершена (во Псковѣ) церк. Св. Духъ въ Глинѣ монастырѣ. — Хлѣбъ уродился послѣ Петрова дни; въ той же день почали ржи жати, а съ Ильина дни ярь. — Лѣта за два сусѣди Запсковляне, Богоявленскый Конецъ, заложиша стѣну отъ Псковы свою треть, и сего лѣта свершена бысть, и на осень и покрыша; а тоя же весны сусѣди Кузмодемеянскіи заложиша стѣну отъ Великой рѣки свои 2 части до Богоявленцовъ стѣны. — Посадиша (во Псковѣ) смердовъ на крѣпость въ погребѣ, а Посадниковъ закликаша, что грамоту новую списали и въ ларь вложили на сѣняхъ со К. Ярославомъ, а Псковъ того не вѣдаетъ. Посадника убиша Гаврила Іюня въ 13 всѣмъ Вѣчемъ. — Въ Петрово говѣніе идяше дождя много и рѣки наполнишась, аки весною, а рожь цвѣтяше, и превратись много

97

ржи на метлу и на костеръ, а ярового обилья Богъ умножи. Тогда же нѣкоему Священнику въ Велейской волости на Плотичнѣ ѣдущю путемъ, бысть тма, и по тмѣ облакъ свѣтелъ, и гласъ невидимый глаголя: повѣжь людемъ, дабы ся обратили. И бысть ино проявленіе на городкѣ на Влодимирци: Іюля въ 18 нѣкоторой дѣвицѣ бысть гласъ, веляше молитись... и въ ту нощь у Св. Ильи свѣща сама загорѣлася; а Новогородци обрѣтоша икону Св. Бориса и Глѣба на Волховѣ плавающю, и явись въ Новѣг. знаменіе отъ иконы Св. Богородици, идяху слезы кровавыя седмію мѣсты. Іюля въ 24 бысть туча страшна и громъ и градъ. Сент. 5 явись на небеси (во Пск.) 3 мѣсяца: предъ сими бо деньми Туркове плѣниша землю Волынскую. Тоя же осени Псковичи поставиша новый мостъ черезъ Пскову, а даша мастеромъ 60 рублей, а платиша то серебро мясники. — Тоя же зимы Псковичи послаша къ В. Кн. бити челомъ, чтобъ отдалъ своея нелюбкы, что казнили смердовъ, и онъ всполѣвся велѣлъ смердовъ отпустити, а Посадниковъ откликати и животы отпечатати, а Князю Ярославу добити чоломъ — и Псковичи чорныи люди тому вѣры не няша, и за недѣлю по Рожества послаша иныя послы, а смердовъ не отпустя, а Посадниковъ не откликавъ, и К. В. изополѣвся на нихъ, и на 3 день повелѣ своимъ Бояромъ отвѣть дати, какъ первымъ посломъ — и черніи люди ни тѣмъ вѣры не яша, рекуще: занеже сіи съгласишась по чолобитью Посадниковъ, которіи збѣгли на Москву — и начатъ быти мятежъ великъ межю Посадникы и Бояры и Житьими людми, понеже сіи въсхотѣша правити слово Князя В., смердовъ отпустити, а Посадниковъ откликать, а мертвая грамота, списаная на нихъ, выкынути, а К. Ярославу добити чоломъ, бдюдущесь казни, что безъ его повелѣнья и предъ посломъ В. Князя смерда казнили, и Посадника Гаврила убили; а черніи людіи молодіи не восхотѣша, рекуще: мы прави... и послаша отъ молодыхъ людей Перха къ Вел. К... и въ Тферской земли, въ Великое говѣніе (уже въ 1485 г.), разбойники убиша Перха и Лакомцова и дружину и вметаша въ рѣку; и Псковичи послаша по Велицѣ дни Посадниковъ на Москву, и Вел. К. съ великою опалкою отвѣщалъ: аже моя вотчина слово мое исправитъ, и потомъ начнете ми бити чоломъ о моей нечести... и Псковичи вскорѣ отпустиша смердовъ, Стехна и Сырня и Лежня, и списаную грамоту мертвую на Посадниковъ изъ ларя выкынуша, и животы и дворы отпечаташа.»

Г. 1485: «Архіеп. Генадій на Масленой во Псковъ присла свою грамоту благословеную и даде въ даръ Псковичемъ турей рогъ окованъ златомъ, да икону Локотницю на златѣ. — Подписалъ церковь Стрѣтеніе (въ Москвѣ) Долматъ иконникъ. — Апр. во 12 погорѣлъ градъ Москва. — Свершиша на Симановѣ трепезу камену у воротъ. — Въ сіе лѣто (во Пск.) съ осени палъ снѣгъ на талую землю, и потомъ быша мрази и зима вся бяше тала, и по мхамъ и по болотамъ грязи люты, и подъ снѣгомъ подпрѣлъ корень ржаный, и по Велицѣ дни бысть ведряно и солнечно, и потомъ студено и мокро, слоть съ морозомъ, и померже вшедшей ржаный корень, и бысть черна земля, и потомъ не бысть дождя до Петрова заговѣнья, а ярь сѣяна въ сухую землю, и егда помолишась, бысть туча, и начаша дождево быти по мѣстомъ, и гдѣ быша, умножи Богъ яроваго обилья... и купиша четвертку ржи по 8 денегъ, а жита по 5, а овса зобничь по 10 и 12 денегъ. — Тоя же осени Владыка Генадій присла въ Псковъ Боярина своего Безсона и съ нимъ Игумена Евфимія, иже преже былъ ларникомъ въ Псковѣ, и въ той власти много зла

98

народу учини... и убѣжа и пострижеся; и мысляше Владыка того вмѣстити Архимандритомъ въ себе мѣсто правителемъ Пскову, и веляше описати церкви и монастыри и Поповъ; и Псковичи не вдашась въ волю его. Тоя же осени, въ Недѣлю предъ Въздвиженьемъ, К. Псковскый Ярославъ и Посадники и Бояре ѣхаша на Москву и биша чоломъ Князю Вел., что били смердовъ чрезъ его повелѣнье, и В. К. пожаловалъ, повелѣлъ по всей старинѣ Пскову жити. К. Ярославъ оженись на Москвѣ, и приведе Княгыню въ Псковъ. И тако уляже брань о смердахъ, и много тогда напасти учинилось, яко до 1000 рублевъ. И потомъ прилучись нѣкоему Попу у Норовскихъ смердовъ найти тую грамоту, како смердамъ изъ вѣковъ вѣчныхъ Князю дань даяти и Пскову, и всякія работы по той грамотѣ имъ знати, а о той грамотѣ всей земли смятенье бысть, что они потаивше грамоту не потягнуша на работы, а Псковичемъ не свѣдущимъ, како бысть, а смерды обольстиша Князю Великому и все по криву сказаша. И таковую грамоту смердъ исторже у Попа изъ рукъ и скры. Псковичи же посадиша того смерда на крѣпости... и начаша изъ пригородовъ и изо всѣхъ волостей обидніи люди бити чоломъ Пскову на Намѣстниковъ К. Ярослава и на самаго. И Псковъ събраша многыя обиды и отрядиша послы, Боярина Андрея Семеновичь Рублева и иныхъ, и биша чоломъ Князю В., и повѣдаша о смердѣ, что грамоту потаилъ, и какъ намъ Государь укажеши о томъ? и К. В. ярымъ окомъ възрѣвъ рече: давно ли язъ вамъ о смердахъ вины отдахь? а нынѣ на тожъ наступаете! И оттолѣ ни единыя жалобы на Ярослава не пріятъ, и отвѣтъ далъ: се язъ посылаю по васъ ужь своя Бояры и прикажю имъ о всѣхъ вашихъ дѣлѣхъ. Посадники пріѣхаша во Псковъ Іюля въ 8» (уже въ 1486 году).

Г. 1486: «Генв. въ 19 пріѣха во Псковъ Архіеп. Генадій, а съ нимъ Бояръ много... и пребысть 3 недѣли, пришедъ на вѣче народъ благословилъ, и многа словеса учительная простеръ, вдасть грамоту, и отъѣха прочь. Срубленъ градъ Володимеръ, а рубилъ Дьякъ Василей Мамыревъ.— На Ильинъ день гибло солнце все на многъ часъ. — Авг. 31 священа (въ Москвѣ) церковь Ризъ Положенія.»

Г. 1487: «Бысть (во Пск.) градъ великъ съ яблоко садовое. — Бысть моръ великъ въ Псковѣ, и поставиша 2 церкви, Св. образа Іисуса, да Св. Мученицу Анастасію. — Того же лѣта Князь Окт. 4 Яросл. преставися во Псковѣ и положиша его у Св. Троица; та же и Княг. его и сынъ преставися, и положены у Св. Ивана Предтечи, на Завеличьи. — Постави (Литовскій) Митрополитъ Симеонъ Епископомъ Васьяна Владимерю и Берестью. Поѣха изо Пскова на Москву сынъ К. Ярослава, Костянтинъ, Окт. 5.»

Г. 1488: «Февр. 13 присла Вел. К. во Псковъ Намѣстника, Симеона Романовича, Княземъ, и цѣлова крестъ на Вѣчи по Плотинной грамотѣ. — Поставиша градъ новъ на Бѣлѣозерѣ въ Карголомѣ отъ стараго за 10 верстъ. — Предъ Вел. днемъ въ сѣняхъ у Вел. Кн. громко изъ народа закричалъ изъ Спасова монастыря Галичанинъ, глаголя: горѣть Москвѣ на Великъ день! Кн. же Вел. яко урода велѣ его поимати и на Угрѣшу его посла къ Николѣ. Глаголютъ же, яко гости свѣдавши носилися изъ града, боящеся пожара. Сбысться же его слово. — Авг. 13, въ 9 часу дни, загорѣлося (въ Москвѣ) Благовѣщеніе на Болотѣ и погорѣло до Кулишки, мало не до Всѣхъ Святыхъ, до Покрова въ Садѣхъ, да по Неглинну, а церквей згорѣло 42. — Бысть знаменіе (во Псковѣ) у Св. Николы на прудѣ.»

99

Г. 1489. «Генв. 15 Владыка Ростовскій Іасафъ остави Епископію и поставиша Тихона, иже прежде былъ Архиманд. у Спаса въ Ростовѣ. — Мая въ 16 преставися Коломенскій Владыка Герасимъ въ Пафнутьевѣ пустынѣ. Авг. 9 священа церковь Благовѣщенія на Вел. Князя Дворѣ на Сѣняхъ; а въ 20 день Василій Кесарійскій, придѣлъ у Благовѣщенія.»

Г. 1490: «Повелѣніемъ Вел. К. поставленъ въ Новѣг. В. градъ каменъ; двѣ части града ставили Вел. Князя казною, а треть Владыка Генадій своею казною. — Загорѣлося (въ Новѣг.) на Великомъ мосту у город. вратъ, и церковь Богоматери на городнихъ вратѣхъ и стрѣльница огорѣли, а изъ стрѣльницы похватило тесницу съ огнемъ и снесло на Яневу улицу, и Янева выгорѣла, и Росткина, и Хревкова, и Легоша, и Щеркова, и Розважа, и церквей 6 огорѣ Апр. въ 25. — Поставленъ на Коломну Епископомъ Аврамій, Игуменъ Угрѣшской. Ноября въ 8 въ Новѣг. Вел. въ 4 часъ нощи явися знаменіе лѣтняго Востока до лѣтняго Запада, на сѣверной странѣ промежъ Востока и Запада, доспѣлося небо свѣтло аки заря ведреная свѣтла вечерняя, а въ зарѣ той столпы аки лучи солнечные, и освѣтиша весь градъ и поля аки пожаръ силенъ, и сходишася столпы и росходилися многажды въ нощи той часа 3 и больше, да изгибли; а послѣ 3 столпы великіи и высокіи явилися, да стояли 13 часовъ, и како уже времени быть заутрени, пришли облаци съ Востока, да ту свѣтлость помрачили; потомъ взошла заря по своему обычаю, а Богъ свѣтъ далъ; а изъ Юрьев. монаст. видѣли какъ бы страшный пожаръ и чаяли, что градъ весь горитъ. — Устюжане и Двиняне на службѣ на лежачей на Костромѣ были, а отборщикъ Семенъ Болтинъ, и билися Устюжане съ Костромичи. — Погорѣ на Устюзѣ посадъ отъ Скоморошьи мовници и Соборн. церковь Авг. 1; и били челомъ Устюжскіе Попы В. Князю о погорѣвшей церкви Успенія, и въ книгахъ Дьяки поискали, кто ставилъ изначала оную; и нашли лѣта 6905 Еписк. Ростовскій Григорей на Устюзѣ поставилъ церк. древяну вельми велику Успенія, и по тѣмъ книгамъ К. В. велѣлъ Архіеп. Ростов. Тихону поставити на Устюзѣ Соборн. церк. такову же, и грамоту Попомъ далъ къ Тихону, и Владыка того лѣта не послалъ мастеровъ, а у Устюжанъ бревенъ было мало припасено, и послалъ Владыка мастера Алексѣя Вологжанина съ своимъ Дьякомъ съ Иваномъ съ Вискуномъ послѣ Покрова 2 недѣли спустя, и онъ церковь заложилъ не по старинѣ кресьчату, и срубилъ до шти рядовъ, да и въ Ростовъ поѣхалъ; а Устюжаномъ тотъ окладъ сталъ не любъ, и хотѣли бить челомъ Вел. Князю, и Владыка не велѣлъ, а ялся церковь поставити по старинѣ, и прислалъ Алексѣя да 60 человѣкъ рублениковъ, и припровадили Епископли крестьяне изъ Шейбохты лѣсъ и береста, и заложили круглу по старинѣ о 20 стѣнахъ Мая въ 13» (уже въ 1492 году).

Г. 1491: «Бысть громъ зимѣ Генв. 9, въ 2 часъ нощи, явися звѣзда хвостата, съ Запада хвостъ ея на Востокъ съ двѣ сажени, и бысть до 6 часа нощи. Бысть знаменіе въ солнцѣ мѣс. Мая, и двѣ части изгибе. — Пріѣхалъ Февр. въ 17 К. Василей Ѳедоровичь Намѣстникомъ во Псковъ, а К. Симеонъ выѣхалъ въ Москву. — Приходиша Татарове Завольскыи на Волыньскую землю 10, 000: въ Володимери церкви пожгли, и великую церк. Богомат. мурованую; а людей безчисленно посѣкли и полонили. И събрашась Волынци съ Ляхи, угониша ихъ не далече отъ Жеславля и побиша поганыхъ, и полонъ отполониша; мало утекло ихъ, и тыя отъ зимы измроша, не дошедши Улусовъ.

100

Надъ Волынци Старостою былъ Луцкимъ К. Симеонъ Юрьевичь Голшанскый. Мало нашихъ убито, ниже и десяти; а поганцевъ 8000. — Повелѣніемъ В. Князя Архим. Спаскій Аѳанасій заложилъ церковь кам. на Новомъ Преображеніе. — Мая 23 згорѣлъ градъ Володимеръ весь, и посады, и церковь Пречистыя Рожества въ монастыри внутри города выгорѣ, и тѣло Князя Вел. Александра Невского огорѣ; а всѣхъ церквей згорѣло въ городѣ 9, а на посадѣ 13. — Того же лѣта Іюня згорѣлъ градъ Углечь весь, дворовъ болши 500, а церквей 15. — Совершена (въ Москвѣ) церковь кам. на Симоновскомъ дворѣ у Никольскихъ воротъ, Введенія Богородицы. — Іюня 5 преставися Дьякъ Вел. Князя Василей Момыревъ въ Чернцѣхъ и въ Схимѣ, и нареченъ Варсонофей, а въ Дьякахъ былъ 18 лѣтъ, 8 мѣсяцевъ, а жилъ 58 лѣть, и положенъ у Троицы въ Сергіевѣ монастырѣ Іюня въ 7. На Сергіеву память К. Вел. торгъ перевелъ отъ Троицы на Городокъ въ Радонежъ.»

Г. 1492: «М. Февр. повелѣніемъ В. Князя Митроп. Зосима и Архіеп. Генадій придали изъ Митрополіи и Архіепископіи Новогородскіе церкви свои на Вологдѣ, въ городѣ и на посадѣ, Епископу Пермскому Филоѳею въ Пермскую Епископію. — Февр. пріиде изъ Волохъ Скуратъ Зиновьевичь, а съ нимъ посолъ Стефановъ, Мушатъ. — Тояжь весны послалъ Вел. К. Дьяка своего Василья Кулешина рубити города Володимера древяна по Васильеву окладу Мамырева, и срубиша его въ 2 мѣсяца. Мая въ 17 Иванъ Спаситель Фрязинъ, Капланъ постриженный Августинова закона бѣлыхъ Чернцевъ, закона своего отрекся, и Чернечество оставилъ, женился и понялъ за себя Алексѣевскую жену Сѣринова, и К. В. его пожаловалъ селомъ» (см. выше, примѣч. 104). «Іюля 10 приходили Татарове, Ординскіе Козаки, въ головахъ Темешемъ зовутъ, а съ нимъ 120 Козаковъ, во Алексинъ на волость на Вошанъ, и пограбивъ пойдоша назадъ; и пріидоша погоня В. Князя, Ѳедоръ Колтовской, да Горяинъ Сидоровъ, а всѣхъ 64, и бысть имъ въ полѣ бой межъ Трудовъ и Быстрые Сосны, и убьено бысть людей Вел. Князя 40 человѣкъ, а Татаръ 60, а иные Татарове, ранены идучи, померли на пути. — Тоя жь осени Ноября побѣжалъ отъ В. Князя въ Литву Юшко Елизаровъ. — Епископъ Сарскій Прохоръ оставилъ Епископью и сойде съ Крутицъ къ Богоявленію въ монастырь.»

Г. 1493: «Святая гора (во Пск.) погорѣ вся и церковь. — Бысть знаменіе въ солнцѣ, 4 луча и кругъ за кругъ. Церковь поставиша Св. Георгія въ Острой лавицѣ. — Въ Вербную Суботу погорѣ градъ Кострома весь. — Священа бысть церковь Успенія Соборная на Устюзѣ Апр. 22. — Мая въ 4 поставленъ Силуянъ Игуменъ Угрѣшскій на Епископство Сарское и Подонское на Крутицу. — Повелѣніемъ В. Кн. поставиша градъ древянъ на Лукахъ Вел. по старой основѣ. — Приходили Татарове, Козаки Ординьскіе, изгономъ на Рязанскія мѣста, и взяша 3 села, и пойдоша назадъ.— Іюля въ 16 зажже громъ верхъ маковицы большія тесъ подъ желѣзомъ у Соборныя церкви Успенія (въ Моск.), а внутри церкви мало попалило на Царскихъ дверяхъ, да половина опоны згорѣла на амвонѣ, да 2 болванца древяны розразило подъ амвономъ, а верхъ вскорѣ угасиша. Въ той же день въ Володимерѣ у Пресвятыя бурею крестъ сломило. — М. Сент. згорѣлъ городъ Рязань весь. — На Устюзѣ въ монаст., у Преображенія отъ иконы шло мѵро у Спаса изъ грудей, и у Моисея и у Иліи.»

Г. 1494: «Поставиша церковь кам. на взвозѣ Св. Георгія, и оставиша вдовыхъ Поповъ отъ службы (во Пск.). — Апр. загорѣлося (въ Новѣг.) отъ Никиты отъ денежника на Дворищѣ, а огорѣло 3

101

3 церкви, Никола да Пятница, да Борисъ и Глѣбъ; а Иванъ Великій отняли, и Маковицы до половины и Успеніе; а ряды всѣ выгорѣша до вел. мосту мало не до половины; а переняли у Лубяницы.»

Г. 1495: «Поставиша церковь кам. Св. Варлаамъ на Запсковьи. Пріѣхалъ Архіеп. Генадій во Псковъ при К. Псковскомъ Василіи Ѳедор. Февр. въ 26, и соборовалъ, и былъ тамъ 30 дній. — Мая въ 30 преставися на Устюзѣ Иванъ Юродивый. — Приходиша Татарове Перекопьскыи, сынъ Царевъ Менгли-Гиреевъ, въ Волыньскую землю, и мало не добыша града Корца, и уби ихъ нѣколико К. Симеонъ Юрьевичь, Староста Луцкій, Маршалько Волыньской земли, съ Литвою и съ Волынци. Преставись Еписк. Луцкій Іона: бѣ бо тогда моръ въ Литовской земли и въ Лятской и въ Волынской и по инымъ странамъ; насъ же Богъ избавилъ (т. е. Кіевлянъ). Поставленъ Епископомъ граду Луцку Кирилъ Архиманд. Приходиша въ Волыньскую землю сынове Крымского Царя... и церковь и монаст. Св. Николы въ Жидычинѣ съжгоша, и обогнаша К. Семена Юрьевича и Пана Василья Хрептовича, Намѣстника Володимерского, и К. Констянтина Острозскаго и всѣхъ Волынцевъ въ Градѣ Ровномъ, и начаша Татарове пріѣзжати къ граду; наши же не видѣвше, яко множьство ихъ, и рекоша къ собѣ: сътворимъ что мужско; и выѣхаша противу ихъ предъ мѣсто, и бишась крѣпко... и выступиша множество Татаръ, и К. Семенъ възвратись въ градъ; и Половци же мѣсто съжгоша, и мало нѣчто съ града окупа вземше, и съ плѣномъ възвратишась въ свояси. — Той же осени Вел. К. Александръ и Король Польскый Ольбрехтъ снимались въ Парьцевѣ, никто же не вѣсть, чего ради; слышахомъ бо сами отъ нѣкоторыхъ Вельможъ, яко и Панове ихъ Рада о семъ не вѣдали.»

Г. 1496: «Пріиде въ землю Волыньскую Перекопьскій Епонча Солтанъ, и множество Христіянъ плѣни, и въ Лядской земли не мало. — Зима люта бысть, мрази и снѣги велики, а на веснѣ половодіе зѣло велико, и не помнятъ таковой воды. — Іюля въ 29 бысть пожаръ на Устюзѣ, загорѣся церк. Успеніе изнутри въ 3 часъ нощи, и згорѣ со всѣми иконами и съ кузнью и съ книги, и не сняли и замка; згорѣша на площади и Борисъ и Глѣбъ, Прокопей Св. и Егорей, Козма и Даміянъ, и дворовъ много. — Преставися К. Псковской Васил. Ѳедор. пріѣхавъ съ войны Свейской; а К. В. прислалъ К. Алекс. Володим. Ростовскаго на Княженіе во Псковъ Марта 24. Бысть пожаръ во Псковѣ, а зажегъ Чюхно, а послаша его Нѣмцы; изымаша его на Крому и сожгоша Апр. во 12. — Сент. въ 18 священа бысть церковь Преображенія въ монаст. на Новомъ Митропол. Симономъ при Архимандритствѣ Аѳанасья Щедраго. — Дек. 18 поставленъ на Крутицу Епископомъ Ефимей Старецъ отъ Троицы изъ Сергіева монаст., а на Рязань Протасій.»

Г. 1497: «Послалъ К. В. ко Стефану Воеводѣ въ Волохи Ивана Ощерина, да Луку Волошенина лѣта 7004; отпущены же назадъ, и на пути подъ Теребовлимъ пограбилъ ихъ Японча Салтанъ, Крымск. Царя сынъ, съ своими Козаки: онижь возвратишась къ Стефану. Стефанъ же посла къ Царю Менгли-Гирею: Царь же повелѣ то обыскати; они же, сыскавъ мало, отослаша... и пріидоша на Москву л. 7005 Авг.; а съ ними пріиде посолъ изъ Волохъ Иванъ Питаро, и отпустилъ его К. В. Сент. 3. Да съ тѣмъ же посломъ пріидоша къ В. К. Игуменъ Паисея да 3 Старцы изъ Св. Горы милостыни ради, и К. В. милостынею издоволилъ, и на иные монастыри послалъ: понеже бо изъ старины тотъ монаст. Св. Пантелеймона въ Св.

102

горѣ строеніе бяше прежнихъ Великихъ Князей Рускихъ отъ Вел. Володимера. — Марта во 2 приходиша Татарове и съ Турки въ Волыньскую землю, и около Кремянца съ 400 душъ плѣниша, и собрася К. Михайло Острозькій съ своими людми, и угна ихъ за Полонымъ и изби ихъ всѣхъ, и плѣнъ возврати, благодарственныя пѣсни Богу воспѣвая. Того же лѣта пріидоша Татарове Перекопьскыи и множество поплѣниша во Олевской волости и въ Мозырьской, и угониша ихъ К. Михайло да К. Костянт. Острозскій съ Дворяны Князя Вел. въ Суботу по Велицѣ дни въ земли Бряславской на Сороцѣ рѣцѣ на Кошилавскихъ селищахъ, а другихъ верхъ Умы рѣки у могилы Пѣтуховы, и избиша всѣхъ до конца: убили Царевича Акманлу, а всѣхъ 340, а нашихъ 1 человѣкъ. — Того же лѣта пойде Вел. К. Александръ со всѣми вои Литовскими и Рускими, Жомоитскими и иными, противъ Царя Перекопьского, и стоя въ Жеславли, и оттолѣ пойде до Брясловля, и тамо городъ заруби, и опять взвратись въ свою землю; а Царь не смѣ ополчитись противъ его. Того же лѣта Король Польской Олбрахтъ ходи въ землю Волоскую со всими вои, и много зла вои его сътвориша церквамъ и образомъ: срамъ и писанію предати; и взя миръ съ Волоскимъ черезъ брата своего послы Короля Ческого и Угорьского Владислава, и взвратись въ свою землю, и которою дорогою повелѣ ему пойти Волоскій, туда не восхотѣ пойти, и пойде просто до Снятина по Буковинью, и пріидоша Волохове и Туркове на него, и много отъ вой его убиша; а самъ Король въ тотъ часъ бѣ боля. Тогожъ году преставися Епископомъ Володимерскый» (въ Волыніи).

Г. 1498: «Апр. въ 26 палъ снѣгъ въ полколѣни, а лежалъ до Бориша дни, а на Боришь день шелъ дождь, и нача быти тепло, и учали пахати. — Хлѣбъ былъ дорогъ во Псковѣ; четвертка по 9 денегъ, овсяная по 4 деньги, а жита по 6, а пшеницы зобница по 50, а соли мѣхъ по полсорока денегъ.»

Г. 1499: «Іюня въ 12 преставися Еписк. Крутицкой Евфимей. — Іюля въ 14 поставленъ на Епископью Сарскую на Крутицу Трифонъ Игуменъ Богоявленскій, а на поставленіи его сѣдѣлъ съ Митрополитомъ на мѣстѣ К. Великій Дмитрій Ивановичь и Владыкъ пять. — Сент. пріидоша Татарове Ординскіе Козаки и Азовскіе подъ Козельскъ и взяли сельцо Олешну, и К. Иванъ Перемышльской да Одоевскіе Князи да Петровы дѣти Плещеева, Василей да Иванъ, догонивъ ихъ побиша, а иныхъ изымаша и приведоша на Москву.»

Г. 1500: «Погорѣ Запсковье на Ѳоминѣ недѣли, а горѣло отъ Жирковского всхода до Толокнянской улицы. — Тоя жь весны пріиде къ В. К. посолъ Волоскій, именемъ Ѳедоръ Исаевъ, Намѣстникъ Хотенскій. — Авг. въ 17 на осьмомъ часу дни загорѣся на Москвѣ на большомъ посадѣ и погорѣ отъ Москвы рѣки и до Неглинной и пушечной избы и Рожественской монастырь. — Бысть пожаръ во Псковѣ Окт. 6, и 2 костра поставиша на Запсковьи и на устьи Псковы рѣки. Псковичи порубившися, съ 10 сохъ конь, а съ 40 рублевъ конь и человѣкъ въ доспѣсѣхъ, або были пѣши люди, и поѣхаша на Литву Княземъ Великимъ въ пособіе.»

Г. 1501: «Выѣхалъ К. Псковской Александръ Волод. на Москву Марта 24, и пріяша Псковичи К. Ивана Ивановича на Княженіе Апр. 24. — Апр. Еписк. Филоѳей Перьмскій оставилъ Епископью и пріиде въ Кириловъ монастырь. — Апр. въ 23 у гроба Св. Максима Уродиваго Богъ простилъ человѣка имущаго ногу прикорчену. — Повелѣніемъ В. К. разобраша старую церковь Чюдо Св. Арханг. на Москвѣ, юже бѣ совершилъ Св. Алексѣй Митроп. въ лѣто 6873, и заложиша новую

103

при Архимандр. Ѳеогностѣ. — Тоя жь осени преставися Еписк. Коломенскій Аврамій. Бысть лѣто все не погоже, бури великіе, и хоромы рвало и деревья изъ коренія, а дожди великіе, и хлѣбу неродъ; а то непогодье стояло и до Николина дни.» —

Г. 1502: «Мая въ 1 поставленъ на Епископью Коломен. Игуменъ Никонъ изъ Павловой пустыни, а Мая въ 5 на Епископью Пермьскую Игум. Никонъ отъ Св. Деонисія съ Глушицы. — Пріидоша къ Вел. Князю служити два Царевича изъ Астрахани, Исупъ Салтанъ, Ягупъ Салтановъ сынъ, да Шигавліяръ Салтанъ, Бахтѣяръ Салтановъ сынъ, братаничи Ахмата Царя Большія Орды. — Повелѣніемъ Вел. Князя поставленъ бысть древяный В. Новгородъ по старому спу, и стрѣльницы древяныя, а старыя каменыя разбили.»

Г. 1503: «Генв. Тихонъ Ростов. за немощью оставилъ Архіепископью, и сойде въ монаст. къ Борису и Глѣбу на Устью. — Пріѣхалъ во Псковъ К. Дм. Волод. Ростовской Мая въ 6. — Сент. 6 священа ц. Архистр. Михаила на Москвѣ Митрополитомъ и Архіеп. Генадіемъ. — На Устюзѣ погорѣ посадъ и 4 церкви, Св. Никола, Рожество, Св. Аѳанасій и Варвара. — Тоя же осени преставися

104

Княг. Уліяна, К. Бориса Васильевича Ноября, и К. Ѳедоръ Борисовичь женился послѣ ее, а братъ его, К. Иванъ Бор., на свадьбѣ его разболѣлся и преставился, и положиша его въ Іосифовѣ монастырѣ. — Слитъ колоколъ на Москвѣ большой, а дѣлалъ Петръ Фрязинъ, а мѣди въ немъ 350 пудъ, кромѣ олова.»

Г. 1504: «Повел. В. Князя на Вознесеньевъ день Архим. Митрофанъ въ Андрониковѣ монастырѣ заложилъ трапезу кирпичну. — Разобраша старую церк. Козмы и Даміяна въ Москвѣ противъ Михайлова Чюда и заложиша новую. — Городъ сгорѣлъ Чердынь, и Князь Матѳей Михайловичь Великопермскій поставилъ городъ на Почкѣ новой. — ѣздили Посадники Псков. къ Вел. Князю о Ржевскомъ дѣлѣ.»

Г. 1505: «Въ Понедѣльн. на Страстной рать пришла безъ вѣсти изъ Тюмени на Вел. Пермь, Кулукъ Салтанъ, Ивака Царевъ сынъ, съ братьею и съ дѣтьми, города не взяли, а землю Нижнюю извоевали, въ Усольѣ на Камѣ Русаковъ вывели и высѣкли, и Князь Василей Коверъ на полѣ водѣ въ погоню послалъ Русаковъ въ судѣхъ и догнали ихъ въ Сылвѣ на перевозѣ заднюю заставу, да и побили.»

КОНЕЦЪ ПРИМѢЧАНІЙ VI ТОМА.



Н.М. Карамзин. История государства Российского. Примечания к 6 тому // Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Книга, 1988. Кн. 2, т. 6, с. 1–104 (6—я паг.). (Репринтное воспроизведение издания 1842–1844 годов).
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 11 октября 2018 г.