ПРИМЕЧАНІЯ

КЪ XII ТОМУ

ИСТОРІИ ГОСУДАРСТВА РОССІЙСКАГО.

4

(1) Димитрій Константиновичь Суздальскій былъ Великимъ Княземъ съ 1359 по 1362 годъ: см. Т. IV. гл. XII, и Т. V, стр. 2. — Отъ него произошли по прямой линіи: 1) Вас. Дим. Кирдяпа; 2) Юрій Вас.; 3) Василій Юр.; 4) Махайло Вас.; 5) Андрей Мих.; 6) Иванъ Андр.; 7) Василій Іоанновичь. См. Ядро Рос. Ист. Хилкова, стр. 314. — О казни Андрея Шуйскаго, Т. VIII, гл. I. — Кн. Иванъ Андреев. Шуйскій убитъ при Лод. См. Т. IX, примѣч. 415.

(2) Русск. Достоп. изд. Общ. Ист. и Древн. (I, 175), въ выпискѣ изъ Хронографа Кубасова: «Царь же Василей возрастомъ малъ бѣ: образомъ же нелѣпымъ очи подслѣпы имѣ, книжному почитанію доволенъ и въ разсужденіи ума зѣло смысленъ, но зѣло скупъ и вельми неподатливъ; къ единымъ же тѣмъ тщаніе имѣя, которые во уши его ложное на люди шептаху, онъ же веселымъ лицемъ сихъ воспріимая, и въ сладость ихъ послушаше, и къ волхвованію прилѣжаше.»

(3) См. Т. XI, гл. IV.

(4) См. Собран. Госуд. Грамотъ. Т. II, стр. 299. Точныя слова Василіевой Грамоты: «Мнѣ Великому Государю всякаго человѣка, не осудя истиннымъ судомъ съ Бояры своими, смерти не предати, и вотчинъ и дворовъ и животовъ у братьи ихъ и у женъ и у дѣтей не отъимати, будетъ которые съ ними въ мысли не были; также у гостей и у торговыхъ людей (въ древнемъ спискѣ, принадлежавшемъ покойному А. И. Ермолаеву, прибавлено: и у черныхъ людей), хотя которой по суду и по сыску дойдетъ и до смертныя вины, и послѣ ихъ у женъ и у дѣтей дворовъ и лавокъ и животовъ не отъимати, будетъ съ ними они въ той винѣ невинны; да и доводовъ ложныхъ мнѣ Великому Государю не слушати, а сыскивати всякими сыски накрѣпко и ставити со очей на очи, чтобъ въ томъ православное Христіанство безвинно не гибли; а кто на кого солжетъ, и сыскавъ того казнити, смотря по винѣ его, что былъ взвелъ неподѣльно, тѣмъ самъ осудится» и проч. — Въ началѣ сей Грамоты сказано: «Хотимъ того, чтобъ православное Христіанство было нашимъ Царскимъ доброопаснымъ правительствомъ въ тишинѣ и въ покоѣ и благоденствѣ.»

Никон. Лѣт. 76: «Онъ же нача говорити въ Соборной церкви, чего искони вѣкъ въ Московскомъ Государствѣ не повелось, что цѣлую де всей землѣ крестъ на томъ, что мнѣ ни надъ кѣмъ ничево не сдѣлати безъ собору» и проч.

(5) См. покореніе Новагорода Іоанномъ III, въ Т. VI, гл. III.

Ник. Лѣт. 76: «Бояре же и всякіе люди ему говорили, чтобъ онъ въ томъ креста не цѣловалъ, потому что въ Московскомъ Государствѣ тово не повелося; онъ же никово не послуша.»

(6) Лѣтопись о мятежахъ и сочинитель Ядра Рос. Исторіи говорятъ просто, что Василій далъ присягу, вопреки представленіямъ Бояръ и народа. Татищевъ утверждаетъ, что сія присяга была предложена нѣкоторыми Вельможами, склонными къ Аристократіи. См. Дополн. къ дѣян. Петра Великаго. Т. І, стр. 300. Далѣе, на стр. 318, ссылка на Лѣтопись, изъ коей видно, что Князь В. В. Голицынъ и Ив. Сем. Куракинъ были первыми изъ желавшихъ ограничить власть Царскую.

(7) Никон. Лѣт. 76: «А которая де была грубость при Царѣ Борисѣ, никакъ никому не мститель.»

6

(8) Ник. Лѣт. 76: «Царь же Василей посла по всѣмъ городомъ Бояръ и Окольничихъ и Стольниковъ, приводити къ крестному цѣлованію.»

См. Собран. Госуд. Грам. II, 300—308. Тамъ помѣщены: 1) Отрывокъ окружной Грамоты отъ Бояръ во всѣ Россійскіе города, о убіеніи Самозванца и о присягѣ новоизбранному Царю; 2) Образецъ присяги, разосланный Боярами; 3) Окружная Грамота Царя Василія Іоанновича ко всѣмъ Воеводамъ Россійскихъ городовъ о вступленіи его на престолъ; 4) Образцовая запись, разосланная Царемъ Василіемъ во всѣ города, для приведенія по оной къ присягѣ всякаго званія людей; 5) Окружная Грамота отъ Царицы-Инокини Марѳы Ѳеодоровны къ Воеводамъ Сибирскихъ городовъ. Всѣ писаны въ Маѣ, 1606.

(9) См. въ Собр. Гос. Грам. II, 296: «Показаніе бывшихъ въ приближеніи у Гришки Отрепьева, Станислава и Яна Бучинскихъ, по допросу имъ отъ Бояръ, о всѣхъ извѣстныхъ имъ злодѣйскихъ умыслахъ Самозванца противъ Россіи. 1606, въ Маѣ.» — Они говорили, что Лжедимитрій на канунѣ дня своей смерти сообщалъ Князю К. Вишневецкому свое намѣреніе распространить въ Россіи Римско-Католическую вѣру, истребивъ сначала Бояръ; для чего и сдѣлано имъ было распоряженіе поставить пушки за городомъ, будто для потѣхи, и 18 Мая, когда тамъ соберутся всѣ Бояре, обратить на нихъ выстрѣлы: «и какъ де тѣхъ побью, и во всемъ будетъ моя воля.» — На возраженіе Бучинскихъ, что Московское Государство велико, станетъ за Бояръ и истребитъ самихъ Поляковъ, Разстрига отвѣчалъ: «Поляки де и Литва выѣдутъ всѣ вооружены, да и звычай де у мене тотъ уже уложенъ, что на потѣхи со мною часто выѣзжаютъ роты вооружены, урядяся какъ на битву.» — Послѣ онъ разсказывалъ, какъ уже однажды наказалъ нѣсколькихъ мятежныхъ Стрѣльцовъ, велѣвъ собрать всѣхъ прочихъ: «А у меня де уже говорено съ Григорьемъ съ Микулинымъ, какъ ему туто говорити и что надъ тѣми Стрѣльцы учинити, и какъ де измѣну ихъ объявили, и Григорей де учалъ говорити: освободи де, Государь, мнѣ: я у тѣхъ твоихъ Государевыхъ измѣнниковъ не только что головы поскусаю, и черева изъ нихъ своими зубами повытаскаю; да мигнулъ де на нихъ Григорей Стрѣльцомъ, и Стрѣльцы де, блюдясь отъ меня, тѣхъ моихъ измѣнниковъ въ мгновенія ока изсѣкли на малыя части, мало де сами не пересѣклися, сѣкучи ихъ.» — Бучинскіе спрашивали его: ежели велишь побить Бояръ, кто тогда будетъ управлять въ твоемъ Государствѣ? Гришка отвѣтствовалъ, что онъ уже все обдумалъ, и положилъ поручить первѣйшія должности Воеводѣ Сендомирскому, Вишневецкому, Тарлѣ, Стадницкимъ, Бучинскимъ и пріятелямъ ихъ. — Наконецъ Бучинскіе представляли, что въ Россіи не любятъ ихъ за иновѣріе: что тѣмъ опаснѣе было бы приневоливать ея жителей къ принятію Римской вѣры. Но Разстрига говорилъ: «Прежде было я и самъ опасался, зная, что по закону ихъ нельзя никому изъ иновѣрныхъ входить въ церкви, но во время вѣнчанія моего я нарочно велѣлъ быть въ церкви Лютеранамъ и Кальвинистамъ; слышалъ, что они ругались надъ образами, сидѣли и даже спали въ церкви: никто не смѣлъ на то и слова сказать, и во всемъ волю мою творятъ.» — Далѣе: «И говорилъ де туто Разстрига Гришка съ клятвою: что однолично въ недѣлю, Мая въ 18 день, на стрѣльбѣ, Бояръ Мстиславскаго и

7

Шуйскихъ, и иныхъ Бояръ и Дворянъ лучшихъ, и Дѣтей Боярскяхъ, и Головъ, и Сотниковъ, и Стрѣльцовъ и черныхъ людей, которые за нихъ любо станутъ, побити всѣхъ; а совершивъ то, тотчасъ велю костелы Римскіе ставити, а въ церквахъ Русскихъ пѣти не велю, и то де все совершу, на чемъ де есми присягалъ Папѣ, и Кардиналомъ, и Арцыбискупомъ и Бискупомъ, и какъ де есми Воеводѣ подъ клятвою въ писмѣ своемъ написалъ; да и Вишневецкому де приказалъ, чтобъ къ недѣлѣ со всѣми своими людьми былъ готовъ и промышлялъ бы неоплошно.»

(10) См. въ томъ же Собраніи Госуд. Грамотъ (II, 308) извѣстительную Грамоту Царя Василія Іоанновича, съ изъясненіями многихъ подробностей, писанную 2 Іюля 1606. Въ ней сказано: «Послѣ смерти того вора, взято въ его хоромѣхъ листъ утвержденный того Разстриги Гришки съ Воеводою Сендомирскимъ, что было ему отдавати Воеводѣ Сендомирскому, да его дочери и ихъ роду, городы Новгородъ и Псковъ съ пригороды и со всѣми людьми и съ уѣзды; и владѣти было тѣми городы и уѣзды Воеводѣ Сендомирскому съ дочерью, и монастыри и костелы устроивати было Римскіе... Да тутожъ взято въ хоромѣхъ Римскаго Папы и Кардиналовы и Езоветскіе листы о Христіанской же вѣрѣ, о разореньѣ и утверженьѣ Римскія вѣры. И на томъ на всемъ тотъ воръ... въ Литвѣ Воеводѣ Сендомирскому, при многихъ Панѣхъ и при Папиныхъ посланникѣхъ, присягалъ и крестъ цѣловалъ, и ту утвержденную запись имъ съ клятвою на себя далъ, за своею рукою; а писалъ тотъ листъ Воевода Сендомирской. И по нашему указу, Бояре наши и Воеводы Сендомирскаго про тотъ воровской утвержденный листъ допрашивали, его ли письмо тотъ листъ, и какимъ обычаемъ у нихъ такой злой совѣтъ на Христіанское разоренье былъ? И Воевода Сендомирской, смотря того листа, Бояромъ нашимъ въ распросѣ сказалъ: что онъ такой утвержденный листъ съ воромъ съ Разстригою писалъ, и письмо его руки, а были у нихъ такіе листы по противнямъ, а прельстилъ его тотъ воръ вѣдовствомъ и обманомъ, и крестъ ему тотъ воръ на томъ на всемъ цѣловалъ, что было ему то все дѣлать, что въ томъ листу писано; да сверхъ того письма, хотѣлъ ему тотъ воръ отдати Смоленскъ и Сѣверу всю со всѣми людьми, и казну многую Польскому Королю и ему Воеводѣ обѣщался тотъ воръ давати, а иную многую казну денежную и суды золотые и иную всякую казну и наряды всякіе ему давалъ; и о вѣрѣ де съ нимъ съ Сендомирскимъ тотъ воръ говорилъ, чтобъ ему, по своему обѣщанью, учинити въ Русскомъ Государствѣ Римская вѣра и костелы поставити, и иныя многія статьи хотѣлъ учинити; и онъ де Сендомирской и самъ то узналъ, что онъ не прямой Царевичь Дмитрей, потому что о Московскомъ Государствѣ все говоритъ о разореньѣ, и впередъ себѣ Московскаго Государства не проча.»

Тамъ же, стр. 313: «Да Воеводажъ Сендомирск. сказалъ передо всѣми Бояры, что писалъ къ нему Разстрига съ Москвы листъ своею рукою; а далъ ему городъ Смоленскъ со всѣмъ уѣздомъ да Сѣверу всю, и поволилъ ему въ нихъ костелы ставити и монастыри Римскіе. — Да Разстригажъ воръ Гришка Отрепьевъ писалъ къ Папѣ Римскому, съ попомъ его съ Андреемъ Езовитомъ; а въ грамотѣ его пишетъ о томъ, что мысль его вся и радѣетъ ото всего сердца къ Папѣ Римскому, его Латынской вѣрѣ, какъ ему обѣщался; а подлинно о томъ о всемъ приказалъ онъ къ Папѣ ... и впередъ къ Папѣ о томъ хотѣлъ писати. А что онъ Папа слышалъ его дѣло, о которомъ онъ

8

писалъ къ Папѣ двожды, что сговорилъ жениться у Сенд. Воев. у Юр. Мнишка, на дочери его Мар., за его Папинымъ благословеньемъ; а то отъ Папы благословенье иному ся никому не даетъ, только тѣмъ, которые въ его въ Латынской вѣрѣ ... и онъ (Гришка) во всемъ въ томъ крѣпокъ и не подвижимъ въ Латынской вѣрѣ, на чемъ душу свою далъ Папѣ и Литовскому Королю. — Да къ воружъ къ Гришкѣ Кардиналъ, утвердитель Римской вѣры, писалъ Мартынъ Малякрида отъ Папы, а въ грамотѣ пишетъ: какъ вѣсть та къ Папѣ придетъ, чтобъ онъ ихъ Латынскую вѣру принялъ, и имъ то всѣмъ будетъ во удивленіе и въ радость, всѣ они о томъ станутъ веселитися и радоватися, и всегда ему Папа о томъ своимъ письмомъ напоминаетъ, чтобы онъ многое Христіанство широкаго Московскаго Государства своимъ злохитрствомъ въ вѣру въ Латынскую своею рукою привелъ и укрѣпилъ, какъ напередъ того въ своей грамотѣ къ прежнему Папѣ Клименту изъ Самбора писалъ... Да къ вору жъ къ еретику къ Розстригѣ къ Гришкѣ Отрепьеву писалъ Папинъ Легатъ, который живетъ у Польскаго Короля въ Краковѣ, Клавдіусъ Раганусъ, для утверженія Латынскія вѣры; а въ грамотѣ пишетъ: надобно ему сверхъ всего исполнити то, что онъ Папѣ и имъ всѣмъ обѣщалъ, что въ Московскомъ Государствѣ Греческая вѣра съ Латынскою вѣрою соединитъ... Да Папа жъ писалъ къ Кардиналу Краковскому, къ брату къ родному Сендомирскаго Воеводы, а въ грамотѣ пишетъ: что онъ, Папа, его Кардинала укрѣпляетъ и благословляетъ на свадьбу любительныхъ дѣтей своихъ, Розстриги Гришки съ Воеводенкою Сендомирскою... чтобъ она крѣпко Латынсную вѣру держала, и всѣмъ прямымъ сердцемъ промышляла съ мужемъ своимъ вмѣстѣ, чтобъ Московскаго Государства людей... къ Латынской вѣрѣ привести. И подлинно онъ Папа начается, что они посямѣста тѣмъ дѣломъ промышляютъ, а будетъ Кардиналъ его Папы въ томъ не станетъ слушать, и онъ его проклинаетъ; а онъ Папа начается, что Московскіе люди въ Латынской вѣрѣ будутъ, только ихъ станетъ накрѣпко приводить, а не всѣхъ любовію и волею, надобе и неволею и жесточью; а кто станетъ крѣпко, и того бъ и убивать не ужасался. — Да Розстрига жъ къ Папину Легату, который въ Польшѣ живетъ, для укрѣпленья Латынскія вѣры писалъ, чтобъ онъ благословилъ жену его въ субботу мяса ѣсти для Московскихъ людей, а отъ Русскаго Патріарха причаститься; и Легатъ Папинъ писалъ къ нему противъ, что онъ то чинитъ не гораздо... и онъ ему на то не произволяетъ, чтобъ того никакъ не дѣлалъ, помнилъ бы, на чемъ душу свою далъ Папѣ, и проч... И Розстрига Гришка къ Папину Легату писалъ, что онъ въ томъ виноватъ, а впредь во всемъ самъ крѣпокъ въ Латынской вѣрѣ, и съ женою своею, и людей всѣхъ на то приведетъ къ Латынской вѣрѣ, а инако слово его не будетъ.»

О записяхъ Лжедимитрія, коими онъ обязывался уступить Маринѣ Новгородъ и Псковъ, а отцу ея Смоленскъ и Сѣверскую землю, см. сей Исторіи Т. XI, стр. 80 и 81, и примѣчанія 217 и 218.

(10) Въ Рукописи, составленной при Патріархѣ Филаретѣ, сказано: «И вѣнчася Царскимъ вѣнцемъ Іюня въ 1-й день, по Вознесеньевѣ днѣ, въ недѣлю Святыхъ Отецъ; а возведенъ бысть на Царскій престолъ Митрополитомъ Новгородскимъ Сидоромъ и всѣми Митрополиты и Архіепискупы: тогда бо бѣша вси на Москвѣ. Единъ же бысть во изгнаніи отъ Розстриги Митрополитъ Ермогенъ Казанскій и Свіяжскій, занеже бо ему еретику претяше о его богомерзкой женитвѣ... И въ тыяже дни бысть смиреніе и радость въ людяхъ велія.

9

Боляре же и весь Царскій Синклитъ, вкупѣ же и весь народъ Московскаго Царствія поздравляху ему (Шуйскому) на великомъ Государствѣ Россійскаго Царствія, якоже и прежнимъ Великимъ Государемъ Московскимъ, и дары великіе принесошаху ему по его Царскому достоянію.»

По Журналу Литовскихъ Пословъ (Dyaryusz) вѣнчаніе Царя Василія происходило 11 Іюня (по Нов. Ст.) въ Воскресенье.

По Никон. Лѣтописи (стр. 76) Василія вѣнчалъ на Царство Казанскій Митрополитъ Ермогенъ, но Рукопись Филарета заслуживаетъ болѣе вѣроятія.

(11) «Іюня 11 совершилось коронованіе новаго Царя очень бѣдно: болѣе было простаго народа, чѣмъ Бояръ.» (Rzeczy Polskich za Dymitra opisanie.)

(12) Не видно, чтобы въ семъ году былъ кто либо пожаловавъ въ Бояре, или въ другіе знатные чины. См. Послужн. Списокъ Бояръ, въ Древн. Рос. Вивліоѳ. XX, 77.

(13) См. Томъ XI, стр. 90, и въ семъ XII Томѣ, примѣч. 119.

(14) См. Т. X, глав. II.

(15) См. Розрядн. Кн. л. 986, и Rzeczy Polskich za Dymitra.

Въ Наказѣ отправленнымъ въ Литву, Послу Князю Григорію Волконскому и Дьяку его Андрею Иванову, сказано: «А Оѳонасью Власьеву что было вѣрити. Оѳонасей воръ разоритель Вѣры Хрестьянской, тому вору совѣтникъ, поѣхалъ къ Государю вашему Жигимонту Королю по его волѣ, безъ Сенаторскаго вѣдома. А тотъ воръ Розстрига писалъ съ нимъ листъ по Латынѣ, съ вашими Поляки совѣтовалъ, а Русскіе люди у того дѣла небывали.» (Дѣла Польск. No 26, л. 100).

(16) См. Розряд. л. 985, на обор.

(17) Ник. Лѣт. 77: «Царь же Василей вскорѣ по воцареніи своемъ, не помня своего обѣщанія, начатъ мстить людемъ, которые ему грубиша, Бояръ и Думныхъ Дьяковъ и Стольниковъ и Дворянъ многихъ розосла по городомъ по службамъ, а у иныхъ у многихъ помѣстья и вотчины поотнима.»

(18) Rzeczy Polskich: «Бояре имѣли тогда болѣе власти, нежели самъ Царь.»

(19) Маржеретъ пишетъ, что въ Москвѣ возникла между гражданами распря; чго многіе жаловались на избраніе новаго Царя, бывшее безъ ихъ согласія; что по городу стали носиться слухи, будто Лжедимитрій не погибъ. Нѣкоторые говорили, что послѣ избіенія Поляковъ, въ полночь, потребованы были именемъ Царя Димитрія три Турецкія лошади изъ малой дворцовой конюшни, и что никто не знаетъ, куда оныя отведены; но конюхь, отпустившій ихъ, былъ, по приказанію Шуйскаго, подвергнутъ тяжкой пыткѣ. Маржеретъ прибавляетъ, что въ разныхъ улицахъ города были подбрасываемы письма и записки, въ коихъ утверждали, что Димитрія видѣли и узнавали на пути изъ Москвы.

(20) Борисъ Годуновъ скончался 13 Апр. 1605 года; Ѳеодоръ Борисовичь убитъ 10 Іюня тогоже года, а Лжедимитрій 17 Мая 1606. Въ столь короткое время Василій Шуйскій былъ уже четвертымъ Царемъ.

(21) Въ надгробной надписи его въ Москов. Арханг. Соборѣ: «Лѣта 7121 (1612), Сент. въ 12 день ... преставися... въ 60 лѣто живота.» См. сію надпись ниже въ примѣчаніяхъ къ V главѣ сего Тома. He was then about the age of 50. (A Brief History of Moskovia, by John Milton. Lond. 1682, см. стр. 62). За двадцать пять лѣтъ предъ симъ видѣли Василія Шуйскаго дружкою Царя Іоанна на послѣдней свадьбѣ его (см. Т. IX), а въ 1581

10

году онъ имѣлъ начальство надъ войскомъ на берегахъ Оки (см. тамъ же). Въ Зерцалѣ Рос. Государей (Мальгина) сказано, что Василій родился въ 1547 году.

(22) Въ Чет. Мин. Іюн. 3 дня: «Царствующу же Борису Годунову на престолѣ Москов. Государства, начаша въ Угличѣ отъ гроба Св. новаго Мученика Димитрія Царевича бывати чудеса и подаватися болящимъ исцѣленія... и прихождаше о чудесахъ слухъ во ушы Царю Борису; онъ же возвѣщающымъ то смертными прещеніями запрещаше, да не явѣ творятъ сего въ людехъ: студъ бо и срамота покрываше лице его, и совѣстію внутрь яко Каинъ обличаемъ, самъ въ себѣ снѣдашеся, и тщашеся окаянный скрыти свѣтильникъ подъ спудомъ, но не можаше утаити величія Божія, являемая на святомъ страстотерпцѣ.»

(23) См. Рукопись Филаретову: «Егда убо во градъ входятъ, тогда ощутиша граждане приходъ ихъ, и внезапу стечеся весь градъ, мужи и жены ... Цареву повелѣнію едва повинующеся, и послѣднее цѣлованіе живоносному мертвецу отдающе своему Государю, и надгробныя пѣсни съ плачемъ и воплемъ испущаху, якожъ и при погребеніи праведнаго, такожде и нынѣ о пренесеніи его плачевне рыдаху. И ту первѣе преблагій Богъ прослави угодника своего: снимающе убо, гроба его Святителіе и Боляре не могуще обрѣсти и желаемое ими многоцѣлебное тѣло узрѣти, и на многи часы труждающеся и потящеся, стѣсняеми многою мыслію, непщующе яко аще нѣкто боголюбивый, прозрѣвъ, пренесеніе хотящее быти отъ Углеча града и не хотя лишитися таковаго сокровища, на ино мѣсто сокровеннѣ преложи, или пока мняще яко недостойни суще таковое желаніе получити, и сего ради, обратившеся ко Господу, начаша умильно молити богатодавца Бога, да таковое покажетъ имъ безцѣнное сокровище, и начаша молебны пѣти и всемірно молити. И во время святаго того пѣнія внезапу узрѣвше изъ десныя страны, ако дымъ исходящь дыханіе благовонно, и отъ неначаемыя радости начаша копати мѣсто оно и абіе обрѣтше некрадомое сокровище многобогатый гробъ, вмѣстившій тѣло блаженнаго Царевича»... Далѣе: «Народи же егда узрѣша такое многоудивленное чудо, наипаче слезы къ слезамъ прилагающе и отъ радости похвальныя пѣсни блаженному соплетающе и Государемъ и отцемъ и заступникомъ и благодѣтелемъ того нарицаху и вопіюще: почто, рѣче, насъ оставляеши сирыхъ, лишенныхъ твоего живота, и уже нынѣ лишенныхъ и святаго успенія твоего; помяни, Господине, наслѣдіе твое; не остави людей твоихъ, сирыхъ до днесь, твоего ради лишенія.»

(24) Тамъ же: «Цѣлы и невредимы мощи обрѣтошася. Кромѣ взятыхъ частей отъ требующія земли: и земля бо жаждетъ насладитися отъ плоти праведныхъ, да сими освятится отъ скверноубійственныхъ дланей. И не токмо бо плоть бысть въ цѣлости святаго страдальца, но и ризы на тѣлѣ его освятишася и истлѣнія избыша. И егда убіенъ бысть отъ безбожныхъ измѣнникъ, и тогда ему прилучися держати въ шуйцѣ своей убрусъ шитъ златомъ и сребромъ пряденымъ, и тогда оставиша въ руцѣ его, а сіе бяше цѣло и невредимо, яко у живаго въ руцѣ держимо: въ друзѣй же приключишася плодъ, глаголемый орѣхи.»

См. также Собран. Гос. Грам. II, 316. Тамъ, въ Грамотѣ Царицы Марѳы, писанной въ Августѣ 1606, сказано, что перенесеніе мощей Святаго Царевича было 3 Іюня. Въ Рукописи Филарета упомянуто, что мощи Св. Димитрія встрѣчены Патріархомъ. См. ниже, прим. 25 и 28.

11

(25) Въ Рукописи Филаретовой: «Иже убо бѣша слѣпіи и хроміи и инѣми болѣзньми одержиміи, прикосновеніемъ святаго тѣлеси его и одра, на немъ же лежаше, исцѣляхуся... Недужніи течяху скоро и болѣзненніи яко елени скачуще и Бога хваляще, иже таковую благодать дающаго... И егда доидоша Святителіе и Боляре мощи несуще до царствующаго града, Царю же и Патріарху извѣстися о принесеніи и чудодѣяніи великихъ бывающихъ отъ святаго тѣлеси его, тогда убо Царь и Патріархъ тщательно исходятъ въ стрѣтеніе со многочюдесными образы и съ животворящими кресты, честь воздающе Богомъ почтенному и святолѣпному тѣлеси его за самыя врата градскія, и народъ убо многъ собрася отъ всѣхъ странъ великаго града толико, яко убо и мѣсто ту не обрѣтеся и немощи вмѣщатися народомъ въ стогнахъ града. Самодержавный же повелѣ раку открыти и мощи всѣмъ явити вѣрующимъ и невѣрующимъ, единѣмъ да желаніе исполнитъ, вторымъ же да уста лжущія заградитъ и очи невѣрующія ослѣпитъ глаголющимъ, яко живый избѣже ото убійственныхъ дланей. Потомъ же воспріятъ на раму свою и понесе благочестиваго, искреннюю любовь къ нему показуя, и раболѣпное служеніе и по смерти являя, понеже прежъ владычества своего рабъ бѣ отцу его, Великому Государю Ц. и Вел. Кн. Ив. Васильевичу всея Руссіи. И со свѣщами и съ кандилы, съ пѣсньми жь и пѣньми духовными, честно проводиша его до святыя Соборныя и Апостольскія церкви Арханг. Михаила, » и пр. См. также Ник. Лѣт. 78.

(26) См. Собр. Гос. Грам. II, 312 (въ Царской извѣстительной Грамотѣ).

(27) Въ Рукописи Филар.: «И бѣ видѣти позоръ радостенъ и чудо веліе отъ тѣлеси святаго бывающее, якожь и во градѣ Углечѣ радостотворенъ, плачь всѣмъ отъ духовнаго веселія бывающь, во единомъ часѣ принимаху слѣпіи независтно зрѣніе хроміи безболѣзненно теченіе, прокаженніи внезапное исцѣленіе и вси недугующіи въ разноличныхъ недузѣхъ скорое поможеніе съ вѣрнымъ призываніемъ и возглашеніемъ отъ недуговъ свобождахуся. Положено же бысть въ предѣлѣ Ивана Предотечи, идѣже отецъ его, блаж. нам. Ц. и В. Кн. Ив. Вас. всея Россіи и братья его, Царь Ѳед. Ив., да Царевичь Иванъ. И въ томъ мѣстѣ, идѣже положенъ бысть Царь Борисъ, выкопаша яму и каменіемъ выклали, хотѣша его Государя праведное тѣлу ту погрести; и егдаже бысть многое исцѣленіе, тогда яму повелѣша закласти и на томъ мѣстѣ въ ракѣ положиша. Царь же Вас. Ив. повелѣ сотворити раку древяну и убити отласы золотыми, и положиша тѣло святое Благовѣрнаго Царевича Димитрія въ прежнемъ его гробѣ, и поставиша раку чудотворцову... (здѣсь не достаетъ листа въ рукописи).

Ник. Лѣт. 79: «Составиша празднество, стихеры и кануны, и уставиша празднество праздновати трижды въ году: первое празднество рожденіе, второе убіеніе, третіе пренесеніе мощемъ къ Москвѣ.»

Собр. Гос. Грам. II, 313 (въ Царской извѣстительной Грамотѣ): «А того вора, Розстригу Отрепьева, чтобъ есте его и съ его помощниками, которые на разоренье Христіанское и на пагубленіе вѣры Христіанской съ нимъ совѣтовали и произволяли, вѣчному проклятію бы есте предали, и проклинати его велѣли съ всѣми еретиками.»

(28) Ник. Лѣт. 76: «По воцареніи же своемъ Царь Василей злокозненнаго собесѣдника Розстригина, Патріарха Игнатія съ престола сведе, и положи на него черное платье, и отосла его въ Чюдовъ монастырь подъ начало. На престолъ же

12

возведенъ бысть Казанскій Митрополитъ Гермогенъ, » и пр.

Въ Рукописи Филаретовой и въ Лѣтописи Никоновской сказано, что при перенесеніи мощей Св. Димитрія находился Патріархъ (см. выше, примѣч. 25), но въ Царской извѣстительной Грамотѣ (Собр. Гос. Грам. II, 311) о семъ неупоминается; впрочемъ Шуйскій говоритъ въ сей же Грамотѣ, что онъ принялъ скипетръ благословеніемъ Патріарха, и пр.

(29) См. выше, примѣч. 10.

(30) См. Розрядн. Кн.

(31) Объ извѣщеніи Князя Острожскаго въ Кіевѣ см. Н. Бантыша-Каменскаго Дипломатическое Собраніе дѣлъ между Рос. и Пол. Государств. Ч. 1: «По истребленіи онаго (Лжедимитрія), посланъ былъ отъ всего освященнаго Собора къ Воеводѣ Кіевскому Кн. Василью Константиновичу Острожскому (Греческаго исповѣданія мужу) въ гонцахъ Ѳедоръ Дуровъ съ грамотою о семъ происшествіи извѣстительною. Но посланной поиманъ будучи на дорогѣ отъ Князя Януша Острожскаго, сына помянутаго Воеводы, отосланъ въ Польской городъ Дубровну.» — Упоминается о семъ въ Польск. Столпц. пріѣзда въ Москву Польскихъ Пословъ Витовскаго и Соколинскаго.

Въ Журналѣ Пословъ Литовскихъ: «31 Мая, въ Среду, по просьбѣ Пановъ Пословъ, а равно и И. Воеводы Сендомирскаго, который до того времени не зналъ, что происходило съ его дочерью, препроводили ее къ нему изъ Царскихъ комнатъ, вмѣстѣ съ женщинами (bialeglowy), составлявшими свиту ея. Онъ обходился съ нею уже не какъ съ дочерью, а какъ съ Государынею (z Pania).»

Въ Rzeczy Polskich: «Новый Царь не замедлилъ послать къ Воеводѣ увѣрить его въ безопасности. Царицѣ во дворцѣ выдавали все нужное; съѣстные припасы доставляемы были на кухню Воеводы, гдѣ и стряпали для нее, потому что она не могла ѣсть того кушанья, которое готовили въ Дворцовой кухнѣ. Всѣхъ насъ (Поляковъ), съ служителями Воеводы и Царицы, осталось до трехъ сотъ.» (Прочихъ вывели изъ Москвы, пишетъ Сочинитель сихъ Записокъ).

(32) См. въ Собраніи Государств. Грамотъ Ч. II, стран. 329 и 332. — 1-е Роспись драгоцѣннымъ вещамъ, захваченнымъ въ Москвѣ, при убіеніи Самозв. Гришки Отрепьева, у жены его Марины и у тестя его Сенд. Воев. Юрія Мнишка. 1608, Іюл. 9. — 2-е Роспись лошадямъ, богатой збруѣ и винамъ, захваченнымъ въ Москвѣ, при убіеніи Отрепьева, у тестя его, врученная Польскимъ въ Россіи бывшимъ Посламъ. 1608, Іюл. 9.

Сочинитель Rzeczy Polskich говоритъ, что Марина переѣхала на квартиру Воеводы 2 Іюня, оставивъ во Дворцѣ все, что ей и свитѣ ея подарено было отъ Царя, и что въ слѣдующій день возвращены ей лишь нѣкоторыя вещи, почти порожніе сундуки, шкатулки, нѣсколько платья: все прочее задержано.

О высокомѣрномъ отзывѣ Марины см. Нѣмцевича Dzieje Pan. Zygm. III., гдѣ онъ ссылается на Чилли, и Dyaryusz 1607 г.

(33) См. Rzeczy Polskich и Бера.

(34) См. Dyaryusz. Также Нѣмцев. Dzieje Pan. Zygm, III.

(35) Сія рѣчь, представляемая здѣсь сокращенно, помѣщена и въ сочиненіи Rzeczy Polskich etc. — Послы говорили, что Лжедимитрій, разсказывая въ Польшѣ, какъ Богъ избавилъ его отъ смерти, увѣрялъ, будто Борисъ хитро и коварно лишилъ жизни и Царя Ѳеодора Іоанновича и даже сына его, роднаго своего племянника. «Еще народъ нашъ» — продолжали они — «не почиталъ сего

13

человѣка за Царевича, и нѣкоторые, по долгу Христіанскому, дѣлали ему подаяніе ради Бога, какъ то и у васъ водится. Панъ Воевода, человѣкъ добрый и чистосердечный, повѣрилъ, что онъ дѣйствительно Царевичь, и уваживъ просьбу его и Русскихъ, бывшихъ при немъ, согласился съ небольшимъ числомъ людей проводить его къ Московской границѣ... Русскіе еще передъ границею встрѣчали его, точно такъ, какъ онъ предсказывалъ, съ хлѣбомъ и солью... Его Кор. Вел. и Паны Сенаторы, не держа ни чьей стороны, издали смотрѣли на сіе, ожидая суда Божія.»

(36) См. тамъ же и въ Журналѣ Посольства (Dyaryusz).

(37) Въ Диплом. Собраніи Бантыша-Каменскаго (стр. 387) сказано, что повелѣніе отправить Волконскаго Посланникомъ къ Королю дано 11 Іюня. Въ Грамотѣ же Царской, посланной въ Смоленскъ къ тамошнимъ Воеводамъ отъ 13 Іюня, упоминается, что Волконскій уже отправленъ въ Польшу (см. Дѣла Польск. No. 26, л. 143 на обор.)

Волконскій посланъ былъ: «съ объявленіемъ Польск. Кор. Сигизмунду о возведеніи его, Царя В. І., на Россійскій Престолъ, и съ выговоромъ о чинимомъ отъ Поляковъ, въ противность двадцатилѣтняго перемирія, вспоможеніи Лжедимитрію Гришкѣ Отрепьеву и проч.» Съ Волконскимъ отправленъ былъ Дьякъ Андрей Ивановъ. (Дипл. Собр. Бант. Каменскаго, стр. 387).

О размѣщеніи Поляковъ по городамъ см. Dyaryusz и Дипл. Собр. Бантыша-Каменскаго, стр. 387.

Тамъ же: «Съ Посланниками (Княз. Волконскимъ и пр.) отпущено въ Польшу нѣсколько военныхъ и работныхъ Польскихъ людей, а Боярину Кн. Ивану Васил. Голицыну велѣно Сендомирскаго Воеводу съ дочерью и со всѣми пріятелями его, пріѣхавшими на свадьбу Самозванца разослать по городамъ, солдатъ же Польскихъ и служителей, пересмотрѣвъ, отпустить за границу, а пріѣхавшимъ къ Отрепьеву и Польскимъ Посламъ, Николаю Олѣсницкому и Александру Госѣвскому, остаться въ Москвѣ до тѣхъ поръ, пока Король обошлется съ Государемъ своими Посланниками.»

(38) «И въ дороги на встрѣчѣ и по городомъ и въ посадѣхъ и въ Панскихъ имѣньяхъ Литовскіе люди безчестили Посланниковъ, матерны лаяли и измѣнники называли, а въ Менску (въ Минскѣ) на Князь Григоревыхъ и Ондреевыхъ людей каменьемъ и грязью метали и плети изъ рукъ вырывали, хотячи дратца, и на дворъ пришедъ, многіе люди Посланниковъ лаяли и убиствомъ грозили; да тогожъ дни пришедъ на дворъ люди Ивана Михайлова сына Гарабурды Князь Григоревыхъ людей били... И о томъ Посланники приставу говорили многажды, что такіе имъ безчестье и тѣснота чинитца, чего прежъ сего надъ Посланники николи не бывало. И онъ отказывалъ, что у нихъ нынѣ люди стали самовольны и Короля не слушаютъ, и ему ихъ уняти не льзя.» (Дѣла Польск. No 26, л. 182.)

Тамъ же, листъ 307: «Намъ бы ты, Государь, на наши рѣчи велѣлъ дати отвѣтное письмо, а грамоты намъ имать не пригоже. Грамоты бываютъ съ гонцы; а мы посланники, а не гонцы.» — О всѣхъ сихъ переговорахъ упомянуто сокращенно въ Дипл. Собр. Б. Каменскаго, на стр. 388.

(39) О томъ, что Шуйскій имѣлъ тогда сношенія съ Цесаремъ, Англіею, Даніею и Персидскимъ Шахомъ, см. Дѣла Польск. No 26, л. 42 на обор.

Палицынъ (стр. 58) упоминаетъ также о посольствахъ Царя въ Англію и Данію.

14

(40) См. Дѣла Крым. и Ногайскія. Иштерекъ еще при Борисѣ Годуновѣ клятвенно обязался, за себя и за потомство свое, служить Царямъ Россійскимъ. См. сей Исторіи Т. XI, стран. .

(41) См. Маржерета (стран. 148).— Чернь обрадовалась, пишетъ онъ, мнимому дозволенію грабить домы: «et crois qu’elle seroit contente a telles conditions d’avoir tous les huict iours nouveaux Empereurs.» — Во время смятенія, о коемъ говорится ниже, Маржеретъ находился неподалеку отъ Царя и былъ свидѣтелемъ его распоряженій. Сочинитель Rzeczy относитъ сіе происшествіе къ 25 Іюня, по Нов. Стилю (по Старому 15-е), которое въ семъ году было въ Воскресенье.

(42) Марж.: «Choisissez eu un autre tel que bon vous semblera.«(стр. 149). Онъ же и о приговорѣ надъ пятью зачинщиками и Петромъ Шереметьевымъ (см. стран. 150).

Лѣтопись Львова (Подробн. Лѣтопись отъ начала Россіи до Полтавской баталіи. Ч. III, стр. 220.) описывая то же происшествіе и судъ надъ тѣми же крамольниками, говоритъ, что сіе случилось въ 17 д. Февраля, въ Субботу Сырныя недѣли (1610 г.) Увидимъ ниже (см. прим. 351), что было другое возмущеніе 17 Февраля, но только не 1610, а 1609 года.

(43) См. Розрядн. Кн. — Беръ ложно пишетъ, что К. Григ. Шаховскій бѣжалъ въ Путивль съ двумя Поляками. Тамъ же и въ Лѣтописи Львова сказано, что онъ въ день убіенія Лжедимитрія похитилъ золотую государственную печать.

(44) См. Томъ XI, стр. 69 и слѣдующія.

(45) См. тамъ же, стран. 108.

(46) См. Сказаніе Авр. Палицына, стран. 29.

Никон. Лѣт. 78: «Вложи врагъ мысль въ люди Украиныхъ городовъ, что того Розстригу Богъ соблюлъ, а въ него мѣсто будто убиша Нѣмчина подобна ево лицу. Первое жъ зачало крови Христіанскія въ Путимлѣ городѣ, Кн. Григ. Шаховской измѣни Царю Василью со всѣмъ Путимлемъ, и сказа Путимцамъ, что Царь Дмитрей живъ есть, а живетъ въ прикрытѣ, боится измѣнниковъ убивства; по томъ же Путимлѣ измѣниша городы, Мистревское (въ Лѣтописи о мятежахъ: Дмитровскъ), Черниговъ, Стародубъ, Новъгородокъ.»

Тамъ же, 84: «На Тулѣ же въ тѣ поры воровъ много было; Воевода жъ у тѣхъ воровъ Князь Андрей Телятевской.»

Объ отпаденіи Ельца, Кромъ, Борисова, см. тамъ же, стр. 79, 80, 85.

Въ Хронографѣ, который купленъ покойнымъ Исторіографомъ у Столяра (какъ сказано въ его записной книжкѣ), и который онъ означалъ симъ именемъ (л. 533): «Того же 114 (1606) года... въ Украиныхъ, въ Польскихъ и въ Сѣверскихъ городѣхъ учинилася прелесть и смута, будто воръ Гришка Розстрига, который былъ на Москвѣ Царемъ, ушелъ въ Литву, и по городамъ отъ Царя Василія отложились и цѣловали крестъ Царь Дмитрею Ивановичю всея Русіи, а Государь Царевичь въ вѣчномъ блаженствѣ опочивалъ на Углечѣ.»

(47) См. Томъ XI, стр. 88.

Никон. Лѣт. 80: «Собрахуся Боярскіе люди и крестьяня, съ ними же пристаху Украинскіе посацкіе люди и Стрѣлъцы и Казаки, и начаша по градомъ Воеводы имати и сажати по темницамъ; Бояръ же своихъ домы разоряху, и животы грабяху, женъ же ихъ и дѣтей позоряху, и за себя имаху.»

Тамъ же, 85: «Въ тажъ времена убиша при Петрушкѣ и до ево приходу въ Путивль и по градомъ Бояръ, К. Василья Кандаруковича-Черкасково, К. Петра Ивановича Буиносова, Михаила Богдановича Сабурова; Воеводъ и Дворянъ, коихъ

15

имали на бою, Кн. Андрея Бахтеярова, Кн. Василья Тростенсково, Еѳима Бутурлина, Алексѣя Плещеева, Матѳея Бутурлина, Кн. Саву Щербатово, Микиту Измайлова, Ивана да Ондрея Воейковыхъ, Михаила Пушкина, Кн. Юрья Приимскова Ростовского, Ѳедора Бартенева, и иныхъ многихъ Воеводъ и Дворянъ, розличными муками мучили, и ихъ съ башни кидаху, иныхъ съ мосту въ ровъ, иныхъ вверхъ ногами вѣшаху, иныхъ по стѣнамъ распинаху, руки и ноги гвоздьми пробивше и съ пищалей розстрѣляху.»

Столяр. л. 533: «Въ тѣхъ въ Украиныхъ, въ Польскихъ и въ Сѣверскихъ городѣхъ тамошніе люди по вражію наважденью Бояръ и Воеводъ и всякихъ людей побивали розными смертьми, бросали съ башенъ, а иныхъ за ноги вѣшали и къ городовымъ стѣнамъ роспинали и многими разноличными смертьми казнили, и прожиточныхъ людей грабили; а ково побивали и грабили, и тѣхъ называли измѣнники, а онѣ будто стоятъ за Царя Дмитрея, и по городомъ побили до смерти Боярина Кн. Петра Ивановича Буиносова, Боярина Кн. Василья Кардануковича-Черкасково, Воеводу Еѳима Вахромеевича Бутурлина, Кн. Василья Тростенсково, Семена Малцова, въ Путимлѣ убили Микиту Васильева сына Измайлова.» — Далѣе: «А тово вора, ково называли Царевичемъ Дмитреемъ, нигдѣ въ тѣ поры и не объявился.»

Въ Послужномъ Спискѣ чиновниковъ (см. Др. Рос. Вивл. XX, 81) сказано подъ 7117 (1605) годомъ, что Бояре Князь Вас. Кандаруковичь-Черкасскій и Князь Пет. Ив. Буйносовъ-Ростовскій, также Окольничій Алексѣй Роман. Плещеевъ, убиты воромъ Петрушкою.

См. также Розрядн. Кн. и Бера.

(48) См. Бера.

(49) См. выписку изъ Посольства Князя Волконскаго въ Дѣлахъ Польск. No 26, л. 186: «Августа 12 сказывалъ Посланникомъ Приставъ, что пріѣхалъ въ Городень братъ его Подскарбей Ерошъ Воловичь... и ѣздилъ Приставъ къ Подскарбею, а пріѣхавъ, говорилъ: по ся де мѣста о томъ язъ вамъ не говаривалъ, что подлинно про то не вѣдалъ, а нынѣ ужь о томъ есть подлинно вѣдомость, что Государь вашъ Дмитрей, котораго вы сказываете убитого, живъ и тепере въ Сендомирѣ у Воеводины жены. Она ему и платье и людей подавала. А писали о томъ къ Подскарбею добрые Паны, и признаки всѣ тѣ, каковъ онъ былъ, писали и бородавка на лицѣ, да и тѣ многіе люди, которые у него были на Москвѣ, его узнали, что онъ прямой Царь Дмитрей, и многіе Рускіе люди къ нему пристали и Польскіе и Литовскіе люди къ нему прибираютца. Да къ нему же пріѣхалъ Князь Василей Мосалской, которой при немъ былъ на Москвѣ Ближней Бояринъ и Дворецкой.»

Волконскій отвѣчалъ Приставу, что сей Димитрій долженъ быть какой нибудь новый бѣглецъ, и прибавилъ (л. 187 на об.): «А есть сбѣжалъ, въ то время, какъ того вора убили, Михалкомъ зовутъ Молчановъ, жилъ у того вора въ хоромѣхъ для чернокнижья, что онъ тому навыченъ. И нѣчто будетъ тотъ называетца такимъ именемъ, и на томъ у насъ есть пятно, чтобъ его намъ показали; а примѣты у него на спинѣ; и какъ онъ за воровство и за чернокнижество былъ на пыткѣ и кнутомъ битъ, и тѣ кнутные бои на немъ знать.»

Лист. 197 на об.: «Да Приставъ же говорилъ про вора; что онъ однолично живъ въ Сендомирѣ у Воеводиной, а вышелъ де въ старческомъ платьѣ, и Воеводина платье на него всё искупила и людей къ нему приняли съ двѣ стѣ человѣкъ. Да при немъ же нѣкоторой Заболоцкой Москвитинъ выѣзжей.»

16

Л. 198 на об.: На вопросъ Волконскаго, что говорятъ очевидцы о новомъ Димитріи, Приставъ отвѣтствуетъ: «что де онъ рожеемъ смуголъ, а волосомъ чернъ, усъ не великъ и бороды высѣдаетъ и онъ стрижетъ, а по Польски говорить гораздъ и по Латынѣ знаетъ. — И Посланники говорили, что подлинно воръ Михалко Молчановъ таковъ рожеемъ, а прежней былъ воръ Рострига рожеемъ не смуголъ, а волосомъ русъ.»

Л. 213: «А послѣ того сказывалъ... Сварскій, что былъ у нихъ Гридичь, котораго Концлеръ посылалъ того вора досматривать, и онъ сказалъ, что того вора не видалъ, живетъ де въ монастырѣ, не кажитца ни кому.»

Л. 215: «Спрашивали тѣхъ, которые сказывали видѣли, каковъ онъ рожеемъ и волосомъ и возрастомъ, и они сказывали, что возрастомъ не малъ, рожеемъ смуголъ, носъ немного покляпъ, брови черны, не малы нависли, глаза не великіе, волосы на головѣ черны, курчеваты; ото лба вверхъ возглаживаетъ; усъ чорнъ, а бороду стрижетъ; на щекѣ бородавка съ волосы; по Польски говоритъ, и грамотѣ Польской гораздъ, и по Латынѣ говорити умѣетъ, и по тѣмъ признакомъ Михайло Молчановъ.»

Л. 253: Поляки говорятъ Посламъ нашимъ: «Сказываете, что тотъ Дмитръ, которой былъ у васъ Государемъ, убитъ, а изъ Сѣверы пріѣхали многіе люди и того Дмитрея ищутъ по Государству Государя нашего, и сказываютъ его жива, что онъ ушолъ, а въ его де мѣсто убитъ иной. И Государю нашему вашихъ людей унять ли?»

Л. 321: Слова нашихъ Пословъ: «И какъ есмя слышали въ Польшѣ про того нового вора, каковъ онъ рожеемъ и волосомъ и въ примѣтахъ, ино таковъ сбѣжалъ въ то время, какъ Рострига убитъ; Михалкомъ зовутъ Молчановъ.»

Л. 338: «Прежней былъ воръ Рострига обличьемъ бѣлъ, волосомъ русъ; носъ широкъ, бородавка подлѣ носа; уса и бороды не было; шея коротка. А Михалко Молчановъ обличьемъ смуголъ, волосомъ чернъ, носъ покляпъ; усъ не малъ; бороду стрижетъ; на головѣ волосы курчеваты, взглаживаетъ вверхъ; бородавка на щекѣ.»

(50) См. выше, примѣчаніе 49, и Том. XI, стр. 118, «въ прим. 346 ссылку на Никон. Лѣтоп.

(51) Марж. 142: «Après ce meurtre commença à courir le bruit que Demetrius n’avoit esté tué, mais un qui luy ressembloit, le quel il avoit mis en sa place, après qu’il fut adverty quelques heures avant jour de ce qui se devoit passer, et sortit hors de Mosco.» Онъ же разсказываетъ o трехъ лошадяхъ, требованныхъ изъ конюшни отъ имени Царя Димитрія (см. выше, прим. 19); говоритъ также, что трупъ, который почитали Лжедимитріевымъ, былъ, по увѣренію Французскаго купца Бертрана де Касанъ, съ бородою, а у Лжедимитрія бороды не было, и что, по словамъ Бучинскаго, въ тоже время пропалъ безъ вѣсти одинъ молодой Дворянинъ, любимецъ Лжедимитрія, qui luy ressembloit fort, fors qu’il avoit un peu de barbe (стр. 145). См. также слова Маржерета, приведенныя выше, въ прим. 41.

(52) См. Маржер. 144: «Le maistre du premier logis où le dit Demetrius auroit repeu après son depart de Mosco, attesta avoir parlé au dit 1). et mesme apporta une lettre écrite de sa main (à ce qu’il disoit), par la quelle il se plaignoit des Russes, leur reprochant leur ingratitude et mesconnoissance de sa bonté et clemence, les asseurant, qu’il ne faudroit à se venger en bref des coulpables. Et en outre, зе trouverent plusieurs billets et lettres semées par les rués, tendant au mesme effet, et mesme qu’on l’avoit reconnu en la pluspart des

17

lieux où il avoit pris des chevaux de poste. Furent aussi trouvées plusieurs autres lettres au mois d’Aoust, témoignant qu’ils avoient failly à leur coup, et que le dit Demetrius les viendroit voir en bref, au premier jour de l’an»

(53) Rzeczy Polskich. 80: «1 Августа произошелъ бунтъ въ городѣ отъ подкинутыхъ писемъ съ именемъ Димитрія. Сначала не хотѣли было читать ихъ, но зная, что они подложныя, созвали всѣхъ Дьяковъ и сличили почеркъ каждаго; однакожь не могли сыскать подобнаго.»

(54) Авр. Палиц. 30: «Царь же Василей много моливъ тѣхъ посланьми Митрополитомъ Пафнутіемъ Крутицкимъ со Архимандриты и Игумены и съ прочимъ народомъ.»

(55) Собр. Гос. Грам. II, 318: «Смущаетеся и вѣрите врагомъ нашимъ, Литовскимъ людемъ... И нынѣ язъ послала къ вамъ брата своего Боярина Григорья Ѳедоровича Нагово, и съ нимъ послала къ вамъ образъ сына своего Благовѣрново Царевича Дмитрея Ивановича, чтобъ ваши сердца просвѣтилися и на истенной путь обратилися... А мнѣ то подлинно вѣдомо, что Вел. Гос. Ц. и В. К. Вас. Иван. всея Русіи васъ пощадитъ, вины ваши покроетъ своимъ Царскимъ милосердьемъ: мнѣ онъ то свое Царское милостивое слово къ вамъ молвилъ; а я васъ на то благословляю и прошу того у Бога, чтобъ ваши сердца на истинный путь обратились, и жити бъ вамъ въ домѣхъ своихъ безмятежно, и проч... А тому истинно вѣрьте, что то былъ не сынъ мой, воръ, богоотступникъ, Рострига Гришка Отрепьевъ, и убитъ онъ нынѣ на Москвѣ: мои очи его мертва видѣли; а истинной Государь мой сынъ Царевичь Дм. Ив. убитъ на Углечѣ въ 99 (1591) году; а нынѣ мощи его... сами о себѣ свидѣтельствуютъ неизреченными чюдесы.»

(56) См. Бера, и выше, примѣчаніе 43.

(57) См. Бера: «Сей Болотниковъ, родомъ Русской, увезенъ былъ въ молодости Татарами, проданъ Туркамъ, посаженъ на галеру, и въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ долженъ былъ исправлять тяжкую морскую работу. Наконецъ помощію Нѣмцевъ освобожденъ, отправился въ Венецію; потомъ, желая короче узнать странную перемѣну (wunderliche Mutation), происшедшую въ отечествѣ его, прибылъ въ Польшу. Тамъ сказали ему, что Царь Димитрій, убѣжавъ отъ кровожадныхъ Москвитянъ, находится у жены Воеводы Сендомирскаго... Его представили такъ называемому Димитрію, который спросилъ: хочетъ ли онъ служить противъ измѣнниковъ — единоземцевъ своихъ? Болотниковъ отвѣчалъ, что онъ готовъ. Лжедимитрій, въ знакъ милости, подарилъ его шубою (Pilzmantel), саблею, 30 червонцами, и далъ ему письмо въ Путивль къ Шаховскому. Тамъ, въ слѣдствіе приказанія Лжедимитріева, онъ былъ назначенъ Большимъ Воеводою (Polschoï Woïwoda).» — Всѣ наши Лѣтописцы говорятъ, что онъ былъ холопь Князя Андрея Телятевскаго.

О томъ, что Князь Василій Масальскій присталъ къ сторонѣ Лжедимитрія, тогда же извѣстно было Посламъ нашимъ въ Польшѣ. См. Дѣл. Пол. No 26, л. 288: «Да спрашивали Паны Рады про Князя Василья Мосальскаго... сказали, что онъ отпущенъ былъ на Сѣверу и отъ Государя отсталъ и присталъ къ Петру и многіе городы въ Сѣверѣ поималъ на Дмитрея, сказываючи его жива.» Прежде же того, еще въ Августѣ мѣсяцѣ, Послы наши слышали отъ Пристава своего, якобы Князь Вас. Мосальскій пріѣхалъ въ Польшу къ Димитрію, у котораго онъ былъ «на Москвѣ Ближней Бояринъ и Дворецкой.» (Л. 186 на обор. и выше, примѣч. 49). Но это былъ другой: Князь Василій

18

Рубецъ-Мосальскій, о коемъ сказано въ примѣч. 13, и ниже, въ примѣч. 119.

О Князьяхъ, Иванѣ Мосальскомъ и Михайлѣ Долгорукомъ, см. ниже, примѣч. 115 и 116.

(58) Объ отцѣ Воротынскаго, побѣдителѣ Хана Крымскаго, см. Т. ІХ, 119 и далѣе; о Князѣ Юріи Трубецкомъ, Розряд. 987.

(59) Rzeczy Polskich. 86: «17 Сентября (Нов. Ст.) получилъ Воевода (Сендомирскій) извѣстіе, что 5000 войска Шуйскаго разбиты на голову подъ Ельцемъ.

По словамъ Бера, Шуйскій, опасаясь распространенія въ народѣ слуховъ о мятежѣ Сѣверскомъ, объявилъ, что посылаетъ войско на Крымскихъ Татаръ, будтобы вторгнувшихся въ Россію. Воины его изумились, увидѣвъ, что ихъ ведутъ сражаться съ соотечественниками.

Никон. Лѣт. 80: «Слышаху же подъ Ельцемъ Бояре, что подъ Кромами смутилось, отъидоша отъ Ельца прочь, и поидоша все къ Москвѣ, ратные жь люди, отъѣхавъ къ Москвѣ, разъѣхалися по своимъ домамъ.»

(60) Беръ: «Вы съ своимъ Шубникомъ (Schubnik) хотѣли убить Царя.» Тутъ описаны и жестокости Болотникова.

(61) Столяр. л. 533 на обор.: «Начальники у тѣхъ воровъ были: у Резаньцовъ Воеводы Григорей Ѳедоровъ сынъ Сунбуловъ да Прокофей Петровъ сынъ Ляпуновъ, а съ Тулены и съ Кошираны и съ Веневичи Истома Пашковъ, а на Веневѣ былъ Сотникъ, а съ Колужены и съ Олексеньцы и съ иными городами Ивашко Болотниковъ Князя Ондрѣя Телятевскаго холопъ, и иные воры были начальники и пришли подъ Москву.»

Никон. Лѣт. 81: «Градъ же Рязань съ пригороды, и Тула и Кашира, и иные городы Украйные Царю Василью измѣниша и послаху въ Путимль съ повинными; сіи же въ Путимлѣ быша, и никово въ Путимлѣ не видяху, и назадъ жe вспять пріѣзжаху, и никако на истинный путь не обращахуся. И собрашася вси и поставиша себѣ старѣйшину Совлоценина (въ Латух.: Соловьянина; въ Лѣтоп. о мятеж.: Соловлелина) Сына Боярсково Истому Пашкова, и совокупишася съ тѣмъ Ивашкомъ Болотниковымъ за одно, и поидоша подъ Москву.»

(62) Кобѣржицкій въ Hist. Vlad. (стр. 434.) говоритъ о Ляпуновѣ: «Cui apud suos populares, præter elegantem proceramque corporis formam, judicium acre, in rebus agendis industria, militiæque peritia famam comparaverat.»

(63) См. Т. XI, стр. 111.

(64) Никон. Лѣт. 85, и Столяр. л. 533. — Выписки изъ обоихъ помѣщены въ примѣч. 47. — См. также Разряд. Кн. л. 984.

Столяр.: «Да въ Путивль привезены въ 115 г. въ осень къ вору Петрушкѣ Никита Васильевъ сынъ Измайловъ отъ Николы Зарайскова, да съ Резани Прокоѳей Лепуновъ прислалъ въ Путимль Князя Гаврила Князь Семенова сына Каркадинова, и тѣ въ Путимлѣ убиты» (л. 533).

(65) Ник. Лѣт. 82. — Въ Грамотѣ Митр. Филарета къ Устюжскому Протоіерею отъ 30 Ноября 1606 (которой списокъ принадлежалъ покойному А. И. Ермолаеву): «Разбойники и тати и Бояръ и Дѣтей Боярскихъ бѣглые холопи въ той же прежде погибшей и оскверненной Сѣверской Украйнѣ и сговорясь съ воры съ Казаки, которые отступили отъ Бога и отъ прав. Вѣры и повинулись Сатанѣ и дьявольскимъ четамъ и оскверня всякими злыми дѣлы Сѣверскіе городы и пришли въ Рязанскую землю и въ прочая городы, и тамо такожь Святыя иконы обезчестиша, церкви святыя конечно обругаша, и жены и дѣвы безстудно блудомъ осрамиша и домы ихъ разграбиша и многихъ смерти

19

предаша... Цѣловали по ихъ велѣнью крестъ, не вѣдомо кому, Ржева, Зубцовъ, Старица, Погорѣлое Городище.»

(66) Въ той же Грам. Филарета: «Приходили тѣ богоотступники и злые душегубцы и сквернители къ Государевѣ вотчинѣ ко граду Твери, и во Тверскомъ уѣздѣ служивыхъ и всякихъ людей привели ко кресту сильно, а во Твери Государевъ богомолецъ, а нашъ сынъ и богомолецъ Ѳеоктистъ Архіепископъ Тверскій и Кашинскій, положа упованіе на Бога... призвавъ къ себѣ весь Священный соборъ и Приказныхъ Государевыхъ людей и своего Архіепископля двора Дѣтей Боярскихъ и града Твери всѣхъ православныхъ Крестіанъ, и укрѣпяся всѣ единомышленно, поборая за св. Божія церкви и за православную Вѣру и за Государево крестное цѣлованіе, стояти безо всякаго сумнѣнія и страха. И тѣхъ злыхъ враговъ и грабителей и разорителей подъ градомъ Тверью много злой ихъ проклятой скопъ побили и живыхъ многихъ злыхъ разбойниковъ и еретиковъ, поимавъ, къ Москвѣ прислали, » и проч.

(67) Хроногр. Ключарева.

(68) См. выше, примѣч. 65.

(69) И Молчановъ и Князь Василій Мосальскій были убійцами юнаго Ѳеодора Борисовича. См. Т. XI.

(70) Беръ пишетъ, что тѣла Бориса, Маріи и несчастнаго сына ихъ, погребенныя сначала на кладбищѣ убогаго дома, лежали тамъ годъ и 3 мѣсяца; что когда Царь Василій велѣлъ перевезти ихъ въ Троицкую Лавру, то по открытіи могилъ гробъ Бориса несли 20 Монаховъ, гробы Ѳеодора и Царицы 40 Бояръ; за ними слѣдовали въ печальномъ шествіи Монахи, Монахини, Священники и Бояре до Троицкихъ воротъ: тамъ Бояре сѣли на лошадей, а тѣла положили на сани. Дочь Борисова ѣхала въ закрытыхъ саняхъ. О ея жалобахъ говорятъ Беръ и Петрей.

(71) См. Бера.

(72) Ксенія скончалась 30 Авг. 1622 г. См. Ист. Рос. Кн. Щербатова, Книгу XV, стр. 24, и Истор. Іерарх. Т. II, 68.

(73) Василій Шуйскій умеръ 12 Сентября 1612 года. См. ниже, въ примѣчаніяхъ къ V главѣ сего Тома.

(74) См. Розр. Кн. л. 997.

(75) Тамъ же, на обор.

(76) Никон. Лѣт. 81: «Градъ же Коломну взяша взятьемъ и разориша его, и пришедъ сташа отъ Москвы за пятьдесятъ верстъ. Царь же Василей противъ ихъ посла всѣхъ Бояръ своихъ и служивыхъ людей, которые были на Москвѣ, и посадскихъ людей. И пріидоша въ Коломенской уѣздъ, розогнаша многихъ Дворянъ, и Стольниковъ поимаша; ихъ же поимаху, отсылаху всѣхъ въ Путивль, Бояре же пріидоша къ Москвѣ, Пашковъ же и Болотниковъ пріидоша подъ Москву, и сташа въ селѣ Коломенскомъ.»

Латух. Степ. Кн.: «Оттуду же пришедше на Коломну, и той градъ взяша и разориша. Не дошедше же града Москвы за 50 поприщъ, и сташа. Царь же Василій посла противу ихъ Боляръ, и посадскихъ и служилыхъ людей. Они же въ Коломенской уѣздъ въ село Троицкое пріидоша. Тогда воры тѣ пришедше и всѣхъ разгнаша, инѣхъ же переимавше и въ Путимль отослаша; прочіе же Боляре къ Москвѣ пріидоша. И тако воры Пашковъ и Болотниковъ въ Коломенскомъ со всею силою сташа.»

(77) Въ упомянутой выше сего Грам. Филарета: «Пришли къ царствующему граду Москвѣ въ Коломенское, и стоятъ и разсылаютъ воровскіе листы по городомъ, и велятъ вмѣщати въ шпыни и въ

20

Боярскіе и въ Дѣтей Боярскихъ люди и во всякихъ воровъ всякія злыя дѣла на убіеніе и на грабежъ, и велятъ цѣловати крестъ мертвому злодѣю и прелестнику Ростригѣ, а сказываютъ его проклятаго жива.»

(78) Въ той же Грамотѣ, 30 Ноября: «А стоятъ тѣ воры подъ Москвою въ Коломенскомъ, и пишутъ къ Москвѣ проклятые свои листы, и велятъ Боярскимъ холопемъ побивати своихъ Бояръ и жены ихъ, и вотчины и помѣстья имъ сулятъ, и шпынямъ и безъимянникомъ воромъ велятъ гостей и всѣхъ торговыхъ людей побивати и животы ихъ грабити, и призываютъ ихъ воровъ къ себѣ и хотятъ имъ давати Боярство и Воеводство, и Окольничество и Дьячество.»

(79) Лат. Ст. Кн.: «Царь же Васил. Іоан., видѣвъ сія, и повелѣ повсюду градъ утвержати, чтобы отъ нихъ враговъ какія пакости не пріяти; самъ же Царь и вси людіе быша въ печали велицѣй. Въ тоже время нѣкоему отъ человѣкъ явленіе бысть дивно и ужаса исполнено; онъ же возвѣсти вся Царю и Патріарху... И заповѣда Царь и Патріархъ всему народу три дни, Октовріа съ 14 числа поститися и прилѣжно Господу Богу молитися.»

(80) Въ Грам. Филарета, 30 Ноября: «Къ нимъ злодѣемъ отъ Москвы ни единъ же отторжеся, а отъ нихъ къ Государю пріѣзжаючи многіе добиваютъ челомъ.» Въ другой Грам. его, 29 Ноября, сказано о городахъ Зубцовѣ, Старицѣ, Ржевѣ, соединившихся съ Тверью: «И тѣхъ городовъ всякіе служилые и торговые люди и всѣ православные Крестьяня, видя такое милосердіе Божіе града Твери надъ любящими его, истинно воспомянули души свои, и отринули тѣхъ оныхъ злыхъ діаволи прелести мечты вражіи, аки отъ сна пробудясь, и нынѣ на тѣхъ проклятыхъ богоотступниковъ пришли къ Москвѣ вооружився.» Далѣе, о Смоленской помощи: «Да къ Москвѣ же прислали Государевы вотчины Смоленсково города Дворяне и Дѣти Боярскіе и всякіе служилые и посацкіе люди и изъ уѣзду всѣ православные Крестьяня многихъ добрыхъ Дѣтей Боярскихъ, а съ ними писали къ Государю Царю и В. К. Вас. Иван. всея Русіи и къ намъ, что пошли къ Москвѣ изъ Смоленска и изъ Вязмы и изъ Дорогобужа и изъ Серпѣйска Дворяне и Дѣти Боярскіе и всякіе служилые люди.»

(81) О прежней измѣнѣ ихъ см. выше, стр. 20.

Въ Грам. Филар. отъ 30 Ноября: «Идучи тѣхъ богоотступниковъ, воровъ и еретиковъ и разорителей, гдѣ они ни были, тѣхъ всѣхъ побили, а иныхъ, поимавъ живыхъ, мученію смертному и казни предали, коемуждо же ихъ по ихъ злымъ дѣломъ, и ополчася вся Смоленская, и Вяземская, и Дорогобужская и Серпѣйская рать, и пришла въ Можаескъ Ноября въ 15 день, да къ Можайску жь пришелъ со многою ратью Государевъ Царевъ и В. Князя Вас. Ив. всея Русіи Окольничей Воевода Ив. Ѳед. Колычевъ, очистивъ отъ тѣхъ воровъ Волокъ и Іосиѳовъ монастырь и прочіе окрестные грады и села, и въ Можайскѣ тѣ воры Государю Царю добили челомъ.»

(82) Беръ: «Начался споръ о верховномъ начальствѣ. Болотниковъ, какъ избранный въ Воеводы самимъ Царемъ (Лжедимитріемъ), не хотѣлъ быть подъ начальствомъ Пашкова, котораго Шаховскій назначилъ въ сію должность: согналъ его съ мѣста (Station) и самъ занялъ оное.»

Беръ пишетъ, что, въ слѣдствіе сего раздора, Истома Пашковъ передался Царю Василію. Увидимъ ниже, что сіе случилось не прежде 2 Декабря.

Ник. Лѣт. 82: «Рязанцы отъ тѣхъ воровъ отъѣхаша и пріѣхаша къ Москвѣ. Московскіе жъ люди

21

видѣша Божію милость, что Резанцы къ нимъ пріидоша.»

Столяр. л. 534: «А съ Резанцы Григорей Сунбуловъ и Прокоѳей Ляпуновъ пріѣхали къ Москвѣ ко Царю Василью, и вину свою принесли, и Истома Пашковъ пріѣхалъ же, и Царь Вас. Резанцовъ и Истому Пашкова всѣхъ пожаловалъ, вину имъ отдалъ, и Прокоѳья Ляпунова пожаловалъ въ Думные Дворяне.»

Въ Послужн. Спискѣ Бояръ (Др. Рос. Вивл. XX, 83) Прокоп. Петров. Ляпуновъ названъ Дворяниномъ въ Думѣ, въ 7116 (1608) году.

(83) Въ Грам. Филар. отъ 30 Ноября: «Да къ Москвѣ же Ноября въ 15 день отъ нихъ злыхъ еретиковъ и грабителей и осквернителей изъ Коломенсково пріѣхали къ Госуд. Царю и Вел. Кн. Вас. Ив. всея Русіи съ винами своими Рязанцы Григор. Сумбуловъ, да Прокопей Ляпуновъ, а съ ними многіе Рязанцы, Дворяне и Дѣти Боярскіе, да Стрѣльцы Московскіе, которые были на Коломнѣ. И милосердый Государь Царь по своему Царскому милосердому обычаю пріемлетъ ихъ любезно, аки отецъ чадолюбивъ, и вины ихъ вскорѣ имъ отдаетъ, и послѣ того многіе всякіе люди отъ нихъ воровъ и еретиковъ изъ Коломенсково и изъ иныхъ мѣстъ прибѣгаютъ, и Государь Царь, милостивымъ окомъ на нихъ взирая, жалуетъ ихъ не по ихъ винамъ своимъ Царскимъ жалованьемъ, а тѣхъ воровъ, которые стоятъ въ Коломенскомъ и въ иныхъ мѣстѣхъ и Государевы Царевы и Великаго Князя Вас. Ив. всея Русіи Бояря и Дворяне и Приказные люди и всѣхъ городовъ Дѣти Боярскіе и всякіе служилые люди и всѣ православные Крестьяня Государя молятъ безпрестани и бьютъ челомъ, чтобъ Государь ихъ пожаловалъ, велѣлъ имъ ити въ Коломенское, и Государь Царь по своему праведному и благоразсудительному и милосердому нраву отъ таковаго начинанія ихъ молитъ и унимаетъ и до воли Божіи ити имъ не повелѣваетъ, и безпрестанныя молитвы къ Богу возсылаетъ и ко Пресв. Богородицы и ко всѣмъ Святымъ любезно припадаетъ со слезами, и молитъ о душахъ ихъ, чтобъ тѣхъ воровъ и разбойниковъ и Крестьянскихъ губителей обратилъ Богъ ко истинному и спасеному пути и кровь бы Крестьянская отъ земли къ Богу, яко Авелева на Каина, на нихъ не возопіяла, и души бы ихъ отъ Ада поглощенны не были.»

Тамъ же: «Они же отпадшіи отъ Бога... не яко Крестьяня, но аки и не человѣцы, аки зміеве изъ своихъ гнѣздъ выползая... или яко волцы воя, хотя устрашити люди Божія... и послали половину злово своего скопу изъ Коломенсково черезъ Москву рѣку къ Гонной къ Рогожской слободѣ, и Ноября въ 26 день на праздникъ Великаго Страстотерпца Христова Георгія вниде слухъ во уши Государю Царю и Великому Князю Вас. Ив. всея Русіи, что тѣ злодѣи перешли Москву рѣку; онъ же милосердый Государь не на нихъ злодѣевъ, на загородныхъ слободъ послалъ за городъ Бояръ своихъ и ратныхъ людей, а велѣлъ съ великимъ терпѣніемъ оберегати слободъ, а ждати ихъ, чтобы ся обратили ко спасенію; тѣже злые и суровые бѣсомъ подстрекаеми, на свои души забывъ Бога, пришли отъ слободы Гонныя яко за поприще. Московская жь, Богомъ собранная рать, видя безстудной ихъ приходъ, положа упованіе на Бога, и призывая въ помощь Великомученика Христова Георгія, и вооружаяся кійждо ратнымъ оружіемъ, опернатѣвъ, яко небопарніи орли, въ шлемъ спасенія ополчаяся по достоянію, и устремилися на нихъ проклятыхъ злыхъ губителей, поимавъ, елико надобеть живыхъ всякихъ многихъ воровъ,

22

прислали къ Государю Царю, а тѣхъ всѣхъ безъ останка побиша и корысти ихъ всякія поимали.»

(84) Лат. Ст. Кн.: «И острогъ въ земли учиниша. Начаша же къ Симонову монастырю приходити и лестію имъ говорити, чтобы они монастырь тѣмъ ворамъ отворили. Тогда Монахи и Московскіе служилые люди крѣпко противу ихъ сташа и многихъ приступающихъ къ нимъ побиша. Тѣже окаянные воры хотяху около Москвы вся пути затворити, и вездѣ поставиша крѣпкія стражи.»

(85) См. Бера.

(86) Такъ пишутъ современникъ Беръ и Лѣтописцы Никон. и Латух.; но въ Грамотахъ Царя Василія и Митрополита Филарета сказано, что Истома Пашковъ взятъ въ плѣнъ. Сообщаемъ выписки:

Лат. Ст. Кн.: «Изыде же и Князь Мих. Вас. Шуйской съ полками противу воровъ безстудныхъ. Они же противу Царя со множествомъ ратныхъ изыдоша, и бысть битва велія. Одинъ же отъ тѣхъ воровъ, Истомка Пашковъ, вѣдая Двинянъ храбрость, яко единъ гонитъ сто, и отобрався Истомка отъ своея дружины, съ Дворяны и съ Дѣтьми Болярскими, и принесоша повинную Царю Вас. Іоанновичу. Прочихъ же воровъ многихъ побиша и живыхъ переимаша, яко въ турмахъ и въ полатахъ не вмѣстишася воры тѣ. Ивашко же Болотниковъ на бою изнеможе и сѣде съ дружиною своею въ Коломенскомъ. Воеводы же три дни изъ пушекъ по острогу биша, разбити же его не возмогоша; послѣди же ядра огненныя устроиша, и тѣмъ острогъ зажгоша. Воры же оттуда побѣгоша, а Государевы люди за ними погнаша, и многихъ воровъ побиша, и живыхъ взяша.»

Въ Грамотѣ Царя Василія, писанной 5 Дек. 1606 въ Верхотурье къ Воеводамъ (см. Собр. Гос. Грам. II, 319): «Декабря во 2 день... Бояры наши и Воеводы тѣхъ воровъ всѣхъ побили на голову, а Истомку Пашкова, да Митку Беззубцова и многихъ Атамановъ и Козаковъ живыхъ поимали и къ намъ привели... А Дворяне и Дѣти Боярскіе Резанцы, Коширяне, Туляне, Коломничи, Алексинцы, Калужане, Козличи, Мѣщане, Лихвинцы, Бѣлевцы, Болховичи, Боровичи, Медынцы и всѣхъ городовъ всякіе люди добили намъ челомъ и къ намъ всѣ пріѣхали.»

Ник. Лѣт. 82 и 83: «Смоляне пришедъ сташа въ Новодѣвичьемъ монастырѣ, съ Москвы жъ Бояринъ Князь Мих. Вас. Шуйской поиде съ ратными людьми, и ста въ монастырѣ Даниловскомъ... На завтрееже прихода Смолянъ, Кн. Мих. Вас. Ш. съ товарыщи поиде къ Коломенскому... Воры же изъ Коломенсково изыдоша со многими полками противъ ихъ, начаша битись; той же Истома Пашковъ, узнавъ свое согрѣшеніе, со всѣми Дворяны и съ Дѣтьми Боярскими отъѣха ко Царю Василью къ Москвѣ, а тѣ воры, Боярскіе люди и Козаки, бьющеся, отнюдь не обращахуся. По милости же Всещедр. Бога и помощію Преч. Богородицы и Московск. Чюдотворцовъ, тѣхъ воровъ многихъ побиша, и живыхъ многихъ поимаша, яко убо на Москвѣ ни въ тюрмы, ни въ полаты не вмѣстяхуся; а назадъ тойже воръ Ивашко Болотниковъ не съ великими людьми ушелъ, и сяде во градѣ въ Колугѣ; а иные сѣдоша въ деревнѣ въ Заборьѣ, Бояре же со всѣми ратными людьми приступаху къ Заборью; они же воры, видя свое изнеможеніе, сдалися всѣ. Царь же В. повелѣ ихъ взяти къ Москвѣ и поставить по дворамъ; повелѣ имъ давати кормы, и не велѣ ихъ ни чѣмъ тронути; тѣхъ же воровъ, кои поиманы на бою, повелѣ ихъ посадити въ воду.»

Столяр. л. 534: «Государь Царь, прося у Бога помощи противъ тѣхъ воровъ, послалъ съ Москвы

23

Бояръ своихъ Князя М. В. Скопина-Шуйскова и проч... Да въ тоже время къ Москвѣ изъ Смоленска пришли Смоляне, Дворяне и Дѣти Боярскіе и Смоленскіе Стрѣльцы, а прислалъ ихъ на очищеніе Москов. Государству Бояринъ Мих. Борис. Шеинъ, а Воевода у нихъ у всѣхъ былъ у Смолянъ Григорей Михайловичь сынъ Полтевъ, ... и Госуд. Царя и В. Кн. Вас. Ивановича всея Русіи сщастьемъ Бояре Кн. Мих. Вас. Скопинъ-Шуйской и иные Бояре и Воеводы воровскихъ людей розогнали и побили, и съ-подъ Москвы воры побѣжали, а Казаки въ осадѣ въ Заборьѣ сидѣли и тѣ Государю добили челомъ и сдалися и крестъ цѣловали, что ему Государю служить.»

Беръ: «Пашковъ, вступивъ съ Царемъ Шуйскимъ въ переговоры и получивъ отъ него богатые подарки, передался ему, и вошедши въ Москву днемъ, всенародно объявилъ, что никто въ Путивлѣ Димитрія не видалъ, » и проч.

Въ Грам. Митроп. Филарета къ Устюжскому Протоіерею, отъ 8 Дек.: «Государевы Бояря и Воеводы воровъ, которые были пришли подъ Москву, Истомку Пашкова съ товарыщи, побили на голову, а самого Истомку Пашкова, да Митку Беззубцева и иныхъ многихъ Атамановъ и Козаковъ живыхъ взяли, а достальные не многіе разбѣжались разными дорогами.»

(87) Никон. Лѣт. См. выше, примѣч. 86.

(88) См. Послужн. Списокъ въ Др. Рос. Вивл. (XX, 81 и 82) — Тутъ же сказано о пожалованіи Начальника Смолянъ Полтева Думнымъ Дворяниномъ.

(89) Въ Грам. Филар отъ 8 Дек.: «И по Государевѣ Царевѣ и В. Кн. Вас. Ив. всея Русіи Грамотѣ велѣно мнѣ, Цареву богомольцу, пѣти молебны по три дни со звономъ.

(90) Латух. Ст. Кн.: «Ивашко же Болотниковъ прибѣжа къ Серпухову, но граждане во градъ его не пустиша; онъ же побѣжа за Оку рѣку, въ Колугѣ сѣде и укрѣпися, а иніи сѣдоша въ Заборьѣ.»

(91) Беръ пишетъ, что «Болотниковъ послѣ сего отправилъ вѣстника къ Князю Григорію, требуя, чтобы онъ скорѣе вызвалъ Царя изъ Польши» и проч.

(92) Беръ говоритъ, что «обѣщавшій Князю Григорію писать въ Путивль подъ именемъ Димитрія, потерялъ къ нему довѣренность и остался жить въ Польшѣ хорошимъ помѣщикомъ, предоставляя другимъ спорить о Царствѣ.»

(93) См. Т. XI, 144.

(94) Никон. Лѣт. 80: «Поидоша къ Москвѣ рѣкою Волгою, проидоша градъ Свіюжской, и всрѣтоша съ тою вѣстію, что тово окоянново Гришку Ростригу на Москвѣ убили; тѣже Казаки съ тѣмъ воромъ поворотиша назадъ, многіе городы и мѣста разориша, и пріидоша къ городу къ Царицыну. Тожво быша Послы, кои посланы были въ Кизылбаши, Князь Иванъ Петровичь Ромодановской, тово тутъ и убиша, Воеводу Ѳедора Акинѳеева убиша; а самъ тотъ воръ Петрушка и съ Казаками поиде на Донъ, и ту на Дону зимова.»

Въ Хронографѣ Столяр. (л. 532 на обор.) тоже съ слѣдующими подробностями: «Умышля бездушствомъ и воровствомъ, поворотилися съ тѣмъ воромъ съ Петрушкою на низъ, и проѣхавъ Свіяжской, подъ горами стали, и выбрали Атамановъ и Есауловъ и лучшихъ Казаковъ сорокъ человѣкъ, Третьяка Юлова съ товарыщи, и послали въ Казань бити челомъ Государевымъ Бояромъ, Василію Петровичу Морозову да Богдану Яковлевичу Бѣльскому, что онѣ вора Петрушку, которой назывался Царевичемъ Царя Ѳедора Ивановича сыномъ, въ Казань приведутъ и отдадутъ, и сами Царь Василею Ивановичу крестъ цѣлуютъ, и Бояре

24

тому ихъ челобитью повѣрили; а онѣ воры Казаки въ ночи подлѣ нагорной стороны на низъ проѣхали тихимъ обычаемъ, и вора Петрушку съ собою провезли, и ѣдучи Волгою на встрѣчѣ всякихъ служивыхъ людей побивали до смерти и грабили, и Самару и Саратовъ проѣхали, и не доѣхавъ Царицына, рѣкою Камышенкою проѣхали въ Украйные городы на Воронежъ съ товарыщи, и въ Украйныхъ городѣхъ учали тово вора называть Царевичемъ Петромъ, Царя Ѳедора Ивановича сыномъ.»

(95) Беръ пишетъ, что «Шаховскій предлагалъ ему, покоривъ вмѣстѣ отечество, управлять имъ до пріѣзда Димитрія изъ Польши. Такимъ образомъ, прибавляетъ Беръ, хотѣлъ онъ отдать ему прекраснѣйшее Царство.» — По словамъ его, Лжепетръ привелъ въ Путивль 10.000 человѣкъ.

(96) Ник. Лѣт. 85 и 86: «Петрушка воръ, которой назвался Царевичемъ, съ Дону пойде въ Путимль съ Козаками съ Донскими и съ Волскими, и пріидоша въ Царевъ Борисовъ городъ; въ Царѣ же градѣ поимаша Воеводъ Михаила Богдановича Сабурова, да Князь Юрья Пріимкова-Ростовского, и побиша ихъ, пошелъ въ Путивль... Князь Андрей Бахтеяровъ въ та времена былъ въ Путимлѣ Воевода, и ево убиша, и дочь ево тотъ воръ Петрушка взя къ себѣ на позоръ на постелю.»

(97) Дѣла Польск. No 26, л. 253: «А на Сѣверѣ нынѣ Государемъ Петромъ зовутъ, сказываетца сынъ бывшего Государя вашего Великого Князя Ѳедора и съ Государемъ вашимъ нынѣшнимъ валку чинитъ (сражается), и не мало городовъ осѣлъ въ Сѣверск. землѣ, а къ Государю нашему Королю шлетъ Пословъ своихъ, и то веть стало не отъ Государя же нашего. Сами люди Московск. Государства межь собя разруху чинятъ а на насъ пеняете.»

Нашъ Посолъ, Князь Волконскій, увѣряя Поляковъ, что извѣстіе, будто Борисъ Годуновъ подмѣнилъ дѣвочкою новорожденнаго сына Ѳеодорова, есть выдумка зломысленныхъ, говорилъ: «При Государынѣ Царицѣ и Вел. Княг. Иринѣ были всегда неотступно мои Княжь Григорьевы сестры, Княжь Иванова Княгиня Козловского, да Окольничего Ондрея Петровича Клешнина жена, и только бы такое дѣло сталось, и онѣ бъ меня въ томъ не утаили» (см. л. 299). Тамъ же, л. 287 и на об.: «И Паны Рада говорили: только Государь вашъ отпуститъ Воеводу съ товарыщи и всѣхъ Польскихъ и Литовскихъ людей, которые нынѣ на Москвѣ, ино и Дмитряшки и Петрушки не будетъ. А только Государь вашъ вскорѣ не отпуститъ всѣхъ людей, ино и Дмитрей будетъ и Петръ прямой будетъ, и наши за своихъ съ ними за одно станутъ.

Ник. Лѣт. 86: «Тойже воръ Петрушка... собрався съ воровскими людьми, пошелъ изъ Путимля въ Тулу; къ нему жъ пріидоша изъ Запорогъ Черкасы. И вышедъ изъ Путивля, посла напередъ себя на Тулу многихъ ратныхъ людей и повелѣ имъ съ Тулы итти подъ Колугу.»

(98) См. Розряд. Кн. л. 996. А въ Ник. Лѣт. 83; «Боярыну Князю Ивану Ивановичу Шуйскому изъ Серпухова велѣно отоити подъ Колугу; Бояринъ же пріиде подъ Колугу, и Колугу осади, и приступаше къ Колугѣ приступомъ, и ничево имъ не учиниша.»

Беръ: «Шуйскій напалъ на станъ Болотникова съ 100 тысячами человѣкъ; множество побилъ; взялъ въ плѣнъ 10 тысячь; прочихъ обратилъ въ бѣгство.» Изъ Розрядн. Книги и Лѣтописцевъ видно, что послѣ бѣгства Болотникова и Беззубцева Царь Василій не самъ шелъ за ними, но отправилъ Воеводъ, изъ коихъ первымъ былъ Князь Иванъ Ивановичь Шуйскій.

25

Беръ: «Болотниковъ приказалъ обнести Калугу тыномъ, окопать рвомъ (Петрей: und vor dem Stacket, und hinter dem Stacket) и выдержалъ въ семъ мѣстѣ осаду съ 30 Декабря 1606 г. по 3 Мая 1607.»

Устье рѣки Угры въ 7 верстахъ отъ Калуги. См. Больш. Чертежъ, стран. 130.

(99) Столяр. л. 534: «И съ тово побѣгу воры Ивашко Болотниковъ съ Отаманы и съ Казаки и со всякими воры прибѣжалъ въ Колугу и Колугу засѣлъ, а съ ними сѣли въ Колугѣ всякихъ людей огненнаго бою больши десяти тысячь, а иные всякіе воры съ розгрому же изъ подъ Москвы прибѣжали на Тулу, и сѣли въ Тулѣ многіе жъ люди съ огненнымъ боемъ.»

(100) Столяр. л. 535: «Орзамасъ и Олатарь... и съ уѣздами были въ измѣнѣ, отъ Царя Василья отложилися... а на Олатарѣ Воеводу Ждана Степановича Сабурова Алаторскіе воры въ воду посадили... А Нижней Новгородъ стоялъ за Царя Василья, отъ воровъ отъ Рускихъ людей былъ въ осадѣ, а стояли подъ Нижнимъ Рускіе люди и Бортники и Мордва, а съ ними былъ за Воеводы мѣсто Ив. Бор. сынъ Доможировъ.»

Ник. Лѣт. 82: «Въ таже времена собрався Мордва и Бортники и Боярскіе холопи и крестьяне, пріидоша подъ Нижней Новъ городъ осадиша, въ нихъ же старѣйшинъ два Мордвина, Московъ да Воркадинъ (въ Столяр.: Варгадинъ), и стояху подъ Нижнимъ и многія пакости граду дѣлаху.»

(101) О Хворостининѣ см. Розр. л. 986; также собственную его Грамоту, писанную изъ Астрахани къ Нагайскому Князю Иштереку и Мурзамъ, коею онъ приглашалъ ихъ дать со всею Ордою присягу явившемуся вновь Самозванцу. (Собр. Гос. Грам. II, 326).

Ник. Лѣт. 81: «Градъ Асторохань изъ мелкихъ многихъ людей, которые стояху за правду, побиваху съ роскату, и Дьяка Аѳонасья Карпова убиша.»

(102) О Годуновыхъ, назначенныхъ въ Воеводы въ Сибирь, см. Т. XI, 125. — Грамота Василіева въ Верхотурье отъ 5 Дек. 1606 (Собр. Г. Грам. II, 318) писана къ Степану Годунову. — См. Розряд. л. 986 на об.

(103) См. Собр. Рос. Грам. II, 320.

(104) Ник. Лѣт. 79: «Въ тоже время въ Новѣгородѣ великомъ бысть моръ великій. Въ томъ же году преставися Боляринъ К. Мих. Петр. Катыревъ въ Новѣгородѣ въ моровое повѣтріе.»

(105) Тамъ же, 81: «Царь же Василей повелѣ подъ Асторохань итти Боярину Ѳедору Иван. Шереметеву, да Ивану Салтыкову, да Ивану Плещееву.» — Тамъ же, 83: «Царь же Василей посла на воровъ подъ городы, въ Серпуховъ Боярина К. Ивана Иванов. Шуйсково, подъ Арзамасъ К. Ивана Михайловича Воротынсково, подъ Михайловъ К. Ивана Андреевича Ховансково, подъ Колугу К. Никиту Андреевича Ховансково, подъ Веневу К. Андр. Вас. Хилкова, подъ Козелескъ Артемья Васил. Измайлова. — Бояринъ К. Иванъ Мих. Воротынской градъ Арзамасъ взялъ, и повелѣша отойти въ Олескинъ, а Боярину К. Ив. Ив. Шуйскому изъ Серпухова велѣно отойти подъ Колугу.» О послѣднемъ см. выше, прим. 98.

Но извѣстіе объ отправленіи Князя Воротынскаго подъ Арзамасъ не согласно съ другими. Туда велѣно было итти Воеводамъ, Григорію Григор. Пушкину и Сергѣю Григор. Ададурову съ ратными людьми, Владимірскими, Суздальскими и Муромскими. См. Хронограф. Столяр. л. 535. — Воротынскій же посланъ былъ къ Алексину (см. тамъ же) и къ Тулѣ. См. ниже, пр. 114.

26

Ник. Лѣт. 84: «Царь же Василей посла подъ Калугу Бояръ своихъ и Воеводъ послѣднихъ съ ратными людьми, Боярина К. Ѳед. Ив. Мстиславскаго, да К. Мих. Вас. Шуйскаго, да К. Бориса Петровича Татева.»

(106) См. въ старинной рукописной книгѣ, принадлежавшей покойному А. И. Ермолаеву, главу 29, о посланіи Благовѣрнаго Гос. Царя и В. Кн. Вас. Ив. всея Русіи въ Старицу по Іева, бывшаго Патріарха Московскаго, и како пришелъ Іевъ Патріархъ въ Москву и прощеніе далъ всему Московскому народу и прощальную грамоту въ крестномъ преступленіи: «Лѣта 7115, Февр. во 2 день... Царь и Вел. Кн. В. И... велѣлъ отцу своему и богомольцу Святѣйш. Ермогену, Патріарху Моск. и всея Русіи, и Митрополитомъ и Архіепископомъ и Епископомъ и Архимаритомъ и Игуменомъ быти къ себѣ Государю для своего Государева и Земскаго дѣла; и Февр. въ 3 день, у Государя Царя... Святѣйшій Ермогенъ, Патр. Моск. и вс. Рус. да съ нимъ Пафнутей, Митрополитъ Сарскій и Подонскій, да Арсеней, Архіеп. Архангельскій и Архимариты и Игумены были... И Государь Царь... совѣтовавъ съ отцемъ своимъ и богомольцомъ, Святѣйш. Ермогеномъ Патр. Моск. и вс. Р. и съ Митрополиты, и пр.... приговорилъ послати въ Старицу, по преже бывшаго Іева Патріарха Московскаго и вс. Рус., Крутицкаго Митр. Пафнутія, да Симановского Архимарита Пимина, да Патріархова Архидьякона Алимпія, да Дьяка своего Григорья Елизарова, да съ ними же велѣлъ Государь послати своей Царской конюшни каптану, подбиту собольми, а въ ней восмь санниковъ, да простыхъ на перемѣну восмь же санниковъ, да съ каптаною и съ санниками послалъ Государь своего Государева конюха Посника Крюкова, да съ нимъ стряпчихъ конюховъ, для того, чтобъ Іеву Патріарху, пріѣхавъ къ Москвѣ, простити и разрѣшити всѣхъ православныхъ Крестьянъ въ ихъ преступленіи крестнаго цѣлованья и во многихъ клятвахъ... А съ ними послана отъ Ермогена Патр. М. и вс. Р. къ Іеву Патріарху грамота такова: Государю Отцу нашему, Святѣйшему Іеву Патріарху, сынъ твой и богомолецъ Ермогенъ Патр. М. и вс. Р. Бога молю и челомъ бью: Благородный и Благовѣрный и Благочестивый и Христолюбивый Вел. Гос. Царь и В. К. В. І. вс. Р. Самодержецъ, совѣтовавъ со мною богомольцомъ своимъ и со всѣмъ Освященнымъ Соборомъ, и съ Бояры и съ Околничими и съ Дворяны и съ Приказными людьми и со всѣмъ своимъ Царскимъ Сигклитомъ, и съ гостьми и съ торговыми людьми и со всѣми православными Христіаны паствы твоея, послалъ молити Святительство твое, чтобы ты учинилъ подвигъ, ѣхалъ въ царствующій градъ Москву для его Государева и Земскаго Великаго дѣла; да и мы молимъ со усердіемъ Святительство твое и колѣни прекланяемъ: сподоби насъ видѣти благолѣпное лице твое и слышати пресладкій гласъ твой: презѣлне бо желаемъ тя чувственными очима зрѣти и Богомъ благословенныя десницы твоея сподобитись, пачеже о сихъ, еже благосердне препослеши о насъ молитву твою къ Трисобственнаго Естества Владычеству, да сподобитъ премилостивый Богъ за молитвъ святыхъ твоихъ Россійское Государство жити въ мирѣ и въ покоѣ и въ тишинѣ, и подастъ Вел. Гос. нашему Царю и Вел. Кн. В. I. вс. Р. здравіе и на враги побѣду и Святымъ своимъ Церквамъ и Христіанской нашей непорочной Вѣрѣ благое и крѣпкое состояніе; а мы должни, елика наша сила, сегоже безсмертнаго Зижителя нашего Бога молити о твоемъ Святительскомъ благомъ пребываніи, а милость

27

Божія и Преч. Богородицы и Великихъ Чудотв. Петра, Алексѣя и Іоны молитвами, да нашего смиренія благословеніе да есть и будетъ (съ) Святительствомъ твоимъ всегда и во вѣки, аминь. Писалъ на Москвѣ, лѣта 7115, Февр. въ 5 день.»

(107) См. тамъ же Челобитную отъ имени Московскаго народа: «И того мы своего Государя Ѳед. Бор. и матерь его Царицу Марью и Царевну Ксенью... Гришкѣ Отрепьеву выдали, и воръ Гришка надъ ними мучительски творилъ, какъ хотѣлъ: Государя нашего Ѳедора съ матерью его смерти предалъ.»

(108) См. тамъ же Прощальную Грамоту Іова: «Великій, превысокій, православный столпъ, корень благовѣрія, предивный цвѣтъ благочестія, степень Царскій, Костянтинъ новый, Владиміръ славный, Ярославъ дивный, Александръ пречюдный, Государь нашъ Царь и Вел. Кн. Иванъ Васильевичь всея Русіи, грѣхъ ради нашихъ оставя земное царство, отъиде въ вѣчное блаженство Небеснаго Царствія.» Тамъ же о убіеніи Св. Царевича Димитрія: «И Вел. Гос. нашего Царевича Димитрія на Углечѣ не стало 99 (1591) году; пріятъ закланіе неповинно отъ рукъ измѣнниковъ своихъ.» Далѣе о Самозванцѣ: «Мы же, азъ смиренный Іевъ... вамъ про того вора про Розстригу извѣщалъ... чтобы вы де памятовали Бога... на чемъ цѣловали крестъ Царю Борису и Царицѣ его Марьѣ и Царевичу Ѳедору и Царевнѣ Ксеніи, и самъ вамъ на себя великую клятву полагалъ, что воистинну прямой воръ Розстрига, а не Царевичь Дмитрей, и вы въ томъ наше наказаніе и заклинаніе и свои души и крестное цѣлованіе все въ презрѣніе положили ... Толикій мятежъ учинилъ (Розстрига) въ православныхъ Крестьянѣхъ, его же отъ начала свѣта въ Божественномъ Писаніи не обрѣтается, еже всѣмъ намъ извѣстно есть.»

(109) Тамъ же: «Видѣвъ (Богъ) достояніе свое въ таковой погибели и Христіанск. нашу Вѣру разоряему, воздвиже на него (Розстригу) велегласна обличителя и злому умышленію его проповѣдника, Великаго Государя нашего, воистинну свята и праведна Царя и Вел. Кн. В. Ив. вс. Рус., и аще и многое безчестіе и гоненіе мало и не до смерти пострада на того врага, милосердый Богъ промысломъ его до конца сокрушивъ, убьенъ бысть... и скареднаго тѣла не осталося... А называютъ того мертваго злодѣя, иже содержа престолъ Царскій, Разстригу жива; а намъ и вамъ всѣмъ православнымъ Христіаномъ сего злодѣя смерть подлинно вѣдома. И нынѣ азъ смиренный Ермогенъ, Божіею милостію Патріархъ и пр... и азъ смиренный Іевъ, бывый Патріархъ и пр... молимъ скорбными сердецы и плачевными гласы Премилостиваго Царя Царствующихъ... да явитъ намъ неизслѣдимую пучину благоутробія своего и да покажетъ на насъ въ послѣднихъ сихъ временехъ божественная своя изрядная чюдеса, » и пр.

(110) Тамъ же: «И потомъ цѣловали крестъ по злодѣйской Розстригинѣ прелести.» Въ заключеніе сказано: «И въ тѣхъ во всѣхъ прежнихъ и нынѣшнихъ клятвахъ и въ преступленіи крестнаго цѣлованія, азъ Ермогенъ, Патр. Моск. и вс. Руси азъ смиренный бывый Іевъ Патр. царствующаго града Москвы, по даннѣй намъ благодати отъ Пресв. и Животв. Духа, и полагаяся на премилостивыя шедроты Божія, васъ вкупѣ всѣхъ Правосл. Христіанъ прощаемъ и разрѣшаемъ въ сій вѣкъ и въ будущій, » и пр.

(111) Истор. Рос. Іерархіи, Т. I, 41.

(112) Осада была въ Генварѣ. См. Розрядн. Кн.

Столяр. л. 534 на об.: «И Колугу осадили накрѣпко, и изъ наряду изъ большаго и изъ

28

огненныхъ пушекъ въ городъ и въ острогъ стрѣляли безпрестанно, и многихъ людей побивали.»

Никон. Лѣт. 84: «Начаша подъ Колугою надъ ворами промышляти, поведоша гору древяную къ острогу и хотяху зажечь, приметаша же гору близъ острогу. Той же Болотниковъ, вышедъ со всѣми людьми и тое гору зажгоша, и на приступѣ многихъ людей побиша и пораниша, а городу ничего не сдѣлаша.»

См. также Латух. Степ. Книгу.

(113) Столяр. л. 534 на об.: «А изъ Колуги воры Казаки на вылозки выходили безпрестанно, и бои были безпрестанные, и Царя Васильевыхъ ратныхъ людей на вылозкахъ побивали и ранили, и въ осадѣ въ Колугѣ былъ великій голодъ: ѣли лошадей.»

О Фидлерѣ см. Бера и Петрея (стр. 390). Вотъ ужасная, данная Фидлеромъ клятва, отъ которой (говорятъ они) у всѣхъ присутствовавшихъ поднялись волосы дыбомъ: «Я Фридрихъ Фидлеръ клянусь Пресв. Троицею въ томъ, что хочу отравить (mit Gifft ertödten) Ивана Болотникова (Pollatnik), врага Царя Шуйскаго и всей Россіи; если же сего не сдѣлаю и тѣмъ обману моего Государя, то да буду на вѣки лишенъ части въ Небесномъ Царствіи и милости Госп. Бога моего и Един. Сына Его I. X., пролившаго за насъ кровь свою; да не буду имѣть помощи отъ Духа Сватаго; да оставятъ меня всѣ Ангелы, Хранители рода Христіанскаго; стихіи міра сего, созданныя на пользу человѣкамъ, да обратятся на главу мою; земля, да поглотитъ меня живаго; земныя произрастенія да будутъ мнѣ ядомъ; да овладѣетъ Діаволъ тѣломъ и душею моею, и если даже, вздумавъ не выполнить своего обѣщанія, потребую отъ Отца Духовнаго отпущенія въ семъ грѣхѣ моемъ, то сіе отпущеніе да не будетъ имѣть силы. Но нѣтъ! Во истину исполню слово свое, и отравлю Ивана Болотникова симъ ядомъ, уповая на помощь Божію и Святое Евангеліе.» Беръ присовокупляетъ: послѣ сей страшной и богопротивной присяги Фидлеръ не усомнился явиться къ Болотникову, и въ присутствіи окружавшихъ его людей сказалъ, что получилъ отъ Шуйскаго повелѣніе дать ему ядъ, и отдаетъ его, на какое угодно употребленіе.

(114) Ник. Лѣт. 84: «Пріидоша же къ Михайлову городу съ Украиныхъ городовъ на помочь, Михайловцы жь вышедъ изъ града и отъ града отбиша; они же отъидоша въ Переславль Резанской. Царь же Василей Князь Ивану Хованскому повелѣ быти къ Москвѣ, а въ Переславль посла на его мѣсто К. Бориса Мих. Лыкова, да Прокофья Ляпунова. — Подъ Веневою жь стоя Воевода Князь Андрей Хилковъ, и надъ Веневою не сдѣла ничего; съ Веневы жь вышедше воры, отъ города отбили, они же отъидоша на Коширу. — Бояринъ же К. Иванъ Мих. Воротынскій изъ Олескина поиде подъ Тулу, на Тулѣ же въ тѣ поры воровъ было много, Воевода жь у тѣхъ воровъ Андрей Телятевской, и выде со всѣми людьми, Князя Ив. Михайловича розгоня, едва ушелъ въ Олескинъ.»

(115) Ник. Лѣт. 87: «Въ тоже время пріиде подъ Козельскъ Князь Мих. Долгорукой и со многими воровскими людьми, по милости же Божіей тѣхъ воровъ побиша многихъ и языки многіе поимаша.»

Артемій Измайловъ пожалованъ изъ Думныхъ Дворянъ Окольничимъ. См. Розряд. л. 993, и Послужн. Списокъ Бояръ въ Др. Росс. Вивліоѳ. XX, 82.

(116) См. Геогр. Слов. Рос. Государства, подъ словомъ Серебряное, Т. V, 916.

Столяр. л. 535 на обор, : «И какъ увѣдали, что Царя Василья Московскіе люди (Пушкинъ и

29

Ададуровъ: см. выше, въ примѣч. 105, ссылку на сей же Хроногр. Столяр.) идутъ на Орзамазскіе и на Олатырскіе мѣста, изъ подъ Нажняго воры розбѣжались... Съ Алатыря Григорью Пушкину, да Сергѣю Ададурову со всѣми ратными людьми велѣно итти подъ Серебряные Пруды, а въ Серебряныхъ Прудахъ сидѣли воровскіе люди, а подъ Серебряными Прудами стояли Воеводы Князь Ондрей Васильев. Хилковъ, да Богданъ Матвѣевъ сынъ Глѣбовъ, а съ ними разные люди и Коширяне и Туляне и Ярославцы и Угличане и съ Низовскихъ городовъ, и Григ. Пушкинъ и Серг. Ододуровъ подъ Пруды пришли и подъ Прудами стояли вмѣстѣ со Княз. Ондреемъ Васильев. Хилковымъ, и къ Прудамъ и острогу ратные люди приступали съ шитами день до полуночи, и изъ Прудовъ воровскіе люди многихъ ратныхъ людей переранили, а иныхъ побили, и воровскіе люди, видя свою погибель, что имъ не отсидѣтца, сдалися, и въ острогъ пустили Царя Васильевыхъ людей и крестъ цѣловали Царю Василью, и на завтрее сдачи пришли многіе воровскіе люди и съ Украйны на выручку къ Серебрянымъ Прудамъ, а съ тѣми воровскими людьми были Воеводы К. Иванъ Масальской, да иноземецъ Литвинъ Иванъ Сторовской, и Царя Васильевымъ Воеводамъ Князю Ондрею и Григорью съ товарыщи и всѣмъ ратнымъ людемъ съ воровскими людьми былъ бой отъ Серебряныхъ Прудовъ версты за четыре, и воровскихъ многихъ людей и языки многіе поимали, и воровскихъ Воеводъ К. Ивана Масальскаго, Ивана Сторовскаго взяли.»

О семъ Князѣ Мосальскомъ (Иванѣ Даниловичѣ) см. Розряд. Кн. л. 977.

(117) Столяр. л. 536: «Тогожь 115 (1607) году въ Великой Постъ изъ подъ Прудовъ Воеводы съ ратными людьми ходили подъ Дѣдиловъ, а въ Дѣдиловѣ были воровскіе люди. И воровскіе люди Царя Васильевыхъ людей розогнали, и на побѣгѣ убили Воеводу Сергѣя Ододурова, а ратные многіе люди потонули въ рѣкѣ въ Шату. И съ того розгрому Воеводы и ратные люди прибѣжали на Коширу.»

(118) См. Собр. Гос. Грам. (II, 326) и выше, примѣч. 101.

Ник. Лѣт. 81: «Они же (Шерем., Салтык. и Плещеевъ) пріидоша къ Асторохани; Астороханцы жь ихъ къ Астрохани не допустиша, они же сташа на островѣ на Батчикѣ, и поставиша тутъ острогъ. Астроханцы жь приступаху къ острогу, и многіе напасти дѣлаху: коихъ возмутъ въ Астрохань живыхъ, ихъ различными муками побиваху. Въ томъ же острогѣ, на Балчикѣ; пріиде на ратныхъ на многихъ людей болѣзнь цынга и многіе люди помроша.»

Упоминаемый въ сей выпискѣ островъ Балчикъ или Батчикъ именуется и Болдинскимъ (см. Геогр. Слов. Росс. Гос. Т. I, 329) отъ Болды, протока или рукава Волги. См. Больш. Чертежъ, стр. 239.

(119) Сего К. Вас. Мосальскаго не должно смѣшивать съ другимъ Василіемъ Рубцомъ-Мосальскимъ, который былъ посланъ въ Корелу въ первые дни Василіева царствованія, и въ 1608 году еще находился тамъ. См. Розр. Кн. л. 985 и 1004 на обор.

(120) См. Больш. Чертежъ, стр. 178: «А ниже Бѣлева верстъ съ 6, пала въ Оку Вырка.»

Ник. Лѣт. 85: «Изъ Путимля жь и изъ иныхъ Сиверскихъ городовъ воры пріидоша на помочь къ Калугѣ, пріидоша на Вырку; Бояре жь подъ Колугою слышаху про нихъ, что идоша многіе люди, Воевода жь съ ними съ ворами Князь Василей Мосальской; Бояре жь послаша изъ подъ Колуги противъ ихъ Боярина Ивана Никитича Романова,

30

да Князь Данила Ивановича Мезецкаго со многими ратными людьми. Они же встрѣтоша ихъ на Выркѣ рѣчкѣ и начаша съ ними битися, и бились съ ними день да ночь, и по милости Божіи побиша воровъ на голову; и Воевода К. Василья убиша; достальные жь воры многіе на зелейныхъ бочкахъ сами сидяху, и подъ собою зажгоша, и злою смертію помроша; Бояре же воротишася подъ Колугу и языки многіе приведоша.»

(121) См. Т. XI, 62.

(122) Розряд. л. 992.

(123) См. Бера: «Мая 1 дня Князь Петръ отправилъ изъ Тулы войско, чтобы освободить Калугу, осажденную Москвитянами. На встрѣчу ему выслали они нѣсколько тысячь человѣкъ: обѣ стороны сошлись подъ Пулною (на Пчелнѣ); Москвитяне совершенно разбиты и въ страхѣ спѣшили возвратиться подъ Калугу.» — См. Розряд. л. 992 на обор.

Ник. Лѣт. 86. «Они же (войско Лжепетра) пришли на Тулу, и собрався пошли подъ Калугу, Воевода жь у нихъ въ тѣ поры былъ Князь Андрей Телятевской, и не доходя Калуги, стали на Пчелнѣ. Бояре жь, то подъ Калугою слышавше, и послаша противъ ихъ Бояръ и Воеводъ съ ратными людьми, К. Бор. Петр. Татева да К. Андрея Черкаскаго (въ Хрон. Стол.: Тюменскаго); они же сошлися съ ними на Пчелнѣ и начаша съ ними битися, и гнѣвомъ Божіимъ тѣ воры ихъ побиша, и Воеводъ К. Бор. Петр. Татева и К. Андрея Черкаскаго убиша и многихъ ратныхъ людей побиша.»

(124) Тамъ же: «Достальные же прибѣжаху въ полки подъ Колугу. Бояре же и ратные люди того ужасошася, и отъ Колуги поидоша къ Москвѣ, и нарядъ пометаша, и отшедъ сташа въ Боровскѣ.

Столяр. л. 535: «А которые ратные люди стояли подъ Колугою, а въ походѣ не были, и они, смотря на тѣхъ же людей, изъ подъ Колуги пошли, а Бояръ покинули, а изъ Колуги воръ Ивашка Болотниковъ со всѣми ворами вышелъ на Боярскіе станы вылозкою, и Бояре и Воеводы съ достальными людьми отошли отходомъ въ Серпуховъ и нарядъ съ собою отвезли, а иной нарядъ остался подъ Колугою.»

Латух. Степ. Кн.: «Въ то время Князь Михаилъ Скопинъ Шуйской, да Атаманъ Козачей Истомка Пашковъ противъ тѣхъ воровъ мужественно сташа и многихъ побиша, сами же отводомъ прочь отыдоша и едва отъ совершенныя погибели спасошася.»

(125) Сіе число въ Латух. Ст. Кн.: «Глаголютъ же нѣцыи, яко и отъ Государева полка къ нему вору (Петрушкѣ) войска 15, 000 предашася.»

О Нѣмцахъ, измѣнившихъ Шуйскому, пишетъ Беръ. Начальникомъ ихъ былъ Лифляндецъ Гансбергъ.

Ник. Лѣт. 87: «Воевода жь Артемей Измайловъ, слыша то, что Бояре отъ Колуги отъидоша, взя нарядъ, со всѣми ратными людьми отойде въ Мещоскъ.»

(126) См. Rzeczy Polskich: «Патріархъ отлучилъ приверженцевъ того, кто принялъ на себя имя Димитрія; Болотникова и всѣхъ противниковъ предалъ проклятію. По объявленіи сего разосланы указы чтобы всѣ спѣшили на враговъ Св. Вѣры подъ опасеніемъ смертной казни за ослушаніе. Предписано, чтобъ всѣ монастырскіе люди, способные владѣть оружіемъ, шли на войну, а монастыри отправляли съѣстные припасы въ крѣпости или къ войскамъ: даже чтобъ самые Иноки готовились сражаться за Вѣру, когда потребуетъ необходимость.»

31

(127) Ник. Лѣт. 87: «А воръ Петрушка въ тѣ поры пришелъ на Тулу.» Въ семъ городѣ соединились тогда всѣ виновники бѣдствія, говоритъ Беръ.

(128) Розряд. л. 995 на обор. — Стол. л. 537: «А на Москвѣ Государь оставилъ брата своего Князя Дм. Ив. Шуйскаго, и Москва приказана была ему.»

(129) См. Бера. — Rzeczy Polskich: «Подъ Серпуховымъ далъ клятву не возвращаться въ Москву безъ побѣды, иди положить голову свою на полѣ брани.»

(130) Ник. Лѣт. 87: «Самъ же Царь Василей пойде къ Серпухову, а на Коширу посла съ ратными людьми для береженья Боярина К. Андр. Вас. Голицына, да съ Рязани велѣлъ итти Боярину К. Бор. Мих. Лыкову со всѣми ратными людьми.»

Съ Лыковымъ былъ и Прокопій Ляпуновъ (см. тамъ же, 84).

(131) Розр. л. 931 на обор. — См. въ рукоп. книгѣ, принадлежавшей покойному А. И. Ермолаеву, списокъ съ Грамоты Митр. Филарета 12 Іюня: «Іюня въ 5 день писалъ къ нему Государю Ц. и В. К. Вас. Ив. вс. Рус. его Государевъ Бояринъ и Воеводы Кн. Ондрей Васильевичь съ товарыщи, что они съ воры сошлись на рѣчкѣ на Восмѣ, отъ Коширы верстъ за 12, Іюня въ 5 день, и Божіею помощію... тѣхъ воровъ на голову побили и ихъ воровскихъ воеводъ нарядъ и набаты и знамяна и коши всѣ поимали, и живыхъ языковъ больши пяти тысячь взяли, а имали ихъ и побивали на тридцати верстахъ; а достальные воры и лучшіе ихъ промышленники, Терскіе и Яицкіе, Волскіе, Донскіе и Путивльскіе и Рыльскіе Атаманы и Казаки сѣли въ баяракѣ и городокъ себѣ сдѣлали, и его де Государевы Бояре и Воеводы... къ тому городку приступали... и тѣхъ воровъ взятьемъ взяли.»

Ник. Лѣт. 87. «Воръ же Петрушка, слышавъ то, Царь Василей пріиде въ Серпуховъ, а Воеводы съ ратными людьми пріидоша на Коширу, посла Воеводу отъ себя, К. Андрея Телятевскаго, да съ нимъ многихъ ратныхъ людей. Они же поидоша къ Коширѣ; Воеводы же свѣдаху ихъ приходъ на себя, и поидоша противъ ихъ, и сошлися на рѣкѣ на Возмѣ, и бысть бой день весь, и начаша воры Московскихъ людей осиливати. Московскіе же люди, видя такую надъ собою побѣду отъ враговъ, всѣ возопиша единогласно, что умереть всѣмъ до единаго; Бояре жь и Воеводы К. Андрей и К. Борисъ (т. е. Андр. Вас. Голицынъ и К. Бор. Мих. Лыковъ. См. Лат. Ст. Кн. и Розряд.), ѣздя по полкомъ, возопиша ратнымъ людемъ со слезами: гдѣ суть намъ бѣжати? лучше намъ здѣся померети другъ за друга единодушно всѣмъ. Ратные же люди всѣ единогласно восопіяху: подобаетъ вамъ начинати, а намъ помирати. Бояре же, призвавъ Бога, отложиша все житіе свое, напустиша на нихъ злодѣевъ со всѣми ратными людьми, многую храбрость показаху предо всѣми ратными людьми. По милости же Всещедраго Бога тѣхъ воровскихъ людей побиша на голову, а достальные многіе сѣдоша во врагѣхъ, а той Князь Андрей Телятевской утекъ не съ великими людьми. Видяше же ратные люди, что много имъ шкоты изъ того врагу отъ тѣхъ враговъ, и возопиша всѣ единогласно, что помереть всѣмъ за одно, слѣзчи съ лошадей, и поидоша, всѣ пѣши со всѣхъ сторонъ съ приступомъ, и по милости Божіи всѣхъ тѣхъ воровъ побиша на голову, развѣ трехъ человѣкъ взяша живыхъ, а милостію Божіею Московскимъ ратнымъ людемъ шкоты никакія въ тѣ поры не учинили. Бояре же пріидоша въ Серпуховъ ко Царю Василью съ великою радостію. Царь же Василей,

32

видя ихъ промыслъ и слыша, радостенъ бысть, ихъ пожаловалъ своимъ Государевымъ жалованьемъ.»

Беръ говоритъ, что «Москвитяне были бы разбиты въ семъ дѣлѣ, если бы одинъ изъ Воеводъ (Лжепетра) не перешелъ съ 4000 человѣкъ на сторону Шуйскаго.»

(132) Столяр. л. 537 и на обор.: «Изъ Тулы воры отъ Петрушки, К. Ондрей Телятевской со многими воровскими людьми, шелъ на Коширу, а съ нимъ воровъ было Козаковъ Донскихъ и Терскихъ, и Волскихъ и Яицкихъ, и Украиныхъ людей, Путимцовъ и Елчанъ съ товарыщи съ тридцать тысячь... Въ девятую Пятницу (5 Іюня) по Велицѣмъ днѣ сошлися въ Коширскомъ Уѣздѣ на Восмѣ, и... сотнемъ съ воры былъ бой, съ утра съ первова часу до пятова, и воровъ Казаковъ пѣшихъ съ огненнымъ боемъ перешли за рѣчку въ бояракъ тысяча семьсотъ человѣкъ, а подлѣ боярака стояли съ Резанцы Ѳедоръ Булгаковъ да Прокофей Ляпуновъ и воровскіе люди изъ боярака изъ ружья стрѣляли по Резанцамъ ... Резанцы скочили всѣмъ полкомъ къ рѣчкѣ къ Восмѣ, и сотнями, которыя съ воры билися, напустили единомышленно на воровъ... и въ погонѣ безчисленно побили... а гоняли за ними тридцать верстъ... и воры Казаки въ бояракѣ сидѣли два дни... упрямилися, чтобъ имъ помереть, а не отдаться... стрѣляли изъ ружей до тѣхъ мѣстъ, что у нихъ зелья не стало; и тѣхъ воровъ многихъ побили, а достальныхъ взяли и на завтрее всѣхъ казнили... только оставили семь человѣкъ живыхъ по челобитью Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, Нижегородцовъ, да Арзамасцовъ, что они тѣмъ Дворяномъ учинили добро, какъ они шли Казаки съ Терка съ воромъ съ Петрушкою, Волгою, къ вору Розстригѣ и воротились съ воромъ Волгою назадъ, и тѣкъ Дворянъ встрѣтили на Волгѣ и воръ ихъ хотѣлъ побить, и они ихъ не велѣли побить.»

(133) См. выше, въ примѣч. 131, выписку изъ Ник. Лѣт.

Въ сей же Лѣтописи, на стр. 88: «Царь же Василей со всѣми ратными людьми пойде къ граду Алексину, и градъ Алексинъ пришедъ взя взятьемъ, и посади въ Алексинѣ ратныхъ людей, а самъ пойде подъ Тулу со всѣми людьми (Воръ же слыша тотъ приходъ Царя Василья и посла всѣхъ людей съ Тулы, воровскіе люди многіе), посла на переди себя Боярина своего Князь Михайла Васильевича Шуйскаго съ ратными людьми. Они же съ ними сошлися подъ Тулою на рѣчкѣ Воронеѣ, по милости Божіи тѣхъ воровъ побиша, и многихъ живыхъ поимаша, достальные же утекоша въ Тулу. Царь же Василей со всѣми людьми пріиде подъ Тулу и Тулу осадилъ.»

Столяр. л. 538: «Бояре жь и Воеводы, К. Ондр. Васил. Голицынъ, да К. Бор. Мих. Лыковъ съ товарищи, съ своими полки, пошли подъ Тулу, а изъ Серпухова Царь Вас. Ив. послалъ подъ Тулу Бояръ своихъ и Воеводъ на три полки: въ Большемъ Полку Бояринъ К. Мих. Вас. Скопинъ-Шуйской, да Бояринъ Ив. Никит. Романовъ, въ Передовомъ Полку Бояринъ К. Ив. Вас. Голицынъ, въ Сторожевомъ Полку Бояринъ Вас. Петр. Морозовъ, да Яковъ Вас. Зюзинъ; и сошлися Бояре и Воеводы съ Коширскимъ полкомъ за тридцать верстъ до Тулы. И пошли подъ Тулу, и пришли на рѣчку на Воронею въ десятую Пятницу по Велицѣ дни (12 Іюня). И Тульскіе многіе воры, конные и пѣшіе, Московскихъ людей встрѣтили за семь верстъ отъ Тулы на рѣчкѣ Воронеѣ и былъ съ ними бой: пѣшіе воровскіе люди стояли подлѣ рѣчки въ крѣпостяхъ; а рѣчка топка и грязна, и по рѣчкѣ крѣпость, лѣса. И отъ рѣчки воровскіе люди многое время билися, и милостію Божіею

33

Московскіе люди воровскихъ людей отъ рѣчки отбили и за рѣчку Воронью во многихъ мѣстѣхъ сотни передовыя перешли, и Бояре и Воеводы со всѣми полки перешли жь и воровскихъ людей учали топтать до города до Тулы и многихъ побили и живыхъ поимали, а пѣхоту многую жь побили и поимали. И воровскіе люди прибѣжали въ городъ, а Московскіе люди гнали ихъ до городовыхъ воротъ, а человѣкъ съ десять Московскихъ людей и въ городъ въѣхали, и въ городѣ ихъ побили, а Бояре и Воеводы со всѣми полки стали подъ Тулою и Тулу осадили.»

Тамъ же, л. 540: «Царь пришелъ со всѣма ратными людьми подъ Тулу, и сталъ отъ Тулы три версты; а въ Тулѣ въ тѣ поры былъ воръ Петрушка, да съ нимь К. Андр. Телятевской, да Ивашка Болотниковъ, холопъ Телятевскаго, да Самойла Хахановской (Kochanowski?) и иные многіе ... и всякихъ воровъ сидѣло съ огненнымъ боемъ съ двадцать тысячь.»

О рѣчкѣ Воронеѣ, впадающей въ Упу ниже Тулы, см. Больш. Чертеж. 180.

(134) Стол. л. 539: «А по Коширской дорогѣ, на Черленой горѣ, сталъ Коширской полкъ, Бояр. Кн. Андр. Вас. Голицынъ съ товарищи, на рѣчкѣ на Тулкѣ, а по Кропивинской дорогѣ и по инымъ мѣстомъ стали Бояре и Воеводы Большіе, и Передовой и Сторожевой Полки, а нарядъ большой поставили за турама отъ Кропивенскихъ дорогъ, да нарядъ же поставили съ Коширскія дороги близко Упы рѣки ... Да подлѣ Коширскаго жь полку по рѣчкѣ Тулкѣ стояли Казанскаго Царства и Казанскихъ городовъ и пригородковъ Мурзы, и Тотаровя, и Чуваша, и Черемиса, многіе люди, и Рамановскіе и Арзамасскіе Князи и Мурзы, и служивые Татаровя, а Воевода съ Татары былъ Князь Петръ Араслановичь Урусовъ.» — О прибытіи Царя подъ Тулу, см. въ прим. 133 выписку изъ сего же Хронографа.

Тамъ же, л. 540: «Изъ Тулы вылозки были на всѣ стороны, на всякой день по трожды и по четырежды, а всѣ выходили пѣшіе люди съ огненнымъ боемъ, и многихъ Московскихъ людей ранила и побивали; а изъ наряду большаго съ обѣихъ сторонъ въ Тулу стрѣляли и побивали многихъ людей.»

Рукоп. Филарет.: «Пойде подъ градъ Тулу, и пріиде Іюня въ 30 день, а стоя не малое время, недомыслящеся, что сотворити граду Тулѣ.»

Ник. Лѣт. 89: «А подъ иные городы посла Воеводъ, Дѣдиловъ и Кропивну и Епифань взяша взятьемъ.»

(135) Ник. Лѣт. 91: «Аки волны морскія, едина погибаеть, а другая воставаетъ, такоже наши бѣды и напасти, та бѣда полегаше, а другая грѣхъ ради нашихъ воставаше.»

(136) Беръ.

(137) Тамъ же.

(138) Авр. Палиц. 31: «Нарекоша ложнаго Царя Димитрія отъ Сѣверскихъ градовъ, Попова сына, Матюшку Веревкина.» — См. также Латух. Ст. Кн.

Кобѣржицкій въ Hist. Vlad. 320: «Certe Judæum fuisse suspicionem movit inter fugientis è castris supelleclilem repertum Thalmut, multique Hebræi codices et Syngraphæ, Judaïcis exaratæ characteribus.»

Нарушевичь (въ Hist. Chodk. Т. I, ks. IV, not. 70) приводитъ слѣдующія слова, изъ письма Царя Мих. Ѳед. къ Морицу, Принцу Оранскому, помѣщенныя въ книгѣ Respublicæ et Urbes. Lugd. Bat. 1630. pag. 581: Сигизмундъ послалъ Жида, который назвался Димитріемъ Царевичемъ.»

Беръ: «Получивъ письмо (отъ Болотникова и Шаховскаго), друзья Сендомирскаго Воеводы

34

приступаютъ къ дѣлу и находятъ для сего въ Слобѣ (?), что въ Бѣлоруссіи, человѣка, родомъ Русскаго, жившаго учителемъ у одного Священника и умѣвшаго хорошо читать и писать по Русски и по Польски: звали его Иваномъ. Сего хитраго юношу они назначили представлять Димитрія.»

Петрей, 395: «haben sie doch einen endlich in weiß Reußland in der Stad Socola, (Соколъ, мѣстечко лъ Витеб. Губерніи; см. Слов. Географ.), mit Namen Johannes, ein spitzfündigen und verschmizten Kerl angetroffen, der zuvorn eine geraume Zeit Schuelmeister пумуыут ist, und reußisch fertig lesen und schreiben kondte. Diesen nenneten sie Demetrium, » etc.

(139) Ник. Лѣт. 117: «Тово же вора Тушинсково, которой назвался въ Ростригино имя, отнюдь никтоже не знаеше, не вѣдомо откуды взяся: многіе убо узнаваху, что онъ былъ не отъ служиваго корени, чаяху Попова сына или церковнаго дьячка, потому что Кругъ весь Церковной зналъ.»

О свойствахъ его пишетъ Кобѣржицкій слѣдующее (стр. 321): «Superos irridere, Numen рrосасі linguâ lacessere solitus; ad extremum rudis, barbarus, crudelis, avarus, subdolus, lasciviâ libidineque infamis, crapulæ deditus, totus ex sceleribus flagitiisque conflatus, indignus qui ficti etiam Principis nomen sumeret, ad cujus tuendam auctoritatem nec formam, nec unicam haberet virtutem, præter Polonorum robur Moschorumque ad præsens simulata obsequia, » etc.

(140) Кобѣржицкій. См. выше, примѣч. 138.

(141) См. письмо Николая Харлескаго изъ Остроклудова отъ 19 (т. е. 9 по Ст. Стилю) Окт. 1607 года, найденное Нѣмцевичемъ въ Рукописи Луцкаго Прелата Осинскаго (Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 304). «Онъ (Лжедимитрій) имѣетъ большую опытность (praktyke) и предсказываетъ, что будетъ царствовать три года; лишится престола измѣною, но опять воцарится и уже на тридцать лѣтъ: тогда распространитъ предѣлы своей Державы.» Нѣмцевичь думалъ, что въ семъ письмѣ говорится о первомъ Лжедимитріи; но оно писано въ 1607 году, и въ немъ нѣсколько разъ упоминается о Царѣ Шуйскомъ, а ни слова о Годуновѣ.

(142) Нѣмцевичь въ Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 327.

(143) Беръ: «Наставивъ (Ивана, Бѣлорусск. учителя) во всемъ, что нужно ему было знать, отправили его въ Путивль съ Мѣховецкимъ. Тамъ, признанный за истиннаго Димитрія, онъ произвелъ въ народѣ великую радость; оттуда выѣхалъ около Яковлева дня, и прибылъ въ Стародубъ, сопровождаемый Григоріемъ Кашнецомъ и писаремъ Алексѣемъ, но выдавалъ себя не за Царя, а за Царскаго родственника Нагаго.»

(144) Ник. Лѣт. 89: «Въ лѣто 7116 году пріиде въ Стародубъ Сѣверской человѣкъ незнаемой и назвася Андреемъ Андреевымъ сыномъ Нагово; съ нимъ же пріиде товарищъ, сказался Московской Подъячей Олешка Рукинъ, а иные сказываютъ де Мина; а пріидоша невѣдома откуда, и сказаша, что пришли отъ Царя Дмитрія къ нимъ, и сказаша Стародубцамъ, что Царь Дмитрей присла ихъ напередъ себя для того, таки ль ему всѣ ради, а онъ живъ вскрытѣ отъ измѣнниковъ. Стародубцы же имъ всѣ возопиша единодушно, что всѣ мы ему ради: скажите намъ, гдѣ онъ нынѣ, и пойдемъ всѣ къ нему головами. Той же Олешка Рукинъ сказа имъ во всѣ люди: здѣся есть у васъ Царь Дмитрей. Они же начаша его спрашивати, онъ же имъ не каза: они же его взяша и поведоша къ пыткѣ и начаша его пытати, онъ же имъ съ пытки сказа: сей есть Царь Дмитрей, кой

35

называется Ондреемъ Нагимъ. Стародубцы же начаша вопити и начаша звонити въ колокола.»

Если сіе случилось въ 7116 году, какъ говоритъ Лѣтописецъ, то не прежде 1 Сентября 1607 года: ибо годы отъ Сотворенія Міра считались съ сего числа. Но Беръ, современникъ, утверждаетъ, что Самозванецъ отправился изъ Путивля въ Стародубъ въ Яковлевъ день (по Лютеранскому Календарю 25 Іюля); а отъ Стародуба до Путивля не болѣе 180 верстъ.

(145) См. выписку изъ Бера, помѣщенную въ примѣч. 143. Писарь Алексѣй, когда начали пытать его, сказалъ собравшемуся народу: Глупцы! вы смѣете меня терзать за моего Государя! Но развѣ не знаете его? Онъ здѣсь, подъ именемъ Нагова — и видитъ ваши поступки со мною; возмите же его (da habt ihr ihn) и если хотите, умертвите вмѣстѣ съ нами; но знайте, что онъ не хотѣлъ открыться вамъ, желая напередъ вѣдать, будете ли вы рады его прибытію.» — Тутъ простодушные Стародубцы (какъ говоритъ Беръ) поверглись къ ногамъ Самозванца, и каждый изъ нихъ вопилъ: «Виноваты, Государь! Мы должны жить и умереть за тебя.»

Журналъ Машкѣвича: «На сей разъ Дмитрія воскресилъ Мѣховецкій, и потомъ, хотя или не хотя, долженъ былъ помогать ему: ибо твердо звалъ всѣ обычаи и дѣла перваго Димитрія.»

Ник. Лѣт. 90: «Писаху грамоту въ Путивль, въ Черниговъ, въ Новъ-городокъ. Они же къ тому воровству тотчасъ присташа, и начаша къ нему сбиратися.»

(146) Беръ: «Заруцкій, отправленный, какъ сказано выше, къ Димитрію изъ Тулы, обрадовался явленію его, вручилъ ему письмо, и хотя съ перваго взгляду узналъ въ немъ новаго Самозванца, но въ присутствіи народа показывалъ, что признаетъ за прежняго своего Государя, » и проч.

Беръ разсказываетъ еще, что Самозванецъ подвергнулъ въ тотъ же день жителей Стародуба испытанію, такимъ образомъ: выѣхалъ за городскія ворота состязаться съ Заруцкимь въ искусствѣ владѣть оружіемъ и въ ристаніи. Народъ вышелъ смотрѣть на нихъ, и когда Лжедимитрій, по тайному условію съ соперникомъ, упалъ съ лошади, будто бы сраженный его ковьемъ, зрители вскричали: ловите измѣнника Заруцкаго; настигли его у воротъ, били палками, и потомъ связавъ, привели къ Самозванцу, который благодарилъ ихъ за сіи знаки приверженности.

(147) Ник. Лѣт. 90: «Послаша къ Царю Василью подъ Тулу Стародубца, сына Боярсково, и писаша отъ себя въ грамотахъ къ Царю Василью, что будто подъискался подъ нимъ Царства. Той же сынъ Боярской пріиде подъ Тулу, и Дьяволомъ наученъ бысть, говорилъ Царю Василью встрѣшно, что прямой ты подъ Государемъ нашимъ подъ прироженымъ Царемъ подъискалъ Царства. Царь же Василей повелѣ его пытати, и сожгоша на пыткѣ его до смерти, и онъ умре говорилъ тѣже рѣчи; тако его окаянную душу ожесточилъ Дьяволъ, что за такова вора умре.»

См. также Нѣмцев. Dz. Pan. Zygm. III, II, 323.

(148) Ник. Лѣт. 89: «A подъ Козелескъ посла К. Василья Мосальсково съ ратными людьми, а подъ Бѣлевъ и подъ Болховъ посла К. Третьяка Сеитова съ ратными жь людьми. — К. Третьякъ же шедъ, очистилъ городы Лихвикъ (Лихвинъ), Болховъ, Бѣлевъ, а К. Василей сталъ межь Козельска и Мещерска.»

(149) Беръ: «Въ тотъ же день (когда Заруцкій вручилъ письмо Димитрію) прибыль и Мѣховецкій съ нѣсколькими дружинами (Fahnen) Польской конницы.»

36

Ник. Лѣт. 90: «Воръ же, собрався Сѣверскихъ городовъ съ воровскими людьми, и поиде подъ Брянескъ. Царь же Василей, слышавъ то, что идетъ воръ подъ Брянескъ, и велѣлъ послати изъ Мещерска (Мещевска) Воеводѣ Григорью Сунбулову трезвыхъ людей, что провѣдати про вора и городъ Брянескъ сжечь. Григорей же посла ратныхъ людей наскоро полтретья ста человѣкъ, а Голову имъ велѣлъ выбрати межь себя самимъ, кого они же излюбятъ. Они же выбраша Голову Брянченина Елизара Безобразова и пріидоша къ Брянску; а въ ту пору изъ Брянска всѣ люди вышли къ вору на встрѣчу; они же городъ Брянскъ сожгоша и пріидоша опять въ Мещескъ.»

(150) О семъ письмѣ см. выше, примѣч. 141.

(151) «Sam Szuyski odstąpił z woyskiem swojém od Tuły, którą dobywał: wielki rozruch w jego woysku, » etc.

(152) Стол. л. 540 на обор.: «Въ Государевѣ Розрядѣ Дьякомъ подалъ челобитную Муромецъ сынъ Боярской Иванъ Суминъ сынъ Кровковъ, что онъ Тулу потопитъ водою, рѣку Упу запрудитъ, и вода де будетъ въ острогу и въ городѣ, и дворы потопитъ, и людемъ будетъ нужа великая, и сидѣть имъ въ осадѣ не умѣть. И Царь Вас. Ив. велѣлъ ему Тулу топить, и Сынъ Боярской Ив. Кровковъ плотину дѣлалъ, сѣкли лѣсъ и клали солому и землю въ мѣшкахъ рогозиныхъ, и вели плоти по обѣ стороны рѣки Упы, а дѣлали плотину всѣми ратными съ окладовъ, и плотину сдѣлали и рѣку Упу загатили, и вода стала большая, и въ острогъ и въ городъ вошла, и многія мѣста во дворѣхъ потопила и людей. Отъ воды учала быть нужа большая, хлѣбъ и соль у нихъ въ осадѣ былъ дорогъ, да и не стало. Изъ Тулы къ Царю Василью въ полки учали выходить всякіе люди, человѣкъ по сту и двѣсти и по триста на день, а подъ-достоль многіе люди отъ голоду и отъ воды стали выходить.»

Въ Ник. Лѣтописи Муромецъ Кровковъ названъ Ѳомою Суминымъ сыномъ (стр. 91): «Рече ко Царю Василью: дай мнѣ посохи, язъ де потоплю Тулу. Царь же Василей и Бояре посмѣяхусь ему, како ему градъ Тулу потопить; онъ же съ прилежаніемъ къ нему: вели меня казнить, будетъ не потоплю Тулы. Царь же В. даде ему на волю; онъ же повелѣ со всей рати со всякаго человѣка привести по мѣшку съ землею, и нача рѣку подъ Тулою прудити, вода учала прибывати. Царь же В., видя его промышленія, наипаче ему повелѣ совершати и повелѣ ему дати на пособъ мельниковъ; онъ же рѣку запрудилъ и градъ Тулу потопилъ совсѣмъ.»

Рукоп. Филар.: «По повелѣнію же Цареву обрѣтеся хитродѣлателецъ воинъ града Мурома, зовомый Мешокъ Кровковъ, и даетъ обѣщаніе, да потопитъ градъ той водою... Сотвори на рѣкѣ заплоту древяну и землею засыпа; помалу накопися вода и возвратися вспять и обыде весь градъ, яко ни откуду ему бысть путь сухъ, и яже во градѣ ихъ бысть пища, все потопи и размы, а людіе града того ужасни быша о семъ, и помалу оскудѣша брашны и бысть на нихъ гладъ виликъ зѣло, якоже всяко скверно и нечисто ядяху, кошки и мыши и иная подобная симъ.»

(153) Беръ разсказываетъ нелѣпую басню, будто одинъ старый Монахъ, волшебникъ (zauberscher Mönch), обѣщалъ начальникамъ Тулы разрушить плотину, требуя за сіе ста рублей въ награду. Онъ раздѣлся, бросился въ воду и долго былъ невидимъ; наконецъ явился въ самомъ жалостномъ положеніи, и объявилъ зрителямъ, что Шуйскій съ помощію 12, 000 бѣсовъ запрудилъ рѣку; что половину ихъ ему удалось склонить на сторону

37

осажденныхъ, но другая половина осталась непреклонною въ злобѣ, и онъ за свои тщетныя условія принужденъ былъ заплатить лютыми ранами.

(154) См. Бера. Тула, по словамъ его, сдалась въ день Симеона и Іуды, т. е. 28 Октября; по Уваров. и Столяр. Хронографамъ въ Праздникъ Покрова. Но въ Грамотѣ Царя Василія отъ 19 Октября, коей списокъ находится въ книгѣ, принадлежавшей Г. Ермолаеву, сказано: «Октября въ 10 день... Тульскіе сидѣльцы... намъ добили челомъ.»

(155) Онъ умеръ въ Боярскомъ санѣ въ 120 (1612) году См. Списокъ Бояръ въ Др. Рос. Вивл. XX, 86.

(156) См. Бера: «Царь распустилъ по домамъ всѣхъ воиновъ, бывшихъ съ нимъ подъ Тулою, со всею челядью ихъ и лошадьми, позволивъ имъ отдохнуть до перваго зимняго пути.» — См. также Ник. Лѣт. 91.

(157) См. Ник. Лѣт. 92.

(158) Стол. л. 539 на обор.: «И по повелѣнію Царя Василья Татаромъ и Черемисѣ велѣно Украинные и Сѣверскихъ городовъ Уѣздовъ всякихъ людей воевать и въ полонъ имать и животъ ихъ грабить за ихъ измѣну и воровство.»

(159) Беръ: «Но тѣ Бояре и воины, которые стояли подъ Калугою, должны были остаться на службѣ.»

(160) См. Паерле. — Беръ пишетъ, что Шуйскій ѣздилъ въ Троицкую Лавру въ осеннее, ненастное время, приносить Богу Сергію (dem Gott Sergio) благодареніе за побѣду надъ измѣнниками.

(161) Стол. л. 541: «Вора Петрушку велѣлъ повѣсить подъ Даниловымъ монастыремъ, по Серпуховской дорогѣ, а Ивашка велѣлъ сослать въ Каргополь и посадить въ воду.»

Ник. Лѣт. 91: «Пришелъ къ Москвѣ, велѣлъ того вора Петрушку повѣсити, а К. Гр. Шаховскаго посла на Каменое, а Ивашка Болотникова и Ѳедку Нагибу и иныхъ товарищевъ сослалъ въ Поморскіе города и тамъ ихъ повелѣ казнити.»

Беръ разсказываетъ, что Шуйскій, взявъ Тулу, нашелъ тамъ Шаховскаго въ темницѣ, посаженнаго Козаками за то, что обѣщанный имъ Димитрій не являлся; что Шаховскій умѣлъ увѣрить Царя, будто онъ томился въ неволѣ за намѣреніе уйти къ нему, и былъ освобожденъ Шуйскимъ, потомъ опять ушелъ къ Лжедимитрію и сдѣлался его первымъ совѣтникомъ.

(162) См. Бера и Петрея.

(163) См. Ник. Лѣт. 95, Хрон. Стол. л. 551 на об. и Рукоп. Филар.

Въ Розряд. Книгахъ и въ Диплом. Собр. Бант. Каменскаго сказано, что Шуйскій женился 17 Генваря; что имя невѣсты его было Екатерина; но что въ Царицахъ дали ей имя Маріи. — Въ Рукописи Филарет. вѣнчаніе отнесено къ 14 Генваря. Первое показаніе вѣроятнѣе: ибо 14 Генваря въ семъ году было въ Четвертокъ, а 17 въ Воскресенье.

(164) Псковск. Лѣтоп. л. 36 на об.: «И видѣ Діаволъ, яко не преможе одолѣти Христіанству, разже Царя похотію на блудъ. Онъ же, оставя все воинство свое, и иде въ Царство свое и поятъ жену, и начатъ оттолѣ ясти и пити и веселитися, а о брани небреже. Видѣ же себѣ воинство отъ Царя оставлены и небрегомы, и Воеводъ и начальниковъ не восхотѣ слушати, и разыдошась кождо во грады и въ домы своя, а иніи отъидоша къ ложному Царю, желающе чести временныя.»

(165) О Законѣ 1593 года см. Т. X, 120, и прим. 349 и 352. — Въ 1601 г. оный объявленъ былъ временнымъ. См. Т. XI, 51. — См. тамъ же, на стран. 125, Лжедимитріево постановленіе

38

о крестьянахъ. Законъ Василія о крестьянахъ, подписанный 9 Марта, помѣщенъ въ дополнительныхъ Указахъ къ Судебнику изданному 1786 г. (стр. 240).

Въ ономъ сказано между прочимъ: «А буде которые, отнынѣ и за кого вышедъ, перейдутъ къ иному кому бы то ни было, и тотъ приметъ... и у того крестьянина взявъ, перевести ему со всѣми пожитки, откуда онъ перебѣжалъ, ... да съ него же на Царя Государя за то, что принялъ противо Уложенія, доправити 10 рублевъ, не принимай чужаго, да съ негоже за пожилое тому, чей крестьянинъ, ... на всякой годъ по три рубли ... А побѣжитъ жонка, или вдова, или дѣвка въ чужую отчину и выдетъ замужъ, и того мужика, которой женится на чужей жонкѣ, отдати тому, чья жонка, со всѣми его животы и съ дѣтьми, кои отъ тоя бѣглыя родились ... А которые люди держатъ рабу до 18 лѣтъ дѣвку, а вдову послѣ мужа болѣе дву лѣтъ, а парня холостаго за 20 лѣтъ, а не женятъ, и воли имъ не даютъ, и той вдовѣ, или дѣвкѣ, или парню ... дати отпускныя, въ Москвѣ Казначею, а въ иныхъ городахъ Намѣстникомъ и Судьямъ; ... не держи неженатыхъ надъ законъ Божій и Правила Святыхъ Отецъ, да не умножится блудъ и скверное дѣяніе въ людехъ ... А въ городахъ навѣдыватись, ... нѣтъ ли гдѣ пришлыхъ людей вновь, ... оныхъ брати и спрашивати на крѣпко, чей онъ... буде скажетъ, кто подговорилъ, и доведетъ на него, и того подговорщика казнити торговою казнію, и взять съ него поруку, что ему того бѣглаго отвести къ его государю, да съ него же въ казну взяти пени 10 рублевъ, » и проч. Можетъ быть инымъ Читателямъ уже извѣстно, что нашъ покойный Исторіографъ худо вѣрилъ подлинности сего Акта, котораго нѣтъ ни въ одномъ изъ Государственныхъ Архивовъ, о коемъ не упоминаютъ современные Лѣтописцы и который изданъ въ свѣтъ (въ дополненіи къ Судебнику) Историкомъ Татищевымъ, не рѣдко дозволявшимъ себѣ изобрѣтать древнія преданія и рукописи. Соображая всѣ сіи обстоятельства, въ самомъ дѣлѣ трудно удержаться отъ мысли о подлогѣ: ее оправдываютъ и странность нѣкоторыхъ разсужденій, помѣщенныхъ въ семъ, будто бы Василіевомъ Законѣ, и самый слогъ онаго. Въ одномъ изъ манускриптовъ, бывшихъ въ нашихъ рукахъ, противъ словъ текста: (Шуйскій) подтвердилъ Уложеніе Ѳеодора Іоанновича, но сказавъ, что оно составлено Годуновымъ, вопреки мнѣнію Бояръ старѣйшихъ, и произвело въ началѣ много зла, и пр. (См. стран. 41 сего XII Тома), Исторіографъ своею рукою прибавилъ на полѣ: все сомнѣваюсь для чего же не перемѣнилъ?

(166) См. Уставъ Ратныхъ, Пушечныхъ и другихъ Дѣлъ, касающихся до Воинской Науки, изд. подъ смотрѣніемъ Рубана. СПб. при Госуд. Воен. Коллегіи, 1777. — Въ сей книгѣ помѣщены 663 Статьи, выбранныя въ Царствованіе Василія Шуйскаго и Михаила Ѳеодоровича, въ 1607 и 1621 г. изъ иностранныхъ военныхъ книгъ Онисимомъ Михайловымъ.

(167) Устав. Рат. I, 75: «Указъ воинскихъ людей, передъ напускомъ противъ недрузей, словесы увѣщати: первое, какъ къ Воеводѣ прямая вѣсть придетъ, что недруги приближаются, и не можетъ инако быти, развѣ что съ ними битися, и Воеводѣ показатися къ своимъ полчаномъ, веселымъ обычаемъ, и ихъ на то наговаривати, чтобъ они такъ дѣлали, какъ достоитъ дѣлати прямымъ воинскимъ людямъ и по крестному цѣлованью, на что они Государю своему и крестъ цѣловали въ правду, и утѣшати ихъ великою доброю добычею,

39

чтобъ они смѣло и храбро на супостатовъ напускали, а самому бъ ему сказатися быти въ напуску первому человѣку, а какъ къ тому придетъ, что того перемѣнити не возможно, ему ихъ укрѣпити, чтобъ они по своему крестному цѣлованью и съ желаніемъ исполненіе учинили, и молвити имъ: лучше есть честно умрети, нежели съ безчестіемъ жити, и такъ предатися въ руцѣ Божіи.»

(168) См. выше, описаніе смятенія во время шествія Василія въ церковь 15 Іюня. Маржеретъ говоритъ (стр. 149), что Царь сказалъ къ мятежникамъ: «Tanstot vous me voulez massacrer, et tanstot les Nobles, et mesmes les Estrangers; du moins vous les voulez saccager: je ne desire.... que cecy demeure im puny.»

(169) См. Бера: «23 Іюня (1606 года) Шуйскій выслалъ изъ Москвы четырехъ врачей, къ коимъ не имѣлъ довѣренности за тѣсныя связи ихъ съ Поляками при Димитріи; но пятаго, Давида Вазмара, устранявшагося отъ такихъ связей, оставилъ и сдѣлалъ своимъ врачемъ.» — Въ Rzeczy Polskich сказано, что Царь велѣлъ заковать въ желѣзы врачей Давида и Христофа. — См. о приглашеніи сихъ Докторовъ въ Россію, Т. X, прим. 463.

(170) См. выше, стран. 25, и Бера: «Шуйскій послалъ къ обывателямъ и Козакамъ Калужскимъ Боярина Георгія Беззубцева, находившагося прежде въ Калугѣ, а потомъ въ Тулѣ, въ числѣ осажденныхъ.»

(171) См. выше, стран. 26, и Бера.

(172) Нѣмцевича Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, стран. 323. Отчаянные наѣздники, служившіе подъ начальствомъ сего Лисовскаго, називались и послѣ смерти его Лисовчиками. Подъ симъ именемъ славились они особенно въ 30-лѣтнюю войну, служа Императору. См. Квятковскаго Dzieje Nar. Pol. za Panowania. Władysława IV, стр. 143. Дѣл. Польск. No 27: Послы говорятъ Боярамъ: «A Лисовскаго мы для того не написали, что онъ изъ земли Государя нашего выволанецъ, и чести своей отсуженъ, и въ которомъ городѣ нашемъ его поимаютъ, и его тамъ казнятъ.»

(173) Ник. Лѣт. 92: «Послалъ (Царь) во Брянескъ Воеводъ, К. Мих. Ѳед. Кашина да Ондр. Никит. Ржевскаго; они же, пришедше во Брянескъ, Воеводу Григорья Сумбулова отпустиша, а сами на осыпи поставиша острогъ.»

Тамъ же: «Пріиде къ вору изъ Литвы Полковникъ Литовской (Лисовскій) съ невеликими людьми, и слышаху то, что Царь Василей пошелъ къ Москвѣ, рать всю роспустилъ, нача говорити вору, чтобы итти подо Брянескъ, покамѣста де у Царя Василья учнутъ сбиратца ратные люди, а мы де тотъ замокъ, шедъ, возмемъ. Воръ же его слышалъ, и нача сбиратися, къ нему же нача прибывати Литовскіе люди, и собрався пошедъ подъ Брянескъ. И пришедъ, и Брянескъ осадиша, и тѣсноту бранну (Брянску?) великую сдѣлаша: во обоихъ сидѣніи бяше тѣснота, яко за всѣ бьющеся, за воду и за дрова, и гладъ бысть великой, яко начаша и лошади поѣдати.»

«Пріидоша же къ вору Казаки, и привезли съ собою вора, назвавшагося Царевичемъ Ѳеодоромъ, Царя Ѳеодора Ивановича сыномъ, а ему будто племянникъ. Той же воръ.... того вора Ѳедку, которова привезли Казаки съ Дону, подо Брянскимъ убилъ до смерти.»

(174) Ник. Лѣт. 93; «Царь же... посла съ Москвы Боярина К. Ив. Семен. Куракина, а изъ Мещоска велѣлъ напередъ итти Воеводѣ К. Вас. Мосальскому и съ ратными людьми. Князь же Василей поиде напередъ, не дождався К. Ив. Семеновича, и пріиде подо Брянскъ къ рѣкѣ

40

именуемой къ Деснѣ. Градъ же Брянескъ стояше на другой сторонѣ отъ нихъ рѣки. Литовскіе же люди стояху подъ стѣною и по берегу великія рѣки, ратные же люди смотриша на городъ на Брянескъ плакахуся горько, какъ бы имъ помочь и ту великую Десну переити; что бысть въ то время пора зимняя до Рождества Христова за девять день, а вода велика, идущу же по рѣкѣ льду. Како убо возможно изрещи, какое дородство и храбрость Московскихъ ратныхъ людей: якоже убо лжѣ уподобися, невозможно никому того изрещи; якожъ убо въ книжномъ писаніи того не обрѣтохъ, и бысть выше существа человѣческаго: видяху убо свою братію ратныхъ людей погибающихъ, и слышаху о нихъ изо Брянска рыданіе и плачь великій, и моляху убо ихъ со слезами глаголюще: помозите намъ погибающимъ. Они жь возопиша всѣ единогласно: лучше намъ всѣмъ погибнуть и помереть, нежели видѣть свою братью въ конечной погибели; аще и помремъ за православную Христіанскую Вѣру и за святыя Божія церкви, и мы у Христа вѣнца воспріимемъ мученическа. И взяша вси другъ у друга прощеніе, и начаша въ великую рѣку метатись всѣ единодушно и поплыша за рѣки ко граду. Льду же великому, ихъ осиливающу; они же аки дивіи звѣріе ледъ разгребаху и плывуще за рѣку. Литовскіе же люди и Русскіе воры стояху на брегу и стрѣляху по нихъ; они же отнюдь не сумняхуся и не бояхуся смерти. Веліе чудо содѣя Богъ надъ рабы своими, како въ такой великой рѣкѣ и въ такіе великіе морозы отъ такова великаго льду утѣсненія ни единъ человѣкъ, ни лошадь не погибе. Брянчане же видяху ихъ пловущихъ къ себѣ, и выидоша имъ на помочь; Литовскіе же люди видѣша ихъ къ себѣ жестокосердіе и храбрость и помочь изо Брянска, поотступиша мало отъ брегу. Они же, переплывъ рѣку, вышедши на берегъ и встрепенувшись аки дивіи звѣріе, и напуствша на тѣхъ на Литовскихъ людей и на Русскихъ воровъ, и побиша ихъ много и живыхъ поимаша; кои же у нихъ сидѣли въ шанцахъ пѣхота, они же поидошa на нихъ и въ шанцахъ начаша побивати. Брянчане же и достальные, видячи надъ собою милость Божію, и выидоша къ нимъ всѣ изъ града на помочь. Тутожъ пріиде къ рѣкѣ Бояринъ Кн. Ив. Сем. Куракинъ съ ратными людьми.... Они же, видя такую помочь милость Божію, что такое предивное дѣло сдѣлалось, не многими людьми граду своему храбрствомъ помочь учинили, отъ града того вора отбиша. Тотъ же Воевода К. Иванъ въ тѣ поры сталъ за рѣкою, укрѣпишася постави острогъ, и тояжъ нощи бысть мразъ великій, та рѣка стала. Той же К. Ия. Буракинъ чрезъ рѣку многи запасы перепроводивъ во Брянескъ, и издоволи ихъ запасы всякими. Тойже воръ съ Литовскими людьми преиде на ту страну рѣки, на которой стояли ратные люди, и пріиде на нихъ, хотя ихъ побити; они же съ ними біющеся безпрестанно, и бою бывшу велію, и разыдошась. Видячи же Воеводы на себя нашествіе, отоидоша отъ нихъ въ Карачевъ, а Брянескъ наполнишася всякими запасы, что ничѣмъ не скудны быша. Тотъ же воръ поиде за ними къ Карачеву, и видѣ, что въ Карачевѣ Воеводы укрѣпишася, пойде мимо Карачевъ къ городу, къ Орлу. Орляне же его встрѣтоша; онъ же пріиде на Орелъ, началъ на Орлѣ зимовати.»

Столяр. л. 542 на об.: «И пришедъ съ Москвы къ Брянску на помочь Бояринъ Кн. Ив. Сем. Куракинъ, да Окольничей К. Вас. Ѳед. Литвиновъ Мосальской; а съ ними Московскіе люди, и Козличи и Мещане, и Карачевцы, и Болховичи, и иные городы.»

41

Беръ говоритъ, что въ сіе время находился въ Брянскѣ плѣнный Лифляндецъ Гансбергъ, начальствовавшій надъ сотнею Нѣмцевъ и уже два раза переходившій на сторону Самозванца, но опять принятый Шуйскимъ и прощенный имъ.

(175) Собр. Гос. Грам. II, 327. — Сія Грамота писана 27 Генваря 1608.

(176) Беръ: «Сей Димитрій приказалъ объявить во всѣхъ городахъ, чтобы крестьяне, коихъ господа служатъ Шуйскому, брали помѣстья въ свое владѣніе и женились на дочеряхъ господъ своихъ. Такимъ образомъ многіе слуги сдѣлались Боярами, а Бояре должны были въ Москвѣ терпѣть у Шуйскаго голодъ.»

(177) См. Нѣмцевича. Кобѣржицкій говоритъ о Рожинскомъ въ Hist. Vlad. 90: «Miechovitium, virum strenuum ac bellicosum, regendo prius exercitui præfectum, interfecit; post cruore æmuli, cui subesse nollet, madentem dexteram regimini admovit.»

Беръ пишетъ, что Князь Вишневецкій (Witzmanetzky) привелъ съ собою 2000, а Рожинскій 4000 конныхъ копейщиковъ.

(178) См. Розряд. Кн. л. 1000.

(179) См. выше, около примѣч. 158.

Столяр. л. 542: «Того жъ 116 году, послѣ своей радости Царь Вас. Ив. послалъ по зимнему пути на Сѣверскіе городы Бояръ своихъ и Воеводъ (наименованы: К. Дм. Шуйскій, К. Вас. Вас. Голицынъ, К. Бор. Мих. Лыковъ, Бояринъ Мих. Александр. Нагой) а съ ними посланы многіе ратные люди изо всѣхъ городовъ Дворяне и Дѣти Боярскіе, изъ Мещерскихъ городовъ Князи и Мурзы, и Татаровя.»

(180) Петрей, стран. 403.

(181) См. Т. XI, стран. 93.

(182) См. Авр. Палицына и Хроногр. Ключарева.

(183) Беръ пишетъ, что по причинѣ глубокихъ снѣговъ можно было нападать лишь на кормовщиковъ непріятельскихъ.

(184) См. Шведскаго Историка Видекинда, въ его Historia belli Sveco-Moscovitici decennalis, стран. 41.

(185) Столяр. л. 544: «Въ Переславлѣ Резанскомъ были Воеводы К. Ив. Ондр. Хозанской, да Думной Дворянинъ Прокоѳ. Петровъ сынъ Ляпуновъ, а съ ними были Рязанцы всѣхъ становъ, да съ однимъ К. Ив. Ондреевичемъ было Арзамасцевъ Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ по списку лучшихъ людей 250 человѣкъ. И Переславля Резанскаго съ весны ходили Воеводы подъ Пронескъ, а Пронескъ былъ въ измѣнѣ, и у Пронска острогъ взяли и въ острогѣ дворы выжгли, и къ городу Пронску приступали и не много городу не взяли. Изъ города ранили изъ пищали Воеводу Прокоѳья Ляпунова по ногѣ, и отъ города Воеводы и ратные люди отошли прочь и пошли въ Переславль Резанской... И въ Переславлѣ, собрався съ ратными людьми Воевода К. Ив. Ондр. Хованской да въ Прокоѳьева мѣста братъ его Захаръ Ляпуновъ съ ратными людьми, съ Резанцы и съ Арзамасцы, пошли подъ городъ подъ Зараской. А въ городѣ въ Зараскомъ сидѣлъ Литовской Полковникъ Александро Лисовской, а съ нимъ Литовскіе ратные люди, и Черкасы, и Русскіе всякіе воры, и какъ Московскіе люди пришли подъ городъ подъ Зараской на поле, и Лисовской со всѣми людьми изъ города вышелъ на бой, и съ Резанцы и съ Арзамасцы былъ у него бой, и Резанцовъ и Арзамасцовъ побилъ и многихъ живыхъ поималъ, и Арзамасцовъ изъ Переславля Резанскова велѣно отпустить къ Москвѣ.»

42

Никон. Лѣт. 98: «Въ Переславлѣ въ Рязанскомъ слыша Воеводы, что Зарайской городъ Литовскіе люди взяли, и послаша подъ Зарайской городъ ратныхъ людей, Воевода съ ними бысть Захарей Ляпуновъ, и пріидоша подъ Зарайской городъ не промысломъ сопьяна. Лисовской же видѣ изъ Зарайсково, Московскихъ людей побилъ на голову и многихъ живыхъ поимали: единыхъ Арзамасцовъ убиша на томъ бою триста человѣкъ; трупы же ихъ Лисовской повелѣ въ одномъ сто въ яму, и сдѣла ту надъ ними для своей славы курганъ великій: той курганъ стоитъ и донынѣ.»

(186) Столяр. л. 545: «По веснѣ послѣ Николина дни.»

Ник. Лѣт. 95: «Онъ же (Дм. Шуйскій) стоялъ въ Болховѣ до весны; весною жъ поиде къ Орлу. Воръ же и Етманъ Ружинскій съ Литовскими людьми поиде противъ его, и соидошася съ нимъ въ Суботный день, и начаша битися. Грѣхъ ради нашихъ Воевода въ Передовомъ Полку К. Василей Голицынъ исторопися, яко же убо и Большому полку наченше мятися, многіе же и побѣгоша въ Сторожевой Полкъ; стояще тому же К. Ивану Куракину съ тѣми ратными людьми, кои были подо Брянскимъ, и напусти своимъ полкомъ и ихъ отняли, Литовскіе же люди отоидоша прочь. Въ той же день побиша многихъ Московскихъ людей, Вахмистра Петра Микулаева со всею ротою съ Нѣмецкими людьми побиша; они же надъ собою многихъ Литовскихъ людей побиша.»

(187) См. Бера. Онъ говоритъ, что Нѣмецкіе начальники отправили 17 Апрѣля къ Лжедимитрію молодаго, неопытнаго Ротмистра Ламсдорфа, и нѣсколькихъ другихъ. «Сіи люди, продолжаетъ онъ, прежде того присягнули Шуйскому, находились въ службѣ его около двухъ лѣтъ, получили отъ него деньги, и о Самозванцѣ знали, что онъ не первый Димитрій!»

По словамъ Бера, первое сраженіе Лжедимитрія съ Царскимъ войскомъ было 23 Апрѣля, въ день Св. Георгія, а второе Апрѣля 24, въ Воскресенье.

Ник. Лѣт. 96: «На завтрее жъ Литовскіе же люди поидоша на Московскіе полки, и соидошася съ ними и начаша битися; Бояре же похотѣша отъ нихъ отоити къ Болхову, и начаша отпускати нарядъ. Въ туже пору измѣни Коширянинъ сынъ Боярской, Никита Лихаревъ, и сказа пришедъ вору, что Бояре отпускаютъ нарядъ назадъ, и сами хотятъ итти прочь. Воръ же и Етманъ, слышавъ то, и всѣми людьми напустиша на Московскихъ людей, и Московскихъ людей розогнаша, и нарядъ у нихъ поимали.»

(188) Въ The Russian Impostor, 143: «5000 of the Muscovites saved themselves in Bolchow.»

Никон. Лѣт. 96: «Бояре же и ратные люди побѣгоша къ Москвѣ, а иные по своимъ городомъ, а иные же сѣдоша въ Болховѣ; Бояре же пріидоша къ Москвѣ, и бысть на Москвѣ ужасть и скорбь велія... Тогда же воръ и Гетманъ пріиде къ Болхову, и градъ Болговъ осади, многіе же изъ Болхова утекоша; а иные Дворяня Болховъ сдаша и крестъ ему цѣловаша; онъ же съ ними поиде, и пріиде близко Луги, и ста на устъ Угры.»

Столяр. л. 545: «А въ Болховѣ былъ Воевода К. Третьякъ Княжь Ѳедоровъ сынъ Сѣитовъ, и Болховъ вору сдался, и К. Третьякъ Сѣитовъ, и Дворяне и Дѣти Боярскіе и всякіе служилые люди ему крестъ цѣловали, и воръ съ Литовскими и съ Русскими измѣнники пошелъ на Колугу подъ Москву, а К. Третьякъ Сѣитовъ съ Дворяны и Дѣтьми Боярскими шелъ съ нимъ собою своимъ полкомъ напередъ его и ставися особно.»

43

(189) См. Бера. Въ Москвѣ говорили, что Лжедимитрій по глазамъ узнаетъ виновнаго. Нѣкто изъ черни, услышавъ сіе, вскричалъ: «я погибъ, если онъ меня увидитъ: симъ ножемъ зарѣзалъ я пять человѣкъ его Поляковъ.»

(190) Ник. Лѣт. 96: «Дворяне же и Дѣти Боярскіе, слышаше такія настоящія бѣды, покиня свои домы съ женами и съ дѣтьми, пріидоша къ Москвѣ. Тѣ же Дворяне и Дѣти Боярскіе, кои взяты въ Болховѣ, видячи такую вражу прелесть, побѣгоша всѣ отъ него къ Москвѣ, Царь же Василей ихъ пожаловалъ.»

Столяр. л. 545 на об., о Князѣ Третьякѣ Сеитовѣ: «И съ Угры рѣки отъ вора отъѣхали, и пріѣхали къ Москвѣ къ Царю Василью.»

(191) См. о немъ выше, стран. 32 и 33, гдѣ сказано о бѣгствѣ его изъ-подъ Кромъ; также въ прим. 58.

(192) Ник. Лѣт. 97: «Посла Царь Василей противъ вора Боярина Кн. Мих. Вас. Шуйсково-Скопина, да Ив. Никит. Романова. Они же пріидоша на рѣчку на Незнань, и начаша посылать отъ себя посылки, воръ же поиде подъ Москву не тою дорогою; въ полкахъ же нача быти шатость: хотяху Царю Василью измѣнити К. Ив. Катыревъ, да К. Юрій Трубецкой, да К. Ив. Троекуровъ и иные съ ними. Царь же Василей то ихъ умышленіе свѣдалъ, и ихъ повелѣ переимати, и приведоша ихъ къ Москвѣ; К. Михаилу же Васильевичу съ ратными людьми Царь Василей повелѣ итти къ Москвѣ, а тѣхъ, кои ему хотѣли измѣнить, на Москвѣ пыталъ, К. Ив. Катырева сослалъ въ Сибирь, а К. Юрья Трубецкого сосла въ Тотму, К. Ив. Троекурова сосла въ Нижней Новгородъ, и повелѣ ихъ посадити по тюрьмамъ; тѣхъ же, кои съ ними поиманы, Якова Желябовского да Юрья Нѣвтева Григорьева сына Толстово и иныхъ съ ними на Москвѣ казнилъ.»

(193) См. Бера. — Столяр. л. 545 на об.: «А воръ съ Литовскими людьми и съ Русскими измѣнники, со многими людьми пришелъ подъ Москву, и сталъ табары по Волоцкой дорогѣ, въ Троицкомъ селѣ въ Тушинѣ, отъ Москвы 12 верстъ, и около табаръ укрѣпили крѣпость, выкопали ровъ.»

(194) Беръ, и за нимъ Петрей.

(195) По сказанію Бера, съ Лжедимитріемъ было всего войска 100 тысячь.

Нѣмцев. Dz. Pan. Zygm. III. (II, 328) послѣ исчисленія всѣхъ конныхъ и пѣхотныхъ Польскихъ дружинъ: «Такимъ образомъ у Самозванца считалось 7000 отборнаго войска. Сіе число увеличилось присоединеніемъ Заруцкаго съ 8000 Донскихъ и Запорожскихъ Козаковъ. Достальную рать составляли Русскіе, иные легковѣрные, но приверженные къ крови Царской, другіе недовольные Шуйскимъ, иные наконецъ лишь по любви къ своевольству и корысти.»

См. также Машкѣвича.

(196) The Russ. Impost. 143: «Confident, upon the stock of his last signal Victory, that the Citizens upon his approach would quit Zuiski, and receive him into their Town.»

(197) См. Латух. Степ. Кн.

Ник. Лѣт. 97: «А изъ Тушина пошедъ, ста въ Танинскомъ, и въ Танинскомъ бысть отъ Московскихъ людей утѣсненіе на дорогахъ, и начаша многихъ побивати и съ запасы къ нему не пропущаху. Онъ же, видя надъ собою тѣсноту, поиде изъ Танинсково назадъ въ Тушино, и въ той день бывшу бою съ ними велію, града Олескина убиша на томъ бою тридцати трехъ человѣкъ; самъ же воръ, отшедъ, ста въ Тушинѣ, и

44

начатъ тутъ табары строити, Бояре жъ шедъ, ста на Ходынкѣ.»

Филар. Рукоп.: «На утріе же Гетманъ Князь Романъ Руженскій, разъѣздивъ и оглядавъ мѣсто и видѣвъ, яко угодно бѣ мѣсто на стояніе воинству, и повелѣ обозами утвердити и рвы копати.»

(198) Въ Больш. Полку: К. Мих. Вас. Скопинъ-Шуйскій, Ив. Ник. Романовъ-Кашкинъ и К. Вас. Ѳед. Литвиновъ-Мосальскій; въ Перед. Полку: К. Ив. Мих. Воротынскій и К. Гр. Петр. Ромодановскій; въ Сторожевомъ: К. Ив. Бор. Канбулатовъ-Черкасскій и Ѳед. Вас. Головинъ. См. Разр. Кн.

Столяр. л. 546: «И Царь Василей Иван. всея Русіи съ Москвы вышелъ самъ со всѣми своими Бояры и Окольничими и Думными Дьяки и Розряды и со всѣми ратными людьми и съ огненнымъ боемъ, и сталъ на Ваганковѣ, и около становъ откопанъ ровъ, и по рву стояли Стрѣльцы, и Казаки съ огненнымъ боемъ и съ пушками.»

Филар. Рукоп.: «Пойде со многимъ воинствомъ изъ царствующаго града Москвы и ста на рѣчкѣ, глаголемой Прѣснѣ, двѣ версты отъ царствующаго града Москвы, а воинству своему повелѣ стати близъ полковъ Литовскихъ, на рѣчкѣ, глаголемой Ходынкѣ, яко быша межь обою воинствами посредство имѣютъ шесть верстъ. И Царевы Воеводы шатры поставиша, и тако стояше четыренадесять дней, а брани не бысть ни единыя.»

(199) См. Разр. Кн. л. 1005.

(200) См. Диплом. Собр. дѣлъ, Бантыша-Каменскаго. Свита сихъ Пословъ состояла изъ 314 человѣкъ. Въ Смоленскъ прибыли они въ началѣ Августа 1607 года, а въ Москву 12 Октября; 10 Ноября допущены къ Царю.

(201) Б. Камен. I, 391: «Послѣ многихъ настояній, а паче для радости женившагося тогда Государя, едва 28 Генв. (1608) дозволено Посламъ, а 6 Февраля и всѣмъ четыремъ Посланнымъ явиться къ Государю на аудіенцію и имѣть общіе совѣты съ Боярами.»

(202) См. Паерле. — Щербатовъ (Т. VII, 219) пишетъ, что Апрѣля 11 числа принесено къ Царю письмо на Греческомъ языкѣ отъ неизвѣстнаго человѣка; онымъ увѣдомляли его, что прибывшіе Послы не имѣютъ никакой власти и желаютъ только освободить Мникша и другихъ Пановъ. Сіе обстоятельство затруднило Царя въ дозволеніи Воеводѣ Сендомирскому видѣться съ Послами. Щербатовъ ссылается на Дѣла Польскія 7116 (1608) г. хранящіяся въ Москов. Архивѣ Иностр. Коллегіи, въ связкѣ подъ No 1.

(203) Ник. Лѣт. 97: «Прислаша ко Царю Василью къ Москвѣ изъ Тушина отъ Гетмана отъ Ружинсково посланники о Послахъ, кои насажены на Москвѣ. Они же злодѣи и приходиша не для Пословъ, но разсматривати, какъ рать стоитъ на Ходынкѣ.»

(204) Сіе слово было поводомъ къ спору, ибо Поляки не хотѣли признавать перваго (Отрепьева) Лжедимитріемъ. Въ Перемирн. Грам. сказано: «которые Польскіе и Литовскіе люди, и К. Романъ Ружинской и Вишневецкой и иные, вторгнулись въ нашу землю, и Королю промышляти, чтобы тѣ люди вернулись (и Лисовской).» См. Дѣл. Польск. No. 27.

(205) См. Дѣл. Польск. и Дипл. Собран. Бантыша-Каменскаго.

(206) См. Бера. За нимъ Петрей: «Weil Sie also in der Wagenburgk versperret lagen, kondten Polen an ihnen nichts hafften, wie gern Sie auch wolten ihnen in die Haare kommen, es wolte ihnen aber nicht glücken, biß S. Johannis Nacht herzu kam, da Sie undewarneter weise von den Polen im Schlaffe

45

seynd uberraschet und auffgewecket, das ihrer viel liegen blieben, und sollen nich auffstehen.» По сему сраженіе было 24 Іюня.

Ник. Лѣт. 98: «Въ той же день вмѣстися на Москвѣ слово, что будто съ Посланники съ Литовскими помирихомся; людіе жь на то слово исплошаша, и начаша нощи тѣ спати просто и стражи пооплошахусь. Тѣ же Литовскіе люди и Русскіе воры той же нощи пріидоша на полки Русскіе, и ихъ побиша и коши всѣ поимаша, и бѣжаша всѣ, едва образумляхуся подъ городомъ, и обратиша вся на нихъ, и начаша съ ними битися, и ихъ столкнуша, и гоняху ихъ до рѣчки до Ходынки, и побиваху ихъ на пяти верстахъ, едва въ таборахъ устояху: такой оторопъ на нихъ пріиде; Бояре же пріидоша и сташа подъ Москвою, и кругомъ себя поставиша обозъ.»

Столяр. л. 548: «Изъ Тушина пришли въ ночи на утренной зарѣ на Субботу на Московскіе полки на сонные люди: исправитца противъ ихъ не успѣли, и полки розгоняли, прибѣжали къ Деревянному городу, многихъ побили, и шатры и всякую служилую рухлядь и запасы поимали; а Московскіе всякіе промышленые люди были со всякимъ съѣснымъ харчемъ, и тѣхъ многихъ побили жь, и Царя Васильева Полку ратные люди, Головы съ сотнями посланы на помочь, а въ ертаулѣ съ сотнями Васил. Ив. Бутурлинъ и Ближніе Люди и Стольники и Стряпчіе и Жильцы посланы на бой, и съ Литвою бились, и Литву гоняли до рѣчки до Химки и побили, и языки поимали.»

(207) Сія любопытная Грамота, отъ Россійскихъ Бояръ въ Тушино къ Рожинскому и товарищамъ его, послана 16 Авг. за печатію Князя Ѳед. Ив. Мстиславскаго. Списокъ ея находится въ одной древней рукописи, принадлежавшей покойному Графу Н. П. Румянцеву. Въ ней сказано: «Назвали есте иного вора Царевичемъ Димитріемъ, не усрамляяся своего Рыцарскаго чина и не разумѣвая такова позору, что негодно храбрымъ людемъ у безъимянныхъ въ подданствѣ быти и свое дородство безславіемъ покрывати... То дѣло будетъ и доброе, какъ ты Князь Романъ Руженской со всѣми съ Ротмистры и Полковники и со всѣми Польскими и Литовскими людьми того вора, которой дерзнулся назвать Царскимъ именемъ, изымавъ, пришлешь къ Государю нашему Царю... А вамъ то вѣдомо, что Государь нашъ съ Королемъ Литовскимъ помирился, и Послы и Посланники Королевскою душею за всю Польскую и Литовскую землю крестъ цѣловали и миръ закрѣпили, и закрѣпя мирное поставленіе, Государь нашъ Пословъ и Сендомирскаго со всѣми людьми въ Литву отпустилъ, и вамъ бы, всякіе суетные помыслы отставя, никакихъ причинъ не затѣвая и не нарушая мирнаго постановленія и крестнаго цѣлованія межь великихъ Государствъ, скорѣе изъ земли Государя нашего итти въ свою землю, не дожидаяся на себя за свои такія неправды Божія гнѣва, отъ Его жь руки нигдѣ укрытися можете, » и проч.

(208) Беръ: «Въ семъ мѣсяцѣ (Іюнѣ) прибылъ изъ Литвы Іоаннъ Петръ Павелъ Сапѣга (Sappia) съ 7000 конныхъ копейщиковъ.

Онъ пріѣхалъ вѣроятно послѣ переговоровъ: ибо въ оныхъ объ немъ не упоминали. См. Дѣл. Польск. No. 27.

(209) Беръ пишетъ, что Сапѣга, превознося однажды за столомъ Польскую храбрость, отдавая ей первенство предъ Римскою (quod Romani non essent maiores, imo minores), между прочимъ сказалъ: «Мы, Поляки, за три года предъ симъ возвели на Московскій престолъ Царя, подъ именемъ сына Іоанна Грознаго, чѣмъ онъ никогда на былъ;

46

теперь опять творимъ Царя и уже завоевали для него почти половину Государства. Пусть Русскіе бѣсятся; но онъ долженъ называться Димитріемъ. Мы сдѣлали сіе нашими силами, нашею вооруженною рукою! (nostris viribus, nostra armata manu id fecimus!)» — Я самъ слышалъ сіи слова, присовокупляетъ Беръ.

Нѣмцевичь о Сапѣгѣ: «Никто проницательнѣе не наблюдалъ движеній непріятеля; никто не умѣлъ искуснѣе пользоваться ошибками противниковъ... но увы! онъ вездѣ жегъ и грабилъ.» (Dz. Pan. Zygm. III, II, 334).

(210) Ник. Лѣт. 100: «Пріиде въ Тушино Полковникъ Сопега и иные съ нимъ Полковники и Рохмисты, и пріидоша подъ Москву, и бою бывшу подъ Москвою велію съ ними, они же отъидоша въ Тушино, и собрався въ Тушинѣ, поидоша подъ Троицкой Сергіевъ монастырь.»

(211) Ник. Лѣт. 100: «Туто же на Москвѣ еще измѣнники сговоришась съ Гасевскимъ Паномъ, какъ бы Московское Государство погубити.»

(212) Стол. л. 549: «Лисовской Панъ пришелъ подъ Коломну и Коломну взялъ, Епископа Коломенского взялъ, и пошелъ подъ Москву съ Литовскими людьми и со многими Русскими воры, и собралося съ ними съ тридцать тысячь Русскихъ Украинныхъ людей, и нарядъ съ собою взялъ.»

Ник. Лѣт. 99: «И Владыку Коломенского Іосифа и Боярина Князя Володимера Долгорукого взяша въ полонъ.»

(213) Стол. л. 549: «И Царь Вас. Ив. изъ-подъ Москвы послалъ противъ Лисовского Бояръ своихъ и Воеводъ на три Полки. Въ Большомъ Полку Бояр. К. Ив. Сем. Куракинъ, да Григ. Григ. Пушкинъ Сулемша; въ Передовомъ Полку: Бояр. К. Бор. Мих. Лыковъ, да К. Григ. Конст. Волконской; въ Сторожевомъ Полку: Чашникъ Вас. Ив. Бутурлинъ, да К. Ѳед. Ив. Волконской Меринъ, а съ ними многіе ратные люди, и съ Лисовскимъ сошлися по Коломенской дорогѣ на Медвѣжьемъ броду (въ Розр. No. 101: на Медвѣжьемъ пруду), и Лисовского побили и живыхъ въ языцѣхъ многихъ Литву и Русскихъ воровъ поимали и нарядъ взяли, а Лисовской съ достальными людьми ушелъ, и пришелъ къ вору въ Тушино. А Коломна по прежнему за Царемъ Василіемъ, и на Коломну ратныхъ людей прибавлено и осада укрѣплена.»

Ник. Лѣт. 99: «И бой бысть съ ними чрезъ весь день... и Владыку Коломенского и Боярина К. Волод. Тимоѳ. и Протопопа Зарайсково Николы отбиша... Царь же Василей Владыку отпусти на Коломну, да съ ними посла Воеводъ Ив. Матѳ. Бутурлина, да Сем. Матѳ. Глебова, и повелѣ имъ крѣпити осаду, и запасати запасы всякіе.»

(214) См. Нѣмцевича Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, стр. 334. Слова Сапѣги къ воинамъ находятся въ Берѣ. Столяр. л. 548 на обор.: «Изъ Москвы на Гетмана посланы. въ Большемъ Полку посланъ Бояринъ К. Ив. Ив. Шуйской, въ Передовомъ Полку Окольничій К. Гр. Петр. Ромодановскій, да Ѳед. Вас. Головинъ въ Сторожевомъ Полку, а съ ними многіе ратные люди, и у Воеводъ съ Гетманомъ былъ бой подъ Рахманцовымъ, и Литовскіе люди Московскихъ людей розгоняли и гоняли на 15 верстъ, и многихъ побили и живыхъ поимали, и послѣ того розгрому и бою многихъ городовъ Дворяня и Дѣти Боярскіе, Новгородцы и Псковскіе и Заволскихъ городовъ поѣхали съ Москвы по домомъ.»

Ник. Лѣт. 101: «Литовскіе люди, пришедъ, сташа въ селѣ Здвиженскомъ отъ Троицы за десять верстъ, а Бояре проидоша на рѣчку на Талицу. Литовскіе же люди, видя, что идутъ за

47

ними Московскіе ратные люди, и всрѣтоша ихъ въ деревнѣ Рахманцовѣ, и бывшу ту бою велику, многихъ Литовскихъ людей побиша и поимаша; послѣднихъ же на Пустомъ тако ихъ побили, яко и нарядъ у нихъ поимали. Той же Полковникъ Сапѣга, съ послѣдними людьми съ двѣмя ротами, напусти на Московскихъ людей; Московскіе жь люди отъ нихъ отхожаху, начаху себѣ помочи изъ полковъ. Грѣхъ же ради нашихъ Сторожевому Полку Ѳедору Головину со всѣмъ Полкомъ дрогнувшу, яко и Большово Полку половину смялъ; Литовскіе жь люди, видя надъ православными Христіаны гнѣвъ Божій, начаша ихъ побивать, и побиша многихъ людей и живыхъ поимаша на томъ же бою многихъ. Храбрость и дородство показалъ Бояринъ и Воевода Передовово Полку К. Григ. Петр. Ромодановской, туто же у нево и сына ево убиша К. Андрея; Бояре жь пріидоша къ Москвѣ не съ великими людьми, а ратные люди къ Москвѣ не пошли, разыдошася вси по своимъ домомъ.»

(215) См. выше, въ примѣч. 214, и Нѣмцев. D. P. Z. III, Т. II, 335.

(216) См. выше въ семъ Томѣ, стр. 51.

(217) Ник. Лѣт. (стр. 100) говоритъ, что Лжедимитрій «посла напередъ, и повелѣ Сердомирсково съ дочерью и Пословъ поворотить въ таборы К. Василья Масальсково; той же К. Василей перенялъ въ Бѣльскомъ уѣздѣ, » и проч. Но въ письмѣ Лжедимитрія, посланномъ къ Сендомирскому Воеводѣ 22 Авг. 1608 г. не упоминается о Мосальскомъ. См. Собр. Гос. Грам. II, 336.

(218) Ник. Лѣт. 100: «Послы жь не послушали, пошли въ Литву прямо, а той же Воевода Сердомирской и (съ) своею дочерью воротился въ Тушино; ратные жь люди, кои проводили, розъѣхались ко себѣ, а Князь Володимеръ не съ великими людьми пріиде въ Москвѣ.»

Объ Олесницкомъ, см. Дѣла Польск. No. 30, л. 97: «А пришелъ ты, Миколай (Олесницкій), и Воевода Сендомирской съ сыномъ и съ дочерью и съ своими пріятели къ вору, которого называли въ тѣ поры въ Ростригино мѣсто... съ Ружинскимъ и съ Вишневецкимъ и съ иными Паны всякіе злые дѣла хотячи... учинити ... И укрѣпя ты ихъ Ружинского и Вишневецкого и Воеводу на всякіе злые дѣла... и взявъ у нихъ Русскихъ людей, которые у нихъ въ полону, и нарядъ и многіе грабежные животы, пошолъ къ себѣ въ Полшу воинскимъ обычаемъ. Да ты жь, будучи въ Тушинѣ, отъ вора взялъ себѣ въ имѣнье Московского Государства городъ Бѣлую, и грамоту вора на Бѣлую взялъ... А былъ (ты) въ тѣ поры въ большихъ Послѣхъ.» Изъ сего видно, что Олесницкій уѣхалъ въ Литву прежде Мнишка.

(219) См. Бера.

(220) Беръ: «Положили, чтобы Воевода отправился въ Польшу, а Царица осталась въ станѣ втораго Димитрія, мнимаго супруга ея, не вступая съ нимъ въ брачный союзъ, пока онъ не овладѣетъ Москвою.»

(221) См. Бера. Сей новый Самозванецъ, надменный своими успѣхами, сочинилъ для себя слѣдующій пышный титулъ: «Мы, Дим. Ив. Царь Московскій, Самодержецъ всѣхъ Княжествъ Русскихъ, единый Богомъ данный и избранный, Богомъ хранимый, Богомъ помазанный и возвеличенный надъ прочими Царями, подобный второму Израилю, ведомый силою Всевышняго, единый Царь Христіанскій отъ Востокъ до Западъ, и многихъ Государствъ повелитель.» См. Бера и Петрея, стр. 425.

(222) Тамъ же. — Столяр. л. 548: «И послѣ того бою (на Ходынкѣ) учали съ Москвы въ Тушино отъѣзжать Стольники и Стряпчіе, и Дворяня Московскіе и Жильцы и городовые Дворяня, и

48

Дѣти Боярскіе и Подьячіе и всякіе люди. А отъѣхали съ Москвы въ Тушино Стольники, К. Дмитр. Тимоѳ. Трубецкой, К. Дмитр. Мамстрюковичь Черкасской, К. Алексѣй Юрьевичь Сицкой, Михайло Бутурлинъ, К. Иванъ да К. Семенъ Засѣкины, и многіе Стольники и Стряпчіе, а изъ Посольского Приказу отъѣхалъ первой Подьячій Петръ Алексѣевъ сынъ Третьяковъ, да съ нимъ два Подьячихъ, » и проч. — О Дьякѣ Иванѣ Грамотинѣ см. Ник. Лѣт.

(223) Такъ пишутъ иностранные Историки, Беръ и Петрей (стр. 410: Fürst Vasili Mosaiskow); по словамъ ихъ Мосальскій, пріѣхавъ къ Лжедимитрію и удостовѣрясь въ обманѣ, возвратился въ Москву, гдѣ объявилъ всенародно, что онъ не Димитрій, а новый воръ, обманщикъ и измѣнникъ (newer Dieb, Betreiger und Verrähter). О семъ возвращеніи Мосальскаго не упоминаютъ Русскіе Лѣтописцы. См. Ник. Лѣт. 128.

(224) Ник. Лѣт. 100, (выше въ примѣч. 218). О томъ же Столяр. л. 549.

(225) Столяр. л. 549: «А зарѣчныхъ Украиныхъ городовъ Дворяня и Дѣти Боярскіе, которые въ воровствѣ не были, а служили Царю Василью и жили на Москвѣ съ женами и дѣтьми, и тѣ всѣ съ Москвы не поѣхали, и сидѣли въ осадѣ, и Царю Василью служили, съ Поляки и съ Литвою и съ Русскими воры билися, не щадя живота своего, нужу и голодъ въ осадѣ терпѣли.»

(226) Сказаніе Аврам. Палицына, 58: «Царь посла тогда къ западнымъ и полунощнымъ странамъ, въ Датскую землю, и въ Аглинскую, и въ Свійскую, о обидѣ своей на Польскаго Короля и на вся измѣнники съ ложнымъ ихъ царемъ, помощи на нихъ прося.» — О сношеніяхъ съ Императоромъ Рудольфомъ, см. Дѣл. Пол. No. 27, л. 42.

(227) Ник. Лѣт. 101: «Царь же Василей, видя на себя гнѣвъ Божій и на все православное Христіанство, нача осаду крѣпити и говорити ратнымъ людемъ, кто хочетъ сидѣть въ Московскомъ Государствѣ, и тѣ цѣловали (бы) крестъ, и не похотятъ въ осадѣ сидѣть, ѣхали бъ изъ Москвы не бѣгомъ: всѣ жъ начаша крестъ цѣловати, но хотяху вси помереть за домъ Преч. Богородицы въ Москов. Государствѣ, и поцѣловали крестъ. На завтрее жь и на третій день и въ иные дни многіе, не помня крестнаго цѣлованія и обѣщанія своего къ Богу, отъѣзжала къ вору въ Тушино Боярскіе Дѣти, Стольники, и Стряпчіе и Дворяня Московскіе, и Жильцы, и Дьяки и Подьячіе.»

(228) Тамъ же, 102: «Царь же, видя такую неправду, выйде и самъ въ Москву со всею ратью.»

Вступленіе въ Москву должно было послѣдовать не прежде Декабря: ибо 30 Ноября Царь находился еще въ станѣ, на Вологодской дорогѣ (или, вѣроятнѣе, на Волоцкой, какъ сказано въ другой грамотѣ), и писалъ оттуда увѣщаніе Галицкимъ жителямъ. (См. Собр. Гос. Грам. II, 342 и 346) — Въ Розр. Кн. также: «Съ Николина дни велѣлъ полкомъ всѣмъ войтить въ городъ.»

(229) Въ Розр. Кн.: «Больш. Полкъ у Тверскихъ воротъ; Передов. П. у Петров. воротъ; Сторожев. П. у Арбацк. воротъ, а Государевъ П. стоялъ у Никицк. воротъ. А на Воганковѣ отъ Госуд. П. стояла застава Григорей Волуевъ. А послѣ Григорья Юр. Булгаковъ, а послѣ Юрья К. Ѳед. Коркодиновъ. Въ Больш. Полку были тогда К. Ив. Ив. Шуйскій и Ив. Ник. Романовъ; въ Передовомъ К. Ив. Мих. Воротынскій и Мих. Ѳед. Нагой: въ Сторож.: К. Ив. Бор. Черкасскій и К. Миронъ Шаховскій, а въ Госуд.: К. Дан. Ив. Мезецкій. См. тамъ же.

(230) Слова Патріарха къ Царю Василію, въ Филаретовой Рукописи: «Глаголетъ Господь

49

Пророкомъ; «Азъ возведохъ тя, Царя правды, и пріяхъ тя за руку десную, и крѣпихъ тя, и престолъ твой правдою и крѣпостію и судомъ истиннымъ совершенъ да будетъ... Есть воля Божія благочестивымъ Велителемъ безумныхъ человѣкъ обуздывати... Благодать Божія и тебе да спасетъ и избавитъ отъ лукаваго многоплетенныхъ сѣтей, яко же въ первые дни спасе праведныхъ своихъ, Еноха, отъ прелести совѣта исполинска, и Ноя отъ вселенскаго потопа, и Авраама и Сарру жену его отъ Ефрофа (?) Царя, сына Хеттеева, и Лота отъ Содомлянъ, и Моисея отъ Фараона, и Давида отъ Саула, и Іону отъ кита, такожь и ты, Великій Государь, буди богоспасаемъ и соблюдаемъ отъ таковаго злаго совѣта. Господь тебѣ, Велик. Государю, способствуетъ угодная себѣ творити и враговъ своихъ побѣждати за ихъ злокозненное похищреніе.»

(231) Беръ говоритъ о двухъ переметчикахъ, Гансѣ Шнейдерѣ, Лифляндцѣ, и Гансѣ Генрихѣ Канельсенѣ, уроженцѣ Австрійскомъ, присовокупляя, что послѣдній изъ нихъ былъ уже въ Турціи Мусульманиномъ, а послѣ опять жилъ въ Германіи; наконецъ прибылъ въ Москву при Годуновѣ и перекрестился въ Греческую вѣру, отрекшись Бога, Котораго съ дѣтства исповѣдывалъ и обязавшись поклоняться Русскому Богу Николаю. «Сей человѣкъ перебѣгалъ, то къ Шуйскому, то къ Димитрію, до трехъ разъ, и Русскіе вѣрили еще сему перекрещенцу (Doppel-Christen)!»

(232) См. ниже, въ примѣч. 233.

(233) Сказ. Аврам. Палицына, стр. 31 и 32: «На единой трапезѣ сѣдяще въ пиршествахъ въ царствуюшемъ градѣ, по веселіи же убо овіи въ Царскія полаты, овіи же въ Тушинскіе табары прескакаху. И раздѣлишася на двое вси человѣцы, вси же мысляще лукавнѣ о себѣ: аще убо взята будетъ Москва, то тамо отцы наши, и братія, и родъ, и друзи, тіи насъ соблюдутъ; аще ли мы одолѣемъ, то такоже мы имъ заступницы будемъ. Польскіе же и Литовскіе люди и воры Казаки тѣмъ перелетомъ ни въ чемъ не вѣроваху: тако бо тѣхъ тогда нарицаху.»

Тамъ же, 36 и 37: «Царемъ же играху, яко дѣтищемъ, и всякъ выше мѣры своея жалованія хотяше; мнози же таинницы нарицаемы и цѣловавше крестъ Господень, ко врагомъ прилагахуся, и въ Тушинѣ бывше, тамо крестъ же Господень цѣловавше, и жалованіе у врага Божія взявше, и вспять къ царствующему граду возвращахуся, и паки у Царя Василія больши прежняго почесть и имѣнія и дары воспріимаху, и паки къ вору отъѣзжаху. Мнози же тако мятуще всѣмъ Россійскимъ Государствомъ, не дважды кто, но и пять кратъ и десять въ Тушино и къ Москвѣ переѣзжаху; недостатки же въ Тушинѣ потребъ тѣлесныхъ, или пищъ и одеждъ и оружій бранныхъ и лекарственныхъ всякихъ зелій, и соль, тая вся, отай уклоняющеся, кривопутствомъ измѣнницы отъ царствующаго града Москвы наполняху измѣнничья станища въ Тушинѣ, и радующеся окаянніи воспріятію прикупъ многаго сребра, конца же вещи не разсуждающе ... Мнози истинно вѣдяще отъѣздъ измѣнниковъ, и всякіе промыслы къ вору и къ Полякомъ, но не возвѣщаху на нихъ Царю, ни Вельможамъ, а иже возвѣщающіи о семъ, тѣхъ клеветники и шепотники нарицающе.»

(234) См. Томъ XI, 92 и 103.

(235) Палицын. 37: «Царь многажды убиваше повинныхъ, съ ними же и неповинныхъ и не согрѣшшихъ смертну суду предаваше: смущены бо быша первоначальствующіи Державы его къ нему, и двоемысленъ къ нимъ разумъ имѣяще, и многимъ вѣряще не на лицѣ, ни на тѣлеси, но на

50

языцѣ службу носящимъ; наипаче же на всѣхъ на насъ Апостольское слово сбыстся: яко же не искусища Бога имѣти въ разумѣ, того ради предастъ ихъ Богъ въ неискусенъ умъ творити неподобная. Мнози бо тогда окаянніи о Царѣ Василіи дѣюще и глаголюще неподобная, ихъ же нѣсть возможно описати или глаголати.»

Тамъ же, 56: «Москва сихъ ради измѣны вся колеблется, но искусившися отъ Гриши и отъ Петруши, и того вора не пріемлютъ.»

(236) См. Слов. Геогр. Росс. Гос. Ч. V, подъ словомъ Святотроицк. Сергіева Лавра. стр. 805; также Истор. Рос. Щербатова, Т. VII, 286. Ограда построена за 20 лѣтъ до осады.

См. также Кратк. Историч. описаніе Св. Троицк. Сергіевой Лавры, соч. Митроп. Платономъ: «Каменная ограда съ постановленными въ пристойныхъ мѣстахъ осмью великими башнями, простирающаяся вокругъ на 642 саженяхъ, вышиною въ 4 сажени, а индѣ саженей до 6 и до 7 и болѣе; толщиною въ 3 сажени, а индѣ и болѣе.»

(237) См. Палиц. 59 и 60.

(238) См. тамъ же: «Доколѣ стужаютъ великому твоему благородству граворонове сіи, возгнѣздившіеся во гробъ каменный, и докуда сѣдатые пакоствуютъ намъ повсюду?» и проч.

(239) Тамъ же, 59.

(240) Подъ Рахманцовымъ. См. выше, стр. 53, примѣч. 214.

(241) Палиц. 61: «Сентября въ 23 день, въ Зачатіе Честн. и славн. Прор. и Предт. Крестителя Господня Іоанна, пріиде подъ Троицк. Серг. монастырь Литовск. Гетм. Петръ Сапѣга и Панъ Александръ Лисовской, » и проч. — Тамъ же, 85: «А Пановъ Ратныхъ (Радныхъ) съ Сапѣгою Князь Костянтинъ Вишневецкой, да четыре брата Тишкевичи, Панъ Талиской (Talipski), Панъ Велемоской, Панъ Козоновской, Панъ Костовской, и иныхъ 20 Пановъ, а Ротмистровъ, Сума, Будило, Стрѣла, и иныхъ 30 Ротмистровъ, а воинскихъ людей съ Сапѣгою Польскіе и Литовскіе люди, Желныри, и Подолскіе люди, Гусаре, Рускіе, Прусскіе, Жемоцкіе, Мазовецкіе, а съ Лисовскимъ Дворяня и Дѣти Боярскіе многихъ разныхъ городовъ, Татарове многіе, Черкасы, Запорожскіе Казаки, Донскіе, Волскіе, Сѣверскіе, Астраханскіе, и всего войска съ Сапѣгою и съ Лисовскимъ до 30 тысячь, кромѣ черни и полонениковъ.»

(242) Тамъ же, 62.

(243) Тамъ же, 63 и 64: «Празднику свѣтло торжествуему память Пр. Отца нашего Сергія Чудотворца, Сентября въ 25 день; и бѣ тоя нощи ничто же ино отъ градскихъ людей слышати, развѣ воздыханіе и плачь: понеже отъ окольныхъ странъ мнози прибѣгше, и мнѣвше яко вскорѣ преминется великая сія бѣда, и толика тѣснота бысть во Обители, яко не бѣ мѣста праздна. Мнози же человѣцы безъ покрова суще, и расхищаху всяка древеса и каменіе на созданіе кущамъ: понеже осени время наста, и зимѣ приближающися, и другъ друга рѣюще о вещи пометнѣй, и всякихъ потребъ неимущимъ и всѣмъ изнемогающимъ, и жены чада раждаху предъ всѣми человѣки, и не бѣ никому со срамотою своею нигдѣ же скрытися, и всяко богатство небрегомо, и татьми некрадомо, и всякъ смерти прося со слезами. И аще бы кто и каменно сердце имѣлъ, и той, видя сія тѣсноты и напасти, восплакался бы.»

(244) Палиц. 65: «Всенощному же славословію и молебномъ совершившимся и абіе собравшимся множеству народу, и совѣтомъ начальникъ и всѣхъ людей крестное цѣлованіе бысть, что сидѣти въ осадѣ безъ измѣны.»

51

(245) Тамъ же, 59: «Народъ во Обители къ мукамъ уготовляется: трапеза бо кровопролитная всѣмъ представляется и чаша смертная всѣмъ наливается.»

(246) Тамъ же, 67—70. Въ отвѣтѣ сказано: «Да вѣсть ваше темное державство, гордіи начальницы, Сапѣга и Лисовской, и прочая ваша дружина, вскую насъ прельщаете Христово стадо православныхъ Христіанъ. Богоборцы, мерзость запустѣнія, да вѣсте, яко и десяти лѣтъ Христіанское отроча въ Троицкомъ Сергіевѣ монастырѣ посмѣется вашему безумному совѣту, а о нихъ же есте къ намъ писасте, мы сія пріемше, оплевахомъ. Кая бо польза человѣку возлюбити тму паче свѣта, и проч... Но ниже всего міра не хощемъ богатства противу своего крестнаго цѣлованія.»

(247) Палицынъ подробно описываетъ расположеніе сихъ туровъ (стр. 72): «Первые за прудомъ на Волкушѣ горѣ, другіе за прудомъ же подлѣ Московской дороги, третіи за прудомъ же на Терентьевской рощѣ, четвертые на Крутой горѣ противъ мельницы, пятые туры поставили на Красной горѣ противъ Водяныя башни, шестые на Красной же горѣ противъ погребовъ и пивнаго двора и келаревыхъ келей, седьмые по Красной же горѣ противъ келарскія и казенныхъ полатъ, осмые изъ рощи на Красной же горѣ противъ Плотнишныя башни, девятые туры поставили на Красной же горѣ возлѣ Глинянаго вра̀га противъ башни Конюшенныхъ воротъ, и подлѣ туровъ ископаша ровъ великъ изъ роши отъ Келарева пруда и до Глинянаго вра̀га и валъ высокъ насыпали, и по за тому валу конные и пѣшіе люди ходяще.»

Щербатовъ (см. его Истор. XV, 295) повѣрялъ сіе описаніе съ планомъ монастыря, сдѣланнымъ при Императрицѣ Елисаветѣ Петровнѣ, и съ свѣдѣніями, доставленными ему отъ Митрополита Платона, который о семъ распрашивалъ старожиловъ. Какъ видно, Водяная башня находилась на углу между южною и западною стѣнами, близъ того мѣста, гдѣ были Водяныя ворота, а Плотничная — которая нынѣ именуется Угольною и противъ коей былъ прежде Плотничный дворъ — между стѣнами западною и сѣверною.

(248) Палиц. 73: «Мѣсяца Октября въ 3 день начаша бити изъ всѣхъ туровъ, и біюще по граду шесть недѣль, » и проч. — Тамъ же, 95: «Прейде 30 дней и 30 нощей, и безпрестанно со всѣхъ странъ изъ-за всѣхъ туровъ изо штидесятъ трехъ пищалей біюще по граду изъ верховыхъ»

(249) Тамъ же, 77 и 78: «Того жъ мѣсяца въ 13 день Сапѣга сотвори пиръ великъ на все воинство свое и на крестопреступниковъ Рускихъ измѣнниковъ, и чрезъ весь день бѣсящеся, играюще и стрѣляюще, къ вечеру же начаша скакати на бахматѣхъ своихъ многіе люди, и съ знамены по всѣмъ полямъ Клементьевскимъ и монастырскимъ около всего монастыря. По семъ и Сапѣга изъ своихъ таборъ вышелъ съ великими полки вооруженными, и сталъ своимъ полкомъ у туровъ за землянымъ валомъ противъ погреба, и Келарскія и Плотнишныя башни, и до Глинянаго (по другому списку: Благовѣщенскаго) врага: а Лисовскаго Александра полцы по Терентьевской рощѣ, и до Сазанова врага, и по Переславской, и по Углецкой дорогѣ, по Заволовію двору до Мишутина врага; изъ наряду же, изъ-за всѣхъ туровъ изо многихъ пушекъ и пищалей по граду біюще безъ престани. Въ нощи же той на первомъ часу множество пѣшихъ Литовскихъ людей и Рускихъ измѣнниковъ устремишася къ монастырю со всѣхъ странъ съ лѣствицы и со щитами и съ тарасы рублеными на колесѣхъ и заиграша во многія игры, начаша приступати ко граду. Граждане же

52

біяхуся съ ними съ стѣнъ градныхъ, такоже изо многихъ пушекъ и пищалей, и елико можаху, много побиша Литвы и Рускихъ измѣнниковъ ... Они же, піянствомъ своимъ изгубивше своихъ много, отъидоша отъ града: тарасы же и щиты и лѣстницы пометаша. На утріе же, изъ града вышедше, вся та во градъ внесоша и тѣмъ брашна стояще огню предаша.»

(250) Тамъ же, 80 и 81.

(251) См. тамъ же (81 и 82) о запаленіи пивнаго двора.

(252) Тамъ же, 77: «Того же мѣсяца (Октября) въ 6 день, поведоша ровъ изъ подгорія отъ мельницы возлѣ надолобъ (родъ деревяннаго укрѣпленія: см. Слов. Рос. Ак.) на гору къ Краснымъ воротамъ, и къ надолобамъ слоняюще доски, и къ нимъ сыпаху землю, и доведоша ровъ на гору противъ круглыя башни. Того жъ мѣсяца въ 12 день, изъ того жь рва повели подкопы подъ круглую наугольную башню, противъ подольнаго монастыря.»

(253) Тамъ же, 83: «Брушевской же Панъ въ распросѣ и съ пытки сказалъ, что подлинно ведутъ подкопы подъ городовую стѣну и подъ башни, а подъ которыя мѣста ведутъ подкопы, того, сказалъ, не вѣдаетъ, а хвалятся де наши Гетманы, что взяти замокъ Сергіевъ монастырь, и огнемъ выжечь, а церкви Божія до основанія разорити, а Мниховъ всякими различными муками мучити, а людей всѣхъ побити, а не взявъ монастыря, прочь не отхаживати, аще и годъ стояти, или два, или три, а монастырь взяти, и въ запустѣніе положити.»

(254) Тамъ же, 84 и 85: «Воеводы же совѣтовавше со Архим. Іасафомъ и съ братіею и со всѣми воинскими людьми, повелѣша во градѣ подъ башнями и въ кіотѣхъ стѣнныхъ копати землю и дѣлати частые слухи, Троицкому слугѣ Власу Корсакову: той бо тому дѣлу зѣло искусенъ, и за се дѣло ятся, а внѣ града отъ служни слободы повелѣша глубочайшій ровъ копати, » и проч.

(255) Тамъ же, 85—87.

(256) Тамъ же, 84: «Богоборцы же ... залегоша по ямамъ и по плотинамъ прудовымъ, не дающе градскимъ людемъ воды почерпсти, ни скота напоити, и бѣ во градѣ тѣснота и скорбь велія, и мятежъ великъ осаднымъ людемъ.»

(257) Тамъ же, 87: «Слухъ во ушеса всѣхъ разыдеся, что ведутъ Литовскіе люди подкопы, а о томъ достигнути не могутъ, подъ которую стѣну ... и тако вси смерть свою койждо предъ своима очима видяще, и вси притекающе къ церкви и къ цѣльбоноснымъ мощемъ теплыхъ заступниковъ нашихъ, ... вси на покаяніе обратишася.»

(258) Тамъ же, 95 и далѣе: «Въ той же день (8 Ноября) иде въ церковь Св. Троицы Клирикъ Корнилей, и внезапу прилетѣ ядро пушечное, и оторва ему правую ногу по колѣно, и внесоша его въ паперть, и по Божеств. Литургіи причастися Животвор. Таинъ Христовыхъ, и глаголаше Архимариту: Се, отче, Господь Богъ Архистратигомъ своимъ Михаиломъ отмститъ кровь православныхъ Христіанъ, и сія рекъ Старецъ Корнилей, преставися. Да того же дни убило изъ пушки Старицу, оторвало руку правую и съ плечомъ... Въ Михайловъ же день, поющымъ Вечерню, вси сущіе во обители людіе съ воплемъ и рыданіемъ и въ перси біеньми просяще милости у Бога... Во время же псалмопѣнія внезапу удари ядро въ большой колоколъ и сплывъ въ олтарное окно Пресвятыя Троицы, и пробивъ въ дейсусѣ у образа Архистр. Михаила доску подлѣ праваго крылоса, и ударися по столпу скользь, и сплы въ стѣну, отшибеся о на свѣщникъ предъ образомъ Святыя

53

Живонач. Троицы и наязви свѣщникъ, и отразися въ лѣвой клиросъ и развалися. Въ той же часъ иное ядро прорази желѣзныя двери съ полуденныя страны у Церкви Живонач. Троицы и проби дску мѣстнаго образа великаго Чудотв. Николы выше лѣваго плеча подлѣ вѣнца, за иконою же ядро не объявися.» (Сей образъ и желѣзныя двери, пробитыя пушечнымъ ядромъ, показываютъ донынѣ въ Троицкой Сергіевой Лаврѣ). «Тогда въ церкви нападе страхъ великъ на вся предстоящыя люди, и вси колеблющеся, и поліянъ бысть помостъ церковный слезами, пѣнію медлящу отъ множества плача, » и проч.

О побѣгѣ Оськи Селевина, см. тамъ же, стр. 80. Въ Журналѣ Сапѣги, онъ названъ Сѣкавинымъ (Zycia I. P. Sapiehi, przez Kognowickiego, II, 187).

(259) Палиц. 88: «Добродѣтельніи же Иноцы обходяще по всему граду, моляще Христолюбивое воинство и всѣхъ людей, глаголюще: Господіе и братіе, пріиде часъ прославити Бога и Преч. Его Матерь, и Святыхъ велик. Чудотв. Сергія и Никона, и нашу правосл. Христіанскую Вѣру; мужайтеся и крѣпитеся и не ослабляйте въ трудѣхъ, ни отпадайте надеждею, и проч... Аще ли, братіе, кто и постраждетъ нынѣ во время се, той мученикъ будетъ Господеви своему, понеже пострада за превеликое Его имя.»

(260) Тамъ же, 95: «Каменосѣчцы сыскавше старой вылазъ подлѣ сушильныя башни, и очистили, и трои двери придѣлаша къ нимъ желѣзныя.»

(261) Тамъ же, 91. — См. выше, примѣч. 83. — Дѣдиловъ, умирая, вопіялъ: «Сотворите мнѣ винному и бѣдному человѣку великую милость; дайте мнѣ, Бога ради, отца духовнаго; сподобите мя быти причастника Святымъ Христовымъ Тайнамъ.»

(262) Палиц. 98: «На Терентьевской рощѣ бѣ у нихъ пищаль люта зѣло, зовома трещера. Воеводы же повелѣша стрѣляти на Терент. рощу, и съ башни Водяныхъ воротъ удариша по трещерѣ и разбиша у нея зелейникъ; такоже и отъ Святыхъ воротъ, и съ Красныя башни... и разбиша у нея устіе, и видѣша съ Троицкаго града сущіе людіе, благодариша Бога, яко разруши злый той сосудъ.»

Палицынъ пишетъ, что Атаманъ Епифанецъ удалился отъ Лавры, устрашенный небесными явленіями. Атаманы и Козаки видѣли ночью ходящихъ вокругъ Обители двухъ свѣтозарныхъ Старцевъ, по образу и по подобію Угодниковъ Божіихъ Сергія и Никона, изъ коихъ одинъ кадилъ стѣны и ограждалъ ихъ крестомъ, другой кропилъ Святою водою, и оба велегласно пѣли стихъ: Спаси, Господи, люди своя, и кондакъ: Вознесыйся на крестъ и проч.; потомъ, обратясь къ осаждающимъ, укоряли ихъ въ злодѣйскомъ замыслѣ: «Почто стекостеся разорити домъ Пресв. Троицы и въ немъ Божія церкви осквернити и иночествующихъ и всѣхъ православныхъ Христіанъ погубити? но не дастъ вамъ жезла на жребій свой Господь.»

(263) Тамъ же, 101: «Нарекше ясакъ, Сергіево имя, вкупѣ нападоша на Литовскихъ людей... Они же услышавше ясакъ той, абіе возмятошася. «Слѣдуетъ подробное описаніе битвы.

(264) Тамъ же, 103, 107 и 108.

(265) Тамъ же, 103.

(266) Тамъ же, 102: «Хощу за измѣну брата своего животъ на смерть премѣнити.»

(267) Троицкій слуга, Ананія Селевинъ, подвизавшійся вмѣстѣ съ Иваномъ Ходыревымъ. См. Палиц. 105 и 106: «съ немногими людьми, всѣдше на кони, устремишася полемъ позади туровъ и Литовскаго наряду, и бѣ полчекъ ихъ малъ зѣло; предъ полчкомъ же тѣмъ, глаголютъ, видѣша со града многіе люди воина вооруженна, лице же

54

его яко солнце, конь же подъ нимъ яко молнія блистаяся, и въ той часъ вскочивъ съ людьми Троицкими въ первые туры, такожь и во вторые, и въ третіе, и въ четвертые, и въ пятые, и объявительно видѣша его Божія посланника и помогающа православному Христіанству, дондеже и нарядъ взяша, и тако невидимъ бысть, даровавъ помощь и одолѣніе на враги.»

(268) Тамъ же, 106: «Слуга же Меркурій Айгустовъ первѣе всѣхъ поспѣ къ туромъ, пушкарь же Литвинъ уби Меркурія изъ пищали; тому жь пушкарю отсѣкоша главу.»

(269) Тамъ же, 109: «Воеводы же и Христолюбивое воинство приговорили съ Архимаритомъ и съ братіею послати къ Москвѣ къ Царю съ сеунчемъ Сына Боярскаго Переславца, Ждана Скоробогатова.»

(270) Тамъ же, 109 и 110.

(271) Тамъ же, 113: «Бѣ воистину чудно видѣти милость Божію Троицкому воинству и заступленіе и помощь на враги, молитвъ ради великихъ Чудотворцовъ Сергія и Никона, и сотвори Господь преславная тогда, и не ратницы охрабришася и невѣжди, и никогдаже обычая ратныхъ видѣвшіи, и тіи убо исполинскою крѣпостію препоясашася.»

(272) Тамъ же, 113 и 114.

(273) Тамъ же, 115.

(274) Тамъ же, 116. Убитыхъ было 40, и много раненныхъ.

(275) Сіи Дѣти Боярскіе были Переславцы, Петруша Ошушковъ и Степанко Лешуковъ. См. Палиц. 121.

(276) Тамъ же, 122, и Истор. Щерб. XV. 329.

(277) Объ измѣнѣ Казначея Дѣвочкина см. тамъ же, 117.

Палицынъ пишетъ еще объ одномъ измѣнникѣ, но не именуя его (стран. 123): «ужищемъ по стѣнѣ спустися, текій ко врагомъ съ вѣстію; егоже злодѣйствующа не попусти Господь, и ноги его десныя жилы отъ поясницы разорвашася и начатъ лютѣ вопити окаянный, по егоже гласу со стѣнъ слышавше и избѣгше, взяша во градъ жива; отъ богопопустныя же язвы тоя въ той часъ изверже душу свою.»

(278) Тамъ же, 123 и 124: «Во время, въ неже одержими бѣяху всѣми злыми во Обители Чудотворца, тогда вси плакахуся и рыдаху, и злѣ сокрушахуся.... егдаже мало отдохнуша отъ великихъ бѣдъ, тогда забыша спасающаго ихъ и непомянуша Пророка глаголюща: Работайте Господеви со страхомъ и радуйтеся ему съ трепетомъ. Діаволъ же..., тогда нудитъ насъ отъ славы Божія отпасти, еже праздновати не духовно, но тѣлесно, и торжествовати не въ цѣломудріи, но въ безстрашіи.»

(279) Тамъ же. 125—127: «На радости часто вхождаху утѣшатися сладкими меды, отъ нихъ же породишася блудныя бѣды... На трапезѣ же братской Иноцы же и простіи воду піяху, и воинствующихъ чинъ престати моляху, но вси о семъ не брежаху. Еще же и сіе зло приложиша сребролюбственное: тогда бо вси всегда питаеми отъ дому Чудотворца, взимающе бо хлѣбы по числу кождо на себе, овіи на седмицу, иніи же по вся дни, и отдающе сіе на сребро, сами же всегда въ трапезѣ питахуся; нужда же бѣ тогда Инокомъ на хлѣбнѣ монастырстѣй строящимъ, и не можаху успѣвати на потребу ратнымъ, и не имуще сна, ни покоя, день и нощь, и всегда отъ жара пещнаго и отъ дыму куренія очи тѣмъ истекаху... Отецъ Іоасафъ много моляше: престаните, господіе и братіе, глаголющи, отъ таковаго неразсужденія и простоты, и не взимайте чрезъ

55

потребу свою, а иже вземлющіи отъ васъ, не истощевайте въ пустошъ, но со опасеніемъ соблюдайте; не вѣмы бо, господіе, на колико время протягнется сидѣнія нашего во осадѣ, и вамъ же кая польза истощити житницы Чудотворца? И много о семъ моляше; они же не брегше, и вопреки глаголаху ... Въ ровъ глубокъ блуда впадоша вси отъ простыхъ чадъ даже и до священствующихъ. Увы! о горе! о лютѣ! напасть, и бѣда, и зло лютѣйшее! Труды безъ пользы, мученіе безъ вѣнца, пожданіе несовершенно, терпѣніе не до конца, Ангеломъ слезы, Владыцѣ гнѣвъ, врагомъ радость.»

О пляскахъ смотри тамъ же, 143.

(280) Съ 17 Ноября, пишетъ Палицынъ на стр. 130.

(281) Тамъ же, 132: «и другъ отъ друга отъ духу умираху.»

(282) Тамъ же, 131 и дал.: «Се! единъ путь къ смерти, глаголюще, отвсюду и единѣмъ токмо утѣшающеся ко врагомъ ратоборствомъ, и другъ друга на смерть поощряху ... Аще не умремъ нынѣ о правдѣ и о истинѣ, и потомъ всяко умремъ же безъ пользы, а не Бога ради... И не бѣ покоя, ни сна, ни во дни, ни въ нощи, не токмо больнымъ, но и здравымъ: овіи убо надъ умирающими плачуще, овіи же надъ износимыми, иніи же надъ погребаемыми... и отъ непокойна сна, аки шалны хождаху вси, и преставишася тогда братій старыхъ во Обители 297, а новопостригшихся тогда болѣе 500.»

(283) Тамъ же, 135 и 136: «Внутрь же града отъ сицевыхъ въ недоумѣніи быша. И тако совѣтовавше со Архимаритомъ Іасафомъ и съ Старцы, посылаютъ къ царствующему граду къ Келарю Аврамію. Старецъ же во отпискахъ отъ Обители видѣвъ, ужасеся и напредь хотящая не на добро збытися разумѣ, и все предложивъ предъ Царя, да разсудитъ праведное, и моляше всегда, да не одолѣютъ врази дому Чудотворца. Скипетроносецъ же словомъ дая, дѣломъ же не производя; понеже велика бѣда царствующій градъ тогда обдержа. Старецъ же бояшеся напредь злу уже содѣятися, и совершенное оскудѣніе людьми дому Святаго все изъявляя, и еще Самодержецъ дни протязуетъ скорби и пожданія, и по входѣхъ и исходѣхъ къ моленію Старца не преклоняяся: кровь бо всегда предъ стѣнами царствующаго града ліяшеся. Келарь же братію Царевыхъ моляше, но и тѣми ничтоже бысть полезныхъ; и потомъ Патріарха и Полату Царскую всю подвиже, показуя тѣмъ пишемая отъ Обители, яко по мѣсячномъ времени конецъ будетъ отъ нужъ прискорбныхъ граду. Патріархъ же со всѣмъ Освященнымъ Соборомъ молитъ Царя, глаголющи ему: Аще, Царю, взята будетъ Обитель Преподобнаго, то и весь предѣлъ Россійскій и до Окіана моря погибнетъ, конечнѣ же и царствующему граду тѣснота будетъ. И едва на слезы Келаря преклонися и въ помощь посла Атамана Сухана Останкова, да съ нимъ Казаковъ 60 человѣкъ, да зелія 20 пудъ, а Келарь Аврамій отпустилъ Троицкихъ слугъ 20 человѣкъ, Никифора Есипова съ товарищи.»

(284) Тамъ же, 136 и 137.

(285) Тамъ же, 140 и дал.: «Сапѣгѣ же окаянному бѣ трубачей люторъ Мартьяшъ именемъ, зѣло вѣренъ, и той укрѣпленъ отъ Сапѣги посылается съ похмѣльными ко Обители Чудотворца опохмѣлитися, просити меду, и по обычаю льщенія ятъ бысть, и приведенъ во Обитель святую, готовъ врагъ самъ сый впадеся. Приведену же бывшу къ Воеводамъ, и по наученію Сапѣги повѣда за собою добрыя рѣчи и годны всѣмъ во осадѣ, и того ради не бысть убіенъ, и по днехъ

56

преходящихъ вся сбывахуся по его рѣчамъ, и впредь иная кая речетъ, то вся сбывахуся... О семъ угоденъ бысть Воеводамъ... Воевода же К. Григ. Борисовичь яко родителя своего почиташе его и во единой храминѣ почиваше съ нимъ... и не бѣ слышати о немъ слова лукава... и всяко не добро творимое о промыслѣ ратномъ извѣщаше Князю... и никогда же солга Воеводѣ ни въ чемъ... По семъ же и другій Панъ предадеся, нѣмъ сый и глухъ, его же Паны Мартьяшомъ же нарицаху. И той Мартьяшъ зѣло яростенъ и силенъ бѣ, и послужи въ дому Пресв. Троицы яко истинный Христіанинъ, толико же знаменитъ бѣ въ полкахъ и во измѣнницѣхъ, яко и храбріи не имѣюще нань наступити: нѣцыи же, именемъ его страшаще, прогоняху нечестивыхъ, и пѣшъ коннаго не бояшеся; глухоты же ради своея на бояхъ вертяшеся, и обзираяся, дабы не убіену быть откуду... Сима же обѣма Литвякома случися быти на обѣдѣ у слуги Пимина Тененева, и по обѣдѣ начаша играти тонцы: во играніи же томъ отскочи той нѣмко Панъ отъ Мартьяша, и нача зубы скрежетати нань и плеваше къ нему; той же Литвякъ очима нань недобрѣ позрѣвъ, и искочи скоро вонъ: прилучившіися же ту не разумѣша между има бывшаго. Нѣмко же скоро побѣжа къ Воеводѣ К. Гр. Борисовичу, и прискочивъ слезенъ, и ударися чрезъ обычай предъ нимъ, и начертая руками, взяти того Пана повелѣвая. Князь же истязуя вины нань: онъ же по кулаку кулакомъ біяше, и хватая рукама стѣны келейныя, и на церкви и на службы монастырскія, и на стѣны градныя указуя, и начертая на воздухъ всему возметнутымъ быти и Воеводамъ показуя посѣченымъ быти и всѣмъ во Обители сожженымъ быти. Сія же Князь разумѣ отъ него, и Мартьяша сохраншася поимаша, и многими муками едва довѣдашася, и повѣда той окаянный Мартьяшъ всю измѣну свою, хотяше бо той злодѣй у пушекъ и забити затравы, а порохъ прижещи, и еще сказа, яко и нощію съ Паны подъ стѣну приходящими часто бесѣдоваше, единымъ словомъ разумъ тѣмъ подавая, и на стрѣлахъ грамоты тѣмъ ниспущая. Въ нощь же ту окаянный хотяше Поляковъ на стѣну не многихъ впустити, съ ними же пакость сотворити наряду и зелію, а прочимъ присрочилъ къ приступу готовымъ быти, » и проч.

(286) Тамъ же, 145: «Той же Ананія мужественъ бѣ, 16 языковъ нарочитыхъ во осадѣ тогда сущи приведе во градъ, и никтоже отъ сильныхъ Поляковъ и отъ Рускихъ измѣнниковъ смѣюще наступити пань, но издалече ловяще изъ оружія убити: вси бо знаяху его, и отъ прочихъ отлучающеся, на того ополчевахуся, и по кони его мнози знающе.» — О немъ см. выше, прим. 267.

(287) Палиц. 145 и 146: «Александръ же Лисовской, видѣвъ того Ананію ратующа противу себе, и выде противу его, хотя его убити. Ананія же, ударивъ конь свой, и пострѣли Лисовскаго изъ лука, въ високъ лѣвой съ ухомъ прострѣливъ, и опроверже его долу, самъ же утече изъ среды полковъ Казачьихъ.» — Тамъ же сказано, что въ одной вылазкѣ Ананія, ратуя вмѣстѣ съ Нѣмкомъ, потерялъ коня и съ того времени дѣйствовалъ не столь успѣшно. Не смотря на опухоль ноги, поврежденной выстрѣломъ изъ пищали, онъ не переставалъ участвовать въ битвахъ, но опять получилъ рану въ туже ногу. «И тако крѣпкій мужъ возвратися вспять, и отече нога его до пояса, и по днехъ малѣхъ скончася ко Господу.»

(288) Палиц. 147.

(289) Тамъ же, 148.

(290) Тамъ же, 98: «Архимариту же Іоасафу келейное правило правящу на образъ Святыя

57

Богородицы, и со слезами прося помощи и заступленія, воздрема, и видитъ въ келію его вшедша Преподобнаго Отца нашего Сергія Чудотворца, и глаголюща: Востани и не скорби, но въ радости молитвы приноси: предстоитъ бо и молится Богу о Обители и о васъ Св. Пречист. Богор. и Приснодѣва Марія со Ангельскими лики и со всѣми Святыми. Паки же иные Старцы повѣдали различная знаменія, Священноиноцы Генадей, Гурей и Кипріанъ, и иные мнози Черноризцы и міряне, яко видѣша Св. Сергіа Чудотв. ходяща по монастырю, и будяща братію, и глаголюща сице: Идите, братіе Иноцы, немедленно во святую церковь и обрящете благодать. И потомъ видѣша вшедша въ церковь Св. Троицы Серапіона Архіепископа Новгородскаго во святительстѣй одежди, и во святѣмъ олтари предъ образомъ Св. Богородицы ставша; и, обратився къ нему, Св. Чудотв. Сергій рече: Отче Сераніоне, почто умедлилъ еси принести моленіе ко Всемилостивому Богу и Пречист. Богородицѣ. Святый же Архіепископъ Серапіонъ воздѣвъ свои руцѣ, и возопи: О всепѣтая Мати! рождшая всѣхъ святыхъ святѣйшее Слово, и проч.... И абіе начаша благовѣстити къ заутреннему пѣнію; Старцы же сія видѣвше, и повѣдаша Архимариту и Воеводамъ, сіи же Старцы вси отъидоша къ Богу еще во осадѣ тогда бывши. Принесе же ми о семъ писаніе Діаконъ Маркелъ ризничей; азъ же, исправивъ сіе, повелѣхъ написати.»

Тамъ же, 136: «Иже утѣшая въ скорбехъ великій Чудотв. Сергій, паки является пономарю Илинарху, глаголя ему: Рцы братіи и всѣмъ страждущимъ во осадѣ, почто унываютъ и ропщутъ на держащаго скипетръ. Азъ неотступно молю Христа Бога моего, а о людехъ не скорбите: людей къ вамъ Царь Василей пришлетъ.»

Тамъ же, 138: «Стрегущимъ же нѣкогда на церкви Духа Пресвятаго Сошествія и спящимъ имъ въ премѣненіи, единъ же стрежаше по обычаю, и обзираше всюду, да не явится отъ коея страны ко граду внезапное пришествіе враговъ; и се слышитъ внезапу многихъ гласы поющихъ, мужескіе и отроческіе. Онъ же смотряше всюду, гдѣ поютъ, и разслышя воспѣвающихъ во храмѣ велицѣмъ Пресв. Богородицы честнаго и славнаго ея Успенія. Той же сторожъ и прочихъ возбуди, да не соблазнится о сихъ. Нѣцыи же отъ нихъ рѣша, яко по умершихъ пѣніе сіе: всегда убо храмъ полонъ бяше мертвыхъ отпѣваемыхъ: паки же глаголаша, яко никогда же нощію съ вечера отпѣваютъ умершихъ: или утреннее пѣніе начатся? но не у приспѣ время утренняго пѣнія; и глаголюще: еда нѣкоея ради вещи собравшеся людіе, молебная исправляютъ? но не по чину молебновъ гласы исходятъ, и ни тако, якоже. Иноцы или якоже мірстіи, но зѣло красно, и множество поющихъ немолчно и безпрестанно, и гласы громны. Таже рекше къ себѣ: шедше да увѣмы извѣстнѣе; и текше до дверей церковныхъ ко храму Преч. Богородицы, и гласу не бысть, и усумнѣвшеся, борзо отъидоша къ оставшимся на сторожи, и съ низу къ высотѣ воскликнувше на храмѣ стоящимъ, глаголюще: се вси соблазнихомся, нѣсть пѣнія никакова гласа въ церкви Успенія Пресв. Богородицы. И паки долу стоящіи ужасахуся, гласы бо пѣнія паки слышахуся имъ: тіи же съ высоты глаголюще: что смущаете насъ? се не гласи ли пѣнія еще суть? и егда снидосте отъ насъ, а пѣніе гласовъ не преста! Снидоста же и тіи съ высоты, и на гласъ идоста, и пѣнія слышаху; пришедше же ко дверемъ церковнымъ, и ничтоже слышаша, и возвратившеся рѣша: не туне пѣніе се, братіе; егда же отъидоша, паки

58

слышаша пѣнія. И шедше возвѣстиша о семъ Воеводѣ, и вскорѣ мнози пришедше, «не слышаша никакова гласа, ни шума, и ужасъ многихъ объятъ о семъ. Таже по обычаю ко Утреннѣй начаша благовѣстити.»

(291) Тамъ же, 148 и 149: «Архимаритъ и Воеводы приговорили во храмѣ Пресв. Богородицы Успенія въ предѣлѣ освящати храмъ во имя иже во Святыхъ Отца нашего Николая Чудотворца въ праздникъ его Маія въ 9 день, еже и сотвориша въ славу въ Троицы славимому Богу... И смертоносіе отъ тогоже дне почася въ людехъ преставати; оставшіи же отъ смертоносія здравіи по вся дни исходяще изъ града на брань къ Литовскимъ людемъ, и біяхуся со усердіемъ, и милость Господня помогаше имъ.»

(292) О числѣ погибшихъ см. Палиц. 132 и 134.

(293) Тамъ же, 149 и 150: «Мѣсяца Маія въ 27 день, паки въ Сапѣгиныхъ таборѣхъ и Александровыхъ Лисовскаго бысть шумъ великъ, играюще во многія игры и до полудни, съ полудни же начаша Литовскіе люди подъѣзжати подъ градъ смотряюще стѣнъ, и часто позирающе на градъ, тако же начаша готовити мѣста, гдѣ быти пушкамъ ихъ и пищалемъ, и скачуще на бахматѣкъ, машуще мечи своими на градъ, аки грозяще; къ вечеру же начаша скакати конные многіе люди и съ знамены по всему Клементьевскому полю. По семъ же и Сапѣга вышелъ со многими полки вооруженными, и скрышася въ таборы своя; оставшіижеся во градѣ Троицкомъ людіе, видяще на градъ лукавое ихъ смотрѣніе, уразумѣша лютый совѣтъ ихъ къ пролитію крови, и непщеваху быти приступу, и тако готовящеся на брань: бѣша бо маліи числомъ сущіи; готовяху на стѣнахъ варъ съ каломъ смолу, каменіе и прочее, иже къ тому времени пристрояюще, и подошевной бой очистивше... Вси взыдоша на стѣну, мужеска полу и женска, и такожде западше ждаху приступа.»

(294) Тамъ же, 150 и 151: «И егда бысть вечеръ уже, окаянніи Литовскіе люди и Рускіе измѣнники лукавствующе, хотяще къ стѣнамъ граднымъ пріитти тайно, и ползающе аки змія по землѣ молкомъ, везяху приступныя козни, щиты рубленые, и лѣстницы и туры, и всякія стѣнобитныя хитрости... И абіе съ Красныя горы возгремѣша изо огненнаго верхняго наряду, и тако воскрикнувше все множество Литовскихъ людей и Рускихъ измѣнниковъ, и устремишася на градъ со всѣхъ странъ съ лѣствицы и съ щиты и съ тарасы, и со иными козньми стѣнобитными, и заиграша во многія игры, и начаша приступати ко граду всѣми силами, всякими дѣлы и хитростьми: мняху бо окаянніи во единъ часъ похитити градъ. Вѣдяще же во градѣ зѣло мало людей, и тіи суть немощни, и сего ради крѣпцѣ належаху на градъ: но благодатію Божіею подкрѣпляемое Троицкое воинство біяхуся съ стѣнъ градныхъ крѣпко и мужественно. Литва же тщашеся вскорѣ взыти на градъ; и придвигнуша щиты на колесѣхъ и лѣстницы многія, и нуждахуся силою приставити и взыти на стѣны. Христолюбивое же воинство, и вси градстіи людіе, не дающе имъ щитовъ и тарасовъ придвигнути и лѣстницъ присланивати, біюще изъ подошевнаго бою изо многихъ пушекъ и пищалей и въ окна колюще и каменіе мещуще, варъ съ каломъ льюще, и сѣру и смолу зажигающе метаху, и известію засыпающе скверная ихъ очеса. И тако біющеся чрезъ всю нощь. Архимаритъ же Іасафъ со всѣмъ Освященнымъ соборомъ впиде во Храмъ Пресв. Троицы молящеся... о избавленіи града и о помощи на враги. Егда же бысть день, видяще окаяниіи

59

Лютори, яко не успѣша ничтоже, но паче своихъ множество изгубиша, начаша съ студомъ отступати отъ града; градстіи же людіе вскорѣ отвориша градъ, овіи же съ стѣнъ скочивше, учиниша вылазку на оставшихся Литовскихъ людей и Русскихъ измѣнниковъ у стѣнобитныхъ хитростей своихъ, иніи же во рвѣхъ бродяще, не могуще изыти. И тако тѣхъ многихъ побили, а живыхъ взяли, Пановъ и Рускихъ измѣнниковъ 30 человѣкъ, и повелѣша имъ въ жерновы играти. И тако работающе на братію, и на все Троицкое воинство, и до отшествія враговъ отъ града; и милостію Пребезнач. Троицы, и заступленіемъ Преч. Богоматере, и молитвъ ради великихъ Чудотворцевъ Сергія и Никона, побиша тогда множество приступныхъ людей, и тарасы ихъ и щиты и лѣстницы и прочая козни вземше, во градъ внесоша; сами же вси здравы отшедше, яко побѣдители надъ враги показашася.»

(295) См. письмо Марины къ отцу отъ 23 Марта (по Нов. Ст.) 1609 г. (Собр. Гос. Грам. II, 360).

(296) Собр. Гос. Грамотъ, II, 342 и 345. — Помѣщенныя тамъ увѣщательныя Грамоты Царя Василія писаны: къ Галицкимъ жителямъ 30 Ноября, а въ Устюжну Желѣзопольскую 23 Декабря, 1608.

(297) Ник. Лѣт. 110: «Царь же повелѣ Боярину Ѳедору Иван. Шереметеву съ Балчика итить къ Москвѣ, » и пр.

(298) Тамъ же, 102: «Въ Суздалѣ же градѣ собрашася ратные люди, а хотѣша устроити осаду, что стояти противъ Литовскихъ людей; единъ же у нихъ наученъ Діаволомъ Меншикъ Щиловъ съ товарищи и цѣловати крестъ всѣмъ вору, и нача всѣхъ ко кресту приводити, а Архіепискупъ Галахтіонъ за то не постоялъ: и поцѣловаше крестъ всѣмъ городомъ и посадомъ, и уѣздомъ, и послаша къ Сапѣгѣ подъ Троицу. Сапѣга же присла къ нимъ въ Суздаль Полковника Лисовскаго; той же Лисовскій Полковникъ былъ въ Суздалѣ, и инымъ городомъ многую пакость дѣяше: съ ними прислалъ Сапѣга въ Суздаль Воеводу Ѳедора Плещеева.»

(299) Тамъ же, 103 и 104: «Переславцы же всякіе люди позабыша праведной судъ Божій, и не помня крестнаго цѣлованія, измѣниша, и поцѣловали крестъ вору, и собрався съ Литовскими людьми, поидоша ко граду къ Ростову... похотѣша ихъ такожь подъ діавольскую прелесть прелстить, какъ и сами. Во градѣ же въ Ростовѣ слушаху вси, что идутъ къ нимъ Переславцы съ Литовскими людьми, пріидоша всѣмъ городомъ къ Митрополиту Филарету и начаша его молити, чтобъ имъ отоити въ Ярославль. Онъ же Государь великій, адамантъ крѣпкій и столбъ непоколебимъ, приводяше людей Божіихъ на то, и утвержаше, чтобъ стояли за вѣру истинную Христіанскую и за Государя крестное цѣлованіе, чтобъ стати противъ тѣхъ злодѣевъ, и многими ихъ словесы утвержеваше, глаголя, аще мы и побіени будемъ отъ нихъ, и мы отъ Бога вѣнца воспріимемъ мученическія. Слышавъ же Воевода и вси людіе, что имъ не повелѣваетъ града покинути, молиша его, чтобъ онъ съ ними пошелъ въ Ярославль; онъ же имъ всѣмъ рече: аще будетъ и многія муки притерплю, а дому Пречист. Богородицы и Ростовскихъ Чюдотворцовъ не покину. Слышавъ же они отъ него такія словеса, многіе побѣгоша въ Ярославль, Митрополитъ же, видя гнѣвъ Божій, поиде въ Соборную церковь Преч. Богородицы и облочеся въ свой святительской санъ; многіежь люди пріидоша, сѣдоша во храму. Онъ же Святитель, готовяся аки агнецъ къ

60

заколенію, сподобися Пречист. и Животв. Таинъ, и похотѣ всему міру спасенія, и похотѣ отвѣтъ дати Богу праведный по Пророческому словеси: се язъ и дѣти, яже ми далъ Богъ; и повелѣ Протопопу и Священницамъ, кои есть въ церкви, поновляти и причащати весь народъ и сподоби всѣхъ Божеств. Таинъ. Литва же пріидоша во градъ и начаша людей побивати, кои не успѣша уйтити въ церковь и съ града въ Ярославль убѣжати. Они же идоша ко церкви; Митрополитъ же видя то, что идутъ прямо къ церкви, повелѣ двери утвердити; они же начаша ко дверямъ приступати и въ церкви же съ ними біяхуся, не дадяше имъ приступати. Митрополитъ же, видя неизнеможеніе, пріиде ко дверемъ церковнымъ и нача Переславцомъ говорити отъ Божественныхъ Писаній, чтобъ помнили свою православную Вѣру, отъ Литовскихъ людей отстали и (къ) Государю обратилися. Они же Переславцы, аки волки свирѣпіи возопиша великимъ гласомъ, и начаша къ церкви приступати и выбиша двери церковныя и начаша людей сѣщи и побиша множество народа. Митрополита же взяша съ мѣста, и святительскія ризы на немъ ободравше, и одѣша его въ худыя ризы, и даша его за Пристава; раку же Чюдотворцову Леонтьеву златую сняша и розсѣкоша по жеребьемъ, казну жь церковную всю, и Митрополію и градскую, пограбиша, и церкви Божія разориша... Они же Переславцы разориша градъ Ростовъ и поидоша въ Переславль, Митрополита жь Филарета отослаша къ вору въ Тушино. Сапѣга жь изъ подъ Троицы посла въ Ростовъ Воеводу Матвѣя Плещеева съ Литовскими людьми; Матвѣй же, стоя въ Ростовѣ, многія пакости градомъ и уѣздомъ дѣлаше.»

Нѣмцевичь (См. Dz. P. Zygm. III, Т. II, 336) почерпавшій свѣдѣнія болѣе изъ Польскихъ источниковъ, пишетъ, что изображеніе (posąg, статуя) Св. Леонтія, доставшееся Сапѣгѣ, а отъ него подаренное Маринѣ, Русскіе цѣнили въ 50.000 рублей. Онъ же говоритъ, что въ Ростовѣ начальствовалъ тогда Третьякъ Сеитовъ (Kniaź Tretiak Scytow), который взятъ въ плѣнъ и отосланъ вмѣстѣ съ Филаретомъ къ Самозванцу. — По словамъ Бера, изображеніе Св. Леонтія, вылитое изъ золота, было вѣсомъ въ 200 фунтовъ.

(300) Палиц. 44: «Сего убо Митрополита Филарета исторгше силою, яко отъ пазуху матерню, отъ церкви Божія, и ведуще путемъ боса, токмо во единой свитѣ, и ругающеся облекоша его въ ризы языческія, и покрыша главу Татарскою шапкою, и нозѣ обувше во своя сандалія.» — О семъ же и въ Латух. Степ. Кн.: «Съ поруганіемъ великимъ по пути его въ единой свитцѣ и боса ведоша, еще же во иноязыческія ризы того Святителя облачаху, и Татарскую шапку на него возлагаху, и тако къ вору въ Тушино приведоша.»

(301) Беръ утверждаетъ, что Филаретъ имѣлъ въ своемъ жезлѣ восточный яхонтъ, равнявшійся цѣною съ полубочкою золота, и — подарилъ его Лжедимитрію!

(302) См. выше, прим. 299.

(303) Лжедимитрій писалъ 8 Сентября 1608 г. къ Мнишку о намѣреніи отправить Марину съ войскомъ къ Звенигороду: «dla połoźenia świętego jednego w manasterze Zwinigrodskim, zkądby wielka y dziwna w Moskwy o nas aestimatia urość mogła.» См. Собр. Гос. Грам. II, 339.

(304) Объ измѣнѣ Костромы, Галича, Углича и Вологды см. Нѣмцевича (D. P. Z. III, II, 339) и Бера.

Ник. Лѣт. 105: «Грѣхъ же ради нашихъ грады всѣ Московскаго Государства отъ Москвы отступиша. Немногіе жь грады стоявъ въ

61

твердости.» Тутъ исчислены вѣрные города: между ими не наименованъ Владиміръ, и какъ вскорѣ потомъ Литовцы разбитые Княземъ Пожарскимъ искали въ немъ убѣжища (см. тамъ же, 106), то видно, что сей городъ былъ уже на сторонѣ Лжедимитрія.

(305) Ник. Лѣт. 105.

(306) Нѣмцев. D. P. Z. III, II, 337.

(307) См. Бера, который именуетъ его «ein doppelgetaufter Mameluck Rußischer Religions. — Петрей (стр. 418) говоритъ: «Lorentz Biugge, aus Schweden bürtig in der Provintz Helsingeland, welcher sich in Reußland uber 30 Jahr auffgehalten, und aus Lieffland gefangen unter den Tyrannen Jwan Wasiliwitz in die Mußkow gebracht ist.»

(308) См. выше, глав. I, стр. 14.

(309) Псков. Лѣт. 359: «А Петръ Шереметевъ надѣялся на большихъ людей во всемъ, а они ему на всемъ льстили и потакивали, а на мелкихъ наносили и обиду чинили. А мастеровые люди даромъ дѣлали на него всякое рукодѣліе.» Тамъ же, на л. 355, 356 и 358 описаны бѣдствія Псковичей отъ мздоимства, грабительства и неправды.

(310) Псков. Лѣт. 77 и 78: «Въ тожъ время мѣсяца Августа явишася въ Псковскихъ пригородѣхъ смутныя грамоты отъ вора изъ-подъ Москвы... Преставися Епископъ Геннадей отъ кручины, слышавъ такую прелесть... И во Псковѣ святошася людіе, слышавше нѣкоего грядуща отъ ложнаго Царя съ малою ратію. Воевода жь, видѣвъ толиков смятеніе въ народѣ, и много укрѣпляху ихъ и немогоша увѣщати ихъ. Въ тожь время похватоша народъ лучшихъ людей и гостей, и пометаша я въ темницу... Въ тожь время нѣкто врагъ креста Христова вложи имъ то слово, что Нѣмцы будутъ во Псковъ, слышали бяху прежъ, что послалъ Царь по Нѣмецъ... И тогда возопивше нѣцыи мятежницы въ народѣ, яко Нѣмцы пришли суть отъ Иваня-города къ мосту на Великой рѣки. И въ той часъ возмутишась вси, и похваташа Воеводу всадиша въ темницу, а сами послаша по Боровского Воеводу по Ѳедку Плещеева и цѣловаша крестъ вору... Тоежь осени пріидоша отъ вора во Псковъ, якоже отъ Сатаны бѣсове, и его полку мучители и убійцы и грабители, повѣдающе малоумнымъ державу его и власть; тіиже окаянніи воздаша хвалу прелестнѣй и темнѣй державѣ его. ... И навадиша на онѣхъ боголюбцовъ и страдальцовъ, иже не восхотѣша поклонитися Ваалови ... Изъемше жь тіи зліи лютіи звѣріе тѣхъ изъ темницъ нужною смертію умориша; овыхъ на коліе поткоша, инѣмъ главы отсѣкоша, прочихъ различными муками мучиша, имѣнія ихъ поимаша. Болярина жь Петра Никитича Шереметева въ темницы удавиша, и во Владычнѣ дворѣ, и по монастыремъ, и у начальниковъ градцкихъ, и у гостей имѣнія поимавъ, съѣхаша подъ Москву къ своему ложному Царю, и тамо послѣ отъ своихъ побіени быша... При семъ учинися гнѣвъ Божій на славный градъ Псковъ... Мѣсяца Маія въ 15 день, въ 6 часъ, загорѣся полонище у Успенского монастыря отъ дворового варенія, и сметашася людіе и погасиша огнь, и начаша расходитися по домомъ. И внезапу загорѣся паки невидимо, и въ той часъ бысть буря велія, вѣтръ силенъ отъ юга, и понесе огнь къ площади, и не возмогоша утолити ничѣмъ... и загорѣся весь градъ и зелейныя полаты, и зеліемъ вырвало Кремля города на обѣ стороны... Псковичи же, народъ, чернь и Стрѣльцы ни тѣмъ Божіимъ гнѣвомъ наказашася, начаша чужая имѣнія грабити... и Дьяволомъ падхнени суще, рекоша сице: Боляре и гости городъ зажгоша; и начаша въ самой пожаръ каменіемъ гонити ихъ; они же побѣгоша изъ града.

62

И на утрія собрався, начатъ влазити, нарочитыхъ Дворянъ и гостей мучити и казнити, и въ темницы сажати неповинныхъ, отъ начальныхъ града и церковнаго чина, глаголюще безумніи, яко вы градъ зажгосте и разористе, Царю нашему не радя.»

(311) Аврам. Палицын. 32—47: «Польскіе же и Литовскіе люди и воры Казаки ... яко волцы надо псами играюще и иныхъ искусающе, инѣми же вмѣсто щитовъ отъ меча и отъ всякаго оружія и смертнаго паденія защищахуся. И бяше имъ стѣна тверда злокозньство измѣнникъ, и аще и вся злая и лютая видяще и слышаще, не отступаху отъ того ложнаго Царика и отъ Поляковъ, и недомыслимая въ разумѣ тому Лжехристу и Польскимъ и Литовскимъ людемъ то вся промышляюще измѣнницы, и всюду водяще, и вездѣ сохраняюще враговъ Христіанскихъ, Литву и Поляковъ, къ смертнымъ же боемъ прежде ополчевахуся, и послѣди престаяху; Поляцы жъ и Литва вооружены стояще бездѣльно, смѣющеся безумству ихъ и междоусобію. И аще случаемъ на бранехъ взятъ будетъ Поляки и Литвою добрый воинъ за истину стоящій, той милости сподобляемь отъ нихъ и отъ смерти сохраняемь; аще ли же случится кромѣ ихъ взяту быти кому Рускими измѣнники, и на того, яко на люта звѣря, прискакаху со оружіи, и составы того разсыпаху лютѣ. И видяще Поляки и Литва таковы пытки и злое мучительство отъ своихъ своимъ и единовѣрнымъ, и уступающе дивляхуся окаянной вражіи жестокости и сердцы своими содрогахуся, и звѣрски взирающе, отбѣгаху; разумніи же отъ нихъ теплыми слезами ланитѣ свои омывающе, и другъ другу глаголюще: внимаемъ, братіе, о семъ, что сіи Русаки другъ другу содѣваютъ? намъ же что будетъ отъ нихъ? и бѣсовъ злѣйши наричуще тѣхъ; они же смиловавшихся, Литву и Поляковъ, худяками и женками нарицаху. Кто же сея бѣды слыша не восплачется, еже вкупѣ шествія ихъ на брань? Идѣ же бо Поляки со измѣнники пріидутъ къ непроходимымъ мѣстомъ, и въ лѣсѣхъ, и на рѣкахъ, и на топѣхъ, и на ржавцѣхъ, и на болотѣхъ, и ту безъ ума станутъ Поляки, не вѣдуще, что сотворити, како прейти, или како минути; измѣнницы же, ругающеся имъ и недоброхотствующихъ Царю Тушинскому нарицаху, и вскорѣ ими промышляху, и мосты и перевозы строяще, и лѣсомъ тропинами во едину степень безпакостно провожаху. Коль же жестоко сердце измѣнниковъ бѣяше на свою братію православныхъ Христіанъ? Поляковъ убо и Литвы сотни двѣ или три, Рускихъ же измѣнниковъ десяторицею предъ ними сугубо; и тіи соблюдаху ихъ во всемъ; а имъ же бы возможно и малою чадію на тѣхъ крѣпкихъ мѣстѣхъ, и на непроходимыхъ всѣхъ смерти предати. Но никако же въ нихъ таковаго смысла добраго не обрѣтеся. Кто же сему не посмѣется безумію? Внегда убо ко кровопролитію, то Рустіи измѣнницы главы своя прежде полагаху, Поляцы же стояще точію отъ измѣны себѣ соблюдаху: егда же корысть дѣлити во градѣхъ и въ селѣхъ, то вся лучшая Поляки у нихъ силою отъимаху; измѣнницы же, аще и множество ихъ предъ ними, но не прерѣковаху и всяко насильство отъ нихъ радостно пріемляху. Плѣнницъ же, женъ красныхъ и отроковицъ, и юношъ не токмо у худѣйшихъ измѣнниковъ, но и у начальствующихъ ими отъимаху, и не могуще отъ рукъ ихъ исхитити, и рода своего женъ и дѣтей, и братію и сестръ, но великою цѣною искуповаху, и то по велицѣй дружбѣ, и по мздѣ. Еще же и смѣхъ Поляки надъ тѣми Рускими измѣнники дѣяху, имъ же возможно насильствовати, по пріятіи цѣны не отдаваху, и другую цѣну воспріимаху; иніи же по отданіи плѣнницъ и по

63

взятіи цѣны, засылаху на путь и вспять паки оружіемъ отъимаху. Сія жъ зряще измѣнницы не токмо не знаеміи, но и сердоболи другъ другу смѣяхуся, гнѣвъ же Божій праведно попущенный видимь бываше: мнози бо жены и дѣвицы не хотяще со беззаконники разлучитися, и мнози по искупленіи паки къ нимъ отбѣгаху; иніи же жены на мужи своя о смерти поучевахуся, и по испрошеніи на искупъ крыяхуся, и повѣшающеся на выя тѣмъ беззаконникомъ, злѣ гласы движуще, и благодѣтели тѣхъ и свѣты нарицающе, охъ! охъ! горе! горе! безъ ума припѣвающе: мнози бо отъ нихъ юностію и покойми тѣлесными побѣдившеся, иніи же очаровани бывше, и того ради сердцы своими изгараху. Бяше же и се зло вездѣ изліянно, не десять бо, или пять, но три, или два, вкупѣ совѣтъ каковъ творяще о дѣлѣ, или о разумѣ, разлучившеся врознь, единъ остается съ терпящими бѣды и напасти, другій же отскачетъ въ покой тѣлесный, въ велику же работу вражію, и составляюще ложная писанія, посылаютъ на соблазнъ оставшымся по нихъ, возвѣщающе о себѣ, яко въ велицѣй чести тамо суть, и многи дарове, и имѣнія пріяша; имъ же убо мнози и не вѣроваху, и сія оплюваху, мнози же и прельщающеся къ нимъ отбѣгаху. Не токмо же писаніи тайно, но и на бранѣхъ съѣзжающеся другъ друга обольщеваху, и не токмо простіи, но и разумніи, яко отъ полка Ангельска отскачуще, въ демоны прелагахуся. Всякъ же отъ своего чину выше начаша восходити: раби убо господіе хотяще быти, и невольніи къ свободѣ прескачуще; сильніи же разумомъ отъ тѣхъ въ прахъ вмѣняеми бываху и ничто же не по нихъ не смѣюще рещи... И вправду убо сія пострадахомъ: егда бо слышахомъ грады разоряемы, и видѣхомъ отъ нихъ, яко отъ огненны пещи избѣгающихъ звѣрскимъ рыканіемъ; имъ же не поболѣхомъ, ни плакахомся, ни рыдахомъ, ниже домы наша отверзохомъ имъ, и мнѣхомъ, яко не придутъ таяжде на ны, и глаголюще: далече суть сія, и тамо вся преминутъ... Бысть же тогда разореніе святымъ Божіимъ церквамъ отъ самѣхъ православныхъ, яко же капищемъ идольскимъ прежде отъ Великаго Владиміра; тогда на славу Божію, нынѣ же на утѣху бѣсомъ ... Во святыхъ Божіихъ церквахъ скотъ свой затворяху, и псовъ во Олтарехъ питаху: освященныя жъ ризы нетокмо на потребу свою предираху, но и на обуща преторгаху, и драгими багры, на плещу носимыхъ священныхъ Іереовъ, афедроны покрываху; и къ коимъ же вещемъ святымъ не возможно прикоснутися, ни приступити безъ гонѣнія, но со страхомъ, и тая ношаху блудницы, и піяху съ плясаніемъ отъ нихъ, и безсловесныя скоты украшаху сими... Чинъ Иноческій и Священническій не вскорѣ смерти предаяху, но прежде злѣ мучаще всячески, и огнемъ жгуще, испытующе сокровищъ, и потомъ смерти предаяху, а ихъ же свѣдятъ Иноковъ непреходимыхъ отъ мѣста на мѣсто, но во единомъ обѣщаніи живуща, и таковыхъ работами облагаху, и стражи бяху имъ, и вина и пива варяху имъ; такожъ и кормы людскіе и конскіе готовяще, и пасяху стада ихъ. Такожде Іереевъ у мелива и у возовъ и у дровосѣчества моряху, и блудницъ стрежаху, и работающе блудницамъ, и воду ношаху имъ, и порты скверные мыюще на нихъ, и у коней ихъ все работающе повелѣнное имъ. И старые и святолѣпные мужи у ногъ ихъ валяющеся аки соротки, и ругающеся имъ, повелѣваху пѣсни пѣти срамныя и скакати и плясати; непокаряющихжеся смерти предаяху. И премѣнишася тогда жилища человѣческая на звѣрская: дивіи бо не кроткое естество, медвѣди и волки и лисицы и заицы на градская и пространная мѣста пришедше,

64

такоже и птицы отъ великихъ лѣсовъ на велицѣй пищи на трупѣ человѣческомъ вселишася, и звѣри и птицы малыя во главахъ и въ трупѣхъ человѣческихъ гнѣзда содѣяша: горы бо могилъ тогда явишася побіенныхъ по правдѣ ратовавшихся, ихъ же не лѣть изрещи подробну, но мало токмо помянути, яже быша велицыи бои на прошествіи отъ Тулы въ Калугу, и подъ Кромами, и на Ворсмѣ подъ Коширою, и подъ Орломъ, и подъ Нижнимъ Новымъ-градомъ, и во многихъ мѣстѣхъ; и крыяхуся тогда человѣцы въ дебри непроходимыя, и въ чащи темныхъ лѣсовъ, и въ пещеры недовѣдомыя, и въ водѣ между кустовъ отдыхающе, и плачущеся къ Содѣтелю, дабы нощь сихъ постигла, и поне мало бы отдохнути на сусѣ: но ни въ нощь, ни въ день бѣгающимъ не бѣ покоя и мѣста ко скрытію; и вмѣсто луны многіе пожары поля и лѣса освѣщеваху нощію, и никому же не мощно бяше двигнутися отъ мѣста своего: человѣкъ бо ожидаху, аки звѣрей отъ лѣсовъ исходящихъ, и оставиша тогда злодѣи за звѣрьми гоньбу, но женуще за своею братіею, и со псы, аки лютыхъ звѣрей пути пытаху, и существенные звѣри человѣкъ бѣгающихъ поядаху, и произволительныя звѣри не естествомъ, но нравомъ, такожде поядаху... Попусти же Господь нашъ и Богъ праведный гнѣвъ свой на насъ, не токмо злыхъ сихъ враговъ, но и звѣріе пакости дѣяху: нигдѣ бо, Христіане и земледѣльцы бѣгающе, не могоша житъ сѣменныхъ всячески скрыти: вездѣ бо изъ ямъ звѣріе ископоваху и поядаху, иніи же звѣріе токмо по лѣсу и по грязи разсыповаху далече. Такоже и Козаки и измѣнники, идѣже что останется каковыхъ житъ, то въ воду и въ грязь сыплюще, и коньми топчуше, а идѣ же не пожгутъ домовъ, или не мощно взяти домовныхъ потребъ, то все мелко колюще, и въ воду мещуще, входы же и затворы всякіе разсѣкающе, дабы никому же жительствовати ту ... Непокорящихжеся ихъ злымъ совѣтомъ по всей земли всякъ возрастъ и всякъ чинъ, овѣхъ съ башенъ съ высокихъ градныхъ долу метаху, инѣхъ же съ бреговъ крутыхъ во глубину рѣкъ съ каменіемъ верзаху, инѣхъ же развязавше изъ луковъ и изъ самопаловъ розстрѣляюще, инѣмъ же голени на полы преламляху, у инѣхъ же чадо восхитивше, и предъ очима родителей на огни пряжаху, инѣхъ же отъ сосцу и отъ пазуху матерню отторгающе, о землю и о пороги и о каменіе и о углы разбиваху, инѣхъ же на копія и на сабли восткнувше предъ родительми ношаху. Красныхъ же женъ и дѣвицъ на многъ блудъ взимаху, и тако во многомъ скверненіи нечисты умираху; мнози же и сами изрѣзывахуся, смерть пріимаху, дабы не осквернитися отъ поганыхъ: иніи же въ воду ввергшеся съ бреговъ высокихъ, не бѣ бо мѣста ко скрытію. Матери же младенцевъ своихъ отъ глада и жажди въ невѣдѣніи задавляху, дабы ихъ ради гласа самимъ не погибнути: бѣгающе бо захватываху рты тѣмъ, и сослѣди обрѣтающе тѣхъ мертвыхъ. И яко же пустынницы въ лѣсѣхъ со звѣрьми во единыхъ пещерахъ живуще, и ему же съ кѣмъ не возможно, той отъ того отбѣгаше, аще и не обѣщавшеся иночествовати: но дождь и снѣгъ и варъ и студь нагимъ тѣломъ терпяще. Сія же зряще мужественніи сердцемъ, и рыкнувше разсѣдающимся внутреннимъ, предаяхуся на растесаніе, и на раздробленіе удовомъ; не могуще благородніи сынове зрѣти рождшихъ ихъ ложеснъ, у блудныхъ беззаконниковъ оскверняемыхъ злѣ, такожде и братія за сестръ своихъ нерушимаго ради дѣвства красоты скончевахуся... Идѣже пролита бѣ мученическая кровь, на томъ же бяше и бѣсованія блуднаго одръ; не пощадѣша бо и не возрастшихъ

65

юнотокъ, но и тѣхъ растлѣвше, нагихъ милостыни отпущаху просити, крови срамной текущи и власомъ тѣмъ одраномъ сущимъ, но никтоже явѣ не смѣяше помиловати ихъ. Невѣсты же Христовы, честныя и святыя Инокини, разстризаеми бываху, и по станомъ ихъ влачими и оскверняеми блудомъ, и нудими бываху мясъ ясти, и въ постныя дни святыя сыру и млеку причащатися. Въ толико же безстудство вшедше нечестивіи измѣнницы и Поляки, безстрашно вземлюще Святыя иконы мѣстныя и Царскія двери, и сія подстилающе подъ скверныя постели, и блудъ содѣвающе, и нечисты всегда сѣдяще, и зернію играюще, и всякими играми бѣсовскими; иные же Святыя иконы колюще, и вариво и печиво строяще: изъ сосудовъ жe церковныхъ ядяху и піяху, и смѣющеся поставляху мяса на дискосѣхъ, и въ потирѣхъ питіе. Иніи же яко наругающеся святые сосуды преливающе и разбивающе на свою потребу и на конскую. Воздухи же и пелены шитыя и низаныя драгія, тѣми покрываху кони своя, и на плещу свою вмѣсто приволокъ ко брани воздѣваху, и поясы священными опоясывахуся по блуднымь нѣдромъ, и хоругви церковныя вмѣсто знаменъ изношаху, » и пр.

(312) О Филаретѣ, см. выше, примѣч. 300. — Аврам. Палиц. 44: «Такоже и Тверскаго Архіепископа Ѳеоктиста обезчестивше, и по многихъ мукахъ на пути ко царствующему граду въ бѣгствѣ смерти предаша, и ратнымъ обычаемъ отъ правовѣрныхъ взято бысть тѣло его, обнажены кости оружіи, и знаменіи животныхъ кровоядныхъ начертаны. Такожде и Суздальской Архіепископъ Галактіонъ во изгнаніи скончася; Епископа же Коломенскаго Іосифа, на пушкѣ привязавше, не единою подъ грады водяще, и симъ страшаще многихъ.»

Никон. Лѣт. 131: «Въ тожь время побѣжалъ къ Москвѣ Тверской Архіепископъ Ѳеоктистъ изъ Тушина, и ево жь убиша на дорогѣ.»

(313) См. выше, въ примѣч. 310.

(314) Палиц. 44: «И маліи отъ Священнаго чина тѣхъ бѣдъ избѣгоша, память же тѣхъ язвъ многимъ и до смерти остася.»

(315) Никон. Лѣт. 105: «Казань и Великій Новгородъ, и Смоленскъ, и Нижній, Переславль Резанскій, Коломна, Царство Сибирское: только городовъ стояху въ твердости; а то всѣ прельстишася въ дьявольскую прелесть.»

О Саратовѣ см. Хроногр. Стол. л. 143 на обор.

(316) The Russian Impostor, 153: «Jn the mean time it was judged needful to fortifie and accommodate the Camp, as well against the approaching Winter, as the attempts of the Enemy. Several goodly Edifices were erected for the Nobility, and Tents and Huts prepared for the rest of the Army; so that the whole being divided into Streets and publike places, had the lesemblance of a great City.»

Машкѣвичь: «Сей станъ былъ укрѣпленъ природою и искусствомъ: съ двухъ сторонъ окруженъ рѣками; высокими окопами и глубокими рвами, проведенными отъ одной рѣки къ другой.»

(317) Беръ пишетъ, что всѣ дивились чрезвычайному изобилію съѣстныхъ припасовъ въ Тушинѣ: головы, ноги и внутренности битой скотины валялись на улицахъ въ такомъ множествѣ, что собаки не успѣвали пожирать ихъ. Отъ того былъ дурной запахъ и даже боялись язвы. Послѣдній изъ воиновъ ежедневно приготовлялъ для себя самыя лучшія яства; изъ напитковъ болѣе выходило меду, нежели пива.

(318) См. сей Исторіи Т. XI, 15.

(319) Палиц. 40: «Отъѣха къ Нагайскому Князю Урусу сынъ его Князь Петръ, отвергся вѣры

66

Христіанскія, и велику честь въ Россіи всю отверже, и жену свою, прежде бывшую за Княземъ Александр. Иван. Шуйскимъ, покинулъ и со отцемъ своимъ и съ Нагайскими Татары много зла содѣя по всѣмъ Украинскимъ городомъ. Такоже и Борисомъ поставленный Касимовской Царь къ Тушинскому ложному Царю приложися, и съ Польскими людьми и съ Рускими измѣнники вездѣ ратоваху.» — Ник. Лѣт. (стр. 89) говоритъ, что Князья Петръ и Александръ Урусовы измѣнили Царю еще подъ Тулою.

(320) См. выше, примѣч. 218.

(321) См. Собр. Гос. Грам. II, 351. Марина писала къ отцу своему въ Генварѣ 1609 изъ-подъ Москвы, прося не лишить ее въ печали своего благословенія и простить, если она чѣмъ нибудь прогнѣвала его. Она прибавляетъ: «Въ письмахъ къ Его Царской Милости упоминайте обо мнѣ и просите, чтобы я у него могла имѣть почтеніе, милость.» Далѣе, жалуясь на претерпѣваемый ею недостатокъ, говоритъ, что «у нея нѣтъ и сундучка (ani skrzyneczki źadney nie mam).» См. тамъ же, на стр. 361, записку ея отъ 23 Марта.

(322) См. выше, примѣч. 138. Списокъ (на Польскомъ языкѣ) сей жалованной Грамоты, данной 14 Окт. 1608 изъ-подъ Москвы, находится въ Дѣлахъ Польскаго Двора 1736 года. — На основаніи сей и другихъ подобныхъ Грамотъ Польскій Коронный Великій Маршалокъ Мнишекъ не стыдился нѣсколько разъ (въ 1718, 1720, 1732 и 1736 годахъ) домогаться отъ Россійскаго Двора всего обѣщаннаго предкамъ его Самозванцами, или даннаго ими, но въ послѣдствія отнятаго. (См. Диплом. Собр. Дѣлъ, Б. Каменскаго, I, 397.)

(323) Такъ названные перелеты. См. выше, примѣч. 233.

(324) Такъ пишетъ Машкѣвичь, очевидецъ сихъ происшествій и наблюдавшій причины оныхъ. См. также Бера.

(325) См. сей Исторіи Т. XI, Гл. IV.

(326) См. выше, прим. 321. — Въ томъ же письмѣ Марины сказано: «Nie tak, jakom sobie źyczyła i pragnęła poźegnać, poźegnała ... To sobie obiecywała, tego naywięcey źycząc, abym była z ust rodzica mojego błogosławieństwo wzięła, tego znać źem godna nie była; lecz ja teraz przez ten list, upadłszy do nog nayprzód przepraszam ze łzami mojemi, uniźennie prosząc, aby to com ja kiedokolwiek, bądź z nieostróznością, z umysłu, z głupstwa, z młodości ze złósci czymkolwiek obraziła, teraz juź mnie WM., móy Mościwy Pan i Oyciec, odpuścić racz, » etc.

См. также другія письма ея отъ 26 Генв. и 23 Марта 1609, въ Собр. Гос. Грам. II, 353 и 359.

(327) Въ Дипл. Собр. Б. Каменскаго (на стран. 398) помѣшенъ переводъ Меморіала, поданнаго на Сеймѣ Послами Повѣтовъ. Списокъ онаго на Польскомъ языкѣ хранится въ Моск. Архивѣ, въ связкѣ писемъ Отрепьева, подъ No 55. Въ семъ Меморіалѣ означены жалобы Поляковъ на Россію, въ 8-ми статьяхъ: 1) что Русскіе, нарушивъ заключенную съ Поляками дружбу, обезчестили Королевскихъ Пословъ, и около двухъ лѣтъ томили ихъ въ заключеніи; 2) что они предали смерти польскихъ людей, прибывшихъ въ Москву съ паспортами Королевскими и Рѣчи Посполитой и не вѣдавшихъ ни о какомъ обманѣ; 3) что мучили Сенатора Польской Короны, Воеводу Сендомирскаго, и другихъ знатныхъ особъ, пригласивъ ихъ къ себѣ подъ видомъ дружбы, и уже присягнувъ на вѣрность дочери перваго; 4) что отобрали у разныхъ людей грамоты Королевскія; 5) что оскорбили Бога въ лицѣ служителя его, Ксендза и Секретаря Королевскаго, умерщвленнаго предъ самымъ Олтаремъ; 6) что возстали на Царя своего Димитрія

67

послѣ заключенія имъ союза съ Польскою Короною, и тѣмъ оскорбили Короля и Рѣчь Посполитую: почему, если онъ живъ еще, должно подать ему помошь; 7) что нанесли общую всѣмъ обиду, удержавъ, ограбивъ и заключивъ въ темницу Испанскаго Священника, прибывшаго въ Москву отъ Папы и Короля Испанскаго съ драгоцѣнною церковною утварію (въ сей статьѣ прибавлено, что нѣкто изъ Шведовъ, Густавъ, также умеръ въ темницѣ 1607 года: вѣроятно Шведскій Королевичь, пріѣхавшій въ царствованіе Бориса); наконецъ 8) что побуждаютъ, какъ слышно, Шведовъ и Татаръ къ нападенію на Польшу.» За симъ сказано, что представляюшійся случай есть самый лучшій для возврашенія Польшѣ всего, что ей принадлежитъ по праву, и означены средства помочь Самозванцу.

(328) См. сей Исторіи Т. XI, стр. 24.

Нѣмцевичь (Dz. P. Z. III, Т. II, 348) пишетъ, что еще при Лжедимитріи одинъ изъ посланныхъ въ Польшу изъяснялъ о желаніи Бояръ имѣть Государемъ своимъ Королевича Владислава, вмѣсто Самозванца; что тоже повторяли сами Бояре по убіеніи Лжедимитрія, говоря даже о готовности Шуйскаго уступить вѣнецъ Королевичу, и что сіе извѣстіе подтвердилось прибывшими изъ Москвы Стадницкимъ и Домарадзкимъ. Нѣмцевичь и Нарушевичь ссылаются на современную рукопись Гетмана Жолкѣвскаго, Объ успѣхахъ войны въ Россіи, находившуюся въ Библіотекѣ Залусскихъ. (См. Наруш. Hist. Chodk. I, кн. IV, прим. 17, 107 и 108).

(329) См. Нарушевича, Hist. Chodk. I, кн. IV, 255—259.

(330) См. выше, стр. 51.

(331) Hist. Chodk. I, кн. IV, прим. 113.

(332) Машкѣв.: «obiecuiąc tę woynę przez dobycie szabli skończyć.»

(333) Жолкѣвскій не страшился писать о семъ Королю: «Слышно въ народѣ, что В. Кор. Вел. не столько думаете въ семъ дѣлѣ о благѣ Рѣчи Посполитой, сколько о собственныхъ своихъ выгодахъ. Не только чернь, но и знатные, хотя и не охотно, съ душевною скорбію, говорятъ о семъ замыслѣ вашемъ.» (См. Dz. Pan. Zygm. III, II, 351). — См. также Наруш. Hist. Chodk. I, кн. VI, примѣч. 114.

(334) Наруга. тамъ же, примѣч. 122.

(335) Потомокъ Всеволода въ шестомъ колѣнѣ, К. Вас. Андр., принялъ названіе Пожарскаго отъ того, что ему достался въ наслѣдство опустошенный пожарами городокъ Погарь, который до нашествія Татарскаго именовался Радогость. См. Біограф. свѣд. о Князѣ Д. М. Пожарскомъ, соч. А. Ѳ. Малиновскаго, Родосл. Книгу Князей и Дворянъ Россійскихъ, Ч. II, стр. 59, 300 и 362, и Розряд. Книг. л. 973 и 979.

(336) Ник. Лѣт. 106: «Ko Царю же Василью писали къ Москвѣ съ Коломны Воеводы Ив. Пушкинъ да Сем. Глѣбовъ, что отъ Володимеря идутъ подъ Коломну многіе Литовскіе люди и Рускіе воры; Царь же Василей посла на Коломну Воеводъ своихъ, К. Дмитрія Мих. Пожарскаго съ ратными людьми. Онъ же пріиде на Коломну, и посла провѣдывать про тѣхъ Литовскихъ людей; вѣстовщики, пріѣхавъ, сказаху, что стоятъ Литовскіе люди за тридцать верстъ Коломны въ селѣ Высоцкомъ. К. Дмитр. Мих. поиде съ Коломны на встрѣчу противъ Литов. людей, и пріиде на нихъ въ ту Высоцкую волость на утренной зорѣ, и ихъ побилъ на голову, и языки многіе поималъ, и многую у нихъ казну и запасы поималъ; достальные жь Литовскіе люди побѣгоша въ Володимеръ.»

(337) Тамъ же, 109 и дал.: «Собрахуся многіе Понизовые люди, Мордва и Черемиса, и пріидоша

68

подъ Нижней Новгородъ, и градъ Нижней осадиша; изъ Тушина же пріидоша подъ Нижней Литовскіе люди; Воевода у нихъ былъ К. Сем. Вяземской. Нижегородцы же, видя тѣсноту городу и прося у Бога милости и поидоша на вылазку, и тѣхъ Литовскихъ людей и Рускихъ воровъ побиша многихъ, и Воеводу у нихъ К. Семена взяша и въ Нижнемъ повѣсиша безъ Государева вѣдома. — Царь же Василей повелѣ Боярину Ѳед. Ив. Шереметеву съ Балчика итить къ Москвѣ. Ѳедоръ же Ив. съ Балчика многіе Понизовые городы очистилъ и воровскихъ людей побилъ. — Нижегородцы же, слышаще походъ ратныхъ людей изъ Балчика къ Нижнему, и собрався поидоша къ Балахнѣ, и Балахну градъ взяша и ко кресту ихъ приведоша. Богъ же вложи мысль добрую во всѣхъ черныхъ людей, и начаша сбиратися по городомъ и по волостемъ: въ Юрьевцѣ въ Поволскомъ собрашася съ Сотникомъ съ Ѳедоромъ Краснымъ, на Решѣ съ крестьяниномъ съ Гришкою съ Лапшою, на Балахнѣ съ Ивашкомъ съ Кувшинниковымъ, въ Городцѣ съ Ѳедькою Нагавицынымъ, на Холую Илейка Денгинъ, и совокупишася всѣ въ единомысліе, поидоша въ Лухъ, и въ Луху Литовскихъ людей побиша, и Дворянъ поимавъ ссылаху въ Нижней, а иныхъ поимаху и домы ихъ разориша, и поидоша въ Шую. Лисовской же слыша то, посла противу ихъ Ѳедора Плещеева въ село Дунилово; они же слышаше то, что Ѳедоръ приде съ воровскими людьми съ Литовскими, и ихъ побиша на голову; Ѳедоръ же утече въ Суздаль съ невеликими людьми; на Москвѣ жъ про то отнюдь не вѣдомо ничто.»

(338) См. Грамоту Царя Василія къ Галицкимъ жителямъ, 30 Ноября 1608. (Въ Собр. Гос. Грам. II, 341): «Слухъ насъ дошелъ, что вы, исторопясь воровъ, неволею ворамъ крестъ цѣловали, и мы о томъ поскорбѣли, какъ естя такъ учинили, и чему повѣрили, и на что смотря смутились, и для чего душами своими погибаете?... Нынѣ и сами не вѣдаете, кому крестъ цѣлуете и кому служите, что васъ Литва обманываетъ... И хотя они вамъ и манятъ для того, чтобъ имъ тѣмъ осилити Моск. Государство, а только по грѣхамъ что надъ Моск. Государствомъ учинятъ вашимъ преступленіемъ, и надъ вами послѣ того тожь поруганіе сдѣлаютъ... И нынѣ надъ правосл. Вѣрою какое злое поруганіе дѣлаютъ, церкви Божія разоряютъ и образы обдираютъ и колютъ, и раки чудотворныя разсѣкаютъ, про то вамъ самимъ подлинно вѣдомо; а впредь отъ нихъ какого добра ждати за то всѣмъ правосл. Христіанамъ? пригоже помереть. А пишемъ мы къ вамъ вправду, о васъ милосердовавъ... И какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ попомнили правосл. Вѣру... чтобъ вашею службою и радѣніемъ Моск. Государство отъ воровъ не разорилося... А буде не сберетесь, своихъ мѣстъ отъ воровъ оберегати не учнете, или Моск. Государство ворамъ поддадите, и Моск. Государству и прав. Вѣрѣ и своему отечеству вы будете предатели: что надъ Москвою учинится, и то Богъ сыщетъ на васъ, всѣ вы тому повинны; да и вамъ отъ воровъ отъ Литвы никако не проминетъ, всѣхъ васъ воръ и Литва разоритъ безъ остатка; а то вскорѣ сберетеся и свои мѣста отъ воровъ очистите и намъ помощь учините, и вы всѣ будете безпечальны и домы ваши будутъ въ тишинѣ и въ покоѣ... А мы... васъ пожалуемъ нашимъ великимъ жалованьемъ, чего у васъ и на разумѣ нѣтъ, и всякія ваши разоренья велімъ попомніть, и льготою васъ пожалуемъ во всякихъ податѣхъ на многія лѣта, и торговати вамъ велимъ безпошлинно, и службу вашу великую учинимъ памятну.»

69

См. тамъ же и прочія Грамоты Царя Василія: въ Устюжну Желѣзопольскую, 23 Дек. 1608 г. (тутъ предписывалось всѣмъ ополченіямъ собираться въ Ярославль для общей защиты); въ Вологду, 15 Мая 1609; Вологодскимъ, Бѣлозерскимъ, Устюжскимъ и другимъ ратнымъ людямъ, 23 Мая; наконецъ, всѣмъ войскамъ собравшимся у Ярославля, 28 Іюня (тутъ исчислены Вологжане, Бѣлозерцы, Устюжане, Каргопольцы, жители Соли-Вычегодской, Тотмичи, Важане, Двиняне, Костромичи, Галичане, Вятчане). Въ 1609 году Сѣверные города уже держались стороны Царя. См. Бера и Петрея.

(339) Какъ видно, зимою, съ 1608 на 1609 годъ: ибо крестьяне, по словамъ Бера и Петрея, бросали грабителей подъ ледъ. — Петрей, 424: «Ihr abgescheumete Schelmen und Verrähter, habet uns in kurzer Zeit diß ort Landes rein ausgeplündert und verzehret, alle Schaffe, Ohsen, Kühe und Kälber aufgefressen; gehet nun hin unter das Eyß, und fresset die Fische, die in der Wolga und andern Wassern seyn.» — Крестьяне, говоритъ Беръ, называли своихъ притѣснителей глаголями, отъ того, что Поляки ходили съ бритыми головами, оставляя только на верху хохолъ или пучокъ волосъ (Zöpfe).

(340) См. вышепомянутую въ примѣч. 338 Грамоту Царя Василія въ Устюжну Желѣзопольскую, 23 Дек. 1608 (Собр. Гос. Гр. II, 346): «Слухъ насъ дошелъ, что вы, попомнивъ Бога и своя души, крестное свое цѣлованіе, за нашу истинную православн. Хрестьянскую Вѣру, и за разореніе Моск. Государства, и за все правосл. Хрестьянство, и за свои домы противъ воровъ стали, » и проч.

См. тамъ же (стран. 363) Грамоту Царя Василія къ Вологод. Воеводѣ Пушкину, 15 Мая, 1609: «Писали есте къ намъ, что вы... нашихъ измѣнниковъ, которые отъ вора пріѣхали на Вологду, Ѳедьку Нащокина съ товарищи и Литовскихъ многихъ людей, переимавъ, побили, и городъ и острогъ сдѣлали, и въ Вологодскомъ уѣздѣ по многимъ дорогамъ засѣки посѣкли и людей по засѣкамъ поставили; а изъ Поморскихъ городовъ изо всѣхъ Воеводы наши прислали къ вамъ на Вологду многихъ ратныхъ людей, и стоятъ съ вами единомышленно; а въ городы въ Пошехонье, и на Романовъ, и на Кострому, и въ Галичь, и въ иные городы послали головъ со многими ратными людьми, и тѣ люди намъ многіе городы очистили; и мы, слыша о томъ, обрадовались.»... Слѣдуетъ повелѣніе отписать противъ сей Грамоты въ Тотьму, Устюгъ, Соль Вычегодскую, Каргополь, Пермь, Вятку, на Двину, и пр. съ тѣмъ, чтобы жители сихъ мѣстъ собирались у Вологды и потомъ шли въ Ярославль, или въ Ростовъ.

(341) Въ жалованной Грамотѣ Именитому человѣку Петр. Семен. Строганову, 29 Мая 1610 (Собр. Гос. Гр. II, 386), сказано: «Будучи у Соли Вычегоцкіе намъ служилъ и прямилъ во всемъ, и отъ Моск. Государства не отступилъ, и къ Польск. и къ Литовск. людемъ и къ Рускимъ воромъ не приставалъ.... и ратныхъ многихъ людей на нашу службу противъ воровъ посылалъ, и Поморскіе, и Пермскіе, и Казанскіе городы отъ шатости укрѣплялъ, да у него жъ иманы на насъ на Москвѣ и по инымъ городамъ въ ссуду многія денги и даваны служилымъ людемъ на жалованъе. И за тѣ его службы и радѣніе, мы.... П. С. Строганова пожаловали, велѣли писати ему изо всѣхъ Приказовъ въ нашихъ Грамотахъ и въ наказѣхъ съ вичемъ... И наши Бояря и Воеводы, и Дьяки и всякіе наши Приказные люди въ городѣхъ его Петра и дѣтей его и

70

племянниковъ, и людей его и крестьянъ не судятъ ни въ чемъ. А кому будетъ до нихъ дѣло, и ихъ сужу язъ Царь, » и пр... (слѣдуетъ исчисленіе другихъ дарованныхъ ему преимуществъ).

(342) О Даніилѣ Эйлофѣ см. Бера, который говоритъ, что онъ былъ родомъ изъ Нидерландовъ, поселился въ Россіи, принялъ Греческую вѣру и содержалъ солеварни; убѣдивъ жителей Костромы, Галича и Вологды отложиться отъ Лжедимитрія, собралъ и самъ 200 человѣкъ противъ Поляковъ; но 11 Декабря попался имъ въ плѣнъ вмѣстѣ съ дочерьми своими, которыя обязаны спасеніемъ чести тогдашнему Ярославскому Воеводѣ Шмиту. Выкупившись изъ плѣна за 600 талеровъ, Эйлофъ дѣйствовалъ снова противъ Самозванца и Воеводы его Шмита.

(343) См. Бера, о разореніи сказанныхъ городовъ и о походѣ Лисовскаго и Тишкѣвича.

Рукоп. Филар.: «Панъ Зборскій и К. Григ. Шаховскій, по повелѣнію того ложно названнаго Царя Дмитрея и по разсказанію Гетманскому, путь радостно воспріемлютъ, и дошедъ до града до Зубцова и оттолѣ поидоша нощію подъ городъ Старицу, въ немъ же сидятъ Царевы люди, и на городъ той нападоша напрасно и со всѣ страны поидоша на стѣны града того. Сѣдящіи же въ немъ людіе ужасни быша вельми, браннымъ своимъ ополченіемъ не возмогоша стояти противу враговъ своихъ: зане мало ихъ во градѣ томъ бяше. Устремившеся бѣжати по храмѣхъ молитвенныхъ и тамо уповаше смерти убѣжати, и тако мечемъ погибоша, жестокою смертію живота гонзнуша.»

(344) Ник. Лѣт. 111: «Грады же Поморскіе и Вологда и Устюгъ Великій и иные городы обратишася на истинный путь, и Царю Василію цѣловаша крестъ, и Литовскихъ людей побиша, и собрашася черные люди, такожъ какъ и Понизовые городы, и многіе городы очистиша и пріидоша въ село Даниловское и поставиша тутъ острогъ. Литовскіе же люди и Рускіе воры, собрався многіе люди, и пріидоша къ Даниловскому, и бои быша многіе; грѣхъ же ради нашихъ тотъ острогъ взяша, и многихъ черныхъ людей побиша, а сами отыдоша въ Ростовъ.»

(345) О Нащокинѣ см. выше, прим. 340. — О Застолпскомъ и Панѣ Маттіасѣ см. окружную Грамоту Кн. Скопина Шуйскаго, въ Собр. Гос. Гр. II, 343. — О Шмитѣ см. Бера.

(346) См. Грамоты, приведенныя выше, въ прим. 338 и 340.

(347) См. выше, стран. 57.

(348) Аврам. Палиц. 189: «На Царя и на Святителя вооружаются, глаголюще: сіи убо гладъ и мечь Царева ради несчастія.»

(349) См. выше, стран. 82.

(350) Ник. Лѣт. 111. — Латух. Ст. Кн.: «Единъ отъ Боляръ, К. Романъ Гагаринъ, да Григ. Санбуловъ и Тимофей Грязной къ Боляромъ Большимъ пришедше, и начаша имъ говорити, чтобы Гос. Царя Вас. Іоан. перемѣнити. Боляре же сего не восхотѣша.» Тоже и въ Хронографѣ Ключарева.

(351) Въ Латух. Ст. Книгѣ описанный здѣсь мятежъ отнесенъ также въ 7117 (1609) году, но тоже повторено въ слѣдующемъ съ означеніемъ дня (17 Февр. какъ въ Львов. Лѣтописцѣ). Если мятежники бѣжали къ Самозванцу въ Тушино, то конечно въ 1609 году: ибо въ слѣдующемъ Тушинскаго стана уже не было.

(352) Хрон. Ключ. и Стол.: «Согласився съ потаковники своими и сѣлъ на Моск. Государство сильно (т. е. насильно).»

71

(353) Латух. Ст. Кн.: «А нынѣ его ради кровь Христіанская ліется, понеже онъ Царства сего недостоинъ и не потребенъ на все.» Хрон. Стол.: «Онъ человѣкъ глупъ и нечестивъ и многая піяница, и блудникъ и всячествованіемъ неистовенъ, » и пр.

(354) Лат. Ст. Кн.: «Сія же народи слышаху и тѣмъ мятежникомъ отвѣтъ творяху сице: мы вси Благочестивому Гос. Царю В. І. покарятися ради, а сѣлъ онъ Государь на Царство не собою, но выбрали его Большіе Боляре и вы, Дворяне и служилые люди; (въ Стол.: «а піянства и всякаго неистовства мы въ немъ не вѣдаемъ) а когда бы онъ Царь вамъ и неугоденъ былъ, то невозможно его Государя безъ Большихъ Боляръ и всенароднаго собранія съ Царства свести. И тако суровіи крамольницы народъ возмутити невозмогоша, но безстудно къ Царю Государю пріидоша въ полаты съ великимъ воплемъ и наглостію, укоряти и поношати его начаша. Царь же В. I. видя ихъ безстудное устремленіе (въ Стол.: «и въ лице имъ ста») и рече имъ: что вы законопреступніи людіе нагло пріидосте ко мнѣ? еда ли убити мя хощете, то азъ убо на смерть готовъ есмь; аще ли же отъ Царства изгнати мя тщитеся, и того безъ Большихъ Боляръ и Дворянъ невозможно вамъ сотворити, безъ совѣту всея Россійскія земли. Сія же слышавше мятежницы они, и со срамомъ отъ Царя отъидоша и къ воровскому Царику отбѣгоша въ Тушино вси.»

Ник. Лѣт. 111: «Идоша къ Патріарху, взяша съ мѣста изъ Соборной церкви и ведоша его на лобное мѣсто; онъ же аки крѣпкій адамантъ утверждаше и заклинаше, не веля на такую дьявольскую прелесть прельщатись, и поиде Патріархъ на свой дворъ. Они же посылаше по Бояръ, и Бояре отнюдь къ ихъ дьявольскому совѣту непоѣхаша; одинъ къ нимъ пріѣхалъ Бояринъ К. Вас. Вас. Голицынъ (въ Латух.: «а иніи мятежницы изъ полковъ пріидоша.») Бояре же, собрався изъ полковъ пріидоша ко Царю Василію; тѣжъ съ Лобново мѣста пріидоша (съ) шумомъ на Царя В. — Царь же В. выиде противу ихъ и мужественно и не убоявся отъ нихъ убивства; они же видя его мужество и ужасошася, отъ него побѣгоша всѣ изъ города, и отъѣхаша въ Тушино человѣкъ съ триста.»

См. также Хронографы.

(355) Объ измѣнѣ Трубецкаго см. выше, стран. 48 и прим. 191.

О казни Крюка Колычева Никон. Лѣт. 112.

(356) Надъ сею ратію начальствовалъ Полковн. Млоцкій. См. Ник. Лѣт. 112.

(357) Тамъ же.

(358) Аврам. Палиц. 189: «Купцы жъ Московстіи, во единъ совѣтъ совокупльшеся, и повсюду отъ имѣній своихъ дающе на закупъ, еже бы имъ и у прочихъ градовъ и селъ всяко жито иззакупити, и сія собирающе не вскорѣ продаваху, но ожидающе, дондеже отягчится цѣна, и сугубо десятерицею прикупъ хотяще воспріяти, и немощніи имѣніемъ всяко до конца оскудѣша; отвнѣ же люту мечу яростну зѣльнѣ належащу, и всяко убо богатство къ житопродавцемъ преходитъ; убозіи же отъ глада злѣ мучими скончевахуся. Сицевая убо зря Царь Василей, стѣсняется болѣзненно сердцемъ и повелѣваетъ житопродавцемъ во едину цѣну продавати и купити; но никако о семъ не брегше житопродавцы. Державный же покусися не единою градскимъ закономъ смирити сихъ: сего же ради елико убо въ прочихъ градѣхъ и селѣхъ закупленая ими сташа недвижима, и къ царствуюшему граду непроходима. Царь же и отъ прочихъ градовъ мнѣвъ искоренити сихъ умыслъ,

72

но никако же возможе, паче же на горшая обратишася.... Созвану бывшу всему народу всякаго чина въ домъ Матере Слова Божія, и сихъ Святѣйшій Патріархъ Іермогенъ много поучая, дабы въ любовь и въ соединеніе тѣхъ привести, и на милосердіе превратити; потомъ же и Царь молитъ всѣхъ отъ вельможъ и до простыхъ людей, чтобы на купилищи всенародномъ продавали всякое жито во едину цѣну и не возвышали бы цѣны, и сильные имѣніемъ не закупали бы на много время и не оскудѣвали бы маломощныхъ. Они же въ храмину немилосердія вскочше и двери жестосердія закрѣпльше, уныніемъ лицемѣрнымъ отвѣщаху: Ни, Царю праведный, ни, Владыко святый! Вси не имамы чрезъ потребу, но токмо на мало время. Всѣмъ же отходящимъ со отрицаніемъ, и всякъ кождо себе щадя, а не Господа славы І. Х. ищуще.» — О ропотѣ на Царя см. выше, прим. 348.

(359) Ник. Лѣт. 112: «И многіе люди поидоша въ Тушино, а иные хотяху итить на Царя Василія, приходяху (съ) шумомъ: докудова въ осадѣ сидѣти и такова гладу дотерпѣти? Царь же Василей ихъ укрѣпляше, разговариваше ихъ; они же тово не слушаху.»

(360) Аврам. Пал. 190: «Тогда же давъ Богъ совѣтъ благъ Царю и Святителю, и никому же увѣдавшу смысла ихъ, что ради се бысть. Призываютъ убо Инока Аврамія, Келаря Троиц. Серг. монастыря, рекше: Се, Авраміе, зриши, коликъ народъ гладомъ погибаетъ и неволею прилагается ко врагомъ, не имуще потребъ осадныхъ, ты же сотвори повелѣнное нами: елико убо имѣеши житъ въ житницахъ чудотворцовыхъ, продаждь отъ сихъ на купилищи всенародномъ малѣйшею цѣною. Келарь же повелѣнное Царемъ и Патріархомъ вскорѣ сотвори, извезти повелѣ двѣсти мѣръ ржи. И по повелѣнію Цареву наченше продавати по два рубли четверть. Житопродавцы же зѣльнѣ гнѣвахуся и оцѣпенѣваху. Слышано бо бысть имъ, яко вся запасная сокровища великаго Чудотворца распродавати, и на много время прострется обниженіе цѣнѣ и бѣдамъ ихъ великъ убытокъ будетъ. Добрѣйшіи же начаша спускати цѣну и уставишася на мѣрѣ въ дву рублехъ на долго время.»

(361) Ник. Лѣт. (стр. 112) говоритъ, что съ Кн. Гагаринымъ пришелъ изъ Тушина и Ротмистръ Маттіасъ Мазиновъ: «Начаша во весь міръ говорити, чтобъ не прельщались на дьявольскую прелесть, прямо истинной воръ, а заводъ весь Литовскаго Короля, что хотя православную Вѣру Христіанскую попрать. А то въ таборѣхъ подлинно вѣдомо, что въ Новгородъ пришли Нѣмецкіе люди, а Литву отъ Новагорода отбили прочь; людіе жи на Москвѣ въ тѣ поры быша въ великой шатости, многіе хотяше къ Тушинскому вору итти, и слыша такія рѣчи отъ переѣзщиковъ, укрѣпишася на Москвѣ: ни единъ съ Москвы не поѣхаша въ Тушино.»

Въ Грамотѣ Царской Боярину Князю М. В. Скопину-Шуйскому, 2 Іюн. 1609, (по списку бывшему у покойнаго Графа Н. П. Румянцева): «А Маія въ 28 день пріѣхали къ намъ изъ воровскихъ полковъ Матьяшъ Мизиновъ, что взятъ подъ Козельскомъ, да К. Ром. Гагаринъ съ дѣтьми, да Дм. Пушечилковъ, да Смольянъ Ѳедоръ да Осипъ Языковы съ товарищи, а въ роспросѣ сказали, что Литовскіе люди слышали про твой приходъ, послали противъ тебя Полковника Александра Язоровскаго (Зборовскаго), а съ нимъ Литовскихъ людей семь ротъ, да изъ подъ Осипова монастыря велѣли иттить Руцкому (Заруцкому), а съ нимъ Литовскихъ людей и Черкасъ пять ротъ, да отъ вора посланъ К. Григ. Шаховской, а съ нимъ

73

Рускихъ людей всякихъ съ двѣсти человѣкъ ... А въ воровскихъ табарѣхъ осталось Литовскихъ людей и Рускихъ воровъ всякаго человѣка тысячи съ три, и у нихъ де межь себя великая рознь, » и пр.

(362) См. выше въ семъ Томѣ, стран. 55.

(363) Розряд. Кн. л. 1104.

(364) Видекиндъ, 46: «Crebro missis łiteris…. obnixe rogabat, nè fidem asseclis redivivi Jmpostoris haberent, sed ferrent opem veræ Ducum Moschoviæ propagini, ad quam delendam technis Polono-Jesuiticis iterum subornari novam larvam.... studio occupandi Moschoviam, quâ subaciâ Polonos junctis viribus arma in Sveciam versuros.» — Далѣе: «Deplorandam faciem Moschoviæ depingebat et quomodo per fabulam hanc viam sibi ad extirpandam Græcam Religionem Poloni communirent, et agi hæc omnia consiliis Papæ et Regis Hispaniarum, uti ex Crellii literis Pragâ datis constabat.»

См. Также Далинову Исторію Швеціи, Т. III, Ч. 2, стран. 454.

(365) Видек. 63: «Magnum Ducem frui prospera valetudine et ex parte obsequentibus subditis, exceplis 8000 ferme, qui vel errore vel studio novitatis, impostoris partes sequuti, nunc cum 4000 Polonis, 2000 Cosacis et Sarcassiis, Moschuam et omnia itinera Smolenscum et Novogardiam versus euntia obsideant.»

(366) O безпорядкахъ и злодѣяніяхъ въ Псковѣ см. Выше въ семъ Томѣ, стран. 73 и 74.

(367) Ник. Лѣт. 107: «Во Псковъ посла съ грамотами для утвержденія; во Псковѣ жъ не помня крестнаго цѣлованія Государю измѣниша, цѣловали крестъ вору…. Князь Михайло жъ совѣтовалъ съ Михайломъ Татищевымъ да съ Дьякомъ съ Ефимомъ Телепневымъ, и побоясь отъ Новгородцовъ измѣны, побѣгоша изъ Новагорода къ Иваню городу не съ великими людьми; съ дороги жь отъ нево побѣгоша назадъ въ Новгородъ Оѳонасей Бурцовъ и сказаша, что К. Михайло пошелъ къ Иваню городу. И не доходя до Иванягорода пріиде къ нему вѣсть, что Иваньгородъ измѣниша, цѣловалъ крестъ вору; они же быша въ великой ужасти, въ страхованіи, невѣдомо камо ѣхати, и вздумавъ поѣхаша къ Орѣшку; тутъ же отъ него побѣгоша Ондр. Колычовъ да Нелюбъ Агаревъ. Князь Михайло жъ Вас. Положилъ упованіе на Бога, пришелъ на Невское устье; въ Орѣшкѣ жъ въ тѣ поры Воевода Мих. Салтыковъ, и послаша къ нему съ вѣстью; Михайло жъ имъ великую пакость дѣяше, и во градъ ихъ не хотя пустити. Въ Новѣ жъ городѣ Митрополитъ Исидоръ и всѣ Новгородцы, видя такую погибель, что Воевода, городъ покиня, пошелъ вонъ, они же быша въ великомъ плачѣ и въ сѣтованіи и въ страхованіи, и здумаша послати за нимъ бить челомъ, чтобъ онъ воротился въ Великій Новгородъ, а у нихъ единодушно, что имъ всѣмъ помереть за православную Христіанскую Вѣру и за крестное цѣлованіе Царя Василья. Посла жъ за нимъ властей и пятиконецкихъ Старостъ со умоленіемъ, чтобы онъ воротился въ Новгородъ; они же его соидоша подъ Орѣшкомъ и начаша ему бить челомъ и цѣловаху ему крестъ. К. Михайло жъ Вас. Со всѣми людьми воротися, и пріиде въ Новгородъ. Новгородцы жъ всѣ, Митрополитъ и Дворяне и Дѣти Боярскіе и посадскіе люди возрадовашесь и пріяше его съ великою честію. Князь Михайло жъ Вас. Начатъ въ Новѣгородѣ сбиратись съ ратными людьми.»

О Салтыковѣ см. Розр. Кн. л. 1104 на об.

(368) Ник. Лѣт. 108: «Пріиде вѣсть ко К. Мих. Вас. Что изъ Тушина идетъ подъ Новгородъ

74

Полковникъ Корнозицкой со многими людьми Литовскими и Русскими воры. К. Михайло жъ Вас. Нача строити рать и послати хотя противъ ихъ на Бронницы. Михайло жъ Татищевъ нача у К. Михайла прошатись, онъ же похотѣ ево отпустить съ ратными людьми. Пріидоша жъ ко К. Мих. Вас. Новгородцы и возвѣстиша ему на Мих. Татищева, что онъ идетъ для того, что хочетъ Царю Василью измѣнити и Новгородъ сдать. К. Михайло жъ Вас. Слыша такое дѣло и собра всѣхъ ратныхъ людей и возвѣсти имъ про Михайла; они же всѣ возопиша и не роспроша убиша его миромъ. К. Михайло жъ Вас. Повелѣ его погрести въ Онтоньевѣ монастырѣ.»

(369) Тамъ же, 109: «Пріиде къ Новугороду Полковн. Корнозицкой со многими людьми и ста у Спаса на Хутынѣ, и многу пакость дѣлаше Великому Новугороду и уѣзду, и многіе Дворяне отъѣзжаху въ Литовскіе полки.... И уѣздные жъ люди и Новогородцы слышаху, что стоятъ подъ Новымъ городомъ Литовскіе люди, начаша сбиратися итти къ Новугороду; на Тихвинѣ собрался Степанъ Горихвостовъ, а съ нимъ собралося всякихъ людей человѣкъ до тысячи, а въ Заонежскихъ погостѣхъ собрался Евсевей Резановъ, и поидоша къ Новугороду, Стефанъ же передомъ, а Евсевей послѣ, и пріиде Стефанъ на Грузино. Литовскіе жъ люди поимаху языковъ крестьянъ и приведоша ихъ на Хутынь, идѣже Обитель Всемил. Спаса и Препод. Отца нашего Варлаама, къ Литовскому Полковнику къ Корнозицкому, онъ же начать ихъ пытати. Они же люди простѣе не знаху смѣты, и сказаху Корнозицкому, что пріидоша на Грузино ратныхъ людей множество, а за ними идетъ большая сила; милостію же Божіею и молитвою Преп. Чудотв. Варлаама, не похотѣ своей Обители видѣти въ скверности, и положи на нихъ страхъ велій и побѣгоша отъ Новагорода съ великою ужастію. Митрополитъ же и K. Мих. Bac. и всѣ Новогородцы обрадовашеся, что Новгородъ очистися, ко Царю Василью послаша съ вѣстью; на Москвѣ же тому отнюдь вѣры не имяше, а изъ Нѣмецъ отъ Сем. Вас. Головина вѣсти не бысть.»

(370) Видек. о Керносицкомъ, 64: «Viciniam Novogardiæ a 2000 Lithvanis ac 4000 rebellium Moschorum infestatam esse.

(371) Дѣла Шведск. No. 9, л. 2 и дал.: «Договорились.... итти съ нами Вельм. Короля Карла Воеводамъ Аксель Курку, да Маршалку Кристеръ Суму, да Ондрею Бою, да Евонъ Горну, да съ ними за наемъ коннымъ збруйнымъ 2000 челов., да пѣшимъ добрымъ оружникомъ 3000 чел. ко Государю Царю нашему.... на помочь къ Москвѣ, по прежнему договору; да сверхъ наемныхъ 5000 чел. сколько Вельмож. Король Карло пуститъ, оказуючи ко Государю и ко всему Рос. Государству любовь, а за тое Королевскую.... дружбу и пріятельство.... мирного постановленья, которое учинено межь Рос. и Свѣйск. Государствомъ во 103 (1595) году ничѣмъ не рушити и держати на вѣки крѣпко, потому какъ въ прежнихъ мировыхъ записяхъ написано, и въ Лиѳлянскую землю Государю нашему и ево дѣтямъ и наслѣдникомъ не вступатца.... Также Государю нашему.... съ Свейскимъ Карломъ Королемъ... быти въ одиначествѣ на нынѣшняго владѣющаго Жигимонта Короля Польскаго и на его дѣти и на наслѣдники и на все Княжество Литовское стояти за одно. И Государю нашему... безъ вѣдома Карла Короля... съ Литовскимъ Королемъ... не миритись, а Карлу... безъ Государева вѣдома... съ Литовскимъ... также не миритись, и пр... Также коли нужа иметъ Карла Короля понадобятца ему

75

воинскіе люди, и Государю нашему дати ему ратныхъ людей столько жe, сколько Король Карло Государю нашему на помочь нынѣ людей дастъ, и пр.... А что Свѣйского Короля... ратные люди къ Государю нашему... на помочь къ Москвѣ поидутъ, и тѣмъ ратнымъ людемъ дати Государю нашему наемные денги по договору Боярина и Воеводы Кн. M. В. Шуйскова, какъ онъ договорился въ Новѣгородѣ съ Королевскимъ Дьякомъ съ Моншею Мартиновымъ (Магнусомъ Мартенсономъ), и по Росписи, какову Роспись далъ Боярину и Воеводѣ K. M. В. Шуйскому Монша за Граѳовою (т. е. Графа Мансфельда) рукою, 2000 человѣкомъ коннымъ збруйнымъ, да 3000 человѣкомъ пѣшимъ добрымъ, съ тово числа, какъ они поидутъ Государя нашего землею съ рубежа; и которые доидутъ до Москвы, и тѣмъ дати на Москвѣ противъ росписи вдвое; а кого судомъ Божіимъ убьютъ: лучитца Королевскимъ людемъ взять Государевыхъ измѣнниковъ на дѣлѣ въ языцѣхъ, которые учнутъ противъ Государя стояти и тѣхъ языковъ у нихъ не отнимать, а велѣть ихъ имать на окупъ по договору, на чемъ уговоритца тотъ, кто языка взялъ; а будетъ кого возмутъ на дѣлѣхъ и въ поѣздѣхъ и въ загонѣхъ Литовскихъ людей, и тѣхъ Литовскихъ вольно имъ побивать и въ полонъ въ свою землю имать, а Рускихъ людей крестьянъ въ загонѣ и нигдѣ въ полонъ не имать и не побивать, а имать Рускихъ служилыхъ людей на дѣлѣхъ и давать на окупъ. И Королевскимъ ратнымъ людемъ людцкой и конской кормъ продавать по торговой прямой цѣнѣ, какъ въ которомъ городѣ и мѣстѣ тутошніе люди межъ себя купятъ и продаютъ, а лишнихъ денегъ ... на нихъ Государь имать не велитъ... а кто лишекъ возметъ, и тому быть отъ Государя въ великой опалѣ. И въ продажѣ и Свѣйскимъ серебренымъ денгамъ, еѳимкамъ и мелкимъ серебренымъ денгамъ на всякія покупки ходить... Также коли будетъ Свійскаго Государства людей иметь какая нужа отъ недруговъ, какъ учнутъ имъ въ Лиѳлянтахъ досажать; и для того что зимою ратнымъ людемъ въ Лиѳлянты черезъ моря ѣхать не мочно: и Свѣйского Государства ратнымъ людемъ, тысяча ли, или двумъ тысячамъ человѣкомъ изъ Ругодива въ Лиѳлянты Государя нашего землею итти вольно, обослався Государя нашего съ Воеводами и съ Приказными людьми, которые будутъ втѣпоры Воеводы въ Иванѣгородѣ, и въ Ямѣ, и Копорьѣ, и проч... А что писалъ... Князь М. В. Шуйской въ Свѣю, что послалъ съ нами ратнымъ людемъ пять тысячь рублевъ, и съ нами изъ Новагорода пошло четыре тысячи восемь сотъ рублевъ, и противъ Княжь Михайлова писма Васильевича въ тѣхъ денгахъ нѣтъ дву сотъ рублевъ, и мы въ Выборѣ (Выборгѣ) Королевскимъ Воеводамъ четыре тысячи восемь сотъ рублевъ отдали, и у нихъ въ томъ отпись взяли за ихъ руками. А достальныя денги 200 руб. отдати намъ Королевскимъ Воеводамъ Аксель Курку съ товарыщи въ Новѣгородѣ, а въ наемъ тѣхъ всѣхъ пяти тысячь не зачитать... Сей нашъ договоръ... держать крѣпко и нерушимо, и на томъ устоять на вѣки неподвижно. И Князю M. В. въ Новѣгородѣ противъ сего листа дать утверженная грамота, а какъ будутъ на Москвѣ, и Государю нашему Царю ... дать на сесь договоръ своя Государева грамота за своею Царскою печатью, » и проч.

(372) Далин. 460: «Sollten die Schweden Zuski mit 3000 Mann zu Fuss und 2000 zu Pferde beystehen, und der Czaar dieselben mit 32000 Rubeln monatlich besolden.» Видекиндъ тоже въ означеніи статей Договора (стр. 53): «singulis mensibus triginta duo millia rublorum.» Въ Дѣл. Шведск. No. 9 (см. выше, примѣч. 371), въ спискѣ съ

76

помянутаго Договора сказано производить жалованье, по Росписи, принятой Княземъ Скопинымъ-Шуйскимъ. Сія Роспись приложена въ концѣ No. 9, Шв. Д.: «На 2.000 коней на мѣсяцъ по 25 еѳимковъ, всѣхъ 50.000 еѳ.; на 3.000 чел. пѣшихъ по 12 еѳ. на мѣсяцъ, всѣхъ 36.000 еѳ.; на Большаго Воеводу на Граѳа, на мѣсяцъ 5000; двумъ Воеводамъ, одинъ у конныхъ, другой у пѣшихъ, на мѣсяцъ 4000; Ротмистромъ, Головамъ и Приказнымъ людемъ 5.000; и всего Воеводамъ и Ротмистрамъ, Головамъ и ратнымъ людемъ, коннымъ и пѣшимъ, на одинъ мѣсяцъ найму 100.000 еѳимковъ.» Тоже разсказываетъ и Видекиндъ (стр. 47) о семъ условіи, заключенномъ еще до начатія переговоровъ въ Выборгѣ; но вмѣсто ефимковъ онъ употребилъ названіе рублей.

(373) Въ томъ же Договорѣ (Д. Шв. No. 9) о лошадяхъ подъ огнестрѣльный снарядъ: «А какъ воинскіе пѣшіе люди съ нарядомъ будутъ на рубежъ, и намъ подъ нихъ и подъ нарядъ велѣти собрати въ Орѣховскомъ и въ Корелскомъ уѣздѣ подводы, сколько мочно собрати, а иные подводы сбирати идучи къ Новугороду, и давати имъ тѣ подводы подъ люди и подъ нарядъ безцѣнно и безденежно и на Русь идучи и съ Руси идучи... а коннымъ людемъ (у кого лошадь падетъ) въ цѣну и зачитать въ наемъ.» О повиновеніи Шведскаго войска Русскимъ Воеводамъ см. ниже, въ прим. 374.

(374) Видек. 52: «Se nonnulla in mandatis habere asseruut Moschi, sed quæ horribili silentio involvenda, ob lævam fidem et mobiles animos popularium: sparso enim per Moschoviam rumore de Kexholmensi ditione tradenda Svecis, plures doserturos Suischium.»

Д. Шв. No. 9, въ Договорн. записи, 30 (?) Февраля 1609 г.: «Послѣ того, какъ они (Шведское войско) съ рубежа съ нами поидутъ, спустя три недѣли, доставить намъ до Королев. Воеводъ Царского Величества Бояр. и Воев. Князя M. В. Шуйского крѣпость за Государевою за Новгородцкою печатью и за Князя M. В. рукою на городъ на Корелу съѣздить, а послѣ тѣхъ трехъ недѣль спустя два мѣсяца Бояр. и Воев. Князю M. В. доставить до нихъ Государя нашего... крѣпости на городъ на Корелу съ ѣздомъ за его Государевою печатью и проч... городъ Корела очистить и отдать Свитцкому Королю, и быти городу Корелѣ съ уѣздомъ по старинѣ, какъ было напередъ сего.» Въ сей же записи сказано: «быть (Шведской рати) у Государевыхъ Бояръ и Воеводъ въ послушаньѣ.»

(375) Видек. 60.

(376) Видекиндъ. См. стр. 62: «Erat hic Scopinus Suiscius, præter Magnorum Ducum sanguinem, ætatis floridæ, trium et viginti vix amplius annorum, eximiis iugenii corporisque dolibus præditus, judicii supra anuos maturi, staturæ formæque elegantis, fortitudine animi præcellens, militarium rerum apprime gnarus et exteros milites scite tractare doctus, » etc. Льв. Лѣт. 249: «Сильно разумѣлъ, какъ съ пограничными чужестранными людьми честное обхожденіе имѣть.»

(377) Ник. Лѣт. 118: «Послалъ же бяше Кн. М. В. подо Псковъ еще до Нѣмецково приходу Лазаря Осинина, а съ нимъ послалъ Дворянъ, да Атамана Казачья Тимоф. Шарова, чтобъ Псковъ обратити ко Царю ... Псковичи же ... собрався поидоша на встрѣчу и сошлися съ Новгородцкою силою ото Пскова за 10 верстъ... И по милости Божіи тѣхъ Псковичь... побили ... Псковичи же паки опять Новогородцевъ изо Пскова встрѣтиша, и бой былъ съ ними больши первого, и... Псковичь же побиша. Псковичи же, видя свое неизнеможеніе, сѣдоша въ осадѣ ... и Кн. M. В. видя ихъ непокореніе, повелѣ ото Пскова итти въ

77

Новгородъ, для того что ему подъемъ вскорѣ къ Москвѣ.»

Видек. 66: «Scopinus ... obnixe rogat, ut consilium destinatumque interiora Moschoviæ penetrandi strenuè exequantur.»

(378) Далин. 460: «Evert Horn commandirte einem Vortrupp von 2000 Mann. Als derselbe gegen Stararussa kam, stecke der Feind der Stadt in Brand, und flohe weit davon. Carnasski griff darauf zwar Horn an, ward aber zurückgetrieben. Hernach kam eine stärkere Partey von Polacken, Russen und Cosacken, unter Georg Silaski; aber auch die ward auf gleiche Art entgegengenommen. Silaski selbst blieb mit 1400 Mann auf dem Platz, wogegen die Schweden nicht mehr als 6 Mann verloren. Die Beute bestand in Fahnen, allerhand Kriegsvorrah und 9 Feldstücken. Ein Stephan Silaski ward mit 150 Cosacken gefangen. Eben hieben die Schweden auch bey Pleskow  700 (350 по Видекинду) Cosacken nieder, und nahmen das Schloss Borkow weg; woranf viele Knesen und Bojaren sich dem Zuski unterwurfen.»

Ник. Лѣт. 118: «Посла Князь M. B. изъ Новагорода на Литовскихъ людей Нѣмецково Воеводу Ивелгорода (Эверта Горна) съ Нѣмецкими людьми, да съ Рускими людми Федора Чюлкова; они же пріидоша въ Русу Старую, и Литовскіе люди, покиня Русу, побѣжали. Воеводы же поидоша за ними, и соидоша ихъ въ Торопецкомъ уѣздѣ, въ селѣ Коменкахъ, и туто Литовскихъ людей побили, и пріидоша къ Торопцу и Торопецъ очистили и ко кресту къ Царю Василью приведоша. Воевода жъ Федоръ Чюлковъ остался туто, а Ивелгоръ пошолъ въ сходъ къ Боярину ко Князю M. В. Шуйскому и сошелся съ Литовскими людьми въ Тороп. уѣздѣ у Троицы на Холховищѣ, и тутъ въ монастырѣ Литовскихъ людей осадили, и ихъ взяша приступомъ, и побиша на голову, а сами поидоша въ сходъ ко Князь M. В.»

Видекиндъ (стр. 68) присовокупляетъ, что Горнъ имѣлъ съ собою 200 челов. конницы и 40 стрѣлковъ; что непріятель, свѣдавъ о его приближеніи, зажегъ Старую Русу и удалился за 10 верстъ, и что взятая имъ добыча была поводомъ къ раздору, даже къ кровопролитію между Поляками и Козаками: тѣла убитыхъ плавали въ рѣкахъ. Корносицкій отправилъ 300 воиновъ противъ Горна, но они не смѣли съ нимъ сразиться и бѣжали отъ шести (?) человѣкъ Шведовъ, гнавшихся за ними цѣлыя двѣ мили. 22 Апрѣля Делагарди остановился въ Старой Русѣ, а Горнъ, умноживъ свои силы 470 всадниками и 200 стрѣлковъ, настигъ непріятеля въ 5 день Мая и разбилъ его совершенно. Въ числѣ плѣнныхъ было множество женщинъ, которыя однакожь освобождены. Шведы потеряли 6 (?) человѣкъ.

(379) Ник. Лѣт. 119: «Посла Князь M. В. изъ Новагорода въ Торжекъ Воеводу Корнила Чоглокова съ ратными людьми; Корнило же пришедъ въ Торжекъ и приведе ко кресту, и сяде въ Торжку и осаду укрѣпи. — Писалъ изъ Торжку Воевода Корнило Чоглоковъ ко Князь Мих. Васильевичю, что идутъ изъ Твери подъ Торжокъ Литовскіе люди многіе, и посла Князь M. В. на прибавку въ Торжокъ Семена Головина съ ратными людьми. И Семенъ подъ Торжкомъ сшотся съ Велгоромъ (т. е. Эв. Горномъ) и пріидоша вмѣстѣ въ Торжокъ, и Литовскіе люди въ туже пору пришли подъ Торжокъ. Нѣмцы жъ пѣшіе поидоша напередъ отыковся копьемъ, а иные сташа позади ихъ; Литовскіе жъ люди наступиша на нихъ тремя ротами, и Нѣмецкіе люди двѣ роты побиша Литовскихъ людей, а третья рота проѣха сквозь полковъ, и конныхъ людей Нѣмецкихъ и Рускихъ Литовскіе люди потопташа до города, едва изъ

78

города вышедъ отняша. Нѣмцы жъ и Рускіе люди, паки исправяся, Литовскихъ людей отъ города отбили, и пѣшихъ людей отняша. Литовскіе же люди изъ подъ Торжку поидоша ко Твери, Семенъ же съ Нѣмцы сталъ дожидатца Князя M. В. въ Торжку.»

Рукоп. Филар.: «Тогда же Панъ Зборовскій и Кн. Григ. Шаховскій о своемъ злокозненномъ управленіи попеченіе прилѣжно творяше, и незамедливъ поидоша во срѣтеніе Московскаго и Нѣмецкаго воинства. Сошедшимся има подъ Торжкомъ градомъ, и ту составиша брань, и бысть паденіе веліе съ обою страну отъ Нѣмецъ съ Поляцы. Нѣмцы же не возмогоша подъяти острея меча ихъ, поле оставляютъ и во градъ въ Торжекъ входятъ; понеже не вси купно, тогда Нѣмцы пріидоша на брань. Поляцы же оттолѣ возвратишася во градъ Тверь и посылаютъ до великаго Обозу, дабы имъ притекли на помощь.» См. также Видек. 73.

(380) Видек. 89: «Trium millium tantummodo agmen tunc ducebat, minime exercitatorum militum.» Такъ говоритъ онъ o войскѣ Михаиловомъ послѣ Тверской битвы.

Грам. Царя Василія къ Скопину, 2 Іюня 1609: «А нынѣ Маія въ 30 день писалъ еси къ намъ... что пришли къ тебѣ въ Новгородъ Нѣмецкіе Воеводы... и ты Бояринъ нашъ Князь M. В. съ тѣми со всѣми Рускими и Нѣмецкими со многими людьми, съ великимъ собраніемъ изъ Новагорода вышелъ Маія въ 10 день... и мы за ихъ сдужбу и радѣнье пожалуемъ ихъ, и проч... И къ Ярославскимъ и Смоленскимъ людемъ велѣть тебѣ отъ себя отписати почасту, какъ имъ нашимъ дѣломъ промышляти и кому съ тобою и гдѣ сходиться... И тебѣ Боярину нашему Князю M. В. сослався съ Смоленскою ратью и вѣдая про Ярославскихъ людей и учиня имъ всѣмъ указъ ... итти къ Москвѣ не мешкая... а нашего Государства всякіе люди и отъ мала до велика ожидаютъ твоего приходу, » и проч.

Ник. Лѣт. 120: «Князь M. В. прося у Бога милости и у Софіи премудрости Божіи и у Новогородскихъ Чудотворцовъ поя молебны, и взя благословенье у Митрополита Исидора, поиде на очищенье Московского Государства, и пріиде изъ Новагорода въ Торжокъ, и поопочивъ въ Торжку, и отпѣвъ молебная Преч. Богородицы и Ефрему Новоторжскому Чудотворцу, поиде со всѣми людьми ко Твери.»

(381) Видек. 74: «4 die Iulii præmissæ illæ a Scopino auxiliares copiæ Smolenscô advenere; quæ a sedecim ibidem territoriis collectæ, vix tamen trium millium numerum superabant, non audentibus incolis nudare Ducatum præsidiis, metu vel Demetrianorum, vel adventuri Poloniæ Regis, qui palam bellum parturiebat. Ductor agminis Baratinsius, vir alacer strenuusque, refert sub itinere se duo castella oppidaque Dorgabus et Viesma dicta, cæsis ferme 1500 et interceptis 4 tormentis, occupasse.»

(382) Ник. Лѣт. 120: «И не доходя Твери за десять верстъ, перелѣзъ (Скопинъ) Волгу и на пустѣ мѣстѣ, пріиде ко Твери. Литовскіе же люди изыдоша на встрѣчу противу ихъ, и бысть съ ними бой великъ, и Литовскіе люди Рускихъ людей и Нѣмецкихъ столкнули, и урониша Нѣмецкихъ людей не мало. Князь M. В. съ Нѣмецкими людьми отоиде и ста, отшедъ не далече, и стояше тутъ день да ночь. на другую же нощь поиде со всѣми людьми ко Твери, и пришедъ, Тверской острогъ взяша, Литовскихъ людей побилъ на голову, а достальные сѣдоша въ городѣ.»

Рукоп. Филар.: «Сей же Панъ Зборовскій повелѣ войску своему выступить на брань. Воини же повелѣнное исполняютъ и мужески на полки

79

Нѣмецкіе нападаютъ, и тако брань бысть жестокая; отъ стрѣлянія же пищальнаго смутися воздухъ и отемнѣ облакъ и не видѣше другъ друга и не знаше, кто бѣ отъ кою страну, и бысть паденіе многое, падаютъ трупія мертвыхъ отъ обою страну. Посемъ Поляцы крѣпцѣ на полки Нѣмецкіе и Рускіе нападоша и женуша ихъ трудомъ веліимъ и бысть сѣча зла и гнаша Поляцы во слѣдъ ихъ не мало время... По семъ возвратися во градъ и почиша, а Московскіе люди шатры поставиша и стояша въ сокровеніи. Поляцы же воспріемше надежду, яко побѣдницы суть, не имѣя попеченія о своемъ спасеніи, и не вѣдаху о Московскомъ воинствѣ, гдѣ суть шествіе имѣютъ. Сей же Князь М. Шуйскій никако o сей бывшей побѣдѣ ужасеся, и много подвигшеся на гнѣвъ и разъярися зѣло о убійствѣ своихъ отомщеніи уповая наслѣдити. И повелѣ войску препоясатися браннымъ своимъ оружіемъ и на градъ въ нощи мужески нападоша, Поляцѣмъ же спящимъ безъ всякаго спасенія. Москвичи же скоро въ острогъ входятъ и Ляхское воинство и Рускихъ воевъ Царевыхъ отступниковъ посѣкаютъ; нагихъ по улицамъ влачаху и трупіе ихъ мечи разсѣкаху и богатство ихъ грабятъ. Поляцы же и Рускіе вои Царевы отступники побѣгоша сѣмо и овамо, овіи за стѣны града утекоша, овіи же во внутреннія городка убѣгоша и тамо отъ посѣченія меча избыша... Ужъ просіявшу солнцу, свѣтающу дневи, и просвѣтися облакъ свѣтлымъ блистаніемъ. Воевода Московскаго воинства Князь M. В. повелѣ въ трубы трубити и на градъ мужски наступати. Людіе жъ къ городку восходятъ и хоругви простираютъ. Поляцы же противу нашедшихъ пань жестоко и тяжко защищеніе предлагаютъ, копейнымъ пораженіемъ и вострыми стрѣлами смертнѣ уязвляютъ и смерти предаютъ.»

Видек. 75: «Zborovius et Carnasinsius, qui modo in fuga cæsus credebatur, sed jam recollectis viribus Tvero imminere nunciatur.» 81 и дал.: «Cum intra teli jactum perventum erat, repente soluta nubibus procella imbrium, madefecit nostratium bombardas et ignea arma. Jnde sublato clamore procurrere hastatos equites jubet bostis ... Hi mox lævum cornu Gallici equitatus turbant impelluntque in fugam. Moschi, qui post principia stabant, illicô territi... in Svecorum subsidiarias cohortes ruentes conturbant ordines... Pavorem horum sequuti multi Germanorum Finnonumque ... Jacobus vero, qui frontem dextri curnu tuebatur ... collapsa restituebat ... et signa inferl in tria prætoria vexilla: illis direptis, multis çæsis, reliquos intra mænia compulit, Ducem vero tribus vulneribus saucium, præcipiti fuga sex milliaribus antequam sisteret gratlum in iter Moscoviticuin, egit... Profluvium cæli et præceps in noctem dies, incertâ victorià pugnam terminarunt, secedentibus Demetrianis in urbem, nostratibus in vicina castra. Sequens dies pluvio Jove fæcundus utrosque sub tentoriis tenuit. Tertia orientis solis fax, primo diluculo, Jacobum in campum Martiun elicuit, » etc.

(383) Петрей 422: «Scopin, nach vollendeter Schlacht den Grafen Del Gardie umb den Halß fiel, und ihm mit weinenden Augen danckete, und sprach: Daß der Gr. Fürst sein Vetter, und daß gantze Reus. Reichm Jhm und des Königs Kriegs Volk dieses ansehenlichen Dienstes nimmer gnugsam dancken, viel weniger gnugsam vergelten köndten.»

(384) Рук. Филар.: «Воевода же и Властель Московскаго воинства, видя людей уязвляемыхъ, повелѣ отъ града отступить.» — Ник. Лѣт.: «Нѣмцы же хотѣша приступати ко граду, Князь Михайло жъ В. пожалѣ людей и не повелѣ имъ приступать.» — Видек. 84 и 88; Sequenti nocte, irrito

80

conatu oppugnari urbs cæpta, rem non strenuè gerentibus Russis ... postquam prospere pugnatum esset, audivit Cossacos Tverum deseruisse ... Arcem nolebat insidere, quod omnia nuda vacuaque rebus necessariis, hominum jumentorumque cadaveribus plena fædaque essent... Intra partem urbis incendio non deformtæ Bajoros, rusticos, cives compulit.»

Наруш. въ Hist. Chodk. I, 254: «Umykając (Zborowski) na mieysce bespiecznieysze, wiele koni i wozow zwycięzcom w korzyści zostawiċ musiał.» — Кобѣрж. 228.

(385) Видек. 73: «Jacobus... literas, quæ a Rege ad universos ordines Moscoviæ datæ erant, illicó Scopino tradi jussit. Hic eas, quod... Regis studium ardoremque, oblatis novis suppetiis, ad liberandam urbem a falsis Dominis testarentur, in præcipuis locis prælegi... jussit.»

(386) Cie воззваніе помѣщенo въ Собр. Гос. Гр. (II, 347): Божіею милостію, Вельможнаго и Высокорожденнаго Князь и Государь Каролусъ Девятой, Свійскаго, Ходскаго, Венденскаго, Финскаго, Корельскаго, Лопскаго, Сѣверныя земли Каянской и Чухонскія въ Ливонской землѣ Король, объявляемъ вамъ, Митрополиту, Архіепископу, Игуменамъ и всему Собору, Боярамъ, Ваеводамъ, Дьякамъ, Дворянамъ, Дѣтемъ Боярскимъ, гостемъ и торговымъ людемъ во всемъ Новгородскомъ Государствѣ наше здорованье. Дошло до нашего Вельможства вашъ листъ, а въ листу пишете, прошаючи, чтобъ нашего Вельможства пришелъ бы Россійскому Государству на помощь противъ вашихъ недруговъ. И противъ вашего прошенья, приказали мы Великій Государь свою большую ратную Воеводу Графъ Іохимъ Фридригъ Манфелту и своими Приказными товарищи, съ нашею ратною силою, къ вамъ на помочь итти противъ вашихъ недруговъ. И мы Велик. Государь приказали ему прежде поити къ Новугороду, провѣдати про вашихъ недруговъ, гдѣ они есть и какъ тамъ на Русіи дѣется, а ему приставати и пособляти, стояти за старую Греческую Вѣру и за всѣхъ Митрополитовъ, Архіепископовъ и Игуменовъ, Бояръ и Воеводъ, Дьяковъ, Дѣтей Боярскихъ, и гостей и торговыхъ людей, которые хотятъ держать старую Греческую Вѣру; а на Польскихъ, Литовскихъ людей и на Козаковъ ему приступати и за ними гнати мечемъ и огнемъ. Просимъ того для у васъ всѣхъ, чтобъ вы съ нимъ за одно стояли и пособляли, себя опростати и избавляти отъ Польскихъ и Литовскихъ людей кровопивлива хотѣнья, чтобъ Россійское Государство пришло бъ въ свою старую вольность и льготу, а не дали бы надъ свою голову посадити всякаго страдника, котораго Поляки и Литва полюбятъ. Того для берегитеся и примите думу, пока вамъ помочь даваютъ, или вамъ самимъ будетъ видно: будетъ Поляки и Литва надъ вами силу возмутъ, не пошадятъ Патріарху, Митрополиту, Архіепископу, ни Игуменамъ, ни Воеводамъ, ни Дьякамъ, ни Дворянамъ, ни Дѣтемъ Боярскимъ, ни гостемъ, ни торговымъ людемъ, ни дѣтенкамъ въ пеленкѣхъ, не токмо что иныхъ, доколѣ они изведуть славный Россійскій родъ. Писана въ великомъ въ нашемъ отчинномъ городѣ въ Стекольнѣ, въ 3 день Генваря, лѣта отъ Христ. Рожд. 1609 года.»

(387) Видек. 77: Зборовскій писалъ къ Делагарди изъ Твери: «Вѣроломные, изгнавшіе Димитрія изъ Москвы, обманули васъ. Мы не страшимся оружія вашего, но по любви Христіанской совѣтуемъ вамъ (какъ нашимъ единовѣрцамъ) дѣйствовать съ нами для возведенія Димитрія на его отеческій престолъ. Въ противномъ случаѣ Богъ да судитъ васъ, да покоритъ подъ ноги намъ:

81

ибо мы не повинны въ пролитіи крови и не жаждемъ вашей.» — Тамъ же, 81: Делагарди отвѣчалъ: «Non venisse se in Moscoviam, ut de causæ justitiâ, quæ inter Polonos Moscovitasque jam ferro decernitur, verbis disceptet; illam Deo Regique suo cordi esse, sibi aciem ordinare... Magnopere tamen desiderare scire, an Marina Gorgona (Юрьевна?) olim Demetrii conjunx, iteratò nupsisset buic Demetrio, cujus nunc signa sequeretur, nec non audivisset ne, quo facinore conterranei ejus Poloni nuper Pernaviam Svecis extorsissent?»

Далин. 462: «Sie (Zborovski und Carnasinski) versuchten durch einen abgeschickten Briefträger, unter Dela Gardies Leuten Aufrur zu stiften. Zum Schein hatte derselbe einen Brief von  Zborovski an den Schwedischen Feldherrn... Sobald dieser Betriegeer aber sein heimliches Geverbe ausrichten wollte, ward er verrathen un gebührend abgestrafet.»

(388) Видек. 85: «Repente equites peditesque Finnonicos seditio incessit, reputantes se in peregrinas terras et intima Moschoviæ tanquam piaculares victimas ad destinatam cædem trahi, nec promissa a Rege stipendia rite solvi, nec domi suæ ab uxoribus et fortunis injurias arceri, eas prætoribus velut prædonibus exponi; præterea sublestam fidem omnium Russorum nupero documento apparuisse, quod sibi strenuo pugnantibus, sarcinas et supellectilem castrensem eripuissent, » etc.

(389) Далин. 463: «Mußte aber das Gesetz ruhen lassen, und selbst mitgehen... Er klagte, daß es an Sold und andern Bedrüfnissen fehle: aber sein vornehmaster Grund war, daß Kexholm noch nicht nach der Vereinbarung an Schweden übergeben sey.» — Ник. Лѣт. 126: «Нѣмецкіе люди, осердяся, поворотили, назадъ пошли къ Новугороду.»

(390) Ник. Лѣт. 120: «Князь M. В. пришелъ на Городню, и Волгу перелѣзъ подъ Городнею, а Нѣмецъ послалъ уговаривати Иваниса Ододурова; и Иванисъ Нѣмецкихъ людей съѣхалъ и ихъ уговаривалъ, и одинъ только поворотился Христошумъ (Christiern Some) съ невеликими людьми, а Яковъ пошелъ къ Новугороду.»

Видек. 96: «Christiernus Some cum ducentis et quinquaginta equitibus, et septingentis et viginti peditibus, ad confirmandum Scopinum Calazinum ire jussus.»

(391) См. выше, стр. 84.

(392) Аврам. Палиц. 154: «Ждуще же иже во осадѣ сѣдяще въ Троицкомъ Сергіевѣ монастырѣ Князя M. В. Скопина, и се извѣстно бысть всѣмъ людемъ, яко собрашася вси вкупѣ отъ Тушинскаго вора, и отъ Сапѣги изъ подъ Троицы и изъ иныхъ градовъ многіе Поляки и Рускіе измѣнники поидоша противъ Князя М. В. и противъ Нѣмецкихъ людей.»

(393) См. выше, стр. 93.

(394) Авр. Палац. 155: «Рекоша: аще убо стояще пребудемъ съ Поляки вкупѣ на Москву и на Троицк. Сергіевъ монастырь, то помѣстья наши не будутъ разорены... И тако, совокупльшеся съ Боровскимъ полкомъ (т. е. съ полкомъ Зборовскаго) и съ Тушинскими Литов. людьми и съ Руск. измѣнники, и отъ многихъ градовъ Дворяне и Дѣти Боярскіе.»

(395) Авр. Палиц. 156: «И тако вси пріидоша подъ Троицк. Сергіевъ монастырь, и объявивше силы своея множество избранныя и множествомъ богатства своего хвалящеся, играюще же во многія игры и посылающе ко Обители Чудотворца Рускихъ людей, и простую чадь съ вѣстію, и научающе глаголати, что Нѣмецъ и Рускихъ людей побили и Воеводъ поимали, а Князь Михайло добилъ челомъ на всей воли Панской, и зовуще изъ града на зговоръ — и Михайло Салтыковъ да Иванъ

82

Грамотинъ — Троицкихъ людей, и сказываху, что и Москва уже покорилася, и Царь В. съ Боляры у насъ же въ рукахъ, такоже и Дворяне съ клятвою лжуще во едину рѣчь съ Поляки, и ни въ чемъ же не разнствоваху глаголюще: не мы ли бѣхомъ съ Ѳеодоромъ Шереметевымъ, и ce вси мы здѣ, и кая вамъ надежда на силу Понизовскую? мы же познавше вѣчнаго своего Государича, и сего ради вѣрно служимъ ему. Царь же Дм. Ив. посла насъ предъ собою, да еще ли ему не покоритеся, то самъ за нами пріидетъ со всѣми Польскими и Литовскими людьми и со Кн. Михаиломъ и съ Ѳед. Шереметевымъ и co всѣми Рускими людьми: тогда убо челобитія вашего не пріиметъ ... Милостію же Пресв. Троицы, не токмо умніи, но и простіи, не внимающе сему никакоже, но единѣми усты вси отвѣщеваху: Господь съ нами, и никтоже на ны: добро убо и красно лжете, но никтоже иметъ вамъ вѣры, и наньже пришли, творите; мы же готови есми съ вами на брань; аще бы есте сказали намъ, что Князь Михайло подъ Тверію бреги поровнялъ тѣлесы вашими, и птицы и звѣри насыщаются ямертвости вашея, то добрѣ быхомъ вѣрили; нынѣ же вземше оружія пронземъ сердца̀ другъ другу, и растешемся полма, и разсѣчемся на части, и его (же) во вратѣхъ небесныхъ оправдить Господь, той есть творяй и глаголяй правду.»

(396) Тамъ же, 158: «Во обители Чудотворца болѣ двою сотъ человѣкъ не бяше.»

(397) Тамъ же, 157—160: «Видѣвше же зліи врази, яко не ищутъ Троицкіе сидѣльцы живота, но смертнаго пиршествія любовно желаютъ. И тако ко второму дни на приступъ строятся. Панъ же Сборовской, ругаяся и понося Сапѣгѣ и Лисовскому, и всѣмъ Паномъ глаголя: что бездѣльное ваше стояніе подъ лукошкомъ? что то лукошко взяти, да воровъ передавити? ... Бысть же сей приступъ третій великій Іюля въ 31 день... Троицкое же воинство, и вси православніи Христіане, мужи и жены, біющеся со враги чрезъ всю нощь непрестанно... И стремглавъ вспять вси неустройно мещущеся, отъ приступа того разбѣгошася, и къ тому прочее на приступы не приложиша приходити; на стѣне же градстѣй едину жену убиша, и никого же кромѣ ея не раниша. Сборовскій же Панъ избранное воинство вооруженныхъ людей многихъ изгубилъ; его же слезна зряще Сапѣга и Лисовской со всѣми воинствы подсмѣвахуся, что ради не одолѣлъ еси лукошку? исправися еще, толико еси храбръ: не посрами насъ, но разори шедъ лукошко сіе; учини славу вѣчную Королевству своему Польскому, а намъ не за обычай приступати къ лукошку; ты премудръ, промышляй собою и нами.»

(398) Ник. Лѣт. 121.

(399) Тамъ же: «Городы же всѣ обратишася ко Царю ... и пріѣхаша изо всѣхъ городовъ съ казною и съ дары ко Князю М. В. въ Колязинъ монастырь. Въ тоже время пріиде къ Москвѣ отъ Царя Станица Григорей Валуевъ, и сказа, что Царь Василей и Москов. Государство далъ Богъ здорово.» — О Волуевѣ см. сей Исторіи Т. XI, стр. 170.

(400) См. Грам. Царскую 2 Іюн. 1609., которой списокъ принадлежалъ покойному Графу Н. П. Румянцеву: «Вѣдомо намъ подлинно, какъ ты, будучи на нашей службѣ, и радѣнье къ намъ и ко всему нашему Государству промыслы и дородство показа... И мы слыша о томъ... обрадовались, и Всесильному въ Троицы славимому Богу и Преч. Богородицы и великимъ Чудотворцомъ хвалу воздали со слезами... А только Божіею милостію и твоимъ промысломъ и радѣніемъ Москов. Государство отъ воровъ и отъ Литовскихъ людей свободно учинится... и ты какой милости отъ

83

Бога и чести и похвалы отъ насъ и ото всѣхъ людей нашего Государства сподобленъ будеши, и всѣхъ людей великія радости исполнишь, и слава дородства твоего въ нашемъ Государствѣ и въ окрестныхъ Государствахъ будетъ памятна во вѣки; а мы на тебя надежны, что на свою душу.»

(401) Аврам. Палиц. 169.

(402) См. выше, около примѣч. 390. — Далин. 464. Видек. 96.

(403) Авр. Палиц. 170: «Бысть сѣча зла, и сѣчахуся на многихъ мѣстѣхъ, біющеся чрезъ весь день; отъ пищальнаго стуку и копейнаго ломленія, и отъ гласовъ вопля и кричанія отъ обоихъ людей войска, и отъ трескоты оружія не бѣ слышати другъ друга, что глаголетъ, и отъ дымнаго куренія едва бѣ видѣти, съ кѣмъ ся кто біетъ, и яко звѣріе рыскающе злѣ сѣчахуся. Солнцу же достизающу западъ, и возопиша вси православніи къ Богу, со умиленіемъ вопіюще отъ сердецъ своихъ: виждь, Владыко, кровь рабъ твоихъ, неповинно закалаемыхъ, такоже и ты, Преподобне Отче Макаріе, помолися за ны къ Богу и помози намъ; и уже близъ вечеру сущу, и услыша Господь молитвы рабъ своихъ, и нападе страхъ велій на враговъ Божіихъ, » и проч. А Ник. Лѣт. (стр. 121) говоритъ: «Подъ Колязинымъ монастыремъ бывшу бою великому, отоидоша на обѣ стороны, ничего не сдѣлаху.» — Но сказаніе Палицына подтверждается свидѣтельствомъ Видекинда (стр. 96) и послѣдствіями битвы.

Нельзя съ точностію опредѣлить, когда было сіе сраженіе: по Видекинду 13 Августа Нов. Ст.; по Сказанію Палицына 5 Іюля; но въ семъ Сказаніи явная ошибка, ибо Зборовскій приступалъ къ Лаврѣ 31 Іюля прежде сего сраженія.

(404) См. Ник. Лѣт. 121. — Видек. 96: «Ежедневно Зоме обучалъ войски Скопина по правиламъ Бельгическимъ (ad morem Belgorum), какъ дѣйствовать въ походѣ и въ бою, копьемъ и мечемъ, дѣлать рвы и окопы, двигать орудія и тревожить непріятельскій станъ легкими нападеніями. Скопинъ писалъ къ Іакову Делагарди, что безъ помощи сего полководца онъ не могъ бы удержать въ порядкѣ и повиновеніи множества ратниковъ, собранныхъ изъ Ярославля, Костромы и приморскихъ городовъ.»

(405) Войско его снова возмутилось въ 5 день Авг. Н. Ст. (См. Видек. 95).

Ник. Лѣт. 120: «И Князь М. В. послалъ за нимъ уговаривати Дворянъ, а Дворяня его съѣхали на Кресцахъ, и едва его уговориша, и онъ воротился со всѣми людьми.» По Видекинду (стр. 98) Делагарди получилъ отъ Скопина письма въ Валдаѣ (Moldau).

(406) См. въ Дѣл. Швед. No 9, Договоръ Князя М. В. съ Секретаремъ Шведскаго Короля, Карломъ Олофсономъ, въ Колязньѣ, л. 42 и дал.: «Послати мнѣ нынѣ съ нимъ съ Дьякомъ съ Карлусомъ Олусуномъ своихъ полномочныхъ и велѣти имъ ѣхати съ нимъ... въ Его Царскаго Величества въ порубежной городъ въ Корѣлу, и велѣти имъ ... городъ Корѣла съ уѣзды очистити и отдати Королевскаго Величества Дьяку Карлусу Олусону или полномочнымъ, которые о томъ отъ Его Кор. Вел. будутъ присланы, по прежнему договору въ Выборѣ ... И язъ... по тому договору послалъ Ѳедора Чюлкова, и далъ ему полную мочь во всемъ и велѣлъ ему ѣхати изъ Калязина съ Королевскимъ Дьякомъ съ Карломъ Олусоновымъ къ Корол. Воеводамъ къ Якову Пунтосову съ товарыщи; да съ ними жъ я послалъ ратнымъ людемъ наемъ 3000 рублевъ денегъ, а напередъ сего послано къ Воеводѣ къ Иванису Ододурову тысячю рубл. денегъ, да изъ Новагорода привезутъ

84

2000 руб. ден. да на пять тысячь рубл. соболей, и всего послалъ соболей и денегъ и съ тѣми денгами, которые напередъ сего посланы къ Воеводѣ Ив. Ододурову ратнымъ людемъ на наемъ, на 11.000 рубл., и велѣлъ Ѳед. Чюлкову... роздати тѣ денги ратнымъ людемъ. И противъ того Кор. Величества Дьякъ Карлъ Олусонъ мнѣ по своей вѣрѣ обѣщался и на томъ мнѣ за своею рукою и печатью крѣпость далъ: что Якову Пунтосову со всѣми людьми итти, которые съ нимъ, опричь больныхъ и раненыхъ ко мнѣ... въ Колязинъ тотчасъ не мешкая нигдѣ, и надъ воры промышляти Государевымъ дѣломъ со мною за одно, и къ Его Цар. Величеству на помочь итти со мною вмѣстѣ и самовольства ничего не чинити, » и проч.

(407) Ник. Лѣт. 113: «Приде же въ полки въ таборы Полковникъ Бобовской съ Литовскими людьми съ великою похвалою, и на Ружинскаго Гетмана нача шумѣти, что по ся мѣста не умѣетъ Москвою промыслити, и поиде подъ Москву съ великою похвалою. Царь же В. возложи упованіе на Бога и повелѣ Бояромъ и Воеводамъ итти съ Москвы противу ихъ, и бысть бой велій, и... Божіею милостію тѣхъ Литовскихъ людей побиша на голову, а достальныхъ топташа до табаръ.»

Столяр. л. 550: «Того жь 117 (1609) году, на Троицынъ день, изъ Тушина подъ Москву приходили Поляки и Литва ротами, а воръ и измѣнникъ Ивашко Заруцкой съ Рускими со всякими людьми. А съ Москвы противъ ихъ выходили Бояря и Воеводы въ обозѣ съ пѣшими со всякими и съ черными людьми съ огненнымъ боемъ и съ нарядомъ: Бояринъ Князь Дм. Ив. Шуйской, да Бояре жь по полкомъ Кн. Андр. Вас. Голицынъ, да К. Ив. Сем. Куракинъ, да К. Бор. Мих Лыковъ. И былъ бой съ Литвою великой, и Литва на бой напускали ротами и обозъ розсѣвали, и въ обозѣ многихъ людей побили, и Бояре напустили на Литву всѣми полки, и отъ обозу Поляковъ и Литву и Рускихъ измѣнниковъ отбили, и ихъ гонили и многихъ побили, и на томъ бою Польскихъ и Литовскихъ людей взяли въ языцѣхъ семь сотъ человѣкъ.»

Ник. Лѣт. 114: «Гетманъ же Ружинскій и Полковники и Рускіе воры, кои въ Тушинѣ, ... вознесошася гордостію великою, собравшеся всѣ поидоша подъ Москву на томъ, что городъ Древяной пришедъ выжечь и людей высѣчь. И пробѣгоша къ Москвѣ подъѣзщики, и сказаша Царю Василію, что поднялися на Москву всѣми таборы Литовскіе люди. Царь же В. бысть въ великой скорби, и совѣтова съ Патріархомъ Гермогеномъ и Бояры, и повелѣ Боярамъ и Воеводамъ итти противу ихъ противно. Бояре же поидоша противу ихъ съ обозомъ, и бой бысть чрезъ весь день, и начаша Московскихъ людей осиливати, и конныхъ людей столкнуша съ мѣста, и пѣшіе люди едва устояше, что пріидоша на помогу Бояринъ Князь Ив. Сем. Куракинъ, а съ другую сторону Кн. Ондр. Вас. Голицынъ да Кн. Борисъ Мих. Лыковъ, и пріидоша они на Литовскихъ людей и на Руск. измѣнниковъ, и ихъ побиша многихъ людей и топташа до рѣчки до Ходынки. Литовскіе же люди и Рускіе воры многіе со страстей изъ табаръ побѣжали, тако бы не отстоялися Московскіе люди у рѣчки, и онѣ бъ и табары покиня побѣжали; таково убо Московскихъ людей храбрство бысть, которой сѣлъ въ осадѣ въ Московскомъ Государствѣ, какъ и все Московское Государство было въ собранье, тако не бишася. Литовскіе же люди съ той поры подъ Москву въ явѣ не начаша приходити.»

(408) См. выше, о сраженіяхъ на Восмѣ и на Медвѣжьемъ броду, стр. 34 и 53.

85

(409) Ник. Лѣт. 114.

(410) Тамъ же 115 и 116: «Бояринъ же Ѳед. Ив. Шереметевъ съ ратными людьми пріиде въ Нижней... на многихъ воровскихъ людей отъ себя посылалъ, и многихъ воровскихъ людей побивалъ. — Пріиде вѣсть въ Нижней, что изъ Суздаля идетъ Лисовской съ Литовскими людьми и съ Рускими воры за Волгу воевати Костромскихъ и Галицкихъ и Унженскихъ мѣстъ и Юрьевскихъ. И посла Ѳед. Ив. на нихъ судами, и сошли ихъ подъ Юрьевцомъ Поволскимъ на острову, и побиша ихъ на голову, иные потопоша. Лисовской же не съ великими людьми утече... Изъ Нижнево Бояринъ Ѳед. Ив. поиде подъ Муромъ, а въ Муромѣ уже до ево приходу Царю Василью крестъ цѣловали; изъ Мурома поиде подъ Касимовъ и Касимовъ осади... взя... и кои мучилися въ темницѣ за Царя В., и тѣхъ всѣхъ освободилъ.»

(411) Тамъ же: «Въ Касимовѣ же пріидоша къ нему съ Москвы отъ Царя Василья К. Сем. Прозоровской да Ив. Чепчюговъ съ жаловальнымъ словомъ за службу, что Царю Василью служилъ и прямилъ, да и про то ему говорилъ, что онъ идетъ мешкотно, Государевымъ дѣломъ не радѣетъ, а товарища его Ив. Салтыкова взяша къ Москвѣ.»

(412) Тамъ же, 114: «Во градѣ же Владимери, узнавши людіе дьявольскую прелесть и помня свои души, Государево крестное цѣлованіе, начаша обращатися къ Московскому Государству. Воевода же Михайло Тумаксъ Вильяминовъ не похотѣ къ Моск. Гос.... и начать прямити вору. Людіе же града Володимера его поимаша, и ведоша ево въ Соборную церковь, чтобъ ему поновитца. Отецъ же его духовной, Соборной Протопопъ, ево поновиша и ведоша ево изъ церкви, и рекоша всѣмъ людемъ, сій есть врагъ Государству. Они же ево взяша миромъ и убиша ево каменьемъ, а сами поцѣловаше Царю Василью крестъ и съ воровскими людьми начаша битися, не шадя головъ своихъ, а къ Москвѣ послаша съ повинною бити челомъ Царю В. о своихъ винахъ.»

(413) Тамъ же, 117: «Подь Астараханью проявися три вора, единъ назвася Августъ Царя Ивана сынъ, другой же назвался имя Осиновикъ сынъ Царевича Ивана, а третій назвася Лаверъ Царя Ѳедора Ивановича сынъ. Тѣже воры Казаки съ Августомъ и съ Лаврентьемъ поидоша подъ Москву къ Тушинскому вору; товожъ Осиновика сами они и повѣсиша на Волгѣ. А съ тѣмижъ пріидоша въ Тушино, и тѣхъ воровъ приведоша съ собою жъ; воръ же тѣхъ Казаковъ пожаловалъ, а тѣхъ воровъ Августа и Лаврентія велѣлъ повѣсити въ Тушинѣ по Московской дорогѣ.»

Столяр. л. 543 на об.: «Тово жъ 117 (1609) году на Саратовѣ съ ратными съ Низовыхъ городовъ были Воеводы Замятьня Ивановичь Сабуровъ, да товарищъ ему былъ Володимеръ Володим. сынъ Аничковъ, а съ ними ратные люди, и подъ Саратовъ приходили воры изъ Астрахани, а съ ними былъ воръ, назывался Царевичемъ Иваномъ Ивановичемъ, Царя Ив. Вас. сыномъ, и къ Саратову Рускіе воры приступали жъ съ такими приступы. И въ Саратовѣ Воеводы и ратные люди отсидѣлися, и на приступахъ и на вылозкахъ Астараханскихъ воровъ многихъ побили. И воръ, которой назывался Царевичемъ Иваномъ, отъ Саратова пошелъ съ Астраханскими людьми въ Астрахань.»

(414) Ник. Лѣт. 116: «Грѣхъ ради нашихъ дьявольскимъ наученіемъ возставаху, не вѣмѣ откуды имахуся такіе воры, называхуся праведнымъ коренемъ, иногда Царя Ивановымъ сыномъ Васильевича, иногда Царевича Ивана Ивановича сыномъ,

86

a инъ назвася Царя Ѳедора Ивановича сынъ. Какоже у тѣхъ окаянныхъ злодѣевъ уста отверзашеся и языкъ проглагола? невѣдомо откуда взявся, а называхуся такимъ праведнымъ коренемъ, иной Боярской человѣкъ, а иной мужикъ пашенной.»

(415) См. выше, въ прим. 413, и въ Берѣ.

(416) Столяр. 550 на об.: «И послѣ тово побою Поляки и Литва и Рускіе измѣнники большими людьми не приходили, а приходили легкіе люди, Рускіе воры и Татаровя Юртовскіе и Черкасы на слободы и по дорогамъ, и тѣ имъ приходы не удавывались. Государевы люди ихъ побивали и живыхъ имали.»

Объ осадѣ Коломны и отраженіи Рязанцевъ Млоцкимъ см. Ник. Лѣт. 121 и 122.

(417) О медленности Шереметева см. прим. 411. Онъ былъ въ Владимірѣ съ Мая мѣсяца, по словамъ Царя Василія (въ Грамотѣ его отъ 2 Іюн., къ Скопину, о которой см. выше, прим. 400): «А Бояринъ нашъ Ѳед. Ив. Шереметевъ со многими Понизовскими людьми и съ Казанскими Татары пришелъ въ Володимеръ Мая въ 29 день, а изъ Володимера велѣли есми ему, сослався съ Ярославскими людьми, да будетъ къ тебѣ они всходъ не пошли, и мы имъ велѣли итти на воровъ и на Литовск. людей къ Троицкому Сергіеву монастырю.»

Ник. Лѣт. 122: «Пріиде... Шереметевъ въ Володимеръ съ Понизовыми людьми, и поидоша къ Суждалю; а тово не вѣдаша, что къ Суждалю крѣпкаго мѣста нѣтъ, гдѣ пѣшимъ людемъ укрѣпитися, все пришли поля. Лисовской же съ Литовскими людьми изъ Суждаля поиде противу ихъ, и бысть бой велій, и Моск. людей и Понизовыхъ многихъ побиша, едва утекоша въ Володимеръ.»

(418) См. объ оныхъ выше, прим. 360.

Ник. Лѣт. 122 и 123: «Врагъ же, ненавидяй добра роду Христіанскому, вложи на Москвѣ въ люди во многіе невѣріе, и всѣ глаголаху, что лгутъ будто про Кн. Михаила, и приходяху въ городъ миромъ ко Царю Василью и шумяху, и начаша мыслити опять къ Тушинскому вору, и хлѣбу жъ бяше дороговь велія, покупаху четверть въ семь рублевъ.» Аврам. Палиц. 191: «Ради неотступнаго враговъ обстоянія паки начинается злоба, паки житопродавцы возвысиша цѣну хлѣбу злѣйши перваго, » и пр. — См. также Латух. Ст. Кн.

(419) См. выше, около прим. 398. Ник. Лѣт. 123; «Въ то же время мятежное пріиде отъ К. Мих. Вас. къ Москвѣ Станица Елизарей Безобразовъ съ товарыщи, и съ нимъ пріидоша многіе Дворяне, Московскіе же люди знаша ихъ, что прямо пріѣхали отъ Князя Михаила. Царь же Василей, слыша то отъ К. Михаила письмо, посла по Патріарха Ермогена и сказа ему, и бысть на Москвѣ радость велія, и всѣ людіе на Москвѣ укрѣпишася; Патріархъ же нача пѣти молебная, и по всѣмъ церквамъ повелѣ пѣти молебны съ звономъ.»

(420) Ник. Лѣт. 122. — Латух. Ст. Кн.: «К. Мих. Скопинъ посла шурина своего Симеона Головина съ ратными людьми, да Григорья Волуева съ полкомъ ко граду Переславлю; они же нощію взяша его. Тогда и самъ К. Михаилъ въ Переславль пріиде.» — Видек. 102; «Christiernus Some, acceptis Svecorum, qui aderant, turmis, nonnullis Moschorum adjunctis, Peressaviam derepente agressus 11 die Septembris expugnavit, quingentis ex Sapiehæ legione cæsis, castrisque idoneo loco ibidem fixis.» — Нѣмцев. (Dz. Pan. Zygm. III, II, 344), говоритъ o плѣненіи 154 Польскихъ Дворянъ, co множествомъ слугъ и Козаковъ, кои всѣ были преданы мучительной смерти.

87

(421) Видек. 102: «Calazinum venit 26 die. Sept. Omni honore gratulationeque excipitur a Scopino, qui illicô 30 die ejusdem mensis mittit Duarenum (Дворянина) cum pelliceis mercibus æstimatione 14974 rublorum ad Arvidum Tonnonis Wildman inter appropinquantes milites distribuendas.»

(422) Тамъ же: «Jacobus Pontius et Scopinus.... 6 die Octobris castra movent. Viciniam omnem urbis Alexandri Slobodæ (quæ sex inde milliaribus sita est) infestam tenebant hostes.... Ad hos profligandos destinatus Joh. Myr cum validâ manu Svecorum Moschorumque.... 100 in aquas mergit, reliquos in fugam agit.... Urbs hæc cum castello excitata a Johanne Basilide, firmis munimentis tuetur incolas, et quinque templa sede cultuque religionis ipsius M. Ducis olim celebria.» — Ник. Лѣт. 123. — Лат. Ст. Кн.: «Въ Александрову Слободу преиде и постави тамъ острогъ.»

(423) Видек. 107: «Tunna frumenti, quæ paulo ante quatuor rublis vendebatur, jam ad vilitalem 70 denningorum pervenerat.»

(424) Ник. Лѣт. 122: «Литовскіе же люди и Рускіе воры слышавше приходъ про К. Мих. Васильевича къ Слободѣ, отоидоша отъ Коломны и сташа въ Серпуховѣ.»

Видек. 104: «Scopiui exercitus, quotidie novis advolantibus copiis auctus, 18000 circiter numerum implebat, præter eos qui in præsidiis arcium relicti sunt.»

(425) Аврам. Пал. 171 и 173: «По семъ же изъ Сопѣгиныхъ таборъ въ Троицкой Сергіевъ монастырь въѣхалъ Панъ Янъ, а съ нимъ 4 пахолки (слуги) да два человѣка Рускихъ, и сказали, что подъ Колязинымъ монастыремъ К. Михайло Литовскихъ людей побилъ и многихъ поималъ живыхъ, и того же дни Воеводы устроили изъ Троиц. Серг. монастыря вылазку на рѣчку Коншуру на бани Казачьи, и много у бань побили Литовск. людей, Черкасовъ и Казаковъ, и бани ихъ сожгли и шесть человѣкъ живыхъ взяли, и языки сказали тоже, что К. Махайло Литовск. людей побилъ.... Богоборцы жъ Пол. и Лит. люди, такоже и Руск. измѣнники, егда поражены быша отъ Моск. воинства, паче жъ отъ Бога, бѣгуще изъ подъ Колязина монастыря плѣниша многи волости и села и деревни и уѣзды: Ростовской, Дмитровской, Переславской и Слободской, и множество всакаго скота награбиша, и наругающеся градскимъ людемъ гладнымъ, иже сѣдяху во обители Чудотв. Сергія, попущаху великія стада по запрудной сторонѣ по Красной горѣ и на Клементьевскомъ полѣ, вкупѣ же и блазняще изъ града осадныхъ людей на вылазку, чтобы отхѣхати ихъ отъ града.... Мѣсяца же Августа въ 15 день... изъ Сопѣгиныхъ таборъ по первому своему злому лукавству паки попустиша скотъ.... Троицкіе же сидѣльцы конные, выѣхавше изъ града тайно Благовѣщенскимъ вра̀гомъ, сторожей Литовскихъ побили и залучивше стада ихъ, погнаша ко граду.... Слышаще же въ Троицкомъ Сергіевѣ монастырѣ, яко К. Михайло изъ Переславля изгна Литву и Руск. измѣнниковъ, и мостище путь трупомъ нечестивыхъ даже и до Слободы Александровскія, и строящеся добрѣ пути кровныя изсушити. Архимаритъ же Іасафъ и Иноцы и Воеводы и прочіе сидѣльцы посылаютъ ко К. Мих. Васильевичу отъ дому Чудотворца съ моленіемъ просяще помощи, понеже оставшіи людіе уже изнемогоша, и посланъ бысть отъ К. Михайла Давидъ Жеребцовъ, а съ нимъ 600 мужей избранныхъ воинъ и 300 съ нимъ служащихъ; молитвами же Чудотворца проидоша ни чимъ не задержани, ни подзиратаи, ни стражи

88

не увѣдани быша, и легцы суще все то протекше скоро.»

(426) Ник. Лѣт. 123: «Пріиде подъ Слободу изъ подъ Троицы Сапѣга со всѣми Литовскими людьми... К. Мих. Вас. посла противъ ихъ на бой къ селу х’Коринскому Головъ съ сотнями; Литовскіе же люди Руск. людей столкнуша и топташа ихъ до самыхъ надолобъ (см. прим. 252). К. Мих. Вас. со всѣми людьми выде самъ противу ихъ, и бысть бой великъ, и по милости Божьей Литовскихъ людей побиша, и отъ Сдободы отогнаша; они же отоидоша опять подъ Троицу.»

Видек. 107: «Die 28 Octob. Duces Rusinius. Sapieha et Zborovius prope dictam Slobodam cum 4000 constitere. Illorum destinatum erat explorare, quanta vi militum nostrates urbem insedissent, eosque, si quà fieri posset, cum munimento igne ferroque perdere. Totus subsequens dies crebris invicem concertationibus cruentus erat; nec minimam pugnæ strenuè initæ laudem tunc Muschovitæ retulere: hostis, missis duobus fortissimis centurionibus, 70 gregariis cæsis, pluribus captis, loco pulsus, iutra castrorum suorum munimenta se abdidit.»

(427) Видек. 108: «Omnia compita et vias, in castra hostilia commeatum ferentia, palis fossisque muniverant.»

(428) Видек. 108: «Ex re improvide gesta inter se discordes.»

Нѣмцев. въ D. P. Z. III: «Князь Рожинскій, начальникъ войскъ Самозванца, пришелъ съ мечемъ въ рукѣ къ жилищу Сапѣги, который, вышедши къ нему на встрѣчу, сказалъ хладнокровно: Теперь ли время враждовать между собою, когда намъ Скопинъ грозитъ нападеніемъ? Лучше соединимся и дружно ударимъ на него! — Но Рожинскій не внялъ сему благоразумному совѣту и, оставивъ Сапѣгу одного, удалился отъ Троиц. монастыря въ свой станъ.»

(429) Видек. 104: «Iaroslaviâ advenere 15.000 justis armis, pedites lanceis longioribus, equites liostis ad morem Polonicum instructi.»

Ник. Лѣт. 124. — Латух. Ст. Кн.: «Пріиде изъ Владимиря града ко К. Михайлу Боляринъ Ѳеод. Шереметевъ съ Низовыми людьми, а съ Москвы Боляринъ К. Ив. Сим. Куракинъ, да К. Бор. Мих. Лыковъ съ ратными людьми. И начаша вси вкупѣ радѣти о Государьскихъ дѣлахъ и ратное дѣло строити.»

(430) Видек. 106 и 107: «Cum et Demetrio et forte Poloniæ Regi brevi opponenda arma essent, literis quoque compellat regni Senatores, ut præter dictos milites, quos jam 4000 expectabat, monerent Regem de novis suppetiis ad limites continuò mittendis.»

(431) См. выше, стран. 80 и 100. — O Князѣ Махаилѣ въ Псковск. Лѣтописцѣ, л. 39: «Онъ же беззлобивый ни во умѣ сего помысли, еже о Царствѣ, но токмо, еже пострадати противу безбожныхъ за Божія церкви и за Царя своего дядю.... и не разумѣ дядина лукавства и злыя мысля.»

(432) См. выше, стран. 20 и 24.

(433) Ник. Лѣт. 124: «Пріидоша въ Слободу съ Резани отъ Прок. Ляпунова Станица, и писаше ко К. Мих. грамоты, аки змія уязвляюще люди смертоносною язвою, такоже и онъ льстивый человѣкъ хотя остудити К. Мих. Васильевича Царю Василью, а К. Михаила возъярити на Царя В. написаша грамоты и здороваша на Царствѣ (въ Латух.: «ублажая его лестно и Царство ему прорицая»), а Царя жъ Василья укорными словесы писаше. К. Михайло жъ, прочетши грамоты и изодравъ ихъ, тѣхъ же посланниковъ повелѣ

89

поимати, хотя ихъ послати къ Москвѣ; они же начаша плакати и бити челомъ и повѣдаша Прокофьево житіе все, и къ себѣ и его Прокофьево насиліе. Онъ же милостивый Бояринъ, не хотя ихъ крови, отпусти ихъ опять на Резань. Зліи же человѣцы клеветники написаху о томъ ко Царю В. на К. Михаила, что онъ ихъ къ Москвѣ переимавъ не прислалъ. Царь же В. съ тое поры на К. Михаила мнѣніе держаши, и братья Царя Василья.»

(434) Ник. Лѣт. 124 и дал.: «Москвѣ же стало великое тѣсненіе отъ табаръ, а по Коломенск. дорогѣ тѣсненіе великое отъ Серпухова отъ Млотцкова, да тутъ же собрался Хатунской (въ Латух.: «Хутынской») мужикъ, именемъ Салковъ, а съ нимъ собралися многіе Рускіе воры; отъ него же наипаче утѣсненіе великое бысть. Съ запасомъ же прохождаху по одной Коломенской дорогѣ, и тое отняша. Царь же В. посла на Коломну Воеводъ Князя Василья Мосальсково, и повелѣ ему собратись съ запасы со всякими и итти съ великимъ береженіемъ. Князь Василей, собрався на Коломнѣ съ ратными людьми, ... приде на Боршеву, не доходя Бранницъ за три версты. Приде же изъ Серпухова Млотцкой да тотъ воръ Салковской, Князь Василья побиша, и многихъ живыхъ поимали и запасы всѣ отбиша, и коихъ было запасовъ и поднять не мочно, и тѣ пожгоша. На Москвѣ жъ опять бысть сумнѣніе великое и дороговь хлѣбная... Нa Слободской дорогѣ К. Петръ Урусовъ съ Юртовскими Татары.»

Нѣмцевичь (въ D. P. Z. III, II, 337) пишетъ, что съ Мосальскимъ находился и Кн. Голицынъ; ихъ войски претерпѣли столь сильное пораженіе, что лишь не многіе, спасаясь бѣгствомъ, могли принести о томъ вѣсть въ Москву. — Сапѣга получилъ о томъ извѣстіе 7 Ноября (Нов. Ст.). См. Жизнеописаніе Ян. Петра Сапѣги, изд. Когновицкимъ.

(435) О Хлопкѣ см. Т. XI, 70.

Ник. Лѣт. 125 и 126: «Посылаше жъ Царь В. съ Москвы для береженья въ Красное село Головъ съ сотнями и Атамановъ съ Козаками, и стояли по недѣлямъ; Атаманъ же имъ, имянуемой Гороховой, посла отъ себя къ вору въ Тушино, чтобъ онъ къ нему нощію прислалъ людей, а мы де Красное село сдадимъ и сотни конныя побьемъ. Воръ же изъ Тушина присла тоежъ нощи, и Красное село взяша; конныя же сотни усмотрѣша отошли къ Москвѣ (Латух.: «отъ убійства ихъ къ Москвѣ отбѣжаша), а Козаки Красное село сдали и пошли въ Тушино, и Красное село выжгли. — Пріидоша жъ нощію подъ Москву, а приведоша ихъ измѣнники сверхъ Неглинны рѣки, и пришедъ къ городу тайно и Древяной городъ зажгоша. Московскіе же люди послыша, едва ихъ отъ города отбиша, а городъ утушиша, выгорѣло саженъ съ сорокъ, и воровскихъ людей многихъ побиша, а тутъ поставиша острогъ и укрѣпиша. — Тойже прежереченной воръ Салковъ приде подъ Николу Угрѣшсково.» (Монастырь Св. Николая Чудотворца въ 15 верстахъ отъ столицы внизъ по Москвѣ на рѣчкѣ Угрѣшѣ. См. Больш. Черт. 192). «Царь же В. слыша то и посла на нево Воеводу Вас. Борис. Сукина со многими ратными людьми. Онъ же соидеся съ нимъ въ Олексѣевской волости и ничево ему не сдѣла, только тотъ же воръ многую шкоту Московскимъ людемъ учинилъ.»

(436) Ник. Лѣт. 126: «Тойже воръ Салковъ пріиде на Володимерскую дорогу и на иныя дороги, и многую шкоту почини. Царь же Василей посла на нево Воеводъ своихъ по многимъ дорогамъ. И свидошася съ нимъ по Володимерской дорогѣ на рѣчкѣ на Пехорхѣ» (впадающей въ Москву: см. Бол. Черт. 193) «Воевода К. Дм. Мих.

90

Пожарской съ ратными людьми, и бывшу бою на многое время, и по милости Божіи тѣхъ воровъ побиша на голову, той же Салковъ утече съ невеликими людьми, и на четвертой день тойже Салковъ съ достальными людьми пріидоша ко Царю В. съ повинною; а осталось всего съ нимъ послѣ тово бою, съ коими утекъ, тридцать человѣкъ. — Полковникъ же Млотцкой, стоя въ Серпуховѣ, слыша то, что приде въ Слободу K. Мих. Bac. Шуйской, и про того Салкова, что ево подъ Москвою побили на голову, поиде изъ Серпухова и нача утѣсненіе дѣлати и грабити Московск. людей. Москов. люди съ нимъ начаша битися, и многихъ Литовскихъ людей побиша и отоиде онъ въ Можаескъ. — Посла К. Мих. Вас. подъ Суздаль Боярина К. Бор. Мих. Лыкова, да К. Якова Борятинсково со многими людьми, съ Рускими, съ Нѣмецкими; они же пріидоша къ Суздалю ночью и приведоша ихъ Вожане узнаючи, и быша въ посадѣ. Лисовскій же послыша, со всѣми людьми выде на бой, Московскіе же люди ничево граду не сдѣлаша, едва и сами нощію отоидоша прочь.»

(437) См. выше, стран. 81.

(438) 29 Сентября (Нов. Ст.), говоритъ Машкѣвичь, служившій въ семъ походѣ Полковникомъ роты Князя Порицкаго. Онъ же: «Kładro się wsiystkiego woyska na 12.000, a prócz piechoty i Tatarow Litewskich i Kozakow Zaporowskich.» «Далѣе: «Przy manasterze Sgo Ducha stał oboz Kozacki, których się liczyło na 10.000.» См. Zbior Pamietn. Histor. o dawney Polszcze przez Niemcewicza, стр. 352 и 355; также Сѣв. Архив. 1825 No 1.

(439) Машкѣвичь вмѣсто Борисоглѣбскаго монастыря называетъ Богородицкій; но въ перехваченномъ письмѣ Шеина къ Царю (отъ 9 Октября) именно сказано, что Король, Гетманъ его Жолкѣвскій, Канцлеръ Левъ Сапѣга, Стадницкій и прочіе Польскіе чиновники, пришедши подъ Смоленскъ, расположились въ монастыряхъ Троицкомъ, Спасскомъ, Борисоглѣбскомъ, Архангельскомъ и Св. Духовомъ. См. D. P. Z. III, II, примѣчаніе подъ No. VIII.

(440) См. сей Универсалъ въ II. Томѣ D. P. Z. III, примѣчаніе подъ No. VII: «Pan Bóg dla grzechów łakomstwa i hardości ich» (Бориса Годунова и проч.). «puścił gniew swóy Boźy na wszystek Krześciański naród Moskiewski, Ruski, i siła krwie Krześciańskiey bez przestanku przelewa się... iedni drugich biią... tak sam z sobą własny naród Moskiewski iako i postronnemi narody, których sam na siebie Moskiewscy ludzie nawiedli ... Niemcy teź, wiele zamków i włości Moskiewskiego Hospodarstwa zabrać, rządzić, wiarę prawosławną Chrześciańską Ruską do końca zuiszczyć, a swoją heretycką wystawić chcą... Lecz ludzi siła Mosk. Hospodarstwa bolszy, srzedni i niźszy, z wielu zamków i z samego stółecznego miasta Moskwy, widząc swóy tak wielki upadek, bili nam Hospodom czołem, róźnemi tajemnemi przysyłkami, coby im Hosodar jako Car Krześciański i naybliźszy rodzic Ruskiego Hospodarstwa, wspomniawszy powinowactwo i braterstwo nasze... tego spadku i zniszczenia Hospodarstwa Moskiewskiego użalilisię, wiery Chrześciań, etc ... zniszczyć nie dopuszczali... J my Wielki Hospodar... idziemy ku wam... iźby za pomocą Boźą i modlitwami Przenayświętszey Bogarodzice naszey i wszystkich Swiętych ... was od wszystkich nieprzyiacioł waszych obronić i z niewoli od ostatniego zginienia wybawić ... Wy by Smolanie takowemu miłosierdziu Boźemu i naszéy Królewskiey łasce byli radzi, z chlebem i solą przeciw nam wyszli i pod naszą wysoką Królewską reką bydź chcieli... A my was ... wwierze waszey

91

Ruskiey nie naruszemy, w wolności i we wszelakiy czci zachować obiecujemy ... i tak wiele łaski i miłosierdzia naszego Hospodarskiego uczyniemy, jak wiele godno, dosloyno i naylepiey wam będzie... A jeśli byscie pogardzili (czego o was nie dzierzeiny), tym wy sami siebie, źony, dzieci i domy swoje woyskom naszym w spustoszenie podacie. A my w tym wam przed Panem Bogiem winnymi nie będziem.» Данъ въ станѣ, на границѣ Смоленской, 19 Сент. 1609.

(441) См. тамъ же, въ примѣч. подъ No VIII, перехваченное письмо Смоленскихъ Старостъ и посадск. людей къ Царю, выписанное Нѣмцевичемъ изъ Рукописи Г. Зелинскаго: «Мы, твои сироты, по совѣщанію съ богомольцемъ твоимъ, Преосв. Сергіемъ, Архіепископомъ Смоленскимъ, съ Бояриномъ и Воеводою твоимъ Мих. Борисов. Шеинымъ, съ Княземъ Петр. Ив. Горчаковымъ, съ Дьякомъ Никономъ Алексѣевымъ, съ служивыми людьми, Стрѣльцами и пушкарями и со всѣмъ простымъ народомъ, отвѣчали словесно Литовскому Королю и Панамъ Совѣта его, что у насъ, у всякаго Инока, и у служивыхъ и у Житыхъ людей, данъ обѣтъ въ храмѣ Преч. Богородицы, чтобы всѣмъ намъ за истинную Христіан. Вѣру и за свят. Божіи церкви, и за тебя, Государя Царя и Вел. Князя, и за твое Царское крестное цѣлованіе умереть, а Литовскому Королю и Панамъ его не поклониться. А 6 Октября писалъ ты, Государь Царь, свою Царскую грамоту въ Смоленскъ чрезъ Иванова человѣка Левина съ Ваською Молчановымъ, съ своимъ Царскимъ милостивымъ обѣщаніемъ, и мы, твои сироты, обрадовались твоей Царской грамотѣ. Изъ уѣздовъ же волостные жители не приходили въ за̀мокъ къ господамъ и людей не дали къ защитѣ его: Король обманываетъ ихъ вольностію; а ратныхъ людей у насъ въ Смоленскѣ мало. Литовскій же Король стоитъ при Смоленскѣ съ сильными Литов. и Нѣмец. полками; готовитъ всѣ злыя средства и подкопы. — Милосердый Государь!.... сжалься надъ нами сиротами, не предай насъ въ руки враговъ, а женъ и дѣтей нашихъ въ обиду: помоги скоро, да не погибнемъ до конца.»

(442) Въ Нѣмцев. (D. P. Z. III, Т. II, 585), въ вышесказанномъ письмѣ Шеина: — «Мы» — Шеинъ, Горчаковъ и Алексѣевъ — «совѣщавшись съ Дворянами и посадскими людьми, сожгли Смоленскій посадъ и слободы, чтобы Королю не удобно было подойти, а сами затворились со всѣми людьми въ осадѣ. Потомъ же Сентября 23 дня, на разсвѣтѣ, многіе Литов. люди подходили къ замку, къ Смоленску, дѣлали приступъ у Копытинскихъ и Аврамовскихъ воротъ, по милостію Господа Бога и твоимъ Государевымъ счастіемъ Литовскіе люди отъ замка отбиты, и во время приступа взятъ въ плѣнъ твой Государевъ измѣнникъ, посадск. человѣкъ, Смолянинъ Игнашна Дмитріевъ, служившій у Литов. людей проводникомъ; онъ при допросѣ показалъ, что Король намѣренъ взять Смоленскъ приступомъ и подкопомъ.» А въ письмѣ Старостъ (см. выше, прим. 441): «Первый приступь былъ Сент. на 23 число, за два часа до разсвѣта, въ трехъ мѣстахъ: къ Пятницкому Концу и къ воротамъ Копытинскимъ и Аврамовскимъ.»

Нѣмцевичь, основываясь на современныхъ запискахъ Жолкѣвскаго и Машкѣвича, описываетъ сей приступъ слѣдующимъ образомъ: «Сигизмундъ, внявъ совѣту придворныхъ, желавшихъ употребить хитрость, рѣшился напасть незапно и ночью. Для сего 12 Окт.» (ошибка, вмѣсто Сентября) «назначенъ былъ отрядъ пѣхоты, подъ начальствомъ Малтійск. Кавалера Новодворскаго,

92

который славился ратнымъ искусствомъ и неустрашимостію. Сдѣлано распоряженіе, чтобы Королевскіе трубачи, при взрывѣ воротъ дали сигналъ, по которому стоявшее не вдалекѣ войско должно было устремиться чрезъ проломъ въ городъ. Новодворскій пробирался тихо, въ темнотѣ ночной, къ воротамъ, держа рукою огромную петарду, и согнувшись вмѣстѣ съ прочими воинами по причинѣ тѣсноты прохода между стѣною и деревянными срубами (которые построены были Русскими предъ стѣною со стороны поля, на подобіе избъ, для прикрытія воротъ). Не взирая на сіи затрудненія, онъ подошелъ къ однимъ воротамъ, потомъ къ другимъ, взорвалъ ихъ, и вломился въ городъ съ нѣсколькими воинами. Жители въ ужасѣ искали убѣжища въ церквахъ, и Смоленскъ былъ бы покоренъ совершенно; но отъ того ли, что трубачи не исполнили приказа, или что сильный взрывъ заглушилъ звукъ сигнала, вспомогательный отрядъ не подоспѣлъ во-время; осажденные ободрились, видя малочисленность нашихъ, и вытѣснили ихъ, положивъ однакожь на мѣстѣ не болѣе 20 человѣкъ: ибо въ темнотѣ стрѣляли на удачу.» Машкѣвичь между прочимъ говоритъ, что Венгерецъ Маркъ, Капитанъ Королевской пѣхоты, не хотѣлъ итти въ проломъ по недостатку мужества, или по условію съ непріятелемъ, и тѣмъ остановилъ успѣхъ приступа.

О послѣдующихъ нападеніяхъ сказано въ письмѣ Старостъ: «Сент. 26 дня ночью, за четыре часа до разсвѣта, подошелъ къ стѣнамъ Литов. Король съ людьми ратными; овладѣлъ въ Пятницкомъ Концѣ острогомъ и сожегъ Пятницкій Конецъ съ посадомъ, такъ что во всемъ посадѣ уцѣлѣло только 7 церквей: а 27 Сент. ночью же, за два часа до разсвѣта, приступалъ онъ опять къ Большимъ, Туловскимъ (Тульскимъ?), что у Днѣпровскаго моста, и къ Пятницкимъ воротамъ, но по милости Божіей, молитвами Преч. Богородицы и твоимъ Царскимъ счастіемъ, непріятель отбитъ отъ воротъ и ото всего замка, потерявъ въ замкѣ много Литовскихъ и Нѣмецкихъ людей. На третій же день Литовскіе люди сожгли ночью Днѣпровской мостъ, и стрѣляютъ безпрестанно изъ пушекъ по стѣнѣ и по Богословской башнѣ, уже разбитой сверху.»

(443) Сіе выраженіе употреблено выше, при описаніи Троиц. осады, стран. 62.

(444) Въ Нѣмцев. (стр. 362): «Сигизмундъ думалъ опять прибѣгнуть къ хитрости: овладѣть городомъ посредствомъ подкоповъ. Напрасны были извѣстія, доставляемыя переметчиками, что Шеинъ вездѣ подѣлалъ слухи: наши не переставали дѣлать покушенія; но осажденные, слыша стукъ работавшихъ, портили ихъ труды, ранили и убивали ихъ.»

Машкѣв.: Стѣны Смоленска устроены съ такимъ искусствомъ, что посредствомъ тайныхъ, подземныхъ путей, можно со всѣхъ сторонъ слышать работу подкоповъ. Такимъ образомъ непріятель, копаясь въ землѣ противъ нашихъ, иногда же подкапываясь подъ ними, взрывалъ наши подкопы, истребляя и работниковъ, которыхъ мы едва на третій, или на четвертый день добывали изъ земли, погребенныхъ за живо.»

Машкѣвичь именуетъ Шеина искуснымъ и свѣдущимъ Полководцемъ. — Кобѣржицкій говоритъ объ немъ (стр. 84 и 363): «Gubernator bellandi peritus. — Inerat Sehino iufractum animi robur.» Причиною сего упорства онъ считаетъ воспоминаніе Шеина объ отцѣ, потерявшемъ жизнь при осадѣ крѣпости Сокола, во время войны съ Баторіемъ. (См. сей Исторіи Т. IX, стран. 177. и прим. 529.) — Нѣмцев. 412: «Mąź biegły w sztuce

93

wojennéy, wytrwały, niewzruszony w przedsięwzięciu swoiém.»

Рукоп. Филар.: «Той же Михайло (Шеинъ) яко крѣпкій поборникъ и разсмотрительный Воевода, нашествія иноплеменныхъ никако ужасеся и градъ ополченіемъ своимъ мужески защищаше. И тако много время противу сего Королевскаго воинства градъ той опасно удержаше; даже и до того дойде, яко вси людіе града того изомроша, нужнаго ради осаднаго утѣсненія. Онъ же небоязненнымъ сердцемъ брашеся съ Поляцы по всякъ день и нощь, на забралѣхъ града пребывая въ пораженіихъ смертоносныхъ, и прещенія Королевскаго и воинства множества не беяшеся, ниже ласканію его внимая, и никако предадеся въ руцѣ его, даже и до взятія града того.»

(445) Кобѣрж. 94: «Venire videlicet Regem, cruentum illorum ad praemia et gloriam cursum remoraturum. Ergo ne ideo toto pene biennio bellatum est, ut paratam alieno sanguine et sudore, recenterque armatus Rex invaderet victoriarn? et quando tandem et ubi debita laboribus praemia recepturi essent? aut a quo repetituri? Num a Demetrio? at huic quæ facultas tandem supererit exsolvendi promissa? quandoquidem Severia nobilissima ac opulentissima terrarum Moschoviae portio, regiis tenetur armis, in quam miles et castris attritus et vulneribus invalidus, spes suas omnes intenderat.»

(446) Тамъ, стран. 95.

(447) Рожинскій созвалъ товарищей своихъ въ кругъ (w koło) сказалъ имъ, что они, давъ слово и клятву возвратить Димитрію Царство, будутъ гнусными вѣроломцами, если ему измѣнятъ, хотя бы и слушаясь Короля; что честь есть первый законъ для гражданъ свободныхъ, и кто ей слѣдуетъ, тотъ достоинъ не укоризны, а похвалы. Изобразивъ жалостную судьбу мнимаго Іоаннова сына, доказывая, что для нихъ не только безсовѣстно, но и безумно оставить его въ жертву врагамъ, а самихъ себя признать глупцами, которые, не зная для чего, столь долго обливались кровію въ битвахъ — онъ предложилъ товарищамъ взаимно обязаться слѣдующею клятвою: 1) Умереть или возвести Димитрія на престолъ; 9) казнить лютою смертію всякаго, кто бѣжитъ отъ знаменъ его; 3) дѣйствовать явно, чуждаясь тайныхъ кововъ; 4) не отлучаться никуда безъ дозволенія начальства; 5) отлучась по дозволенію, возвратиться къ празднику Пасхи или къ Троицыну дню 1610 года; 6) въ случаѣ Димитріева торжества требовать награды всѣмъ вмѣстѣ и не расходиться безъ полнаго удовлетворенія. — Всѣ отвѣтствовали громкимъ кликомъ усердія. См. Кобѣржицкаго (стр. 96) и Нѣмцевича (стр. 367).

(448) Сіи слова сказалъ Королю одинъ изъ посланныхъ, Мархоцкій, забывая въ немъ лице Государя. См. Кобѣрж. стран. 103: «Se neque Dominum Domini, nec fratres fratrum, neque patriam patriæ loco habituros.»

(449) См. въ Кобѣржицкомъ (стр. 104—111) и въ Нѣмцевичѣ (стр. 373). — Марина, вѣнчаясь на Царство съ Отрепьевымъ, именовалась Цесаревою Маріею. См. Собр. Гос. Грам. II, 290 и 291; также сей Исторіи Т. XI 158.

(450) См. Кобѣржицкаго и Нѣмцевича.

(451) См. тамъ же. Сигизмундъ развѣдывалъ предварительно о Тушинскомъ станѣ чрезъ надежныхъ людей, Русѣцкаго и Бучинскаго. Ходя по шатрамъ, они подслушивали мнѣнія воиновъ и привлекали ихъ къ сторонѣ Короля.

(452) Все сіе подробно описано въ Кобѣржицкомъ, на стр. 128—137. Грамота Сигизмунда къ Царю Василію была писана 12 Ноября. Въ ней

94

сказано между прочимъ: «Какъ Христіанскій Монархъ, желаемъ съ помощію Бога, Присноблаженныя Дѣвы Богородицы и всѣхъ Святыхъ, положить конецъ бѣдствію и разоренію великаго Московскаго Царства, остановить пролитіе крови Христіанской, возвратить народамъ миръ и тишину. Для сего отправляемъ Пословъ къ Польскимъ и Литовскимъ войскамъ, стоящимъ близъ Московской столицы, и о томъ тебя извѣщаемъ, дабы и ты прислалъ своихъ Бояръ въ станъ ихъ, для совокупнаго совѣщанія съ нашими Послами: во первыхъ, объ удовлетвореніи насъ, въ чемъ слѣдуетъ; потомъ, о заключеніи вожделѣннаго мира.»

(453) «Si voluntatem suam (Regis) grato exciperent animo, ac in patrocinium regium concedere, suæque manûs excelsæ beneficio protegi cuperent. Quod vero attineret ad Fidem illorum Christianam Græcam, verbo regio polliceri, se eam salvam et illæsam manu tenere velle, institutaque omnia Ecclesiastica, » etc. (Кобѣрж. 136).

Нѣмцев.: «Jeśli wdzięcznym sercem pomoc i opiekę moję przyiąć zechcecie, » etc.

(454) Послы прибыли въ Тушино 17 Декабря, въ сопровожденіи ста конныхъ копейщиковъ и 280 человѣкъ пѣхоты, и были встрѣчены внѣ стана Александромъ Зборовскимъ съ 200 чел. конницы, а подлѣ стана Княз. Рожинскимъ и Станисл. Мнишкомъ, ѣхавшими въ саняхъ. Иванъ Плещеевъ и Ѳед. Униковъ (Unicovus), привѣтствовали ихъ рѣчью отъ имени Самозванца. (Кобѣрж. 137).

(455) Удержаніе въ Москвѣ Пословъ, пролитіе крови Польскаго Дворянства въ день гибели Отрепьева, побужденіе Татарскихъ Ордъ напасть на Подолію, подкрѣпленіе Шведскаго Короля деньдами, и проч. (Кобѣрж. 129).

(456) См. Кобѣржицкаго и Нѣмцевича.

(457) Тамъ же.

(458) Нарушев.: «Nayprzód dobrze pięściami utłukłszy, potym nadziakiem aź do złamania kiia srodze ubił, źe ledwo sam Dymitr do pokoju dalszego uciekł. Samuel Tyszkiewicz w pewney z nim poswarce, nazwawszy go łgarzem i filutem, wiele innych słów obelźywych przydał.» (Zyc. Chodk. I, str. 283 i not. 131).

См. также Кобѣржицкаго, 147.

(459) Кобѣржицкій.

(460) Годунову, Разстригѣ, Василію.

(461) Кобѣрж. 148, и Нарушев. 283.

(462) Кобѣрж. 150: «Jllum (Regem) non regionis, sed Religionis expugnandæ, templorum, non urbium hostem, eversorem rituum, expilatorem Cænobiorum in Moschoviam advenisse.» Нѣмцевичь, стр. 393.

(463) Cie заключалось въ данномъ отъ Короля наставленіи. См. Кобѣрж. 133, Нѣмцев. 384, и Жизнеоп. Я. П. Сапѣги, 226: «Rwać woysko tamto szkoda dla narodu Moskiewskiego, aby oni zdesperowawszy o potędze Dymitrowey, nie rzucilisię do Szuyskiego.» Слова Рукописи Корон. Канцлера Задзика подъ загл. Acta Cancellariatûs.

(464) Въ Берѣ и Петреѣ (стр. 427) отвѣтъ Рожинскаго: «Du Huren-Sohn, was begehrestu zu wissen, was die Gesandten bey mir zuverrichten haben; der Teuffel weis, wer du bist, wo du geboren und von welchem Geschlecht ersprossen? Wir haben ben lange Zeit unser Blut deinet halben vergrossen und unsere Bezahlung  noch nicht bekommen.»

Лжедимитрій простился съ женою, по свидѣтельству Бера и Петрея, которые приводятъ и слова, сказанныя имъ на прощаньѣ. Нѣмцевичь утверждаетъ, что онъ уѣхалъ, не давъ ей знать; но сего обстоятельства не находимъ въ другихъ. Кобѣржицкій говоритъ просто (стр. 152): «relictâ

95

Marinâ conjuge tristi et ob absentiam mariti contabescente, clam è castris Kalugam profugit.»

Аврам. Палиц. 202: «И того бо ради окаянный утече, понеже пѣцыи отъ Козаковъ тайно возвѣстиша ему, яко Поляки, ждуще Князя Михайла, и тогда хотяще его отдати въ царствующій градъ.» А въ Латух. Ст. Книгѣ: «Михаилъ же Салтыковъ и Ружинской, слышавше о семъ, что Мих. Вас. Скопинъ вскорѣ будетъ къ Москвѣ, а надъ Москвою до того времени ничего они зломысленнаго своего дѣла не возмогли сотворити, и начаша умышлять, како бы имъ воровскаго своего Тушинскаго Царика поимать и подъ Смоленскъ къ Королю отвесть. Воръ же, увѣдавъ ихъ совѣтъ, и нощію отъ нихъ съ невеликими людьми въ Колугу убѣжалъ.» См. также Ник. Лѣт. 127.

О днѣ и прочихъ подробностяхъ его побѣга см. Бера.

(465) Беръ: «Нѣкоторые изъ приверженцевъ его думали, что онъ былъ тайно убитъ.» — Петрей, 428: «und heimlich in den Strom geworffen.»

(466) Ник. Лѣт. 127.

(467) Кобѣрж. 152: «Accurrunt velut lymphati, invehuntur in Ruzinium quasi Demetrianæ fugæ auctorem ... nunc ad Demetrii currûs accurrunt, excutiunt et si quid auri argentique ac aupellectilis pretiosæ lateret, diripiunt, omnia sus déque miscent, » etc.

Латух. Ст. Кн.: «Тогда полки воровскіе смятошася и Рускіе люди разбѣгошася, иніи въ Москвѣ, а иніи во своя городы, кто гдѣ живяше. Литва же многихъ за то побиша и остановиша въ таборахъ съ собою стоять.»

(468) См. Нѣмцев. стр. 401: «Pamiętay Waszmość, iź kogo Bóg raz blaskiem Majestatu oświeci, ten nigdy blasku tego nie strada, ani słońce jasności swojċy nie traci dla tego, że przemijająca chmura zaćmi je czasem.»

(469) См. изданную въ 1674 г. книгу: The Russian Impostor, 166: «She farther complained of the sad Vicissitudes of her Fortune, submitting her self and her Concerns to God, from whom she did expect an end of her calamities and sorrows; she added, My adverse Fate hath deprived me of all: J have nothing left but the justice of my Cause, and my right to the Muskovitish Empire, confirmed by my Jnauguration, and the double Oaths of all Orders of men.» Cie письмо было отъ 15 Генваря 1610. См. Кобѣржицк. 157, и Львов. Лѣтоп. 240. Марина подписалась: «Вашего Королевскаго Величества доброжелательная Марина, Цесарева Московская» (Кобѣрж.: Jmperatrix Moschoviae).

(470) Въ семъ воззваніи именовалъ онъ Сигизмунда поганымъ Королемъ, а Поляковъ коварными отступниками, обѣщая истребить ихъ еретическую вѣру, и не уступать имъ въ Россіи, ни деревни, ни даже дерева. Въ Калугу онъ прибылъ 1 Генваря 1610 гола. См. Бера.

(471) См. выше, стр. 15.

(472) Шаховскій явился къ Самозванцу въ пятый день послѣ Праздника Богоявленія. См. Бера.

(473) Беръ: «Одному Богу извѣстно, что мы перенесли въ сіе бѣдственное время.» Беръ, находясь тогда въ Козельскѣ, едва не убитъ.

(474) Беръ: «Несчастный Скотницкій спрашивалъ, за что его казнятъ? Палачи отвѣчали: Царь велѣлъ намъ не разсуждать съ тобою, а бросить тебя въ воду; накинули ему петлю на шею и повлекли, какъ стерво. Послѣднія слова его были: И такъ вотъ награда за вѣрную двухлѣтнюю службу и сильную осаду, мною выдержанную: Боже, помилуй меня!»

96

(475) Латух. Ст. Кн.: «Мих. Бутурлинъ, собрався съ ворами, и пріиде подъ градъ Колугу, и нача приступати. Въ томъ же градѣ сидѣлъ Ив. Ив. Годуновъ, за нимъ убо бысть Ирина Никитична Романовыхъ, Ѳедора Никитича сестра. Егдаже градъ взяша и Болярина Ив. Годунова съ башни свергоша, людей же многихъ посѣкоша, а имѣнія ихъ разграбиша. Но еще Боляринъ Ив. Годуновъ живъ бысть, и о немъ возвѣщено бысть Мих. Бутурлину. Онъ же повелѣ его на Оку рѣку привести и въ воду посадити; егдаже приведоша и въ воду его ввергоша, тогда онъ за край струга удержася. Михайло же, вынявъ саблю, и отсѣче ему руки и потопи его въ водѣ. И тако скончася мученически, но къ совѣтникомъ Розстригиномъ не приложися. Жена же его, Ирина Никитична, горько по немъ плакася, но отъ убійства ихъ свободна бысть. А Михайла Бутурлина порази духъ непріязненный лютъ зѣло, и пребысть тако до кончины своея.» Въ сей Степ. Книгѣ смерть Ив. Ив. Годунова, описанная съ такими подробностями, отнесена къ временамъ Разстриги, что несправедливо: ибо тогда онъ находился не въ Калугѣ, а въ войскѣ Ѳеодора Борисовича подъ Кромами и взятъ въ плѣнъ (См. сей Исторіи Т. XI, 111); потомъ оставался въ званіи Окольничаго при Разстригѣ и Царѣ Василіи, и только въ 1610 году исключенъ изъ Послужнаго Списка Бояръ, гдѣ сказано: «убитъ въ Колугѣ отъ вopa.» См. Др. Рос. Вивл. XX, 84.

Беръ говоритъ, что Гансбергъ (объ немъ сказано и въ примѣч. 125), и Теннирсъ фонъ Виссенъ «оставили на дорогѣ Боярина Ив. Ив. Годунова, мужа добраго и благочестиваго, котораго Димитрій Второй утопилъ въ Калугѣ.»

(476) См. Бера.

(477) The Russian Jmpostor, 167: «Demetrius his Letters read publikely did extremely foment their Seditions, but the presence and carriage of Marina transported them beyond all bounds. — Кобѣрж. 154: «Rediturum se ad exercitum significabat, si novo iterum se Poloni obstringerent sacramento, deque Moschis, qui fidem datam fefellissent, sumerent supplicium.» Видек.: «amplissima praemia promittebant.» Льв. Лѣт. 244: обѣщевая имъ великое награжденіе.»

(478) См. Бера. Онъ именуетъ Казимирскаго прямымъ Вертумномъ, который съ Русскими былъ Русскій, съ Поляками Полякъ. А Кобѣржицкій говоритъ о немъ: notum per seditiones nomen.» Вожди Польскіе въ Тушинѣ принуждены были грозить ему смертною казнію.

(479) Кобѣрж. 199.

(480) О семъ поступкѣ Марины см. въ Кобѣрж. 201, въ Видекинд. 125, въ The Russ. Jmpostor, 168, въ Нѣмцев. 419. — Два первые говорятъ: faemina ingens animi, vasti animi.»

(481) Двѣ тысячи, по словамъ Кобѣржицкаго (стр. 202). Въ The Russ. Jmpostor также: «They fought, and two thousand fell in that Conflict on both sides.» Но Беръ пишетъ, что къ Димитрію пристало только 500 Козаковъ, изъ числа коихъ многіе были побиты догнавшими ихъ Поляками.

(482) Беръ утверждаетъ, что 13 Генваря Самозванецъ получилъ въ Калугѣ извѣстіе отъ Марины, уже прибывшей изъ Тушина въ Дмитровъ. Сіе несогласно съ другими достовѣрнѣйшими показаніями. 1) Письмо, оставленное ею въ Калугѣ, (см. ниже, прим. 483), отъ 16 Февраля (по Стар. Ст. 6 Февр.): см. Нѣмцев. 421. — 2) Рожинскій, увѣдомляя Сигизмунда письмомъ отъ 27 Февраля о побѣгѣ Марины, говоритъ, что оный послѣдовалъ со Вторника на Среду (см. Нѣмц. 397). Первая предъ 27 числомъ Среда была 11 Февраля по Стар. Ст. И такъ Марина бѣжала съ 10/20 на

97

11/21 число; письмо же могло быть ею приготовлено за нѣсколько до того дней (6/16 Февр.). — 3) Въ Дневникѣ Сапѣги (См. Zyc. J. P. Sapiehi, 238) сказано, что она прибыла въ станъ его 26 Февр. (16 по Стар. Стилю).

(483) Сіе письмо помѣщено вполнѣ въ Hist. Vlad. Кобѣржицкаго на стр. 203, и въ Zyc. J. P. Sapiehi, на стр. 234, а въ Нѣмцев. (стр. 421) и въ The Russ. Jmpost. (стр. 169) сокращенно. Представляемъ выписку: «Maryna z Wielkich Kończyc ... Niemogę już sobie okrutną więcey być, abym to podeptać, i na to spuścić miała, i o to niedbać, co nad wszystko samę cnotę ludzie miłuiący przekładają, anim nad bestye biedne nędznieysza, aby jeśli nie z natury trwożliwey y białogłowskiey, wżdy rozumiem w całey nadziei i obronie Boskiey ostawszy, ostatecznego nieszczęścia i obelżenia mnie i stauu mego, od tych samych, którym by opieka o mnie i obrona powinnie należała, uchraniaćsię i o sobie radzić nie miała. Zalu pełne serce, że i na sławę uczciwą i dostoyność od Boga daną następują! z niepoczciwemi mnie równali na posiedzeniach, i na hankietach swoich przy kuflu i trunkach wspominali! ... Nie da Bóg, aby kto mną w prywacie swey targować miał obelżywie, mnie i stan móy, przysługowawszy się, zdradziecko wydając, tam przemyślawając wywieść miał, i temu oddać (т. е. Сигизмунду) który jako do mnie tak i do Państwa tego żadnego prawa i sprawiedliwości niema... Teraz bez rodziców, bez powinnych i bez krwie i bez przyjaciela i opieki zostawszy, w żalu i utrapieniu moim Bogu się cało oddawszy, do małzonka mego, niewolą przyciśniona, ujeżdżać muszę, abym i przysięgę nienaruszoną i sławę i całą zachowała, i w pokoju wżdy kiedy pomieszkać i wytchnąć w żalu moim mogła, od Boga samego opiekuna niewinności i sprawiedliwości dekretu i rezolucyi prędszey czekając, z tym się tedy Bogu mojemu oświadczam, iż jako dla obrony sławy, uczciwości, dostoyności przy prawie moim obstawam, gdyż będąc Panią Narodow, Carową Moskiewską, wracać się do stanu Szlachcianki Polskiey i znowu poddanką być nie mogę, tak dla dobra Rycerstwa tego, które cnotę i sławę miłując na przysięgę pomni, odjeżdżam.»

(484) Тишкѣвича. Въ The Russ. Jmpostor, 170: «Neither would they auy more be Commanded by him, but chusing one Tiskevicius for their General, prepare to follow Demetrius their old Lord.»

Объ укоризнахъ мятежниковъ Рожинскому, см. Кобѣрж. 207, Нѣмц. 422, и The Russian Jmpostor, 170.

(485) Въ письмѣ 27 Февр. (см. выше, примѣч. 482): «Woysko się bardzo buntuje, nie będzieli na zamierzony kres wiadomości jakiey, którąby się mogło kontentować Rycerstwo, trudno go będzie hamować... Bojarowie ci, którzy z nami z Patryarchą zostali, ne smakują sobie, że żadnego pisania od W. K. Mci nie mieli, i tych dobrze pocieszyć, stalszymi będą w zamysłach swoich.»

(486) См. выше, стр. 18.

Имена нѣкоторыхъ Русскихъ Тушинскихъ Пословъ исчислены въ Грамотѣ Короля, отъ 21 Сент. 1610, о награжденіи ихъ домами въ Москвѣ и помѣстными окладами (см. Собр. Гос. Гр. II, 451): «Бояре, Окольничіе, Дворяня и Дьяки наши: Мих. Глѣб. Салтыковъ съ сыномъ своимъ Иваномъ, К. Вас. Мосальской, К. Юрьи Хворостининъ, Микита Вельяминовъ, Михайло Молчановъ, К. Ѳед. Мещерской, Тимоѳ. Грязной, Левъ Плещѣевъ, Иванъ Грамотинъ, Ѳед. Ондроновъ, Иванъ Чичеринъ, Степ. Соловетцкой, Овдокимъ Витоѳтовъ, Ѳед. Опраксинъ, Вас. Юрьевъ и всѣ, которые пріѣхали къ нашему Кор. Вел. и почали служити прежъ всѣхъ... и втѣпоры, какъ они пріѣхали до насъ...

98

подъ Смоленскъ, Кн. Вас. Шуйской ... дворы ихъ на Москвѣ розорилъ до основанья, » и проч. Изъ нихъ Ѳ. Андронова именуетъ Б. Каменскій Печатникомъ и Думнымъ Посольскимъ Дьякомъ въ своемъ Собр. Дип. Дѣл. стр. 405. (Сигизмундъ въ 1611 году называлъ Андронова Бояриномъ и Казначеемъ. См. Собр. Гос. Грам. II, 543).

См. также Ник. Лѣт. 128, и Лат. Ст. Книгу.

(487) М. Салтыковъ, отправленный Посломъ въ Польшу отъ Царя Бориса, видѣлъ тамъ Владислава, еще семилѣтняго. См. сей Исторіи, Т. XI, 24 и 25.

Всѣ сіи рѣчи и отвѣтъ Канцлера Сапѣги находятся въ Кобѣржицкомъ (стр. 163 и дал.), по словамъ коего К. Вас. Масальскій смѣнилъ Ивана Салтыкова (velut ex condicto juvit), а послѣ говорилъ Иванъ Тарасьевичь Грамотинъ (Johannes Parasovicius). См. Собр. Гос. Гр. II, 480.

(488) «Quia gens ut cælo, ita moribus asperior, hospitibus inimica, externorumque impatiens, » etc. См. Кобѣрж. 175. — Нѣмцев. 407 и 408.

(489) Нѣмцев. 409: «Nieszło u nich o swobody i prawa: cała usilność obrócona, by Królewic wyrzekłsię Wiary Rz. Katolickiey, był przez Patryarchę koronowanem, utrzymywał i pomnaźał monastery i cerkwie Swiętych. Z taką zaciętością, mówi Kobierzycki, ... iź zdawałosię, źe nie tylko duszne zbawłenie, lecz jakąś słodycz i roskosz w nich znaydowali.»

(490) Собр. Гос. Грам. II, 441: «Присягалъ Король Боярину Мих. Глѣб. Салтыкову съ товарыщи... что, будучи Королевичю на Государствѣ нашіе истинные православные Крестьянскіе вѣры не разорять, и городовъ отъ Москов. Государства не отводить, и помѣстей и вотчинъ и дворовъ и животовъ у насъ не отымати, и безъ сыску ни надъ кѣмъ никакова дурна не учинити.» (Въ окружн. Грам. Кн. Ѳ. И. Мстиславскаго и Бояръ, управлявшихъ съ нимъ Государствомъ, отъ 4 Сент.)

(491) Въ принадлежавшемъ А. И. Ермолаеву спискѣ съ Грамоты Москов. Бояръ въ Казань, 30 Августа 118 (1610) г.: «Мы Бояре... приговорили и укрѣпили и крестъ съ обѣ стороны цѣловали, и пр.... на томъ, что намъ служити и прямити Царю своему Владиславу Королевичю и его дѣтемъ, коихъ ему Государю впредь Богъ дастъ, а мимо его изъ Москов. Государства и изыныхъ Государствъ на Москов. Государство никого не хотѣти.»

Въ D. P. Z. III, (Т. II, 410) помѣщена слѣдующая форма присяги, данной Послами: «Я (имярекъ) цѣлую сей Святый Животворящій крестъ Государю моему Царю и Вел. Князю Владиславу Жигимонтовичу всея Русіи на томъ, что долженъ ему Государю своему вѣрою и правдою служить и прямить и во всемъ добра желать, а къ Шуйскому и къ тому вору, что именуетъ себя Царевичемъ Димитріемъ, не приставать и никакого инаго Государя на Москов. Государство не желать, кромѣ Государя нашего Ц. и В. Кн. Владислава Жигимонтовича; а пока намъ Господь Богъ не дастъ на Москов. Государство, обязуюсь служить и прямить и во всемъ добра желать отцу его, Госуд. нашему, нынѣшнему Наияснѣйшему Королю Польскому, В. К. Литов. Жигимонту Ивановичу, » и пр.

(492) См. сіе письмо въ D. P. Z. III, Т. II, въ примѣчаніи подъ No. X: «Со się tknie samego miasta stołecznego Moskwy, i tam snadź wielkie rozerwanie i częste bywają tumulty, dla tego iź między Skopinem Szuyskim a terazuieyszym Wasilem, co sobie regiment uzurpował, wielkie emulacye, a wszakźe i tam wiele ich, lubo po cichu

99

do nas i do syna naszego nayduje się skłonnych.... W tych tedy szczęśliwych za łaską i miłosierdziem Bożym powodzenia naszego początkach łacno Uprz. W. baczyć moźesz, jaką się ściele druga zamieszaniną jednych, a źyczliwością drugich ku nam, do pomnoźenia sławy Rycerstwa naszego i rozszerzania granic Rzpltéy, a zgoła opanowania całey téy Monarchii Moskiewskiey, ieśli czego sam tylko deficit skarbu i dostatków naszych nie rozwiedzie.» Писано 2/12 Марта.

(493) «Præ gaudio erumpentibus manantibusque Jacrimis.» Кобѣрж. 181.

(494) Кобѣржицкій говоритъ, что отъ сихъ городовъ прибыло къ Сигизмунду 16 Бояръ, изъ коихъ главные были: Князь Leoncius Jackovius и Гаврило Хрипуновъ.

(495) См. Кобѣрж. и Нѣмцев. — Въ отвѣтѣ Королевскомъ сказано: «lubo mniemany Dymitr nie godzien ni łaski, ni wiary.»

(496) Рожинскій въ письмѣ къ Королю (см. выше, прим. 482): «zbłądziła i do Dymitrowa zajechawszy, do tego czasu tam mieszka.»

(497) Слова, приводимыя Беромъ: «Прилично ли мнѣ, Царицѣ всея Русіи, явиться тамъ въ видѣ презрительномъ? Я готова раздѣлять съ мужемъ все, что Богъ ни пошлетъ ему.» Она выѣхала въ Калугу верхомъ, въ красномъ бархатномъ Польскомъ кафтанѣ, въ сапогахъ со шпорами, вооруженная пистолетами и саблею. Сапѣга далъ ей всѣхъ Нѣмцевъ, которые при немъ находились, и 50 Козаковъ. Съ тѣхъ поръ она учредила при себѣ придворный штатъ изъ Нѣмокъ.

(498) См. Нѣмцев. 424, и Нарушев. 298. Мятежники назначали себѣ въ грабежъ имѣнія Литов. Марш. Дорогостайскаго, Канцлера Сапѣги и Князя Збараскаго, какъ вредныхъ Королевскихъ совѣтниковъ.

(499) 5 ротъ (vexilla) Полков. Линка, 2 роты Поссе и Кваренгема, 600 чел. изъ Нарвы, и 700 изъ Выборга подъ начальствомъ Петра Дела Вилля, еще 300 Шведовъ и 2 роты (signa) Французовъ. См. Видек. 118. — А Далинъ въ Gesch. Des Reich. Scweden: «Nachdem de la Gardie den 17 Jenner aus Schweden eine Verstärkung von etwas über 3000 Mann, unter welchen genug ungleiche Nationen, Nordländische Schnee-Läufer und zwo Fahnen Francozen, waren, erhalten hatte, so» etc.

(500) Въ Розр. Кн.: «Тоежь зимы послалъ К. Мих. Вас. въ Ростовъ Воеводу Кн. Ивана Хованскаго да К. Якова Борятинскаго. А изъ Ростова велѣно итти къ Кашину, да ко Твери.» — Въ Ник. Лѣт. 130: «Посла К. Мих. Васильевичь изъ Слободы К. Ив. Андр. Хованскаго противъ Нѣмецкихъ людей; К. Иванъ же сшолся съ Нѣмецк. людьми съ Воеводою съ Ивелгоромъ подъ Старицею.»

(501) См. объ немъ выше, стран. 101. — Въ Розр. Кн.: Да съ пѣшими людьми съ огненнымъ боемъ Воеводу Григорья Волуева, и онъ пришолъ, Сопегу изъ Дмитрева выбили.» — Въ Авр. Пал. 178: «Мѣсяца Генв. въ 4 день, въ 4 часъ нощи, пріиде изъ Слободы Александровы отъ K. Мих. Вac. въ Троиц. Серг. монастырь Воевода Григ. Волуевъ, а съ нимъ избранныхъ вой 500 муж. храбрыхъ и вси во оружіи: сіи бо пріидоша извѣдатися съ Литов. людьми, и съ Руск. измѣнники и войско ихъ смѣсити. Егда же освѣтающу два, и совокупльшеся съ Давыдомъ (Жеребцовымъ) и съ Троицкими сидѣльцы храбріи они воини изъ града всходятъ храбрски, и наглѣ нападаютъ на Польскіе и Литовскіе роты, и втопташа ихъ въ Сопѣгины таборы и станища ихъ около таборъ защгоша, и милостію Пребезп. Троицы Лотов. людей многихъ побили, и языки поимали;

100

Сопѣга жъ и Лясовской со всѣми полки своими исшедше противу ихъ, и бысть имъ бой великъ на Клементьевскомъ полѣ, и на Келаревѣ прудѣ, и на Волкушѣ, и на Красной горѣ, и много бившеся, и многи отъ обою страну пивше смертную чашу, множайше жъ сугубо погибе полку еретическаго, и разыдошася обои, и день той препроводивше, во Обители Чудотворца сотворше заповѣданное ими, паки возвратишася ко К. Мих. Вac., на Польскихъ же и Литов. людей и Руск. измѣнниковъ тогда страхъ великъ нападе, и въ недоумѣніи быша, яко же оставшіи по нихъ сказаша.»

(502) Остатки тридцати-тысячнаго воинства. См. выше, стран. 59.

(503) Аврам. Пал. 179 и дал.: «Генваря во 12 день Гетманъ Сапѣга и Лисовской со всѣми полки... побѣгоша къ Дмитрову никимъ же гоними, но десницею Божіею; толикожъ ужасно бѣжаша, яко и другъ друга неждуще, и запасы своя мещуще, и велико богатство мнози по нихъ на путехъ обрѣтаху не отъ худыхъ вещей, но и отъ злата и сребра, и драгихъ портъ и коней.»

Видек. 119: «Ille (De la Gardie) XI die Januarii Sapieham tandem diuturnam solvere obsidionem coëgit, reperitque castra omni rerum supellectile in longius tempas provisa, et inter illam nonnulla immanis magnitudinis tormenta.»

(504) Авр. Пал. 180: «По отшествіи же сыновъ беззаконныхъ, преждавше осмь дней, посылается отъ Обители Чудотворца къ царствующему граду къ Государю Старецъ Макарей Куровской со Святою водою Генваря въ 20 день... Егда же и К. Михаилъ, не мало время преминувъ, пріиде изъ Слободы въ домъ Чудотв. Сергія со всѣмъ воинствомъ съ Рускими Людьми и съ Нѣмцы, и все воинство отъ тѣхъ малыхъ останковъ довольствовашеся: такожде и весь скотъ свой отъ житницъ же Чудотворца питаху довольнѣ, и по отшествіи его, и всего воинства многимъ препитаніе бысть.»

Видек. 119: «Jacobum ... ut liberatorem suum suspiciebant venerabanturque et aliquot millibus rublorum donabant.»

Ник. Лѣт. 130: «Бояр. К. Мих. Вас. изъ Слободы поиде въ Троиц. монастырь, Архимаритъ же и братья его встрѣтиша; онъ же ста въ Троиц. монастырѣ.»

(505) Видекиндъ пишетъ, что за войскомъ Шведскимъ шло 4000 человѣкъ, частію изъ Нордботніи, частію изъ сѣверныхъ областей Россіи. Они имѣли лыжи въ 5 футовъ длиною, а шириною въ одинъ, и съ неимовѣрною быстротою ходили по замерзшимъ снѣгамъ на непріятеля, который не могъ противъ нихъ употребить ни конницы, ни пѣхоты. — О сраженіи подъ Дмитровымъ онъ говоритъ (стр. 121). «nec Moschorum, qui tunc intererant prælio, virtus defecit;» но жалуйся, что Русскіе, опасаясь будтобы возвращенія непріятелей, сожгли оставленный Сапѣгою станъ. Сіе сраженіе происходило по словамъ его 6/16 Февраля, а по Дневн. Запискѣ Сапѣги (см. Zycie J. Р. Sapiehi, 239) въ первыхъ числахъ Марта.

(506) «Uczynił ten krok Sapieha zmownie z Królem, który nie chciał przygnieść do ostatka Samozwańca przez bojaźń, by trzymaiące z nim grody i prowincye nie poddały się Szuyskiemu.» (Нѣмцев. 424.)

(507) См. выше, стран. 119, и прим. 500.

Въ Видекиндѣ: отступленіе Сапѣги къ Іосифову монастырю, стран. 197; къ Ржеву, стран. 145; прибытіе Горна въ Зубцовъ, стр. 146; приступъ къ Бѣлой стр. 151.

Ник. Лѣт. 130: «И Старицу взяша; а изъ подъ Старицы пошли подъ Ржеву, и пришедъ Ржеву

101

взяша; а изъ подъ Ржову поидоша подъ Бѣлую.» Тоже въ Латух. Ст. Книгѣ.

По словамъ Кобѣржицкаго (стр. 245) Русскіе вожди Хованскій и Борятинскій (Chounacius et Boratinius), идучи къ Бѣлой, имѣли 4500 пѣшихъ и конныхъ воиновъ, а Горнъ 2500 Англичанъ и Французовъ, не считая шедшей за ними толпы крестьянъ. Поляки свѣдали о семъ отъ двухъ плѣнныхъ Англичанъ. — The Russ. Jmpostor, 173.

(508) См. Кобѣрж. 217, Нарушев. 299, Нѣмцев. 425. — Въ Латух. Степ. Кн. «Въ тоже время Ружинской и Рускіе воры, услышавше К. Михайловъ приходъ и Куракина во Дмитровѣ бой и отъ Москвы Литва и воры побѣжаша, а иніи въ Москву пріидоша, и иніи въ Тушино (?), а иніи подъ Смоленскъ къ Королю побѣгоша; Ростовскаго же Митрополита Филарета Никитича съ собою взяша, а Тверскій Архіепископъ Ѳеоктистъ изъ Тушина хотѣлъ убѣжать къ Москвѣ, егоже Литва и воры убиша.» — Ник. Лѣт. 131: «Литов. люди и Рускіе воры отъ Москвы поидоша прочь съ великимъ страхованіемъ, а иные Рускіе люди поидоша по городомъ, а иные къ Москвѣ, а Ѳилар. Ник. Ростовскаго Митрополита взяша въ плѣнъ, повезоша съ собою съ великою крѣпостію, и отшедъ сташа въ Осиѳовѣ монастырѣ.»

Беръ: «Между тѣмъ Поляки грабили и разоряли во всей окрестности и оставили сіе мѣсто совершенно опустошеннымъ.»

Аврам. Палицынъ (стр. 201) говоритъ, что когда Сапѣга принужденъ былъ бѣжать отъ Лавры, то въ станѣ Тушинскомъ было великое смятеніе: «Вси Поляки вкупѣ начаша сѣщи Руск. измѣнниковъ, кои въ Тушинѣ, Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, и Стрѣльцовъ и Козаковъ и всякую чернь.... Мнози же прибѣгше раненыя къ царств. граду съ кровными слезами, просиша изрученія прочимъ: и не бысть избавляющаго, и не бѣ никтоже помогая. И тако поидоша къ Смоленску стояти и по инымъ градомъ воевати.»

(509) 8 Апрѣля Нов. Ст. (Нарушев. 300) — Ник. Лѣт. 131: «Григорей же (Волуевъ) приде къ Осиѳову монастырю, и Литовскіе люди изъ Осиѳова поидоша; онъ же соиде ихъ на дорогѣ и Литовскихъ людей побилъ, и Ѳиларета Никитича отполонилъ, а самъ поидоша къ Москвѣ.»

Видекиндъ о взятіи Іосифова монастыря (Osipovia), и объ освобожденіи Филарета, стран. 149.

(510) Кобѣрж.: «Vir militiæ strenuus ас hellicâ laude præclarus» — Нѣмц.: «którego męstwo jedna tylko popędliwość przyćmiła.»

(511) Беръ пишетъ, что Сапѣга, отступивъ отъ Дмитрова и занявъ Іосифовъ монастырь, самъ отправился къ Королю въ Смоленскъ, и около Праздника Пасхи возвратился оттуда назадъ къ войску, стоявшему зимою вдоль рѣки Угры, въ мѣстѣ обильномъ стадами и хлѣбомь, гдѣ еще не было военныхъ дѣйствій. — Сіе согласно съ Дневн. запискою Сапѣги. (См. его Жизнеописаніе, стр. 241). — Рукоп. Филарета: «Другія же Полковницы и Ротмистры поидоша... подъ воеводствомъ Пана Сапѣги.» — Устье рѣки Угры въ 7 верстахъ отъ города Калуги. См. Больш. Черт. 184. — Кобѣрж. 219. «Cæteris Calugam contendentibus non leve addidere robur J. Sapiehæ legiones.»

(512) Пo словамъ Бера, Лисовскій держался цѣлую зиму въ Суздалѣ, откуда пошелъ въ Маѣ 1610 на Псковъ. Тамошніе измѣнники приняли его съ радостію. Ник. Лѣт. 145: «Лисовскому Полковнику, а съ нимъ измѣнникомъ Ондрею Просовецкому съ товарищи, пришедшимъ въ Колязинъ монастырь, и Коляз. мон. бысть въ осадѣ. Воевода жъ у нихъ бяше Дав. Жеребцовъ и

102

бился съ ними крѣпко, и Коляз. монастырь взяша взятьемъ и многоцѣлебныя Чюдотворца Макарія Колязинскаго (мощи) изъ раки сребряные повергоша на землю и раку разсѣкоша; Воеводу жъ Дав. Жеребцова и Игумена и братью и всѣхъ людей побиша и всю казну монастырскую поимаша и монастырь выжгоша.... Тойже злодѣй Ондр. Просовецкой съ Казаками поиде войною, и быша подъ Иваномъ городомъ и подо Псковымъ, и тута съ Литов. людьми разошлись.»

(513) Ник. Лѣт. 131: «К. Мих. Вас. Ш. поиде изъ Троиц. монастыря къ Москвѣ и пріиде подъ Москву. Царь же Василей повелѣ его встрѣтить и Нѣмецк. Воеводу Якова Пунтусова съ товарыщи; Московскіе жъ люди, видя его приходъ къ Москвѣ, и воздаша ему велію честь, встрѣтоша его честно: (Столяр.: «за Деревяннымъ городомъ по Ярославской дорогѣ») и биша ему челомъ, что онъ очистилъ Москов. Государство, и пріиде ко Царю Василью. Царь же В. его пожаловалъ, а мнѣніе на него нача держати по пріѣздѣ Резанскомъ, и видѣлъ, что Москов. люди ему воздали честь великую и били ему челомъ со слезами. Нѣмецкаго жъ Воеводу Як. Пунт. и Нѣмец. людей пожаловалъ Государь своимъ великимъ жалованьемъ.»

Видек. 130: «12 die Martii.... magnifice triumphantis ad instar ingreditur. Advenientibus processêre obviam Nobiles, portisque omnis ætatis ac sexus effusa mullitado, more patrio salem panemque afferens, hunc (Scopinum) Patrem Palriœ, illum (De la Gardie) assertorem publicæ libertatis appellabant........ Basilius Suischius, præ gaudio erumpentibus lachrimis, testabatur animi candorem, qui.... tunc certe sincerus apparuit.»

(514) Аврам. Палиц. 203: «Отъ всего града царствуюшаго Москвы яко Давидъ со юноши паче Саула прославляется.» Видекиндъ о пирахъ въ Москвѣ, стр. 131. Псков. Лѣт. 39: «И срѣтоша его народъ съ великою честію и яде (съ Царемъ, и возвеселися, и дары многи и честны отъ него пріятъ.»

(515) Аврам. Палиц. 203: «Храбрый же той мужъ отъ многихъ молимь бѣяше, дабы шелъ изгубити пути нечестивыхъ, и дабы не престалъ отгоняти волки отъ стада Христова. Онъ же Царя яко Исаакъ послушаше отца своего Авраама, и приходитъ цѣловати лице, о немъ же многъ трудъ и борбы подъятъ.»

(516) Тамъ же: «Неувяжемый удъ въ человѣцѣхъ — бѣсящійся языкъ многихъ отъ сердецъ лукавыхъ подвижеся: съ клятвою подходятъ въ тайныхъ думѣхъ Самодержца, яко вся земля Россійская почитаетъ К. Михаила паче тебе, великій Царю, еще же и скипетроносца хотятъ его видѣти.»

(517) Псков. Лѣт. л. 38 на обор.: «Слышаху бо тіи завистницы дядья его въ народѣ глаголюще, яко достоитъ сицевый Князь сильный и храбрый мужъ быти Царемъ, яко избави насъ отъ нашествія Латынъ и градъ нашъ свободи отъ обстоянія и отъ глада.» Тамъ же: «Позавидѣша..... яко же Саулъ Давиду пастырю сущу, и уби Голіаѳа, и пояху Саулу дѣвицы въ тысящахъ побѣду, а Давиду во тмахъ.» См. также въ Аврам. Палиц., или выше, въ прим. 514.

(518) Въ A Brief Нistory of Moscovia, by Milton, Lond. 1682, pag. 63: «And is said to have consulted vith Witches of the Samoeds, Lappians and Tartarians, about the same fears; and being warn’d of one Michalowich, to have put to death three of that name; yet a fourth was reserv’d by fate to succeed him; being then a Youth attendant in the Court, one of those that held the golden Axes, and least suspected.» — Pag. 67; «And

103

with Boris Licin another great Souldier of that Countrey fall into consultation about the choice of an Emperour, and chose at last Michalowich, or Michael Pheodorowich, the fatal Youth, whose name Shusky so fear’d.»

The Russ. Impostor, 203: «And his nature by frequent practises being hardened in cruelty, he caused three of his most faithful Servants and Friends to de made away, only because their names were Michael; for he had been told by his Soothsayers, that one of that name should Succeed him in the Empire (which proved true, for all his barbarous precaution) which hurried him upon doing those horrid things that hardly any Story can parrallel.»

(519) См. Дипл. Собр. дѣлъ Б. Каменскаго, стран. 391. — Въ Зерцалѣ Рос. Гос. Мальгина сказано, что Царь Вас. Іоан. имѣлъ двухъ дочерей, Анну и Марію, скончавшихся въ младенчествѣ.

(520) Хронографъ Ключарева: «Воевода сердца не храбраго, но женствующими обложенъ вещьми, иже красоту и пищу любящій, а не луки натягать и копія приправлять хотящій.»

(521) Псков. Лѣт. л. 38: «И сему Князю Михаилу позавидѣша три братія, его дядья, его славѣ, и чести, и храбрству, и мужеству... и оклеветаша Царю, глаголюще: слышахомъ, Царю, яко племянникъ нашъ хощетъ Царемъ быти въ тебе мѣсто.»

Ник. Лѣт. 132: «Дядья жь Князь Михаиловы, К. Дмитрей Ивановичь Шуйской со Княгинею, великую держаху на Князь Михаила рень; чаяху, что онъ подъискиваетъ подъ Царемъ Василіемъ Царства; а про то убо и всей земли вѣдомо всѣмъ людемъ, что онъ того и въ умѣ не было.»

Видек. 136: «(Demetrius) ausus objicere affectati imperii ambitionem, et quod propriâ authoritate Regi Sveciæ castella ditionesque et militibus feuda tribuisset.» O сдачѣ Кексгольма, см. выше, прим. 406.

(522) Видек. 136.: «Corripuit primum verbis Magnus Dux hanc calumniandi intemperantiam, baculô que abegit delatorem; hinc misit, qui Scopinum rectà ad palatium deducerent, ubi clementi ac ad hilaritatem composito vultu exceptus, laudatusque ob insignem operam.... coramque incusatus, quod contra propinqui sanguinis jura.... auderet acceptare destinantis sibi populi imperii vota. Scopinus fretus conscientiâ fideliter rerum gestarum paululum confidentius respondit, nunquam animo suo obrepsisse tam præposteram consequendi imperii spem; cæterum, si vel fessos calamitatibus populos vel impeditos hactenus armorum progressus et invidiam procerum spectaret, facile se ominari posse, impendentem toti Moschoviæ ruinam. Dissimulavit Suischius hanc fiduciam animi, hunc audacem patruelis sui sermonem ac per aliquot dies alto corde pressit indignationem; interim commisit ei et duobus alliis Senatoribus negotium deliberandi cum Jacobo de la Gardie, » etc.

(523) Ник. Лѣт. 132: «По приходѣ жь К. Мих. Васильевича начаша нарежатися итти подъ Смоленскъ, и Яковъ ему Пунтусовъ говорилъ безпрестани, чтобъ онъ шолъ съ Москвы, видя на него на Москвѣ ненависть.»

(524) Псков. Лѣт. 39: «Не по мнозѣ жъ времени сотвориша пиръ дядья его, не яко любве ради желаху его, но убійства. И призваша, и ядоша и пиша. Послѣди же пріиде къ нему злаго корене злая отрасль, яко же древняя змія льстивая подоиде Княгиня Дмитрѣева Шуйского Христина Малютина дочь Скуратова... сестра Борисовы жены Годуновы, иже отравою окорми

104

праведнаго Царя Ѳеодора и храбраго мужа, .... яко медъ на языцѣ ношаше, а въ сердцы мечь скова и.... пріиде къ нему съ лестію, нося чашу меду со отравою; онъ же незлобивый, не чая въ ней злаго совѣта по сродству, вземь чашу, испитъ ю. Въ томъ часѣ начатъ сердце его терзати, вземше его свои ему принесоша и въ домъ. И призва отца своего духовнаго, и исповѣда ему вся согрѣшенія, и причастився Божеств. Таинъ Христовыхъ, и предаетъ духъ свой Господеви.»

Ник. Лѣт. 132: «По малѣ жь времени грѣхъ ради нашихъ К. Мих. Вас. впаде въ тяжекъ недугъ и бысть болѣзнь его зла, безпрестани бо идяше кровь изъ носа. Онъ же сподобися покаянію и причастися Божеств. Таинъ... и соборовася масломъ, и предаде духъ свой, отъиде отъ суетнаго житія своего въ вѣчный покой ... Мнози жe на Москвѣ говоряху то, что испортила его тетка его Княгиня Катерина Князь Дмитреева Шуйскаго.»

О днѣ смерти его, см. Видек. 139, и Древн. Рос. Вивліоѳ. (XI, 232), въ которой помѣщена слѣдуюшая выписка изъ панихидной книжицы Архангельскаго Собора: «Въ придѣлѣ Іоанна Предтечи опочиваетъ Царя и Вел. Кн. Василья Іоанновича всея Руссіи племенникъ Кн. Михайло Шуйскій-Скопинъ, по Государеву указу, а по своему храброму разуму, Божіею помощію надъ враги Польскими и Литовскими людьми и Рускими измѣнники, которые хотѣли разорить Государство Московское и Вѣру Христіанскую попрать, явно показавъ преславную побѣду, пріиде къ Москвѣ, Божіимъ судомъ преставися въ лѣто 7118 (1610), Апрѣля въ двадцать третій день, на память Великомученика Георгія, въ послѣдній часъ ночи.»

Рукоп. Филар.: Разболѣся... на крестинномъ пиру, у К. Ив. Мих. Воротынскаго, егда крести сына своего К. Алексѣя (?), и тако едва дойде до монастырню пазуху, потомъ пустися руда изъ носа и изъ рта, и пребысть похищеніе смертное.»

Авр. Палиц. 203: «Грѣхъ жe ради нашихъ по двою мѣсяцу пришествія его въ Москвѣ, мало поболѣвъ, страшный юноша ко Господу отъиде.»

(525) Видек. 139 и 140: «Clam sublatus veneno interiit... Hinc suspicio rumorque per urbem sparsus, fraude Suischii periisse Scopinum ... Jn authorem sceleris Demetrium Suischium maxime insurgere cæpit impetus indignantium ... adeo ut vix a direptione ædium ipsius se abstinuissent, nisi ipse Mag. Dux Basilius vi manuque sua tumultum quidem invadentium, sed animorum motum non composuisset.»

Беръ: «Бдагодарность Шуйскаго къ храброму Скопину оказалась тѣмъ, что онъ велѣлъ его отравить ядомъ.» — См. также Нѣмцевича (стр. 432).

(526) Аврам. Пал. 203: «Не вѣмы убо, како рещи: Божій ли судъ нань постиже, или злыхъ человѣкъ умышленіе совершися? Единъ создавый насъ ce вѣсть. Но убо о таковомъ знаменитомъ человѣцѣ проплака вся земля неутѣшно, и горькаго того рыданія не мощно изглаголати днесь.»

Ник. Лѣт. 132: «Ha Москвѣ же плачь бысть и стенаніе веліе, яко уподобитися тому плачу, како блаженные памяти по Царѣ Ѳеод. Ивановичѣ плакаху.»

(527) Ник. Лѣт. 132: «Царь же Василей повелѣ его погресть въ Соборѣ у Архангела Михаила, въ предѣлѣ у Рожества Іоанна Предтечи.» — Стол.: «Послѣ Велика дни вскорѣ.» — К. Ѳ. Калайдовичь, въ письмѣ къ Исторіографу отъ 3 Іюля 1824: «Прахъ его покоится не между Царскими памятниками, а въ особомъ придѣлѣ Усѣкновенія главы Іоанна Предтечи.» (такъ и въ Рукоп. Филарета). «Въ этомъ придѣлѣ, теперь упраздненномъ, только и есть одна гробница Шуйскаго

105

она сложена изъ кирпича (какъ и Царскія), не имѣетъ никакой надписи, и теперь вся завалена обломками стараго иконостаса.»

(528) Авр. Палиц. 203: «Достойны убо похвалы въ Еллинѣхъ Экторъ и Ахиллесъ; но не видѣша на себе попущаема стрѣлянія силы: древле убо смерть во бранѣхъ на мѣрилѣ совершашеся... нынѣ же и горы основанія и стѣны градовныя яко прахъ развѣваетъ; тогда же убо сила соблюдаше и храбрость многихъ, нынѣ же и умъ тоя бѣды постигнути не можетъ, и съ таковыми убо смертьми боряйся мужъ зайде подъ землю.»

Псков. Лѣт. 40: «Мнози же народи, вѣрніи и невѣрніи, плакахуся его смиренія и любве и милости къ малымъ и великимъ.»

Хрон. Ключ.: «Бысть Воевода храбръ и мужественъ и добрымъ благопріятствомъ ко всему народу Рускому себе показа, скоро аки молнія супостатныя полки обтече и вся овцохищныя волки люто устраши: пастырь бо звѣрогонитель бысть... во бранѣхъ лютъ, на враги стремленіемъ зѣло искусенъ и ратнымъ непобѣдимъ.» Кобѣрж. (стр. 226) пишетъ о немъ тоже, что Видекиндъ. См. выше, примѣч. 376.

Рукоп. Филар.: «Сей же непобѣдимый Воевода ... бяше красенъ лицемъ, милостивъ и увѣтливъ, тихъ же и смиренъ, нищелюбивъ и добродѣтеленъ, никого же оскорби и никого презрѣ, всѣхъ утѣшая и всѣмъ полезная подавая.»

(529) Аврам. Палиц. 197—201: «Той (Борисъ) первѣе взя изъ казны Чудотворца Сергія взаймы на ратныхъ людей 15.400 рублевъ. Но Борисѣ же ... Григ. Отрепьевъ... по своему злому еретическому праву... 30.000 руб... Потомъ же Царь Василей... взятъ изъ Обители первѣе 18.355 р.; второе же взя у Келаря Старца Аврамія Палицына въ осадѣ на Москвѣ 1000 р., что была на Ананіевыхъ; паки же втретіе взя на Москвѣ же во осадѣ 900 рубл. И всего взято бысть... 65.655 р. ... Аще и благочестивъ сый Царь (Василій) и благовѣренъ, но обаче подстрекаемь нѣкіими небоящимися Бога, глаголю же Григорья Елизарова, Василья Янова, и поползеся яко человѣкъ... и воздаетъ злая за благая, и напаяетъ вмѣста меда пелынью и забываетъ помощь и молитвы Чудотворца, и оставшееся, чѣмъ строити домъ Чудотворца, по велицѣмъ разореніи та вся расхищаетъ: присылаетъ бо во Обитель Живон. Троицы Дьяка Семенку Самсонова ... Аврамей же восходитъ ко Царю, и многи слезы о семъ предъ нимъ пролія, возражая его отъ толика совѣта, и предлагаетъ предъ нимъ писаніе Архимарита Іасафа ... Царь же воздыханьми и плачевнымъ образомъ показуяса зѣло сѣтуя, дѣломъ же не тако... Семенко же, по повелѣнію Самодержавнаго, достальныхъ осадныхъ сидѣльцовъ повелѣ всѣхъ грабити неповинно, не токмо мирскую чадь и вдовъ, но и Иноковъ и Священныхъ чинъ, и останцы монастырстіи и до послѣдняго плата, имъ же горькія слезы утираху ... По семъ же взятъ послѣднюю казну издавна старое сокровище, дачи Государей и Вел. Князей и Царей и Боляръ ... сосуды златые и сребреные позлащены, » и проч. — Видек. 141.

(530) Хрон. Стол. л. 551 на обор.: «А Нѣмецкіе Воеводы, Яковъ Пунтусовъ, Ивергоръ, и всѣ Нѣмцы по К. Мих. Васильевичѣ плакали жь и тужили гораздо, что онъ къ нимъ былъ добръ и ласковъ.»

(531) Отъ Петра Болотникова и Тушинск. Самозванца.

(532) Ник. Лѣт. 133. — Лат. Ст. Кн.: «Слышавъ же о семъ Прокопій Ляпуновъ, что К. Мих. Скопинъ скончася, и нача умышляти на Царя В. І. злое свое коварство. Посла къ вору въ Колугу

106

и по инымъ городамъ племянника своего Ѳеодора Ляпунова, чтобы помогали мстити о смерти К. Мих. Вас. Скопина, будто по повелѣнію Цареву сродники его уморили. Ѳеодоръ же пріиде въ Зараескъ.» (Ник. Лѣт. «къ Николѣ Зараскому.» — Тамъ главная церковь Св. Николая) «къ Воеводѣ К. Дим. Мих. Пожарскому, и даде ему писма отъ дяди своего Прокопія Ляпунова. К. Димитрій же къ совѣту тому не приложился, и писма тѣ Ляпуновы посла къ Москвѣ, и безмотчанія Государь Царь прислалъ къ нему на помощь Симеона Глѣбова да Голову Стрѣлецкаго Мих. Рчинова съ ратными людьми. Тоже услышавъ Прокопій Ляпуновъ, что пришли на помощь ратные люди въ Зараескъ, и преста ссылаться съ ворами.» — Въ бумагахъ, принадлежавшихъ покойному Исторіографу, есть любопытная выписка, сдѣланная К. Ѳ. Калайдовичемъ изъ находящагося въ Зарайскѣ экземпляра напечатанной въ Москвѣ въ 1610 году книги Уставъ, сирѣчь око церковное. Сей Уставъ былъ положенъ въ Зарайскую Соборную церковь Николая Чудотворца Княземъ Д. М. Пожарскимъ и собственноручно имъ подписанъ киноварью по листамъ. При ономъ сохранилось слѣдующее извѣстіе, писанное современнымъ почеркомъ: «Лѣта 7118 (1610) году Февраля въ 8 день, при державѣ Рос. Царя и В. К. Вас. Ив. всея Рос., въ царство ево въ 6 лѣто, и при Св. Патр. Гермогенѣ Моск. и вс. Рос., святительства ево въ 6 лѣто, былъ посланъ изъ царств. града Москвы въ Резанск. области къ велик. Чудотв. Николѣ въ Зараской городъ Столникъ и Воевода К. Дм. Мих. Пожарской... Въ тѣ поры многіе грады смутилися: Серпуховъ, и Кошира, и Коломна, и во градѣ въ Зараскомъ смута была великая... И Божіею милостію и помощію вел. Чуд. Николы Зараской городъ устоялъ... И въ тѣ же лѣта 7149 (1610) году Декабря въ 1 день присылалъ врагъ богоотметникъ Исакъ Сунбуловъ съ товарищи многихъ людей съ Михайлова города Черкасъ и Козаковъ и Татаръ подъ Зараской городъ, плѣнити правосл. Христіанъ. И тѣ воры пришедъ къ острогу Зараскова города, и острогъ обманомъ взяли ... Воевода К. Дм. Мих. Пожарской съ невеликими людьми противъ ихъ изъ города вылѣзъ, и помощію Вел. Чуд. Николы воровъ побили и языки поимали, и изъ острогу выбили вонъ, и градъ и острогъ Никола Чудотворецъ невидимо сохранилъ. И въ тѣ поры Столн. и Воев. К. Дм. Мих. Пожарской обрекся дати къ вел. Чуд. Николѣ вкладу, и далъ въ храмъ Чуд. Николы Протопопу Дмитрею съ братьею вкладу книгу, глаголемую Уставъ печатной... и за ево Бога молити и родителей ево поминати и въ Сенаникъ написати, а Богъ сошлетъ по ево душу, и ево тѣмъ же поминати, дондеже и градъ Св. Николы стоитъ (слѣдуетъ исчисленіе предковъ К. Пожарскаго, или Помянникъ).» Описанное здѣсь происшествіе 1 Декабря относится уже ко времени Междоцарствія (см. ниже, прим. 553). Находящійся же въ Зарайскомъ Соборѣ золотой гербъ (см. Слов. Геогр. Рос. Гос., II, 581) пожалованъ Царемъ Вас. Іоан. вѣроятно въ память разсѣянія Тушинскаго стана: ибо въ надписи его изображено: «Лѣта 7118 Іаннуарія 27 дня Гос. Царь и Вел. К. В. І. всея Русіи приложилъ къ чудотворному образу велик. Чудотворца Зарайскаго, какъ Богъ освободилъ градъ его отъ воровскихъ людей Чудотворцовою молитвою, и добили челомъ Государю.»

(533) Ник. Лѣт. 134: «Въ то же время стоящу подъ Шацкимь Князь Васил. Ѳедор. Масальскому» (это былъ Литвиновъ-Мосальскій: см. Спис. Бояръ и Хрон. Стол. л. 553) «а съ воровскую сторону бывшу въ Шацкомъ Князю Дмитр. Мамстрюковичу

107

Черкаскому, Кн. Василья подъ Шацкимъ побиша. Царь же Василей слыша и посла къ нему на помощь Голову Ивана Мажарова, и Прокофей свѣдалъ то, что идетъ къ Шацкому, и пославъ, повелѣ Ивана переняти, и ихъ не пропустяша, повелѣ имъ быти у себя.»

(534) Беръ. Собственныя слова его: «Онъ (Ляпуновъ) подчинилъ себѣ нѣсколько городовъ, велъ войну противъ Димитрія Втораго, Шуйскаго и Короля Польскаго; называлъ себя Бѣлымъ Царемъ (Belozair) и увѣрялъ, что стоитъ за Русскую Вѣру. Куда только приходило войско его, тамъ не оставалось и травы въ полѣ.»

Ник. Лѣт. 134: «Дума жъ у него большая на Царя Василья съ Бояриномъ со Кн. Вac. Вас. Голицынымъ, и отъ Москвы отложися, и не нача Царя Василья слушати.» Тоже въ Латух. Ст. Книгѣ.

(535) Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 438. — Въ семъ отрядѣ находились слѣдующія дружины: Гетмана 170 всадниковъ, Кн. Порицкаго 130, Даниловича 100, Балабана 130, Олизара 100, Малынскаго 100, Струса 200, Калиновскаго 100, Хвалибога 100. Къ нимъ послѣ присоединились дружины Стадницкаго, Казановскаго, Фирлея, Скумина, Сподвиловскаго, Гоздзиковскаго, и Кн. Збараскаго: въ каждой было по сту всадниковъ. См. Дневныя записки Машкѣвича, который самъ былъ въ дружинѣ Кн. Порицкаго. — Нѣмцевичь (II, 438) упоминаетъ о дружинахъ Тишкѣвича и Зборовскаго.

(536) См. письмо Короля, помѣщенное въ Dz. Pan. Zyg. III, Т. II, 605. Тамъ же, письмо Гетмана къ Королю (стр. 594), въ коемъ сказано: «Dymitr Szuyski, jakom w liście pisał, jest pewnie w Moźaysku.»

O числѣ Русскихъ и союзниковъ ихъ подъ Бѣлою, см. выше, примѣч. 507.

Горнъ старался овладѣть Бѣлою посредствомъ хитрости: завелъ тайные переговоры съ нѣкоторыми изъ ея жителей; но Госѣвскій открылъ замыселъ и казнилъ ихъ. Наступила жаркая битва съ Горномъ предъ стѣнами города, прекращенная темнотою ночи. Въ слѣдующій день Шведскій Военачальникъ прислалъ къ Госѣвскому трубача съ письмомъ, въ коемъ вызывалъ сто Польскихъ всадниковъ противъ такого же числа Шведскихъ, и требовалъ размѣна плѣнныхъ. Госѣвскій отказалъ въ послѣднемъ, говоря, что никто изъ Поляковъ не былъ взятъ въ плѣнъ; но обѣщалъ сразиться еще, и совѣтовалъ Горну перейти въ службу Короля Польскаго. Между тѣмъ приближеніе войска Жолкѣвскаго заставило Горна отступить къ Ржеву. См. Кобѣрж. стр. 246, и Видек. стр. 152.

Ник. Лѣт. 134: «Кн. Дм. Шуйской послалъ отъ себя Воеводу Кн. Ѳед. Андр. Елецкова, да съ нимъ Григ. Валуева съ ратными людьми въ Царево Займище, и повелѣ имъ въ Царевѣ поставити острогъ. Они же придоша въ Цар. Займище и острогъ поставяша и осаду укрѣпиша, и послаша съ вѣстію, что укрѣпилися. Кн. Дмитрей же Ивановичь съ Нѣмецкими людьми поиде къ Клушину; туто жь къ нему приде Воевода К. Ив. Андр. Хованской да Нѣмецкой Воевода Иветьгоръ съ Нѣмецкими людьми, и пріидоша къ Клушину и укрѣпишася обозомъ.»

По словамъ Кобѣржицкаго (стр. 256), Волуевъ и Елецкій имѣли съ собою десять, а по свидѣтельству Видекинда (стр. 156) шесть тысячь воиновъ.

(537) 23 Іюня, Нов. Стиля. См. Кобѣржицк. 259, и Нѣмцев. II, 441.

(538) См. Нѣмцевича (II, 444), который ссылается на собственныя записки Жолкѣвскаго. — Видек. 162. — Петрей, 440. — Ник. Лѣт. 134:

108

«Нѣмецкіе люди начаша у него прощати найму; грѣхъ же ради нашихъ ничтожь намъ успѣваше; нача у нихъ сроку просить, будто у него денегъ нѣтъ; а у него въ тѣ поры денегъ было, что имъ дати. Нѣмецкіе люди начаша сердитовати и умышляти.» Сей Лѣтописецъ прибавляетъ, что Горнъ самъ убѣждалъ Жолкѣвскаго спѣшить на Русскихъ, и обѣщалъ не дѣйствовать противъ него.

Жолкѣвскій говорить въ письмѣ къ Королю (см. Немец. II, 602): «Diak rozradhy Jaków Dzienudow» (Видек.: «Dzienidovius») «który świeżo był z Moskwy pieniądze cudzoziemców przyniósł, w Sohotę, która poprzedziła potrzebę, dziesięć tysięcy rublów gotowych pieniędzmi dał, a oprócz tego dwadzieścia tysięcy rublów w sobolach i w suknach przyniosł, ale oprócz pieniędzy ieszcze byli tych fantów nie brali; nasi je pobrali w Szuyskiego ohozie.»

(539) 4 Іюня, Нов. Ст. — См. Кобѣрж. 267, и письмо Жолкѣвскаго въ D. P. Z. III, Т. II, 600: «3 Iulii godzin dwie albo trzy na dzień, wziąłem wiadomość, że Kn. Dymitr Szuyski, ruszywszy się z Możayska w ośmiu mil odemnie nocował... Zarazem zczwałem do siebie Panów Pułkowników i Rotmistrzów woyska W. K. Mci, z wielu wielkich i ważnych przyczyn zdało mi się nieprzyjaciela nie czekać... kostawiwsky tedy część woyska przy tym hrodku, piechotę wsźystkę W. K. Mci i Kozaki expedito exercitu bez wozów tegoż dnia, to jest 3 Iulii nad wieczorem ruszyłem się ku Kłuszynu, gdziem się spodziewał zastać woysko nieprzyjacielskie, od obozu naszego jakby we czterech mil i szedłem na całą noc. Na rozświeci, przednia straż ex fremitu castrorum postrzegła woystco nieprzyjacielskie, które przybliżało się było dali do nas pominąwszy Kłuszyn: przyszliśmy niespodziewanie na nieprzyjaciela; nie miał o nas przestrogi, ani wiadomości nijakiey, jeszcze bychmy ich podobno na posłaniu zastali; ale iż przez złosć i ciasność drogi woysko nie mogło się pośpieszyć, przyszło mi godzinę i daley poczekać, że się woysko ze złey drogi wybiło, a w tym też niepryjaciel się ocknął, i postrzegła nas straż: przyszło nam jeszcze przed słońca wschodem dnia wczorayszego 4 Iulii zwiesć z nimi potrzebę... Stawili się uain zrazu, zwłaszcza cudzoziemcy Francuzowie, zbroyny dosyć dobrze, jako się godzi ludziom Rycerskim; trwała bitwa ancipite Marte naymniey trzy godziny... Dzielność i męstwo Rycerstwa W. K. Mci przemogło nieprzyjaciela: nayprzód Moskwa, a potym i cudzoziemcy ięli uciekać. Na cudzoziemcach konnych wjachali żołnierze W. K. Mci w ich obóz, bijąc, siekąc tak, że ićh i z obozu pędzili w las.»

См. также Машкѣвича, который былъ очевидцемъ сей битвы и подробно описалъ ее. По словамъ его, Гетманъ, приближаясь къ Русскому войску, ободрялъ своихъ ратниковъ рѣчью, а Священники ѣздили по рядамъ и благословляли ихъ на сраженіе. Упорство съ обѣихъ сторонъ было столь велико, что нѣкоторыя Польскія роты принуждены были отступать по 8 и 10 разъ, но снова возвращались къ бою съ кликомъ: do sprawy, do sprawy! Жолкѣвскій стоялъ на возвышенномъ мѣстѣ и съ подъятыми къ небу руками молилъ Бога о побѣдѣ.

(540) Видек. 167: «Iacobus, rei indignitate commotus, castra circumiens, tractatum rescindere conatur, compellat legionarios, admonet dedecoris, minis, precibus, promissis flectere refractarios studet... Verum ad pervicaces nihil sanum... Omnem Ducis suppellectilem spoliant, pecuniâque ... reportâ, cæsis obviis se in castra Suiscbiana præcipiti tugam dant. Jbi quoque, imparatos adorti, ablatisque, quæ casus obtulit, in castra hostilia effuso cursu transiliunt.» — Тамъ же, 168: «Demetrius,

109

copiarum Mosch. Supremus Das... celeritate insequentium elusâ, effuso cursu Mosaiscum... contendit: sparserat enim in limine castrorum impedimenta varii generis, ut vestes, pelles, argentea vasa, aliamque supellectilem, quæ celeritate equorum retardata, sequentium aviditatem prædæ dulcedine detinuit.»

(541) Тамъ же, 170: «Acceptisque in solutum ex reliquiis castrensibus 5450 rublis aureæ argenteæque monetæ, et 7000 in panno pelliceisque mercibus.» Тамъ же, 179: «prædem dividendam, certa pro incertis capienda ratus.»

(542) Жолкѣвскій въ письмѣ къ Сигизмунду (См. Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 603): «Nie mianuję na ten czas nikogo, jako kto sobie poczynał przy téy słuźbie W. K. Mci;.... atoli o wszystkich nie tylko ja, ale rzecz sama daje świadectwo, źe sobie mężnie, jako się godzi onym Rycerskim ludziom, poczynali prży téy słuźbie W. K. Mci.... Raczyłeś W. K. Mść do mnie pisać, żebyć P. Jwana Sołtykowa odesłał do W. K. Mci; widzę że to ztąd poszło, źe jego Pan Oyciec rozumie go bydź szkodliwie rannym, ale on zdrów jest, był i teraz ze mną w téy potrzebie, i dobrze W. K. Mci zasługował, takźe insi Bojarowie Moskiewscy, którzy natenczas tu hyli.»

Тамъ же: «Powiedział mi P. Sołtykow, źe widział zabitego Jakowa Boratyńskiego, Wasili Burtulin poiman i jeden Diak Rozrsdny Jaków Dzienudow.» (См. выше, примѣч. 538). Тамъ же: «Dymitr Szuyski.... jął wielkim gwałtem uciekać, nasi teź gonić, drudzy do obozu jego z cudzoziemcy tez wpadli, który oboz wielki był i dostateczny, i jego własna kareta i insze wozy zostały, którego szablę, szyszak, buławę wzięto; w pogoni, jako to zwykło bywać, naywięeey ich poginęło...... Falkonetów przytym woyszcze było jedynaście, ale mnie ich nie doszło rąk jedno siedm, i tem z pracą przyniosł, hom nie miał czym pociągnąć, insze są tu między P. Rotmistrzami. Chorągwi z kilkudziesiąt, teź Burtulinowa, który przodek woyska wiódł, jest i samego Szuyskiego nayprzednieysza chorągiew adamaszkowa z złotem.»

См. также Видекинда, стран. 172.

(543) См. Нѣмцевича (II, 454), который ссылается на Рукопись Жолкѣвскаго.

Ник. Лѣт. 135: «Етманъ... нача тѣсноту чинити Цареву Займищу. Воеводы жь ему говоряху: поди подъ Москву: будетъ Москва ваша; а мы будемъ готови Королевскія. Етманъ же имъ отказа: какъ де возму я васъ, тогда де и Москва будетъ за нами. Царево жь Займище, видя неизнеможеніе» (вмѣсто: изнеможеніе) «поцѣловали крестъ Королевичу.»

(544) См. принадлежавшій покойному А. И. Ермолаеву списокъ съ Грамоты Московскихъ Бояръ въ Казань: «Писали къ намъ изъ Можайска Воевода Кіевской Гетманъ Коруны Польскіе.... Стан. Станиславовичь Желтовской, да Бояринъ и Воевода Иванъ Михайл. Салтыковъ и осторожковскіе сидѣльцы, Воевода Григорей Волуевъ и Головы писмяные и Дворяне и Дѣти Боярскія и Стрѣльцы и Казаки и всякіе служивые люди, чтобы намъ бити челомъ на Московское Государство Жигимонту Королю Польскому и Великому Князю Литовскому о сынѣ его Владиславѣ Королевичѣ, и прислалъ къ намъ листъ за Королевскою рукою и печатью, на чемъ договоръ былъ и присегалъ Король Боярину Михайлу Глѣбовичю Салтыкову съ товарищи, запись, на чемъ былъ договоръ и цѣловалъ крестъ Гетманъ Станиславъ Желтовской во Царевѣ Займищѣ Воеводамъ Кн. Ѳедору Елецкому да Григорью Валуеву и всѣмъ ратнымъ людемъ.»

110

См. въ Собр. Гос. Грам. II, 429: «А Гетманъ Ст. Желковской о томъ.... въ Царевѣ Займищѣ острожковскимъ сидѣльцомъ цѣловалъ крестъ..... что Москов. Государства всякихъ людей мужеска полу и женска, которые въ нынѣшнюю смуту, при бывшемъ Царѣ Васильѣ, взяты въ полонъ въ Польшу и Литву Вел. Гос. Жигимонту Королю велѣти, сыскавъ, отпустити изъ Польши и изъ Литвы всѣхъ до одного человѣка... чтобъ тѣхъ невинныхъ плѣнныхъ людей слезы обратити въ радость ... А по которой записи Гетманъ цѣловалъ крестъ въ Царевѣ Займищѣ острожковскимъ сидѣльцомъ, и въ той записи написано: какъ городъ Смоленскъ Государю Королевичу добьетъ челомъ, и Жигимонту Кор. Пол. и Вел. Кн. Литовскому итти отъ Смоленска прочь со всѣми ратными Польскими и Литовскими людьми, а порухи и насильства на посадѣ и въ уѣздѣ никакія не сдѣлати.... (стр. 431) Острожковскимъ сидѣльцомъ, Воеводамъ и всѣмъ ратнымъ людемъ Гетманъ цѣловалъ крестъ, что костеломъ въ Россійскихъ Государствахъ не быти.»

Объ условіяхъ, заключенныхъ Михайломъ Салтыковымъ, см. выше, стран. 118.

(545) См. Нѣмцевича.

(546) См. его же, II, 456.

(547) Ник. Лѣт. 135: «Царь же Василей бысть въ великомъ страхованіи и скорби, и посла по городомъ, повелѣ ратнымъ людемъ итти къ Москвѣ.»

(548) Нѣмцев. (II, 455): «Strwożony Szuyski to sypał ostatki skarbów na utrzymanie w wierności Strzelców, na zaciągi Tatarow, to znów skłaoiaiąc umysł do spokoynieyszych środków, niejakiego Stańskiego Polaka więźnia z listem ugodnem chciał wysłać do Hetmana, i znów go wstrzymał, » etc.

(549) Ник. Лѣт. 135: «Они же» — ратные люди — «не поидоша къ Москвѣ, а Резанцы отказаша по умышленію Прокофья Ляпунова; Прокофей же наипаче нача со Княземъ Вас. Голицынымъ умышляти, како бы Царя Василья ссадити.»

(550) Беръ пишетъ, что войско Сапѣги увѣряло Лжедимитрія въ неизмѣнной своей къ нему преданности, требуя токмо жалованья за три четверти года и обѣщая служить ему при новой осадѣ Москвы, въ ожиданіи остальной суммы. Царикъ, собравъ не одну тысячу рублей, отправился къ оному на Угру, въ сопровожденія своихъ Козаковъ и Русскихъ измѣнниковъ, заплатилъ требуемое и далъ приказъ, готовиться послѣ Троицына дня къ походу на Москву.

Лжедимитрій писалъ къ Сапѣгѣ изъ Калуги, отъ 29 Іюня 1610: «Posyłamy do Uprzeymości Waszey część pieniędzy, ileśmy mogli naprędce zebrać, a z ostatkiem sami w rychłym czasie będziemy.... Ządamy pilnie Uprz. W. abyście to Rycerstwo zatrzymali do przyjazdu naszego.»

(551) Ник. Лѣт. 135: «Воръ же то слышавъ въ Колугѣ, что подъ Клушинымъ побили, а Литва пришла въ Можаескъ, а ратные люди разъѣхалися по городомъ; онъ же сослася съ Сапѣгою и поидоша подъ Москву. Въ тожь время пріидоша ко Царю Василью на помочь Царевичи Крымскіе; Царь же Василей посла къ нимъ Бояръ своихъ, К. Ив. Мих. Воротынсково, да К. Бор. Мих. Лыкова, да Окольничаго Ортем. Васил. Измайлова; они же сошлися съ ними въ Серпуховскомъ уѣздѣ, и быша у Царевичей и отъ Государя имъ здоровье отправиша, и сташа тутъ съ Царевичемъ; а Мурзы пошли на вора, и сошлися съ воромъ въ Боровскомъ уѣздѣ, на рѣчкѣ на Нарѣ; и бывшу бою тутъ великому, едва воръ усидѣ въ табарахъ. Татарове жь, бишась съ нимъ, поидоша къ

111

Царевичемъ; Царевичи же поидоша опять за Оку, а сказаша, что изнелъ ихъ голодъ, стоять не мочно; Бояре жь отоидоша къ Москвѣ, едва снарядъ увезоша отъ воровскихъ людей.»

По словамъ Палицына (стр. 205) сія Татары грабили Россію, которую призваны были защищать: «Христіанъ убо погубляющи, на Цари же Василія за то дары великіе вземше, и отъ всея земли плѣну, яко скотъ въ Крымское державство согнаша.»

(552) Въ гербѣ города Боровска серебряное поле изображаетъ непорочность, червленое сердце — вѣрность, а находящійся посреди онаго крестъ — усердіе къ закону Божію: сердце окружено лавровымъ вѣнкомъ — символомъ славы. См. Геогр. Слов. Рос. Госуд. подъ словомъ: Пафнутьевъ Боровской монастырь. — Ник. Лѣт. 136 и 137: «Вложа врагъ въ Воеводъ мысль злую, въ Якова Змѣева, да въ Оѳонасья Челищева, .... повелѣша отворити острожные ворота, Литовскіе жь люди и Русскіе воры внидоша... К. Михаило жь Волконской, видя свое неизнеможеніе, побѣжа въ церковь. Тѣ же Воеводы зваху его на встрѣчу; онъ же имъ отказа, умереть де мнѣ у гробу у Пафнутья Чудотворца... ста въ дверехъ церковныхъ и... бился много и изнемогъ отъ великихъ ранъ и паде въ церкви у крылоса лѣваго.» Всѣхъ убитыхъ людей въ монастырѣ было по словамъ Лѣтописца 12.000 (?). Онъ продолжаетъ: «Веліе жь чудо Богъ показалъ надъ тѣми убіенными: того жь К. Михаилова кровь прыснула на лѣвой крылосъ на камень, и многижда тое кровь скребляху и мыша, не можаху тое крови ни соскресть, ни смыти, » и пр. — См. также въ Латух. Ст. Кн.

(553) См. Рост. Лѣт. л. 723 на обор.

Лат. Ст. Кн.: «Градъ Коломна, много въ немъ пребывающіе люди немятежно и непоколебими быша, а въ то время Голова Мих. Бобынинъ съ сотнею своею измѣниша, и къ вору Тушинскому отъѣхаща. Потомъ же и вси Коломенскіе жители тому же вору крестъ цѣловаша. Бояре же К. Мих. Сампс. Туренинъ, да К. Ѳеод. Тим. Долгорукой, къ нему же вору съ повинною послали. А въ Зараской и на Коширу о томъ же писали, и тамо начаша вору цѣловати крестъ; Григорія же Петровича едва не убиша и неволею ко кресту приведоша, и съ повинною къ вору его послаша. У Николая же въ Зараскомъ бысть тогда Воевода К. Дм. Мих. Пожарской, къ тому вору не приложился, и отъ всенароднаго убійства съ небольшими людьми въ каменной городъ затворися; тогда граждане отъ волненія престаша, и на томъ крестъ цѣловаша, кто будетъ на Москвѣ и надъ всей Россіи Царь, тому и служити и прямити.»

Ник. Лѣт. 137 и 138: «Коломничи жь всѣ на дьявольскую прелесть прельстишася... Владыко жь Коломенской Іосифъ за то стояше и укрѣпляше ихъ. Бояре жь К. Мих. Самс. Туренинъ, да К. Ѳед. Тим. Долгорукой не можаху имъ ничего сдѣлати, и приведоша ихъ ко кресту... Въ Зараскомъ же городѣ былъ Воевода К. Дм. Мих. Пожарской, и придоша жь на него всѣмъ градомъ, чтобъ поцѣловати крестъ вору, онъ же сталъ въ крѣпости не съ великими людьми... Никонской же» (должно быть: Никольскій) «Протопопъ Дмитрей крѣпляше его, и благословляше умерети за истинную православную Вѣру; онъ же наипаче крѣпляшесь.... Въ городѣ же у тѣхъ мужиковъ животы и запасы всѣ, а въ острогѣ у нихъ нѣту ничево. Тѣ же воры, видя свое неизнеможеніе, прислаша въ городъ и о томъ винишася, и цѣловати бъ крестъ на томъ, кто будетъ на Москов. Государствѣ Царь, тому и служить.

112

Онъ же, помня крестное цѣлованіе Царя Василія, и цѣловаше крестъ на томъ, будетъ на Моск. Государствѣ по старому Царь Василій, ему и служити, а будетъ кто иной, и тому также служити, и на томъ укрѣпися крестнымъ цѣлованіемъ, и начаша быти въ Зараскомъ городѣ безъ сколебанія, и утвердишася межь себя, и на воровск. людей начаша ходить и побивати, и градъ Коломну опять обратиша.» — См. также, въ прим. 532, выписку изъ современнаго Церковнаго Устава.

(554) Ник. Лѣт. 137: «Воръ же, разоривъ монастырь (Пафнутьевъ), поиде подъ Москву, и ста у Николы на Угрѣшѣ.» — Хрон. Стол. л. 553 на об.: «А въ тожь время изъ Колуги пришелъ Колужской воръ со многими воры съ Рускими людьми и сталъ за Москвою рѣкою въ селѣ Коломенскомъ.»

(555) Псков. Лѣт. л. 41: «Егда прибѣжалъ К. Дм. Шуйской съ побѣды, бысть мяжетъ великъ во всѣхъ людехъ... Подвигошася на Царя, глаголюще: Тебе ради кровь Христіанская проливается; тебе ради же есть земля раздѣлися, что не по избранію всея земли на Царство воцарился, и множество людей погубилъ еси неповинныхъ; твоя братія своего племянника, а нашего Государя оборонителя и заступника отравою окормиша. Къ кому нынѣ прибѣгнемъ? къ кому припадемъ? кто насъ избавитъ отъ сихъ поганыхъ, нашедшихъ на ны? Нѣсть намъ нынѣ надежда и нѣсть упованія. Сойди съ Царства и положи посохъ Царской, да соединится земля и умирится.»

(556) Ник. Лѣт. 139: «Присла Прок. Ляпуновъ къ Москвѣ ко К. Вас. Вас. Голицыну да къ брату своему Зах. Ляпунову, и ко всѣмъ своимъ совѣтникомъ Олешку Пешкова, чтобъ Царя Василія съ Государства ссадить .... Къ ихъ же совѣту присташа многіе воры и вся Москва.»

(557) Собр. Гос. Грам. II, 441: «Воровскіе совѣтники К. Олексѣй Ситцкой, Олександро Нагой, Григорей Сунбуловъ, Ѳед. Плещеевъ, К. Ѳед. Засѣкинъ, да Дьякъ Петръ Третьяковъ.»

Аврам. Палиц. 206: «Бывши же правители у ложнаго Царя, неправъ совѣтъ изъявляютъ защитникомъ царствуюшаго града Москвы: вы убо оставите своего Царя Василія, и мы такожде своего оставимъ, и изберемъ вкупѣ всею землею Царя, и станемъ обще на Литву, и увѣряхуся страшными клятвами, еже не ложно сицевому дѣлу быти.»

Хрон. Стол. л. 553 на об.: «И Рускіе люди, которые пришли подъ Москву съ воромъ, съ Московскими людьми съѣзжались и говорили воровствомъ обманомъ, чтобъ оставилъ Царь Василей Царство, а мы де своего вора, что называется Царевичемъ Дмитреемъ, и поимаемъ и привеземъ къ Москвѣ.» Ник. Лѣт. 139: Начаша съѣзжатися съ воровскими полками сговариватца, чтобъ они отстали отъ Тушинскаго, а мы де всѣ станемъ отъ Москов. Царя Василья; Тушинскіе жь воры лестію имъ сказаша, что отстанемъ, а выберемъ Сопега Государемъ.» Свиданіе было въ полѣ у Данилова монастыря, какъ пишетъ Палицынъ.

(558) Ник. Лѣт. 139: «Той же Зах. Ляпуновъ да Ѳед. Хомутовъ на лобно мѣсто выѣхаша и съ своими совѣтники завопиша на лобномъ мѣстѣ, чтобъ отставить Царя Василья; къ ихъ же совѣту присташа многіе воры и вся Москва.»

Беръ говоритъ, что сіе случилось 14 Іюля; Нѣмцевичь: 24 Lipca» (по Новому Стилю). Василій лишенъ престола 17 Іюля (см. Собр. Гос. Гр. II, 389), хотя въ Рукописи Филарета означено 18 число того же мѣсяца.

113

(559) Хрон. Стол. л. 554: «И Бояря, К. Ѳед. Ив. Мстиславской и всѣ Бояря, и Окольничіе, и Думные люди, и Стольники, и Стряпчіе, и Дворяня, и гости и торговые лучшіе люди съѣзжалися за городъ, на Арбацкіе ворота, и совѣтовали, какъ бы Московскому Государству не быть въ разореньѣ и въ расхищеньѣ; что пришли подъ Москов. Государство Поляки и Литва, а съ другую сторону Колужской воръ съ Рускими людьми и Москов. Государству съ обѣихъ сторонъ стало тѣсно. И Бояря и всякіе люди приговорили бити челомъ Государю Царю и Вел. Князю Василью Ивановичу всея Русіи, чтобъ онъ Государь царство отставилъ (т. е. оставилъ), для того, что кровь многая льетца, а въ народѣ говорятъ, что онъ Государь несчасливъ, а городы Украиные, которые отступили въ вору, ево Государя на Царство не хотятъ же.» — Псков. Лѣт. л. 40. Собр. Гос. Грам. II, 388.

(560) Латух. Ст. Кн.: «И весь народъ возмутиша» — Ляпуновъ и Хомутовъ — «и взяша Боляръ и Патріарха Ермогена насильствомъ, и поведоша за Москву рѣку къ Серпуховскимъ воротамъ, и начаша совѣтовати, чтобы Царя Василія отъ Царства отлучити. Патріархъ же Ермогенъ множицею о семъ возбраняше и увѣщаваше и заклинаше ихъ; они же не послушаху его, но положиша на томъ, что тако имъ сотворити. Въ то время нѣцыи отъ Бояръ съ Патріархомъ за едино потщашася противу того совѣта стояти, но по малу и тіи къ нимъ же во едино уклонишася.» Ник. Лѣт. 139: «Патріархъ же тутъ Ермогенъ, не дожидався на нево злово совѣту, поиде въ городъ.»

(561) Хрон. Столяр. л. 554. — См. также въ принадлежавшей покойному А. И. Ермолаеву рукописи списокъ съ Грамоты Московскихъ Бояръ въ Вологду 18 Іюля 118 (1610) года.

(562) Дипл. Собр. Б. Каменскаго, стр. 409. — Тоже въ Крестоприводной записи (Собр. Гос. Гр. II, 390): «А бывшему Государю ... отказати, и на Государевѣ дворѣ не быти, и впредь на Государствѣ не сѣдѣти, и намъ надъ Государемъ и надъ Государынею и надъ ево братьями убивства не учинити и никакова дурна.»

Въ той же Крестоприводной записи: «Били мы челомъ Бояромъ, К. Ѳед. Ив. Мстиславскому съ товарыщи, чтобъ пожаловали прямили Москов. Государство, докуды намъ дастъ Богъ Государя... и крестъ намъ на томъ цѣловати, что намъ во всемъ ихъ слушати и судъ ихъ всякой любити, что они кому за службу и за вину приговорятъ, и за Москов. Государство и за нихъ стояти, и съ измѣнники битись до смерти; а вора, кто называетца Царевичемъ Дмитреемъ, на Москов. Государство не хотѣти, и межь себя другъ надъ другомъ и надъ недругомъ никакова дурна не хотѣти, и не дружбы своей никому не мстити, и не убивати и не грабати, и зла никому ни надъ кѣмъ не мыслити, и въ измѣну во всякую никому никуда не хотѣти. А выбрати Государя на Моск. Государство имъ Бояромъ и всякимъ людемъ всею землею; а Бояромъ К. Ѳед. Ив. Мстиславскому съ товарыщи пожаловати, чтобъ имъ за Моск. Государство стояти.... и Государя.... выбрати съ нами со всякими людьми всею землею и сослався съ городы, ково дастъ Богъ на Москов. Государство.»

(563) Ник. Лѣт. 139: «Царь же Василей, сѣдя на Царствѣ своемъ многія бѣды прія, и позоръ и лай; напослѣди жь и отъ своихъ сродникъ прія конечное безчестіе; своякъ же его Бояринъ К. Ив. Мих. Воротынской поиде въ городъ съ тѣми

114

заводчики, Царя Василья и Царицу сведоша съ престола.»

Нѣмцевичь (II, 456), приводя слова Захаріи Ляпунова, ссылается на Записки (Pamietnik) Жолкѣвскаго.

(564) О днѣ сверженія Василія, см. выше въ примѣч. 558. Въ Дипл. Собр. Б. Каменскаго означено также 17 Іюля.

Псков. Лѣт. (л. 26 на обор.) говоритъ о причинѣ народной нелюбви къ Царю Василію: «Не многими избранъ былъ грады, но единымъ Московскимъ Государствомъ, а не всею землею; того ради не возлюбиша его мнози на земли Рустѣй.» — Объ избраніи Шуйскаго на Царство см. сей Исторіи Т. XI, 176.

Въ Хрон. Стол. (л. 554) сказано: «И Царь Вас. Ив. по Боярскому и всея земли челобитью и совѣту Гермогена Патріарха Моск. и вс. Рус. Государство отставилъ, изъ Царскова двора и съ Царицею съѣхалъ на старой свой дворъ.»

(565) Аврам. Палиц. 206: «На утрія же Москвичи изыдоша на поле къ Даниловскому монастырю, еже бы клятвенное слово совершити.»

(566) Тамъ же: «И тѣмъ не Христова же чада, но Антихристова со смѣхомъ отказаша: Вы убо праведно сотвористе, неправеднаго Царя изринувще, и служите Царю нашему истинному прямому вашему. Святѣйшій же отецъ отцемъ Ермогенъ Патріархъ молитъ весь народъ, дабы паки возвести Царя, его же словесъ мудрыхъ никто же не послуша.» — Ник. Лѣт. 140: «Позоряху ихъ и глаголаху имъ, что вы не помните Государева крестново цѣлованья, Царя своего съ Царства ссадили, а намъ де за своево помереть. Они же посрамлены поѣхаша, и пріѣхавъ въ городъ, сказаша Бояромъ и всѣмъ людемъ; они же въ недоумѣніи быша.»

(567) См. сей Исторіи Т. XI, 164.

(568) Аврам. Пал. 207: «Іюля въ 19 день, Рязанецъ Дворянинъ Захарей Ляпуновъ, да К. Петрь Засѣкинъ со своими совѣтники, Царя Василья силою постригоша въ чернеческій чинъ.» — Ник. Лѣт. 140: «На утріе жь тѣжь умыслиша, и взявъ изъ Чюдова монастыря Священниковъ и Діякововъ, пріѣхаша ко Царю Василью на старый дворъ, начаша его постригати. Онъ же противу вопросовъ на постриганіи отвѣту не даяше и глаголаше имъ: нѣсть моево желанія и обѣщанія къ постриганью.»

(569) Рукоп. Филар.: «О людіе Московстіи, что я вамъ сотворилъ? которую обиду учинилъ? Точію тѣмъ месть воздахъ, иже возмущеніе содѣваху на Святую нашу Христіанскую Вѣру и тщахуся разорити домъ Божій и Преч. Богородицы, и намъ непокоряющимся, Гришкѣ Ростригѣ и прочимъ его богомерзкимъ совѣтникомъ; вамъ ничто же зла не сдѣлалъ? — Они же разсыпахуся сердцы своими и скрежетаху зубы своими и нелѣпая много глаголаху.»

(570) Аврам. Пал. 207: «Обѣщаніе же за Царя отвѣщаваше К. Василей Туренинъ, и предаша подъ начало въ Чудовъ монастырь.» См. также Хронографы. По словамъ Ник. Лѣтописи (стр. 140) отвѣчалъ за Царя Князь Вас. Тюфякинъ. — Въ Латух. Степ. Кн.: «Единъ отъ Боляръ, К. Вас. Тюфякинъ или Туренинъ.» Въ Посл. Спискѣ (Др. Рос. Вивліоѳ. XX) нѣтъ К. Тюфякина въ числѣ Бояръ того времени. — Хрон. Стол. л. 555: «И отрекались въ ево мѣсто Иванъ Салтыковъ.»

(571) Рук. Филар.: «Благовѣрная же его Царица и В. Кн. Марья Петровна плакася по немъ плачемъ веліимъ, источники слезъ отъ очію проливающи, жалостно глаголаше: О свѣте мой прекрасный, о драгій мой животе! како оплачу тебе, или что нынѣ сотворю тебе? Самодержецъ всей

115

Руск. земли былъ еси; нынѣ же отъ рабъ своихъ посрамленъ еси и никѣмъ же владѣеши... О милый мой Государь и Великій Княже! Како ты отъ рабъ своихъ, отъ безумныхъ Москвичь сего свѣта отреченъ... А я тебе свѣтлѣйшаго живота и Царя лишена быхъ, и сира вдова остаюся, » и проч. — Авр. Пал. 207: «Царицу Марію пострягоша силою же и отдаша въ Ивановской монастырь, а братію его, К. Дим. да К. Іоанна Іоанновичевъ Шуйскихъ отдаша за приставовъ.» См. также въ Латух. Степ. Книгѣ и въ Хронографахъ; а по Ник. Лѣтописи (стр. 140) Царица пострижена въ монастырѣ Вознесенскомъ.

(572) Ник. Лѣт. 140: «Ермогенъ вельми о томъ оскорбися, Царя же Василья нарицаше мірскимъ именемъ Царемъ, а тово К. Василья проклинаше, и называше его Инокомъ.» См. также Лат. Ст. Кн.

(573) См. выше, въ семъ Томѣ, стр. 3, 6, 9, 14, 41 и 42.

(574) См. окружную Грамоту, писанную 24 Іюля (въ Собр. Гос. Грам. II, 389): «Іюля въ 17 день Гос. Ц. и В. K. Вас. Ив. вс. Рус. по челобитью всѣхъ людей Государство отставилъ и съѣхалъ на свой на старой дворъ, и нынѣ въ чернцахъ... А на Моск. Государство выбрати намъ Государя всею землею, собрався со всѣми городы, ково намъ Государя Богъ дастъ. А до тѣхъ мѣстъ правити Бояромъ К. Ѳед. Ив. Мстиславскому съ товарищи... и стояти бъ всѣмъ за одно, чтобъ Государства Московскаго Польскіе и Литовскіе люди и воръ, которой называетца Царевичемъ Дмитреемъ, до конца... и Вѣры Крестьянской не розорили и всѣхъ православныхъ Крестьянъ до конца не погубили, » и проч.

См. также Грамоту Моск. Бояръ въ Вологду отъ 18 Іюля, въ рукописи, принадлежавшей покойному А. И. Ермолаеву.

(575) Нѣмцев. (D. P. Z. III, Т. II, 458): Przyniesiono odpowiedź, że Bojarowie i mieszkańcy nie potrzebują pomocy i proszą Hetmana, by się do stolicy nie zbliżał.»

(576) Авр. Палиц. 207: «Мнози же хотяще тому Лжехристу служити, и измѣны многи начаша бывати; изволиша людіе: ce лучше убо Государевичу служити, нежели отъ холопей своихъ побитымъ быти и въ вѣчнѣй работѣ у нихъ мучитися.»

(577) См. Т. XI, 147, и въ семъ Томѣ, стр. 14

(578) Нѣмцевичь (II, 458). Онъ ссылается на Рукопись Жолкѣвскаго.

(579) См. Нѣмцевича и Маржерета.

(580) Въ окружной Грамотѣ К. Ѳед. Ив. Мстислав. и другихъ Бояръ (Собр. Гос. Грам. II, 441): «Іюля въ 31 день писали къ намъ изъ Можайска Воевода Кіевской, Гетманъ Коруны Польскіе... Стан. Станиславовичь Желковской, да Бояринъ и Воевода Ив. Мих. Салтыковъ, и острожскіе сидѣльцы Воевода Григ. Волуевъ... чтобы намъ бити челомъ на Моск. Государство Жигимонту Кор. Пол. и В. Кн. Лит. о сынѣ его Владиславѣ Королевичѣ.»

(581) Тамъ же: «И прислали къ намъ листъ за Королевскою рукою и за печатью, на чемъ договоръ былъ и присягалъ Король Боярину Мих. Глѣб. Салтыкову съ товарыщи, и запись, на чемъ былъ договоръ и цѣловалъ крестъ Гетманъ Ст. Желковской въ Царевѣ Займищѣ Воеводѣ К. Ѳед. Елетцкому да Гр. Волуеву и всѣмъ ратнымъ людемъ.»

См. выше въ примѣч. 544 объ условіяхъ договора въ Царевѣ-Займищѣ.

(582) Псков. Лѣт. л. 41 на обор.: «Патріархъ же, наказуя много, глагола имъ словомъ, еже бѣ преже пакости много отъ нихъ Польскихъ людей, егда пріидоша съ Гришкой Отрепьевымъ. А нынѣ

116

же, чего еще чаете токмо конечнаго разоренія Царству и Христіанству и Вѣрѣ, или не возможно вамъ избрати на Царство изъ Князей Рускихъ.»

(583) Такъ сказано въ письмѣ Жолкѣвскаго къ Королю. См. Нѣмцев. Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 461.

(584) 3 Августа (Нов. Стиля). См. Нѣмцев. II, 458. Въ окружной Грамотѣ, 19 Авг. (см. Собр. Гос. Грам. II, 438): «A Гетм. Желтовской со всѣми Лит. людьми, и Ив. Салтыковъ съ Руск. людьми, стоитъ подъ Москвою на Сѣтуни.»

(585) См. выше, стр. 46, 129 и 139.

(586) Нѣмц. II, 459.

(587) См. (въ Собр. Гос. Грам. II, 399) Договорную Запись, данную съ Россійской стороны Жолкѣвскому. — Нѣмцев. II, 460 и 503.

(588) Нѣмцев. II, 463.

(589) Собр. Гос. Гр. II, 418: «Чтобы Госуд. Королевичь... будучи на Москов. Государствѣ, отъ Папы Римскаго ихъ Закону о Вѣрѣ не просилъ и благословенія не пріималъ, и съ нимъ о томъ не ссылался... Которые будетъ Москов. Государства люди ... похотятъ своимъ малоуміемъ отъ Греч. Вѣры отступити къ Римск. Вѣрѣ... такихъ казнити смертію... Государю Королевичю взяти съ собою ... изъ Польши и изъ Литвы немногихъ людей» (стр. 425: больши пяти сотъ человѣкъ въ Моск. Государство не имати»)... «Въ титлѣ писатися Государю Королевичю ... потомужь, какъ прежніе Велик. Государи Цари... а передъ прежнимъ титла... ни въ чемъ не убавливати ... И ему бы Государю ... женитися, изобравъ въ Москов. Государствѣ правосл. Христ. Греч. Вѣры, у ково ему Государю Богъ благоволитъ.»

(590) Нѣмцев. II, 462: «Naybardziey, jak sam Zółkiewski powiada, zmuszony coraz większym burzeniemsię woyska, na dniu 27 Sierpnia podpisał pakta z Narodem Moskiewskim.» Przyniesiono odpowiedź, że Bojarowie i mieszkańcy nie potrzebują pomocy i proszą Hetmana, by się do stolicy nie zbliżał.» — См. сей Договоръ въ Собр. Гос. Грам. II, 391.

(591) Кромѣ одного. См. Собр. Гос. Гр. II, 393: «Але штобъ въ столномъ городѣ на Москвѣ хотя одинъ Римскій костелъ быти могъ для людей Польск. и Литовскихъ, которые при Госуд. Королевичу Его Милости мешкати будутъ, о томъ Государю Его Милости съ Патріархомъ и всимъ Духовнымъ Чиномъ и съ Бояры и всими Думными людьми намова быти маетъ.»

(592) См. Договорную Запись, данную съ Рос. стороны Гетману Жолкѣвскому (въ Собр. Гос. Гр. II, 403): «На Москвѣ и по городамъ суду быти и совершатись по прежнему обычаю и по Судебнику Рос. Государства; а будетъ похотятъ въ чемъ пополнити для укрѣпленія судовъ, и Государю на то поволити съ Думою Бояръ и всей земли, чтобъ было все праведно.»

(593) Тамъ же: «А кто бездѣтенъ умретъ, и то все, что останется, отдавати ближнимъ его, или кому онъ прикажетъ; и о всемъ о томъ дѣлати Государю съ приговору и съ совѣту Бояръ и всѣхъ Думныхъ людей, а безъ Думы и приговору такихъ дѣлъ не совершати.»

(594) Тамъ же (стр. 404): «Доходы собирати по прежнему... А сверхъ прежнихъ обычаевъ, не поговоря съ Бояры, ни въ чемъ не прибавливати.»

(595) Ник. Лѣт. 111: «И записи на томъ написаша, что дати имъ Королевича на Моск. Государство, а Литвѣ въ Москву не входити; стоять Етману Желковскому съ Литовскими людьми въ Новомъ Дѣвичьемъ монастырѣ, а инымъ Полковникомъ стоять въ Можайску, и на томъ укрѣпишася и крестъ цѣловали имъ всею Москвою.»

(596) См. выше, стр. 141.

(597) См. выше, стр. 4.

117

(598) См. 7, 8, 9 и 10 статьи вышесказанныхъ условій.

(599) Нѣмцев. Dz. Pan. Zyg. III, Т. II, 475 и 476. — Кобѣржицк. 297 и 298. — Обрядъ присяги продолжался въ теченіе семи недѣль ежедневно, кромѣ дней Воскресныхъ и большихъ Праздниковъ. См. Машкѣвича (Сѣв. Арх. 1825, No. 3).

(600) Собр. Гос. Гр. II, 407.

(601) Такъ онъ названъ въ Дипл. Собр. дѣлъ, Б. Каменскаго (стр. 405); а въ Дѣлахъ Польскихъ (No 30, л. 133 на обор.) сказано при исчисленіи пожалованныхъ Сигизмундомъ: «Ѳедкѣ Ондронову велѣлъ Царь вашъ быть Казначеемъ и Думнымъ Дворяниномъ.» Напротивъ того въ Рукописи Филаретовой именуется онъ купцемъ: «Пріиде и богоотступный Королевскія Ближнія Думы Ѳедка Андроновъ, прежь бывый Московскій купецъ.» Тоже и Ник. Лѣт. 147: «Король прислалъ въ Казначеи Московскаго измѣнника, торговаго мужика гостиной сотни Ѳедьку Андронникова.»

(602) Нѣмцев. Hist. Pan. Zygm. III, Т. II, 476. Онъ ссылается на сочиненіе Жолкѣвскаго: Progres woyny Moskiewskiey.

(603) См. письмо Лжедимитрія отъ 18 Іюля (Нов. Ст.) 1610, помѣщенное въ концѣ Zycia J. Р. Sapiehy, подъ No X: «Obiecujemy, i jak pewny dług na się przyimujemy słowem naszym Carskim, Królowi Polskiemu, zaraz usiadłszy na stolicy, trzykroć sto tysięcy złotych oddać; do tego, do dziesięciu lat na każdy rok do skarbu Rzplitey, po trzykroć sto tysięcy złotych powinni będziemy; do tego Królewcowi także na każdy rok do tegoż czasu po sto tysięcy złotych; ziemię wszystką Inflndzką kosztem naszym do Korony Polskiey rekuperować obiecujemy. Do Królewstwa także Szwedzkiego kosztem naszym dopomodz Królowi Polskiemu obiecujemy, i póki ta expedycya trwać będzie, 15.000 woyska do boju sposobnego narodu tutecznego stawić będziemy powinni, i obiecujemy do tego: przeciwko każdemu nieprzyjacielowi Korony Polskiey dopomodz zobopólnie ludźmi swemi, czego i oni nam przeciwko nieprzyjaciołom naszym dopomodz maja.» etc.

(604) Этотъ монастырь названъ у Нѣмцевича (стр. 478) Nowe hroszy, т. e. на Угрешѣ.

(605) Слова Самозванца: «Wolę służyć и chłopa, niż z rąk Króla Jmci chleba patrzyć, » и Марины: «J ja też z mojey strony uczynię propozycye: niech teź Król Jmć ustąpi Carowi Jmci Krakowa, a Car Jmć da za to Krolowi Warszawę. «См. въ Нѣмцевичѣ, стр. 478.

(606) Нѣмцев. стр. 480 и 481. — Zycie I. Р. Zapiehy, стр. 233.

(607) Въ окружной Грамотѣ Боярина Кн. Ѳ. И. Мстиславскаго, отъ 4 Сентября 1610 г. исчислены оставившіе тогда Самозванца: «Литовскіе люди Янъ Сопѣга съ товарищи, да Рускіе люди Бояре К. Мих. Туренинъ, К. Ѳед. Долгорукой, и воровскіе совѣтники, К. Олексѣй Ситцкой, Олександро Нагой, Григорей Сунбуловъ, Ѳед. Плещеевъ, К. Ѳед. Засѣкинъ, да Дьякъ Петръ Третьяковъ, и всякіе служивые и неслуживые люди вину свою Государю Королевичю принесли.» (См. Собр. Гос. Грам. II, 441).

Въ сей же Грамотѣ означенъ и день, въ который они оставили Лжедимитрія (26 Авг.). Далѣе: «А воръ... не со многими людьми, со своими совѣтники въ ту пору ночною порою утекли.»

(608) Нѣмцевичь (D. P. Z. III, Т. II, 484), кромѣ сихъ городовъ, именуетъ еще Переславль, Серпуховъ, Нижній, Вологду, Бѣлозерскъ, даже Новгородъ Великій со всею страною до Ледовитаго моря; упоминаетъ и о другихъ мѣстахъ подъ непонятными названіями Czeranda (Чердынь?) Rożanka, Szyszyskie Zamki (?).

118

(609) См. Рисунки сихъ медалей и монетъ въ Dz. Pan. Zygm. III, Т. II. стр. 482. На медали, съ одной стороны грудное изображеніе Королевича (въ лѣтахъ зрѣлыхъ), вокругъ онаго надпись: WLADISLAVS E. Z. P. R. P. ET SV. M. DVX MOSCHOVIAE, съ другой младенецъ всходящій на обелискъ, который украшенъ вѣнкомъ и двумя пальмовыми вѣтвями; надъ ними въ облакахъ монограмма имени Христа Спасителя IHS, и вокругъ надпись: VEL SIC ENITAR; на монетѣ представленъ съ одной стороны Св. Великомученикъ Георгій, на оборотѣ остались слова: ВЕЛІКІ КНЯЗЬ ... ЛЯДІСЛАВ ... ЗІГМОНТ ... ВІЧЪ.

(610) См. выше, стр. 116.

(611) См. выше, стр. 18.

(612) Ник. Лѣт. 142: «Будетъ пришли вы въ Соборную Апостольскую церковь правдою, а не лестію, и будетъ въ вашемъ умыслѣ не будетъ нарушеніе православной Христіанской Вѣрѣ, то буди на васъ благословеніе отъ всего Вселенского Собору и мое грѣшное благословеніе; а будетъ вы пришли съ лестію и нарушеніе будетъ въ вашемъ умыслѣ православной Храстіанской истинной Вѣрѣ, то не буди на васъ милость Божія и Преч. Богородицы, и будте прокляты отъ всего Вселенского Собору... Той же Бояринъ Мих. Салтыковъ съ лестію и со слезами глаголаше Патріарху, что будетъ прямой истинной Государь; онъ же ихъ благослови крестомъ. Тутъ же къ нему приде ко благословенію Михалко Молчановъ; онъ же ему возопи: окаянный еретиче, не подобаетъ тебѣ быти въ Соборной Апостольской церкви, и повелѣ его изъ церкви выбить вонъ безчестнѣ.»

(613) См. въ Нѣмцевичѣ письмо Жолкѣвскаго къ Королю, и проч.

(614) См. Нѣмцев. D. P. Z. III, Т. II, 482, 483, и письмо Жолкѣвскаго къ Королю. — Аврам. Палиц. 210: «Мнози къ вору Калужскому начаша прямити и ссылатися.»

(615) Ник. Лѣт. 143. См. также Дополн. къ Дѣян. Петра Великаго. Т. II, 20 и дал., гдѣ находится выписка изъ Наказа, даннаго симъ Посламъ.

(616) См. двѣ вѣрющія Грамоты, данныя симъ Посламъ въ Сентябрѣ 1610 г. и Грамоту Патріарха Ермогена и всѣхъ Россійскихъ Духовныхъ и другихъ всякаго чина и званія людей къ Королевичу Владиславу, писанную 12 Сентября (въ Собр. Гос. Грам. II, 445 и 446).

Нѣмцевичь (II, 484) утверждаетъ, что Послы отправились въ сопровожденіи 4000 человѣкъ. Это несправедливо: Кобѣржицкій говоритъ просто: «numeroso comitatu.» Въ Статейномъ спискѣ (смотри Дополн. къ Дѣян. Петра Вел. Т. II, 21) сказано: «Изъ Московскихъ Чиновъ Стольники, Ив. Головинъ и Бор. Пушкинъ; Дворяне, К. Як. Борятинскій и Бор. Глѣбовъ; Стряпчій Леон. Пивовъ; жильцы Ив. Коробьинъ и Сем. Ивановъ; Стрѣлец. Голова Ив. Козловъ; гости, Ив. Кошуринъ и Григ. Твердиковъ, и при нихъ 6 лучшихъ торговыхъ людей; 8 Стрѣльцевъ изъ Приказовъ; 4 Московскихъ жилецкихъ людей съ сотенъ и слободъ; 7 подьячихъ; 46 Дворянъ изъ городовъ. Сверхъ того при Митрополитѣ 8 Священниковъ, 1 Ризничій, 1 Духовникъ, 130 Митрополичьихъ Дѣтей Боярскихъ и слугъ, 211 людей Посольскихъ, да при Дворянахъ людей и нижнихъ чиновъ 247 человѣкъ. Наконецъ дано для сопровожденія Посольства 456 человѣкъ Дворянъ, Дѣтей Боярскихъ и Стрѣльцевъ.»

(617) См. Собр. Гос. Грам. II, 445.

Ник. Лѣт. 143: «Патріархъ же Митрополита и Бояръ благословляше и укрѣпляше, чтобъ постояли за Православную за истинную Христіанскую Вѣру, ни на какіе бъ прелести Бояре не

119

прельстилися; Митрополитъ же Филаретъ даде ему обѣтъ, что умереть за православную Христіанскую Вѣру.» — Тамъ же сказано вообще, что для Посольства избрали «мужей разумныхъ и грамотѣ досужихъ отъ Священническово Чину и отъ Дьяконсково, которые бъ умѣли говорити съ Латыни о православной Вѣрѣ.» Однакожь въ Наказѣ Посламъ (Дополн. къ Дѣян. Петра В. II, 31) именно запрещено имъ входить съ Поляками въ прѣнія о Вѣрѣ. «А спороватися намъ о Вѣрѣ не наказано» (Собр. Гос. Грам. II, 422).

(618) См. выше, на стр. 240, 17-ю статью заключеннаго Гетманомъ Договора.

(619) См. Дополн. къ Дѣян. Петра Вел. (II, 96). — Въ Ник. Лѣт.: «Врагъ же прельсти отъ Сѵгклитъ четырехъ человѣкъ, ... и начаша вмѣщати въ люди, что будто черные люди хотятъ впустить въ Москву вора ... и пустиша Етмана съ Литовскими людьми въ городъ.» Въ Нѣмцев. (II, 484): «Zołkiewski uprzeymością swoją tyle dokazał, iż odebrał od Bojarow zaproszenie, aby wszedł do stolicy.»

(620) Нѣмцевичь.

Ник. Лѣт. 144: «Етманъ же ста на Царя Борисовѣ старомъ дворѣ, а салдатовъ и гайдуковъ поставиша въ Кремлѣ городѣ, по полатамъ и по хоромамъ Государевымъ; а Полковниковъ и Рохмистровъ поставиша въ Китаѣ городѣ и въ Бѣломъ, по Боярскимъ дворамъ, и ключи городовые взяша къ себѣ, и по воротамъ поставиша своихъ людей Нѣмецъ и гайдуковъ.»

(621) Въ Грамотѣ, писанной изъ Казани въ Хлыновъ, въ Генварѣ 1611 года: «А стоитъ онъ» — Госѣвскій — въ Кремлѣ городѣ на Борисовскомъ дворѣ Ѳедоровича Годунова, и иные Литовскіе люди въ Кремлѣ и въ Китаѣ и въ большомъ каменномъ городѣ по Боярскимъ и по Дворянскимъ и торговыхъ людей на дворѣхъ стоятъ многіе, » и проч. (См. Собр. Гос. Грам. II, 491).

О дворѣ Царскомъ при Ѳеодорѣ, см. сей Исторіи Т. X, 122.

(622) См. Собр. Гос. Грам. II, 463 и 464; также Допол. къ Дѣян. Петра Вел. Т. II, 113.

(623) Нѣмцев. въ D. P. Z. III, Т. II, 486.

(624) Т. XI, 169.

Ник. Лѣт. 145: «Етманъ же Желковской и съ тѣми измѣнники Московскими нача умышляти, како бъ Царя Василья и братью его отвести х’Королю, и умыслиша, что ево послати въ Осифовъ монастырь. Патріархъ же и Бояре, кои не присташа къ ихъ совѣту, начата говорити, чтобъ Царя Василья не ссылати въ Осифовъ монастырь, а сослать бы на Соловки; они жь быша уже сильны въ Москвѣ, тово не послушаху и его послаша въ Осифовъ монастырь, а Царицу его въ Суздаль въ Покровской монастырь.»

Дѣла. Польск. No 30, л. 128 на обор.: «А Царя Василья мы Гетману Желковскому не отдавывали, мы Бояре всѣ поговорили, что было его отпустити по его обѣщанью къ Троицѣ въ Сергіевъ монастырь, а будетъ тутъ за Королевичемъ, только бъ Гетманской приговоръ отъ васъ не нарушился, у Троицы въ Сергіевѣ быти не льзя, и его бъ отпустити въ Кириловъ, или на Соловки, куды онъ произволитъ... Ино ты Александръ(Госѣвскій) и Михайло Салтыковъ съ товарыщи о томъ насъ не послушали, а послали вы его, взявъ у насъ, въ Осиѳовъ монастырь; да какъ Гетманъ Станиславъ Желковской пошелъ съ Москвы х’Королю подъ Смоленскъ, и его въ Осиѳовѣ монастырѣ взялъ.»

О назначеніи Госѣвскаго начальниковъ Стрѣльцевъ см. Нѣмцевича (II, 487) и въ Дѣлахъ Польскихъ (No 30 л. 134) «А ты, Александръ, по Королевской грамотѣ сверхъ всего уряду учинился Бояриномъ въ Стрѣлецкомъ Приказѣ.»

120

О числѣ Стрѣльцевъ см. въ Дневникѣ Машкѣвича.

(625) См. D. P. Z. III.

(626) См. Кобѣржицкаго, стр. 339 и дал., и Нѣмцевича (II, 489).

(627) См. выше, стр. 147.

(628) Дипл. Собр. Б. Каменскаго, стр. 422: «См. отписки Пословъ въ Польскихъ Столицахъ 1610 г.»

Голиковъ (въ Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 34 и 35) исчисляетъ сіи письма: отъ 18, 21 и 30 Сентября.

(629) См. (въ Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 39. Тутъ помѣщена и рѣчь Канцлера Сапѣги.

(630) Въ Наказѣ Посламъ (Собр. Гос. Грам. II, 422): «Королевичу Влад. Жигимонтовичу бьемъ челомъ со слезами, чтобъ онъ Государь пожаловалъ ... принялъ крещеніе нашіе православные Христ. Вѣры Греческого Закона и былъ бы ... Государемъ Царемъ... въ нашей православной Хряст. Вѣрѣ также, какъ были прежніе Великіе Государи наши Цари... А то вамъ самимъ всѣмъ вѣдомо, что наша Христіанская Вѣра Греческого Закона изъ древнихъ лѣтъ истнная, святая, непорочная, православная Вѣра, и во всемъ православномъ основаніи Божіею благодатію отъ начала и до сего дни стоитъ твердо и непоколебимо... Бити челомъ... чтобъ онъ Государь пожаловалъ крестился въ Смоленску, или гдѣ онъ Государь произволитъ, хотя и близко Москвы подшодчи, въ которомъ городѣ, чтобъ ему Государю притти на свой Царской престолъ въ царствующій градъ Москву въ нашей православной Вѣрѣ Греч. Закона.»

(631) Тамъ же (II, 430): «Великій бы Государь Королевичь пожаловалъ шолъ не мешкая, чтобъ его Великіе Государства, будучи безгосударны, не пустѣли и не разорялись.»

(632) Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 121. — Отвѣтъ Пословъ см. въ Собр. Гос. Грам. (II, 468) въ отрывкѣ Грамоты, писанной ими въ Ноябрѣ 1610 г. Боярамъ въ Москву.

(633) Въ томъ же отрывкѣ: «Мы въ томъ даемъ души свои.» Возраженіе Пановъ см. въ Допол. къ Дѣян. Петра Вел. (II, 58 и 62).

(634) «Чтобъ тѣмъ большіе смуты въ людяхъ не учинилося, нашедъ бы не потерять и послѣ бъ о томъ раскаянья не было.» С». отрывокъ Грамоты, о коемъ упомянуто выше.

(635) Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 67. — Землею Поморскою называлась сѣверная часть Россіи, отъ Бѣлаго и Ледовитаго моря.

(636) Тамъ же, 69.

(637) См. выше, ст. 143.

(638) Сіе было сказано послѣ продолжительнаго спора о происхожденіи Св. Духа и о ненадобности Владиславу повторять обрядъ крещенія въ Россіи. См. Доп. къ Дѣян. Петра Вел. II, 79.

(639) См. выше, стр. 141.

(640) См. въ Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 87, 92, 93 и 94.

(641) Дѣл. Польск. No 30, л. 133 на обор.: «Ѳедькѣ Ондронову велѣлъ Царь вашъ быти Казначеемъ и Думнымъ Дворяниномъ.» — О прошаньѣ Жолкѣвскаго съ Московскими Боярами и оставшимися въ столицѣ Поляками, см. Кобѣрж. 349 и 352, и Нѣмцев. II, 495.

(642) См. Нѣмцев. D. P. Z. III, Т. II, 497. Кобѣржицкій не упонинаетъ о семъ. — Въ Ник. Лѣт. 147: «Зашедъ въ Осифовъ монастырь и Царя Василья взяша съ собою и поидоша къ Королю подъ Смоленескъ.» Тоже и въ Дѣл. Польск. No 30 (см. выше, примѣч. 624). Но Палицынъ повѣствуетъ, что Царь Василій находился въ Чудовѣ монастырѣ (стр. 207), а объ увезеніи его говоритъ только (стр. 210): «Желковской повелѣ со Царя В. I.

121

Шуйскаго черное платье сняти и отвести въ плѣнъ къ Королю Жигимонту.»

(643) Ник. Лѣт. 147: «О горе и люто есть Московскому Государству! Како не побояшеся Бога, не помня своего крестного цѣлованія, и не постыдясь ото всея селенныя сраму, не помроша за домъ Божій, Пречистыя Богородицы, и за крестное цѣлованіе Государю своему, самохотѣніемъ своимъ отдаша Московское Государство въ Латыни и Государя своего въ плѣнъ. О горе намъ! Како намъ явитися на праведномъ судѣ избавителю своему Христу, и како намъ отвѣтъ дати за такіе грѣхи, и како намъ инымъ Государствамъ противъ такіе укоризны отвѣтъ дати; не многіе жь враги на то думаша, да мы всѣ душами погибохомъ.»

(644) Аврам. Пал. пишетъ, что съ него было снято монашеское платье. См. выше въ прим. 642.

(645) Ник. Лѣт. 148: «Царь же Василей ста и не поклонися Королю; они же ему всѣ рекоша: поклонися Королю; онъ же крѣпко мужественнымъ своимъ разумомъ напослѣдокъ живота своего даде честь Московскому Государству, и рече имъ всѣмъ: не довлѣетъ Московскому Царю поклонитися Королю: то судьбами есть праведными и Божіими, что приведенъ я въ плѣнъ; не вашими руками взятъ быхъ, но отъ Московскихъ измѣнниковъ, отъ своихъ рабъ отданъ быхъ. Король же и вся Рада Паны удивишася ево отвѣту.»

(646) Собр. Гос. Грам. II, 476: «И по вашей де отпискѣ съ Москвы Государю нашему указу не дожидатца: не Москва де Государю нашему указываетъ; Государь нашъ Москвѣ указываетъ.»

Въ началѣ Ноября и Гетманъ Жолкѣвскій сталъ участвовать въ переговорахъ съ Послами (см. Доп. къ Дѣян. Петра Вел. II, 107—114). Оправдываясь въ томъ, что обязавшись итти на Лжедимитрія, вступилъ вмѣсто того въ Москву, онъ говорилъ, что сдѣлалъ сіе по усильной просьбѣ самихъ жителей Московскихъ. Когда начали читать Договоръ его съ К. Елецкимъ и Волуевымъ, онъ отвѣчалъ: «Я не помню его и подписалъ не читавъ: лучше говорить объ одной Московской записи, которую и Король утверждаетъ.»

(647) Собр. Гос. Грам. II, 474: «И Дворяне, господа, и Стольники, и Дѣти Боярскіе разныхъ городовъ, которые съ нами посланы, и гости и торговые люди Митрополиту и намъ говорили накрѣпко, чтобъ намъ однолично на томъ стояти, чтобъ въ Смоленескъ Польскихъ и Литовскихъ людей не пустити ни одного человѣка; а будетъ по грѣхомъ Жигимонтъ Король похочетъ надъ Смоленскомъ промышляти и Смоленска доступати, и которая кровь прольетца, и та де будетъ не отъ насъ, потому что Великій Государь Жигимонтъ Король милости надъ нами не показалъ и хочетъ дѣлати мимо договоръ... А Смолняне Дворяне и Дѣти Боярскіе намъ тожь говорили: хотя де въ Смоленску наши матери и жены и дѣти погибнутъ, » и проч.

(648) Тамъ же, 469.

(649) Дѣл. Польск. No 30, л. 132 на обор.: И ты, Александръ» — Госѣвскій — «ключи городовые всѣхъ воротъ взялъ ты къ себѣ и нарядъ съ большого и съ деревянного и съ каменного города, все и зелье и свинецъ и пушечныя ядра и въ казнѣ нарядъ же и зелье и свинецъ и всякіе пушечные запасы взялъ въ Кремль да въ Китай, а ино и на Царевъ Борисовъ дворъ, гдѣ ты стоялъ, и по воротомъ, по всѣмъ по городовымъ поставилъ сторожей своихъ, Польскихъ и Литовскихъ людей, а Московскихъ Стрѣльцевъ отослалъ прочь и рѣшотки у улицъ посломалъ и сторожей отослалъ, и Московскимъ никакимъ людемъ съ саблею не токмо при бедрѣ, и купцомъ съ продажными,

122

и плотникомъ съ топоры ходити, и ножа по бедрѣ никому носити не велѣлъ, и дровъ мелкихъ на продажу крестьяномъ привозити не давалъ, » и пр.

Ник. Лѣт. 151: «Достальныхъ съ Москвы всѣхъ ратныхъ людей розослаша, и рѣшотки по улицамъ всѣ посѣщи повелѣша, и на Москвѣ съ саблями, съ пищалями не велѣша ходити, но и дровъ тонкихъ къ Москвѣ не повелѣша возити и тѣсноту дѣлаша Московскимъ людемъ великую.»

(650) Собр. Гос. Грам. II, 491: «Рускимъ людемъ по утру рано и въ вечеру поздо ходить не велятъ.» Тутъ же и прочія подробности.

(651) Дневникъ Машкѣвича.

(652) Машкѣвичь.

(653) Авр. Пал. 209 и 211.

(654) Отрывокъ сей Грамоты, писанной 21 Ноября, см. въ Собр. Гос. Грам. II, 466: «Есть ли то есть вамъ самимъ варовно и безпечно, поити намъ прочь изъ Смоленска, не испокоивши Государства Московского?... Надобеть впередъ вора Колуского знести и згладити, и людей его, которые ему воровства помогаютъ, розвести и показнити и выгнати, да и нашихъ Польскихъ и Литовскихъ людей, которыхъ тутъ будетъ не надобеть, прочь отсюль вывести, кровь Хрестьянскую уняти, городы очистити и все Московское Государство основательно успокоити; а потомъ... поити намъ въ Государства наши... и тамъ на Соймѣ великомъ валнемъ (т. е. общемъ)... съ вашими великими Послы... договоръ и докончанье учинити.»

(655) Грамота о вознагражденіи измѣнниковъ дана 21 Сентября. См. Собр. Гос. Грам. II, 451. Въ ней упомянуто еще о Вельяминовѣ, Грязномъ, Плещеевѣ, Андроновѣ, Чичеринѣ, Соловецкомъ, Витовтовѣ, Апраксинѣ и Юрьевѣ. Записку о другихъ Сигизмундовыхъ милостяхъ см. тамъ же, стр. 480.

(656) См. тамъ же, стр. 517: «А вмѣнилъ, отецъ де съ сыномъ нераздѣльно.»

(657) Авр. Пал. 211: «Сенаторы же и Гетманы рекоша Посломъ: Вы одни Послы токмо бездѣльничаете, а Московское Государство все Королю хочетъ служити и прямити во всемъ, и показываху челобитныя за руками, кто что у Короля проситъ.» — Ник. Лѣт. 149: «Бояре и всякіе люди посылаху подъ Смоленскъ, и сами ѣздяху съ дарами и прошаху честей, помѣстей и вотчинъ и жалованья.»

(658) Авр. Пал. 211: «По всей же Руской земли начатъ» — Гетманъ — «посылати, дани великія и оброки имати.» См. также Дѣла Польск. No 30, и Собр. Гос. Грам.

(659) Донесенія Ивана Салтыкова Королю, отъ 17 Ноября 1610 г. См. Собр. Гос. Грам. II, 454 и дал.

(660) См. Нѣмцевича (II, 499), который ссылается на Кобѣржицкаго (стр. 357) и на Ruch’s Т. IV, 69; также Видекинда Hist. belli Sveco-Moscovitici, 190, и Донесенія Ивана Салтыкова.

(661) См. Ник. Лѣт. 145, и выше, примѣч. 512. См. также въ Собр. Гос. Грам. II, 457 и 460.

(662) См. Донесенія Салтыкова (въ Собр. Гос. Грам. II, 454) и Псков. Лѣт. л. 84.

(663) См. въ семъ Томѣ, стр. 77.

(664) Лжедимитрій отправилъ въ Астрахань Керносицкаго съ объявленіемъ милости ея жителямъ и съ извѣстіемъ, что желаетъ у нихъ основать свою столицу: ибо Москва и Сѣвера осквернились некрестями. См. Бера.

(665) Ник. Лѣт. 150: «Воевода Богданъ Яковлевичь Бѣльской нача говорити и крѣпити, чтобъ вору креста не цѣловати, а цѣловати крестъ, кто будетъ Государь на Московскомъ Государствѣ. Дьякъ же Никоноръ Шульгинъ умысля съ тѣми

123

ворами, повелѣ Богдана убити; они жь Богдана поимавъ и взведоша ево на башню и скинуша съ башни и убиша.» Имя сего Воеводы находится въ Грамотахъ писанныхъ изъ Казани въ Генварѣ, и въ Казань въ Мартѣ 1611 г.; но въ Маѣ того года о немъ уже не упоминается. См. Собр. Гос. Грам. II, 490, 492, 520, 523 и 541.

(666) См. въ Собр. Гос. Грам. II, 541. Чрезъ два дня послѣ убіенія Бѣльскаго получена въ Казани вѣсть о смерти Лжедимитрія. См. Ник. Лѣт. и Ст. Лат. Кн.

(667) См. Бера.

(668) Сей Ханъ былъ прежде въ сношеніяхъ съ Поляками. Рожинскій писалъ объ немъ къ Королю 27 Февр. (Н. Ст.) 1610 г.: «Car Kasimowski usilnie prosi, abyś mu W. K. M. do siebie przyjechać rozkazać raczył.» См. Нѣмц. D. P. Z. III, Т. II, 398.

Ник. Лѣт. 149: «Того жь сынъ Царя Урмометя сказа вору, что отецъ ево надъ нимъ умышляетъ и хочетъ убить; той же воръ... посла по Царя, чтобъ ѣхалъ съ нимъ... и начата ѣздити съ собаками... и начаша отъѣзжати отъ людей, только взяша съ собою Мих. Бутурлина да Игнашка Михнева, и отхѣхаша отъ людей подалѣ, и того Царя и людей съ нимъ убиша и вкинуша въ Оку, а самъ выскоча къ людемъ и возопи, что Царь меня хотѣлъ убити и побѣжа къ Москвѣ, и посла за нимъ гоняти.» О заключеніи Кн. Петра Араслана Урусова, см. Бера, который называетъ его Русланомъ. — Палицынъ (стр. 212) пишетъ напротивъ того, что Петръ Урусовъ умертвилъ Хана: «и оскорбѣ воръ» — Лжедимитрій — «по Цари Касимовскомъ, потужи Сатана по бѣсѣ; повелѣ того Князя Петра ввергнути въ темницу.»

День смерти Тушинскаго Самозванца означенъ въ Берѣ.

(669) См. Бера, Кобѣржицкаго (стр. 319) и Нѣмцевича (II, 501).

(670) Беръ: «Въ дворцовой церкви.» Ник. Лѣт. 150: «Въ Калугѣ же увѣдаша то, что Кн. Петръ Урусовъ убилъ вора, взволновашася градомъ всѣмъ и Татаръ побиша всѣхъ, кои въ Колугѣ были; его жь вора взяша и погребоша честно въ Соборной церкве у Троицы; а Сердомирсково дочь Маринка ... роди сына Ивашка; Калужскіе жь люди всѣ тому обрадовашесь, и называху его Царевичемъ и крестиша его честно.» Аврам. Пал. 213: «Остася сука со единѣмъ щенятемъ.»

(671) Къ К. Юр. Ник. (?) Трубецкому и товарищамъ его писалъ Янъ Петръ Сапѣга въ Февралѣ 1611 г. (Собр. Гос. Грам. II, 507), увѣряя, что онъ не служитъ Королю, а желаетъ дѣйствовать за одно съ ними и съ Ляпуновымъ противъ враговъ Вѣры православной.

(672) Хрон. Столяр. л. 558: «Которые Бояре и Окольничіе и всякихъ чиновъ люди у вора въ Колугѣ, и тѣ крестъ цѣловали, что имъ съ Московскимъ Государствомъ быть въ соединеніи... и кого Богъ (дастъ) на Московское Государство Государя, тому имъ Государю и служити.» — Ник. Лѣт. 151.

(673) Нѣмц. D. P. Z. III, Т. II, 502. — Ник. Лѣт. 151.

(674) См. о самовластіи Сигизмунда выше, стр. 158.

(675) См. выше, стр. 137, и Допол. къ Дѣян. Петра Вел., Т. II, стр. 146 и 174.

(676) Московскіе Бояре донесли о томъ Королю въ Генварѣ 1611 года. См. Собр. Гос. Грам. II, 490.

(677) Королю — «Спаса Новаго монастыря Архимандритъ Еуѳимей, да Живонач. Троицы Сергіева монастыря Келарь Старецъ Аврамей Палицынъ, бити

124

челомъ о сынѣ нашемъ Владиславѣ Жигимантовичѣ, и мы ихъ челобитье слушали, отпустили къ вамъ» — Боярамъ — «къ Москвѣ по ихъ монастыремъ, по прежному.» Писано 12 Декабря 1610 г. — Самъ же Палицынъ, не упоминая о себѣ, говоритъ только: «Послы до конца отчаяшася и не вѣдуще, что сотворити. Нѣцыи же отъ нихъ къ царствующему граду возвратишася.» Сукинъ и Васильевъ, по словамъ Лѣтописи, о коей упоминаетъ Голиковъ (см. Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 135), сами просили Короля поручить имъ привести всю Москву и Россію къ присягѣ ему. Вѣрный отечеству Луговскій говорилъ съ негодованіемъ: «Беззаконіе неслыханное: оставить Государево и земское дѣло и товарищей, съ коими посланы! Какими глазами измѣнники будутъ смотрѣть въ Москвѣ на образъ Пречистыя Богоматери, ихъ отпустившей?» — Ник. Лѣт. 148: «Вас. Сукинъ да Дьякъ Сыдавной Васильевъ отъ Митрополичья совѣту отсташа и прелстишася къ Литвѣ, и что думаху съ Митрополитомъ и съ Бояры, и то все расказаше Литвѣ.»

(678) Собр. Гос. Грам. II, 494: «За два дни предъ Рожд. Христ. писали съ Москвы къ Королю Мих. Салтыковъ, да Ѳед. Андроновъ, да K. Вас., Масальской и съ своими совѣтники, что вора убили, который назывался Царевичемъ Дмитреемъ, и въ то время на Москвѣ Рускіе люди возрадовалися и стали межь себя говорить, какъ бы де во всей землѣ всѣмъ людемъ соединятись и стати противъ Литовскихъ людей, ... на чемъ крестъ цѣловали.» — Московскіе жители писали въ Генварѣ мѣсяцѣ въ разные города: «Душами и головами станьте съ нами обще противъ враговъ креста Христова» (Тамъ же, 496). — Машкѣв. 24 Сентября: «Niewypowiedzienie Moskwa rada: bo już pozbywszy tamtego nieprzyjaciela, ... dopiero już wszelakiemi sposoby zamyślać zaczęli, jako by nas mogli zbyć z stolicy.»

Мстиславскій и прочіе Бояре писали къ Королю въ Генварѣ о дѣйствіяхъ Прокопія Ляпунова: «Со всею Резанью ... отложился... и въ городы, которые были вамъ Великому Государю послушны, Воеводъ и Головъ съ ратными людьми отъ себя посылаетъ, и городы и мѣста засѣдаетъ ... А на Тулу ... прислалъ отъ себя вашего Государского измѣнника Ивашка Зарутцкого съ Казаки; а ... Захарей Ляпуновъ ... изъ подъ Смоленска съ братомъ своимъ съ Прокоѳьемъ ссылается грамотками и людьми» (Тамъ же, стр. 489). Прок. Ляпуновъ писалъ къ Нижегородцамъ 31 Генваря: «Мы сослався съ Калуженскими, съ Тульскими, и съ Михайловскими и всѣхъ Сиверскихъ и Украиныхъ городовъ людьми давно крестъ цѣловали, и проч... А Володиміръ ... и иные городы съ нами одномышленны жь, хотятъ за Вѣру всѣ помереть... Да и во всѣ ... Понизовскіе городы и Поморскіе, и къ Андрею Просовецкому велите отписати, чтобъ они всѣ шли къ царствующему граду Москвѣ наспѣхъ, къ намъ же въ сходъ; а мы о томъ къ нимъ писали жь.» (Тамъ же, стр. 498). Въ началѣ Марта писали Ярославцы въ Казань, что они рѣшились за православную Вѣру стояти и битися до смерти. (Тамъ же, стр. 517).

Ник. Лѣт. 151.

(679) Собр. Гос. Грам. 478.

(680) Тамъ же, 480: «Многочисленный народъ Россійскаго Царствія, ожидаючи Государя Королевича многое время, скорбятъ душею и сердцемъ, и такова тяжка времени долго терпѣти не могутъ, яко овца безъ пастыря, или яко звѣрь великъ главы не имѣетъ.» Сія Грамота писана въ послѣднихъ числахъ Декабря 1610 года.

125

(681) Тамъ же, 494: «Послѣ Рождества Христова, на пятой недѣлѣ въ Субботу, писалъ съ Москвы Ѳедоръ же Андроновъ, да Михайло Салтыковъ съ товарищи, что на Москвѣ Патріархъ призываетъ къ себѣ всякихъ людей явно и говоритъ о томъ: будетъ Королевичу не креститься въ Крестьянскую Вѣру и не выдутъ изъ Московскія земли всѣ Литовскіе люди, и Королевичь де намъ не Государь, » и проч.

(682) Тамъ же, 495: «Не помните того и не смышляйте никоторыми дѣлы, что быть у насъ на Москвѣ Королевичу Государемъ... за то что видятъ» — Поляки — «на Москвѣ надъ лучшими людьми непостоянство во всемъ крестопреступленіемъ.» Сія Грамота писана въ Генварѣ 1611 г.

(683) См. тамъ же, 496. И сія Грамота также писана въ Генварѣ 1611 года.

(684) Тамъ же, 499 и 518. — Подорожныя гонцамъ выдаваемы были отъ имени Патріарха. Въ бумагахъ покойнаго Исторіографа найденъ слѣдуюшій списокъ одной такой подорожной: «Лѣта 7119, Марта 2 дня, по благословенію Святѣйшаго Ермогена, Патріарха Моск. и вс. Русіи, отъ Воеводы Олексѣя Ивавовича Зузина, отъ Устюга Великаго до Соли Вычегоцкіе и до Богоявленскаго Яму и до Паледина и до Каи городка и до Гаечь и до Чердыни, по ямомъ ямщикомъ, а гдѣ ямовъ нѣтъ, всѣмъ людямъ безъ отмѣны, чей кто ни будь: чтобъ есте давали Чердынскому гончю Иваньку Игошеву подводу съ саньми и съ хомутомъ да проводникъ въ оглобли, вездѣ не издержавъ ни часу, безъ прогонъ, для всей земли ратнова, скорова дѣла

(685) На Грамотѣ Боярской Думы къ Королю надписано: Всея Русіи Самодержцу. См. тамъ же, 490. О данномъ Думою предписаніи Посламъ и Шеину, и объ отправленіи Куракина, тамъ же, 513 и 515.

Дѣл. Польск. No 30, л. 131: «Да ты жь, Александръ» — Госѣвскій — «и Мих. Салтыковъ да Ѳ. Андроновъ съ товарыщи, черезъ Гетманское и Полковниковъ и Ротмистровъ крестное цѣлованье, учали въ Моск. Царствѣ всякихъ людей прельщати и приводити на то, чтобы цѣловали крестъ... Жигимонту Королю, мимо... Королевича.»

(686) Собр. Гос. Грам. II, 506 и 522: «Ни въ грамотѣхъ вашихъ тово не написано, чтобъ есте о томъ по совѣту и по благословенію Патріаршескому писали.»

(687) Тамъ же, 534: «А что писано къ намъ..., чтобъ намъ Вел. Гос. Королю добити челомъ..., и мы Вел. Гос. Королю бьемъ челомъ, и милости просимъ безпрестани, ... чтобы Вел. Гос. Король милость показалъ... во всемъ учинити велѣлъ по твоему Гетманскому договору Станислава Желковского, » и проч.

Тамъ же, 513: «К. Ив. Сем. Куракинъ съ товарищи съ Рускими и съ Литовскими людьми приходили изъ Юрьевца Поволскаго подъ Володимеръ Февраля въ 11 день; и изъ Суздаля ... Андр. Просовецкой присылалъ къ нимъ» — Владимірцамъ — «людей на помощь, и дѣло де у нихъ подъ Володимеромъ было... и К. Ив. Куракина... побили, и К. Ив. Бор. Черкаскаго взяли въ Володимеръ жива, и К. Ив. де Куракинъ съ Руск. и съ Литов. людьми... побѣжали Московскою дорогою.»

Палицынъ (стр. 216) говоритъ, что ихъ разбилъ Ив. Вас. Волынскій.

(688) Бояре писали къ Королю о Ляпуновѣ: «Ваши Государскіе денежные доходы и хлѣбъ всякой збираетъ къ себѣ;» (Собр. Гос. Грам. II, 489) а Ляпуновъ къ Нижегородцамъ: «Мы Боярамъ Московскимъ давно отказали, и къ нимъ о томъ

126

писали, что они, прельстяся на славу вѣка сего, Бога отступили и приложилися къ Западнымъ и къ жестосерднымъ, на своя овца обратились.» (Тамъ же, 497).

(689) О К. Воротынскомъ и К. Голицынѣ, см. Ник. Лѣт. 153. — О Засѣкинѣ въ Дѣл. Польск. No 30, л. 131 на обор.: «Меня К. Ивана» — Воротынскаго — «да К. Ондрея Вас. Голицына, да Окольничего К. Александра Ѳед. Засѣкина... учиня на насъ составъ, подавали за Приставовъ.»

(690) См. Машкѣвича и Нѣмцевича.

(691) См. Бера. Москвитяне говорили: «Сіи 6000 глаголей должны добромъ убраться отсюда, если хотятъ, чтобы мы ихъ истребили.»

(692) См. Машк. и Нѣмц.

(693) Тамъ же.

(694) Тамъ же.

(695) См. Кобѣржицкаго, стр. 372, и Нѣмцев. II, 510. Дѣл. Польск. No 30, л. 131: «Видя ваше такое злое дѣло, великій Святѣйшій Ермогенъ... разжегся по Христѣ вѣрою... тѣхъ измѣнниковъ, Мих. Салтыкова съ товарыщи, въ ихъ злыхъ дѣлѣхъ обличалъ, и многое отъ нихъ злодѣевъ и отъ тебя Александра» — Госѣвскаго — «вмѣсто чести, что было его по Гетманскому договору и по крестному цѣлованью во чести держати, многое безчестье и тѣсноту и гоненье претерпѣлъ.»

(696) Ник. Лѣт. 152: «Стану писати х’Королю грамоты... и васъ благословляю писати, будетъ Король дастъ сына своего на Московское Государство и креститъ въ православную Христіанскую Вѣру и Литовскихъ людей изъ Москвы выведетъ... а къ Прок. Ляпунову стану писати... А будетъ Королевичь не крестится и проч... и я разрѣшаю, кои крестъ цѣловали Королевичю.»

Собр. Гос. Грам. II, 491: «И передъ Николинымъ днемъ, въ Пятницу, въ вечеру къ Патріарху приходили Бояр. Мих. Салтыковъ, да Ѳед. Андроновъ, а говорили о томъ, чтобъ... благословилъ крестъ цѣловати Королю, а на утрее того приходили о томъ же Бояр. К. Ѳед. Ив. Мстиславской, да они жь, Мих. да Ѳедоръ; и Патріархъ имъ отказалъ... и у нихъ де о томъ и брань была, и Патріарха хотѣли за то зарѣзати.»

(697) Лат. Ст. Кн.: «Въ то время Мих. Салтыковъ, выступя изъ Боляръ, и Патріарха скверно лаяше, и вынявъ ножъ свой, хотѣлъ его заклати. Патріархъ же Ермогенъ, видя того Михайла безстудіе, и крестомъ его осѣняше, глаголя: сіе знаменіе креста Господня буди противу твоего сего дерзновенія и взыдетъ вѣчная клятва на главу твою, (Ник. Лѣт.: «да буди ты проклятъ въ семъ вѣцѣ и въ будушемъ») К. Ѳеодору же Ив. Мстиславскому Патріархъ рече сице (Ник. Лѣт.: «тихимъ гласомъ»): Твое есть начало, и тебѣ достойно пострадати за правду, но прельстился еси отъ истины; преселитъ тебе Господь и корень твой отъ земли живыхъ, и Христіанскія кончины не получиши: еже и бысть.»

(698) Никоновскій, и другіе: «Такожъ и сбысться ево пророчество.»

(699) Собр. Гос. Грам. II, 521.

(700) Тамъ же, 494.

(701) Нѣмцев. II, 8.

(702) Собр. Гос. Грам. II, 486: Въ Грамотѣ 23 Генваря: «Божіею милостію, Вел. Гос. и Вел. Кн. Жигимонтъ... и сынъ нашъ, наяснѣйшій Вел. Гос. Королевичь Владиславъ Жигимонтовичь, » и проч.

(703) Въ Февралѣ 1611 года. Собр. Гос. Грам. II, 505. Голицына упрекали въ преданности Самозванцу и проч. Онъ отвѣчалъ (см. Доп. къ Дѣян. Петра Вел. II, 164 и 167): «Отпущали насъ къ Великимъ Государемъ бити челомъ Патріархъ и Бояре и всѣ люди Москов. Государства, а не одни

127

Бояре... а нынѣ они такое великое дѣло пишутъ къ намъ одни, мимо Патріарха, ... и то ихъ дѣло къ намъ первое не добро... Другая къ намъ Боярская немилость: намъ въ наказѣ написали и бити челомъ Корол. Величеству велѣли, чтобъ Кор. Величество пожаловалъ отъ Смоленска отступилъ, и проч... а нынѣ къ намъ писали, чтобъ они къ Кор. В-ву co К. Андр. Масальскимъ писали... чтобъ Кор. В-во шелъ на вора подъ Калугу... Мы Кор. В-ву бьемъ челомъ, и вамъ своей братьѣ Паномъ говоримъ по наказу, каковъ намъ данъ, а К. Андрей Масальской бьетъ челомъ, чтобы Кор. В-во пошелъ подъ Калугу, а того не вѣдаемъ... A. К. Андрею было Масальскому съ такимъ дѣломъ мочно и къ намъ ѣхати. А ко мнѣ ко К. Василью писали нынѣ съ Игн. Хомутовымъ, по вѣтренной сказкѣ, что будто я, идучи подъ Смоленскъ, съ воромъ ссылался, и тѣмъ меня позорятъ, и какъ дастъ Богъ увижу на Московскомъ Государствѣ Государя нашего Владислава Жигимонтовича, и ему Государю своему въ своемъ безчестьѣ учну на нихъ бити челомъ въ томъ...»

(704) Собр. Гос. Грам. II, 502 и 503.

(705) Нѣмц. D. P. Z. III. Т. III, 7. Кобѣрж. 382. — За Салтыковымъ гнался Потоцкій, но не могъ догнать его. Сему Салтыкову Поляки поручили убѣдить Пословъ Россійскихъ къ безпрекословному исполненію Королевской воли, не заботясь о Патріархѣ, которому не слѣдуетъ вмѣшиваться въ дѣла государственныя. Митрополитъ и прочіе Послы отвѣчали ему съ презрѣніемъ. 2 Апрѣля они сказали: «Ты говоришь намъ дѣлати о Смоленску, а Приставы наши ... грозятъ намъ вести насъ въ Польшу ... и суда къ намъ подъ дворъ подвезены, и намъ то не страшно ... Но надобно Паномъ Раднымъ о томъ Государю своему радѣти, чтобъ кровь Христіанскую уняти, а нашею свозкою не уймется, а больши литися станетъ; а тебѣ, Иванъ Никитичь, по томужь надобно попомнити Бога ... а на разоренье Государства своего не посягати. И такъ сами есте видите, что надъ онымъ дѣлается.» (См. въ Допол. къ Дѣян. Петра Вел. II, 190 и 224).

(706) Собр. Гос. Грам. II, 455 и 460.

(707) См. выше, стр. 162.

(708) Лѣт. о мятежахъ. 214. — Ник. Лѣт. 151: «Литва жъ слыша о убіеніи воровскомъ и послаша въ Колугу К. Юр. Ник. (?) Трубецково, чтобъ цѣловали крестъ Королевичю, и изъ Колуги жъ послаша къ Москвѣ ... и говориша Бояромъ къ Литвѣ: будетъ и Королевичь на Мос. Государствѣ и крестится ... и мы ему всѣ ради служити, а тепере мы креста цѣловати не хотимъ, покамѣста онъ будетъ на Моск. Государствѣ... А К. Юрья... убѣжалъ къ Москвѣ бѣгомъ.»

(709) См. выше, стр. 149.

(710) Собр. Гос. Грам. II, 507 (выше, въ прим. 671), и 510: «Февраля 11 день послалъ язъ» — Ляпуновъ — въ Калугу къ Боярамъ и къ Воеводамъ племянника своего Ѳедора Ляпунова съ Дворяны; а велѣлъ ему съ Бояры и съ Гетманомъ Сапѣгою о такомъ великомъ Божіи дѣлѣ говорить, чтобъ ему съ нами быть въ соединеніи и стояти бы на православную Крестьянскую Вѣру нашу съ нами вмѣстѣ за одинъ... а за служенье ... ему гроши дать тогда, кого намъ на Московское Государство Государя Богъ дастъ.» Тамъ же, на стр. 535 и 541, исчиіслены подвизавшіеся, кромѣ Русскихъ: «Мурзы, и служилые новокрещены, и Татара, и Чюваша, и Черемиса, и Вотяки, и всякіе люди Казанскаго Государства.»

(711) Тамъ же, 507.

(712) Ник. Лѣт. 151: «Въ Колугѣ собрася К. Дм. Тим. Трубецкой да Ив. Заруцкой, на Резани

128

Пр. Ляпуновъ, въ Володимерѣ K. Вас. Масальской, Ортем. Измаиловъ, въ Суздалѣ Ондр. Просовецкой, на Костромѣ К. Ѳед. Волконской, въ Ярославлѣ Ив. Волынской, на Романовѣ К. Ѳед. Козловской съ братьею, и всѣ соединися во едину мысль, что всѣмъ померети за православную Христіан. Вѣру.» Что Заруцкій былъ въ Тулѣ, о томъ см. Сказаніе Аврам. Палицына, стр. 221, и въ Доп. къ Дѣян. Петра Вел. II, 197.

Собр. Гос. Грам. II, 512 и 519.

(713) Ляпуновъ писалъ къ Нижегородцамъ: «Про то вѣдаемъ подлинно, что на Москвѣ Святѣйшему Гермогену Патріарху... гоненье и тѣснота велія... А какъ мы къ Боярамъ о Патріархѣ, и о мірскомъ гоненіи и о тѣснотѣ писали, съ тѣхъ мѣстъ Патріарху учало быти повольнѣе и дворовыхъ людей ему не многихъ отдали.» (Собр. Гос. Грам. II, 497 и 498) Московскіе жители также увѣдомляли о Патріархѣ: «прямъ яко самъ Пастырь, душу свою за Вѣру Крестьянскую полагаетъ несомнѣнно» (Тамъ же, II, 496).

Ник. Лѣт. 155: «Патріархъ рече: «Язъ де къ нимъ» — Ляпунову и проч. — «не писывалъ, а нынѣ къ нимъ стану писати: будетъ ты измѣнникъ Мих. Салтыковъ съ Литовскими людьми изъ Москвы выдешь вонъ, и я имъ не велю ходити къ Москвѣ; а будетъ вамъ сидѣть въ Москвѣ, и я ихъ всѣхъ благословляю помереть за православную Вѣру, что ужь вижу поруганіе православной Вѣрѣ и разореніе святымъ Божіимъ церквамъ, и слышати Латынсково пѣнія не могу: въ то время бысть у нихъ костелъ на старомъ Царя Борисовѣ дворѣ въ полатѣ. Слышаху жъ они такія словеса, позоряху и лаяху его, и приставиша къ нему Приставовъ и не велѣша къ нему никово пущати.»

Тамъ же (стр. 156) о крестномъ ходѣ въ Недѣлю Ваій сказано: «Повелѣша всѣмъ ротамъ Литовскимъ коннымъ и пѣшимъ выѣхавъ стояти по площадямъ всѣмъ наготовѣ, Патріарха же Ермогена взяша изъ за Пристава и повелѣша ему дѣйствовати.» Беръ говоритъ, что Поляки опасаясь народнаго возстанія, принуждены были дозволить обыкновенное въ сей день празднество.

(714) См. описаніе сего обряда въ Т. IX, 275.

(715) См. Бера.

(716) Ник. Лѣт. 156: «Не поиде никто за вербою.»

(717) The Russ. Impostor, 193: Garrison, consisting of 6000 Horse, aud 1000 Foot.»

(718) См. Машкѣвича. По его словамъ Ляпуновъ велъ съ собою 80.000, Заруцкій 50.000, Просовецкій 15.000: Если вѣрить Беру, число ополчившихся простиралось до 700.000!

(719) См. Машкѣвича.

(720) Ник. Лѣт. 156.

(721) Авторъ книги The Russ. Impostor утверждаетъ, что зачинщиками были Русскіе. Напротивъ того Машкѣвичь пишетъ: «Tego twierdzić nie mogę dobrym sumieniem, kto zączął, jeśli z naszych, albo z Moskwy przyczyna; ale bliżey tego że nasi dali przyczynę do tego rozruchu, uprzątaiąc pierwéy w domu, niż drudzy nastąpią.» Въ Грамотѣ Короля Сигизмунда въ Московскимъ Боярамъ, писанной въ Апрѣлѣ, сказано: «И то учинилось Божіимъ судомъ... а для измѣны невинная Хрестьянская многая (кровь) розлилась, и Москва городъ разоренъ и вызженъ, того мы Великій Государь жалѣемъ.»

Беръ описываетъ первый поводъ къ ссорѣ слѣдующимъ образомъ: «13 Февраля нѣсколько слугъ изъ Поляковъ покупали овесъ на рынкѣ. Продавецъ потребовалъ съ одного вдвое дороже противъ того, что бралъ съ Русскихъ. Слуга, укоряя его, сказалъ: «зачѣмъ грабишь насъ? развѣ мы не

129

одному Царю служимъ?» — Купецъ отвѣчалъ, что Полякамъ не покупать овса дешевле. Слуга обнажилъ саблю: и на шумъ сбѣжалось человѣкъ сорокъ Русскихъ съ дубинами. Три Поляка остались на мѣстѣ; прочихъ спасла подоспѣвшая стража отъ Водяныхъ воротъ, она разогнала толпы народа, убивъ 15 человѣкъ. Вѣсть о сей дракѣ пронеслась по предмѣстію и по Бѣлому городу. Жители начали стекаться отвсюду и кровопролитіе было бы неминуемо, если бы Госѣвскій не остановилъ его своею рѣчью къ народу, но лишь до слѣдующаго мѣсяца (то есть Марта 19 числа). «Тогда» — продолжаетъ Беръ — «Русскіе первые напали на Поляковъ.»

(722) Такъ пишетъ Машкѣвичь. См. выше, примѣч. 721.

(723) Машкѣв.: «Wszczęła się bida w Kitaygrodzie, gdzie prędko lud kupiecki targowy wysiekli.» Онъ прибавляетъ, что въ Китаѣ однихъ лавокъ было 40.000!

Ник. Лѣт. 157: «Бысть въ лѣто 7119 году во Святый и Великій Постъ во Вторникъ, и начаша выходити роты по пожару и по площадемъ и первое начаша сѣщи въ Китаѣ городѣ въ рядахъ; потомъ же придоша ко К. Ондр. Вас. Голицыну на дворъ, тово тутъ и убиша. Потомъ же вышедъ изъ Китая по Тверской улицѣ, и начаша побивати, въ Тверскіе же ворота ихъ не пропустиша, что быша тутъ Стрѣлецкіе. Потомъ же поидоша на Устрѣтенскую улицу, на Устрѣтенской же улицѣ совокупишась съ пушкари К. Дм. Мих. Пожарской, и нача съ ними битися и ихъ отбиша и въ городъ втопташа, а сами поставиша острогъ у Веденья Преч. Богородицы. Потомъ же поидоша на Кулишки; таможь противъ ихъ собрась Ив. Матв. Бутурлинъ, и сташа въ Яузскихъ воротахъ, а улицъ Кулижекъ и иныхъ не можаху отнять. Потомъ же они поидоша за Москву рѣку, тамъ же противъ ихъ ста Ив. Колтовской.»

Хрон. Стол. л. 558 на обор.: «И на Страстной Недѣлѣ во Вторникъ велѣли въ Кремлѣ городѣ Полякомъ и Литвѣ и гайдукомъ Московскаго Государства всякихъ Рускихъ людей бить и побивать на смерть. И изъ города изъ Кремля побѣжали всякіе люди во всѣ ворота и Литва за ними, гнали въ Китай, и въ Китаѣ на площадѣ и въ рядѣхъ и по улицамъ Московскихъ всякихъ людей побивали... и ряды и домы грабили, и всякіе люди к съ женами и съ дѣтьми изъ Китая выбѣжали въ Бѣлой каменной городъ, а побито народу много, и въ Бѣломъ городѣ улицы заметали.»

(724) Тамъ же: «И собралися по улицамъ, на Устрѣтенской, и на Покровкѣ, и за Неглинною, и на Тверской, и на Никицкой, и на Орбатѣ, и на Знаменкѣ и на Черторской, и съ Поляки и съ Литвою билися.»

(725) См. Машкѣвича.

(726) См. сей Исторіи Т. XI.

Въ концѣ II Тома Собр. Гос. Грам. на стр. 604, 605 и 606, помѣщено подробное извѣстіе о Маржеретѣ. — Беръ пишетъ, что Маржеретъ, отправилъ изъ замка 400 человѣкъ Москвитянъ въ помощь Полякамъ. По словамъ Машкѣвича сія помощь состояла лишь изо ста человѣкъ пѣхоты. Но Маржеретъ находился въ Нѣмецкой ротѣ у Поляка Петра Борковскаго въ Поручикахъ» (Собран. Г. Г. II, 605). Такъ именуетъ его и Беръ.

(727) Машкѣвичь пишетъ: «Наши слуги зажигали одинъ домъ, но онъ не загорался: зажигали его въ другой, въ третій, въ десятый разъ — и напрасно: онъ былъ какъ очарованный. Наконецъ сыскавъ смолистыхъ лучинокъ и льну успѣли развести огонь. Сдѣлали тоже и въ другихъ мѣстахъ, гдѣ кто могъ.»

130

Ник. Лѣт. 157: «Видя жь они Литовскіе люди мужество и крѣпкостоятельство Московскихъ людей, начаша зажигати въ Бѣломъ городѣ дворы; той же зачинатель злу Михайло Салтыковъ первой нача дворъ жечь свой.» Сей Лѣтописецъ прибавляетъ, что въ тотъ день по улицамъ лежали тѣла убитыхъ кучами, одни на другихъ, выше роста человѣческаго. — Кобѣржицкій (стр. 376) пишетъ, что по однимъ извѣстіямъ число погибшихъ простиралось до 60, по другимъ до 100 тысячь. Ленгнихъ, продолжавшій Хронику Бѣльскаго, говоритъ, что Русскихъ убито 6000 (стр. 771), а въ пожарѣ погибло безчисленное множество.

Въ Дѣлахъ Польскихъ (No 30, л. 131 на обор.) сказано о тогдашнемъ мѣстѣ жительства сего Салтыкова и клеврета его Андронова: «Михайло Салтыковъ мимо своего дворишка (жилъ) на Ивановѣ дворѣ Васильевича Годунова, а Ѳетка Ондроновъ Благовѣщенского Протопопа на дворѣ, на которомъ николи нихто не стаивалъ и не живалъ, а живали тутъ всѣ Благовѣщенскіе Протопопы.»

(728) См. Машкѣвича.

(729) Хрон. Стол. л. 558 на обор.: «И Поляки и Литва и гайдуки, выходя изъ Кремля и изъ Китая во всѣ ворота на всѣ стороны, и въ Бѣломъ городѣ зажигали дворы, и Московскіе всякіе люди, видя то, ... изъ Москвы побѣжали по всѣмъ дорогамъ... гдѣ кому сручно, у ково лошадь, на лошадѣхъ, а черные люди всѣ брели съ женами и дѣтьми пѣши.»

Ник. Лѣт. 158: «Литовскіе жъ люди, выѣхавъ изъ города зажгоша за Олексѣевскою башнею Илью Пророка и Зачатейской монастырь, потомъ же и Деревянной городъ зажгоша за Москвою рѣкою.» Тамъ же: «Пріидоша отъ Прокофья Ив. Вас. сынъ Плещеевъ; въ тожъ время пріиде изъ Можайска Полковникъ Струсъ съ Литовскими людьми и съ ними біющеся; они же противу его не постояша, покиня щиты побѣжаху всѣ назадъ.» Машкѣв.: Струсъ кричалъ: «Za mną dzieci, kto cnotliwy!»

(730) Хрон. Стол. л. 558 на обор.

Ник. Лѣт. 158: «Въ той бо день мразу бывшу велію, онижъ идоша не дорогою прямо, яко жъ убо съ Москвы до самые Яузы не видѣху снѣгу всѣ идяху людіе!»

(731) Тамъ же: «Вышли изъ Китая многіе люди къ Устрѣтенской улицѣ и х’Кулишкамъ, тамъ же съ ними бился у Веденского острожку и не пропустилъ ихъ за Каменной городъ прежереченной Князь Д. М. Пожарской черезъ весь день, и многое время тое страны не далъ жечь, и изнемогши отъ великихъ ранъ паде на землю, и вземъ его повезоша изъ города вонъ къ Живонач. Троицѣ въ Серг. монастырь.»

По словамъ Машкѣвича, въ слѣдующую ночь, при яркомъ пламени горящей Москвы, было въ Кремлѣ свѣтло, какъ днемъ. Ужасъ сей ночи, прибавляетъ онъ, можно было уподобить аду: Tedyźmy już bezpieczni byli, bo ogień w koło nas strzegł.»

(732) См. (въ Д. къ Д. П. В. II, 219) слова Лѣтописи: «Царскую казну, многое собранье изъ давнихъ лѣтъ прежнихъ Великихъ Государей Царей Россійскихъ, ихъ Царскія утвари, шапки и короны; и ихъ Царское всякое достоянье, и чудотворные образы, къ Жигимонту Королю отослали; а достальную Царскую казну, въ церквахъ Божіихъ, и въ монастыряхъ, и въ домѣхъ, и въ лавкахъ, и въ погребахъ, многія неисчетныя богатства, Московскихъ всякихъ людей пограбя, по себѣ раздѣлили. Кто не восплачетъ и не возрыдаетъ? превыше бо бысть сіе Виѳлеемска плача, отъ беззаконнаго дѣтоубійцы Ирода; тамо бо младенцы токмо убійственными

131

закалахуся дланьми, здѣ же престарѣвшіеся и сѣдинами цвѣтящіи, и въ возрасть приходящіи юноши, и жены честнообразны и отроковицы нетлѣнны, и младенцы безгрѣшны, вкупѣ отъ Ляховъ и отъ Германскаго роду раздробляхуся и закалахуся; рыданіе же повсюду и плачь велегласенъ на аеръ восходитъ: и горы убо супротивъ плачущихъ возглашаху; бреги же волнами супротивъ шумяху; и бысть громъ по всему граду всемертвенный, и смертныя врата повсюду зрахуся.» — Въ Собран. Г. Г. II, 535: «Божіи церкви и монастыри осквернили и разорили, и раки чюдотворныхъ мощей разсѣкли и чюдотворные мощи поругали, и во многихъ церквахъ лошади поставили.»

(733) См. Бера.

(734) См. Машкѣвича. — Беръ говоритъ, что инымъ доставалось отъ 10 до 20 фунтовъ серебра; что они, презирая богатство, стрѣляли въ Русскихъ жемчужинами; даже истребляли съѣстные припасы не столь вкусные (а ихъ стало бы, прибавляетъ онъ, лѣтъ на шесть); проигрывали въ карты дѣтей знатныхъ Бояръ и купцевъ, и проч. и проч.

(735) См. Доп. къ Дѣян. Петр. Вел. II, 229. — У Бера: «Styrile monastir.» — А Ник. Лѣт. говоритъ: «Ермогена съ Патріаршества сведоша въ Чюдовъ монастырь, и приставиша къ нему крѣпкихъ Приставовъ.» — Машкѣвичь: «Putryarchę dano za przystawę Małick.emu, z roty Małyńskiego towarzyszowi.» Никто безъ вѣдома Пристава не могъ войти къ Патріарху, и его не выпускали никуда.

(736) Аврам. Палиц. 217: «Архимаритъ же и Келарь, и вси сущіи во Обители, слышавше сія, зѣло сердцы своими возстенавше, и источницы слезъ многи изліявше, и руцѣ свои воздѣюще ко Всемогущему Творцу и Избавителю со слезами молящеся... Тогo же дни отпустили наспѣхъ къ царствующему граду на помощь Андрея Ѳед. Палицына, а съ нимъ слугъ пятдесятъ человѣкъ, Князя Вас. Туменскаго съ товариши, да двухъ Сотниковъ Стрѣлецкихъ, Рахманина, Базлова, да Томила Яганова, да съ ними Стрѣльцевъ двѣсти человѣкъ.

(737) Тамъ же, 219 и 220: «Разослаша грамоты во вся городы Россійскія Державы... пишуще къ нимъ о многоплачевномъ конечномъ разореніи Москов. Государства, моляще ихъ... ити немедленно къ царств. граду на богомерзкихъ Польск. и Литовск. людей и на Рус. измѣнниковъ, ко отмщенію крови Христіанскія, и постояти бы за благочестіе крѣпко и мужественно, и добыти комуждо себѣ вѣчное имя и похвалы достойно.... Аще нынѣ о правдѣ не постраждемъ, потомъ всяко и безъ пользы и безъ воздаянія умрети имамы.»

(738) 4 Апрѣля (Нов. Ст.), въ Понедѣльникъ Святой Недѣли. См. Машкѣвича. — По его словамъ, войско Просовецкаго имѣло подвижную ограду, составленную изъ большихъ саней съ воротами и самопалами. (О семъ, такъ называемомъ Гуляѣ-городѣ см. сей Исторіи Т. X, стран. 138.) При каждыхъ саняхъ находилось по 10 Стрѣльцевъ: они двигали передъ собою сани и стрѣляли изъ-за нихъ. Сими санями войско было окружено со всѣхъ сторонъ. — См. также Dz. Pan. Zygm. III, Т. II, 517.

(739) См. Нарушевича въ Hist. Chodk. Т. I, 331, и Ленгниха, продолжавшаго Хронику Бѣльскаго (стр. 771).

Въ числѣ присланныхъ къ покойному Канцлеру Графу Румянцову выписокъ изъ бумагъ Британскаго музеума есть одна съ слѣдующимъ

132

заглавіемъ: Project without title, or date; but evidently from the writing, etc.: addressed to James I, King of England. Въ сей бумагѣ, послѣ описанія тогдашняго плачевнаго состоянія Россіи, сказано: «This desperate state of theirs made them condescend to receive the King Poland’s sonne for their Prince, upon condition tbat he should live amongst them, which the Poles at the first accepting, and thereupon getting Mosco and some other places quietly into their hands, and afterwards refuseing to performe it, the Russes revolted, and beseiged Mosco with 100.000 Men, and for aney thing is yet Known are still before it. This made them likewise offer themselves since unto the King of Sweden, who instead of helping them, hath possessed himself of a good part of their Countrie. And now finding nothing but hostility from Poland, and unfaithfulness from Sweden, the northern parts of that Empire which are yet entire and free from anie touche of warre, but not from the apprehension and feare of it, having had long commerce with our nation to the mutual benefit of both, and by long conversation grown into a liking of our natures and conduct, and especially invited by the fame of his Majesties great wisdom and goodness doe much more desire to cast themselves into his handes tben into anie others. And to this purpose they had conference with the Agent of the English Company there this last summer (as himself hath told me) and would have sent Embassadors hither, to his Majestie, at the returne of the last fleet, if the Agent durst have given them anie hope or encouragement that they should have prevailed in their desire.»

Поляки осаждены въ Москвѣ 1 Апрѣля. См. Рукоп. Филарета, и Собр. Гос. Грам. II, 536.

Ник. Лѣт. 159: «Придоша жъ всѣ Воеводы изо всѣхъ городовъ къ Николѣ на Угрѣшу, и совокупишася вси за едино, поидоша подъ Москву; Литовскіе жъ люди выидоша за Яузскіе ворота, и поставиша съ ними бою не много, поидоша всѣ въ городъ. Воеводы жъ придоша подъ Москву и начаша становитися подлѣ каменново Бѣлово города: Прокофей Ляпуновъ ста съ ратными людьми у Яузскихъ воротъ, К. Дм. Тим. Трубецкой да Иванъ Заруцкой сташа противъ Воронцовского поля, Воеводы жъ Костромскіе и Ярославскіе К. Ѳед. Волконской, Ив. Волынской, К. Ѳед. Козловской, Петръ Мансуровъ сташа у Покровскихъ воротъ, у Устрѣтенскихъ воротъ Околничей Артемей Васил. Измайловъ съ товарыщи, у Тверскихъ воротъ К. Вас. Ѳед. Масальской съ товарыщи.»

(740) Аврам. Палиц. 222.

(741) Въ Собран. Г. Г. (II, 537) помѣщена Крестоприводная запись, по которой присягали всѣ собравшіеся подъ Москвою. Она оканчивается словами: «А кто не учнетъ по сей записи креста цѣловати, или крестъ цѣловавъ, не учнетъ такъ дѣлати, какъ въ сей записи писано, и не буди на томъ милость Божія и Преч. Богородицы и всѣхъ Святыхъ, и буди тотъ человѣкъ проклятъ въ семъ вѣцѣ и въ будушемъ.»

(742) Машк.: «Мы теряли много: а у непріятеля каждый убитый былъ замѣщаемъ десятью новыми воинами.» — Рукоп. Филар.: «Поляцы, видѣвъ Московское многое собраніе и изрядное ихъ ополченіе, страхомъ ужасаемы, и начаша въ себѣ помышляти, како могутъ творити ополченіе противу сего многовоинства... Той же бодренный разсмотрительный Воевода» — Ляпуновъ — «всего Московскаго воинства Властель, скачетъ по полкомъ всюду, яко левъ рыкая, направляюще воинство и вооружающе крѣпцѣ, побѣду на

133

враговъ своихъ воспріяти; такожъ иные Воеводы и начальницы Московскаго воинства о своемъ дѣлѣ непрестанно попеченіе имѣютъ.»

(743) См. выше, примѣч. 742.

Далѣе въ той же Рукописи: «Воевода же.... Ляпуновъ возопи гласомъ веліимъ на своихъ, да не оскудѣетъ бранное ополченіе, и повелѣ съ коней сходити и на градъ мужески наступати... И тако взяту бывшу великому Царю граду, Поляцы же до внутренняго града бѣгутъ и врата утверждаютъ крѣпкими затворы, и по семъ того дня преста бранное ополченіе. Воеводы же Московскаго воинства, розъѣздивъ и розглядѣвъ подобно мѣсто, и повелѣ воинству шатры ставити и лачуги и конемъ стати. И тако уставиша воинство близъ стѣны градскіе и почиша отъ трудовъ своихъ; токмо стражіе стрежаху. Сташа же не во единомъ мѣстѣ, но койждо особь: Прокофій ста у Яузскихъ воротъ, К. Дм. Тимоѳеевичь» — Трубецкой — «мало отшедъ межь Яузскихъ и Покровскихъ воротъ ста, а Иванъ Заруцкой у Покровскихъ воротъ, Иванъ Волынской у Стрѣтенскихъ воротъ, а К. Вас. Масальскій у трубы на Неглиннѣ сталъ; потомъ же Петровскія и Тверскія ворота очистиша.»

Аврам. Палиц. 222: «Божіею милостію одолѣша еретиковъ православніи, и многихъ Поляковъ и Нѣмецъ побили, и во градѣ потоптали, и Бѣлаго каменнаго города отъ Москвы рѣки взяли круглую башню, и Яузскія и Флоровскія и Покровскія и Устрѣтенскія и Петровскія и Тверскія ворота, и вниде все Христоименитое воинство въ Каменной большей городъ, а Польскихъ и Литовскихъ людей осадили въ Китаѣ городѣ и въ Кремлѣ.»

Машкѣвичь говоритъ о семъ дѣлѣ: «Moskwa tak rezolute wpadła do szeregów naszych, źeśmy się tak wrącz z niemi z koni ściągali.» Ho потеря наша, продолжаетъ онъ, была не велика: погибло лишь нѣсколько человѣкъ при худой переправѣ чрезъ болото; въ иныхъ же ротахъ всѣ остались цѣлы: ибо бѣжали исправно: «dobrze uciekali

(744) Машкѣв.: «Всякій разъ когда наши высылали кормовщиковъ (фуражировъ), непріятель немедленно заводилъ съ ними битву, и съ каждой стороны спѣшили подкрѣпить своихъ. Отъ того и путь нашъ назывался кровавымъ, иногда же смертнымъ; и всегда былъ для насъ пагубенъ: ибо въ нашихъ вылазкахъ мы встрѣчали болѣе Москвитянъ, нежели сколько у насъ было всего войска.»

(745) Лѣт. о мятеж. 227, и Ник. Лѣт. 161: «Ал. Гашевской да Мих. Салтыковъ съ товарыщи посылаху къ Патріарху Ермогену и сами къ нему прихождаху, чтобъ онъ послалъ къ Бояромъ и ко всѣмъ ратнымъ людемъ, чтобъ они отъ Москвы отошли прочь, а пришли они къ Москвѣ по твоему письму; а будетъ де ты не станешь писати, и мы тебя велимъ уморить злою смертію. Онъ же рече имъ, что де мнѣ вы уграживаете? единаго де я Бога боюся; будетъ вы поидете всѣ Литовскіе люди изъ Московского Государства и азъ ихъ благословляю отойти прочь, а будетъ вамъ стояти въ Московскомъ Государствѣ, и азъ ихъ благословляю всѣхъ противъ васъ стояти и помереть за православную Христіанскую Вѣру.»

(746) Лѣт. о мятеж. 224, и Ник. Лѣт. 159: «Бысть у нихъ подъ Москвою межь себя рознь великая, и дѣлу ратному спорыни не бысть межь ими, и начаша всею ратью говорити, что выбрати однихъ начальниковъ, кому ими владѣть, и имъ бы однихъ ихъ и слушати. И спидошася всею ратью, и думаша, и выбраша въ начальники К. Дм. Тим. Трубецково, да Прок. Ляпунова, да Ив. Заруцково.»

134

(747) Видекиндъ (стран. 290) называетъ его: «cautum vigilantemque Ducem.»

(748) См. выше, стран. 37 и 55.

(749) Собр. Гос. Грам. II, 542: «A Бога молятъ, на многолѣтьѣ въ Казани и по инымъ городамъ поминаютъ Благовѣрныя Князи и Бояра, а въ челобитныхъ пишутъ: Великаго Московскаго Россіискаго Государства и всей земли Бояромъ бьетъ челомъ,» и проч.

(750) См. выше, стран. 160. — Казанцы приглашали жителей Пермскихъ быти со всею землею въ любви, и въ совѣтѣ и въ соединеньѣ. См. Грамоту ихъ, писанную въ Маѣ (Собран. Г. Г. II, 541).

(751) См. выше, прим. 635.

(752) См. выше, стран. 157 и 163.

(753) Лѣт. о мят. 229. Ник. Лѣт. 162. Аврам. Палиц. 223. — Сапѣга, какъ пишетъ Машкѣвичь, пришелъ къ Москвѣ 17 Мая (Нов. Ст.): онъ расположился между монастырями Дѣвичьимъ и Симоновымъ.

(754) Лѣт. о мят. 230, и Ник. Лѣт. 163: «Сапѣга... нача посылати къ начальникомъ, что съ ними учинити съѣздъ; Бояре же съ ними повелѣша съѣхатися, и въ закладѣ поимаху; съѣздъ же ихъ ни во что же бысть: ничево добра не обрѣтеся на немъ и закладомъ размѣнишася опять.» — Машкѣвичь: «O. P. Sapiehzie takie tam na tenczas głosy były, że sam chciał na Cesarstwo.» См. также Нѣмцевича (II, 519) и Нарушевича (Zyc. Chodk. I, 334). Машкѣвичь прибавляетъ, что Сапѣга, послѣ безуспѣшныхъ переговоровъ о себѣ, вздумалъ мирить Русскихъ съ Госѣвскимъ, но что сіи грубые люди ни на что не соглашались.

О походѣ Сапѣги внутрь Россіи и жестокихъ дѣйствіяхъ его см. Машкѣвича, также Лѣт. о мят. 232, и Ник. Лѣт. 164: «A съ Москвы Бояре» — Мстиславскій и другіе — «съ ними послали въ войну К. Григ. Петр. Ромодановскаго, а Гашевской послалъ съ Лит. людьми Пана Косяковскаго. Бояре же» — Ляпуновы и пр. — «послаша изъ подъ Москвы къ Переславлю К. Петра Володим. Бахтеярова» (въ Лѣт. о мят.: «Бахтѣева.») «да Ондр. Просовецкаго» и проч.

(755) См. Машкѣвича.

(756) Поляки праздновали, получивъ ложную вѣсть о прибытіи Гетмана 31 Мая (Нов. Ст.). См. Машкѣвича. — Лѣт. о мят. (стран. 232) и Ник. Лѣт. (стр. 165) говорятъ въ краткихъ словахъ объ очищеніи Бѣлаго города отъ Литвы. Подробности въ Машкѣвичѣ.

(757) Машкѣвичь. — Лѣт. о мят. и Ник. Лѣт. также: «Отъ Китая отбиша и многихъ людей на приступѣ побиша.»

(758) Аврам. Палиц. 223: «Бѣлаго города взяли Алексѣевскую башню, и Водяныя, и Чертолскія, и Арбатскія, и Никитскія ворота.» — Лѣт. о мят. 232, и Ник. Лѣт. 164: «Первое взяша на Козьѣ болотцѣ острожки Нѣмецкіе, ... потомъ же взяша башню Никитскую, тутъ Нѣмецъ побиша; потомъ же взяша Алексѣевскую башню и Тресвятскія ворота, и Литовскихъ людей побиша и посадиша по тому Бѣлому городу по тѣмъ башнямъ Московскихъ людей.» — Машкѣвичь подробно описываетъ отчаянное сопротивленіе Нѣмцевъ и Поляковъ: одна пятиглавая башня (Алексѣевская) на углу Бѣлаго города надъ рѣкою Москвою была защищаема 300 человѣкъ Польской пѣхоты подъ начальствомъ Граевскаго (по Нѣмцевичу: Гроицкаго); Русскіе, узнавъ, что подъ нею запасъ пуль и разнаго горючаго вещества, пустили туда двѣ зажженныя стрѣлы, и скоро пламя объяло всю башню. Поляки, думая избѣгнуть смерти,

135

спускались изъ оконъ на веревкахъ: Русскіе хватали ихъ и рубили.

(759) Палицынъ (стран. 223) упоминаетъ о взятіи Новодѣвичьяго монастыря вмѣстѣ съ занятіемъ Бѣлаго города. Но въ Дневникѣ Машкѣвича сказано, что монастырь сданъ 5 Іюня (по стар. Ст. 26 Мая): тамъ были двѣ Польскія конныя роты и 500 Нѣмцевъ. — Лѣт. о мят. 237, и Ник. Лѣт. 168; «Инокинь выведоша въ таборы и монастырь разориша и выжгоша весь; Старицы же послаша въ монастырь въ Володимеръ.» Козаки дозволяли себѣ всякаго рода безчинства: ихъ вождь Заруцкій былъ тайно преданъ Ляхамъ. См. Машкѣвича.

О сдѣланныхъ Русскими укрѣпленіяхъ сказано въ Рукоп. Филар.: «Ляпуновъ о своемъ дѣлѣ попеченіе предивно творяще; и повелѣ у Петра Чудотворца въ сорокъ туры землею насыпати и пушки поставити, и повелѣ по граду непрестанно стрѣляти: бѣ бо то мѣсто высоко и удобно къ пушечному стрѣленію во градъ.» Машкѣвичь говоритъ также; «Русскіе за рѣкою Москвою подлѣ каменной церкви сдѣлали для себя острогъ, изъ котораго часто привѣтствовали насъ калеными ядрами.» Онъ же говоритъ, что Госѣвскому удалось отправить нѣсколько человѣкъ съ письмами къ Гетману Хоткѣвичу. Посланные переплыли черезъ рѣку (Москву) при густомъ дождѣ и были замѣчены Русскими уже не подалеку отъ Новодѣвичьяго монастыря; одни изъ нихъ успѣли исполнить порученіе, другіе достались Русскимъ въ плѣнъ, когда монастырь взятъ.

(760) См. Голикова въ Доп. къ Д. Петр. Вел. II, 228, 229 и 231.

(761) Тамъ же.

(762) Тамъ же, 233: Послы говорили: «Того учинити нельзя, чтобъ до Московскія обсылки Королевскихъ людей въ Смоленскъ впустить. Да и Смольяне нынѣ насъ не послушаютъ. Они и не слыша такова разоренья надъ Москвою, задолго до Королевскаго отходу не хотѣли людей въ Смоленскъ пустити; а нынѣ услыша, что надъ Москвою учинилося, и досталь того не сдѣлаютъ, и о томъ бы вамъ Сенаторамъ пожаловати у Короля упросити, чтобъ пожаловалъ поволилъ наскоро гонца къ Москвѣ послати, а вамъ бы всѣмъ статьямъ, о чемъ мы били челомъ ото всего Государства, и что били челомъ Смольяне, дати намъ письмо, что на все то Королевская милость есть, а мы то письмо пошлемъ ко всѣмъ людямъ Московскаго Государства, и противъ того тотчасъ къ намъ отпишутъ, и всѣ статьи вскорѣ совершатся... А что напишете жестоко, и имъ того не дѣлывати, и крови Христіанскія тѣмъ будетъ не унятіе, а большее разлитіе.» Условія на коихъ Послы обѣщали впустить Поляковъ въ Смоленскъ, были слѣдующія: 1) Быть Полякамъ въ Смоленскѣ только до воцаренія Владислава. 2) Иновѣрцамъ не входить въ Греческія церкви. 3) Никого изъ Смоленска не высылать до прибытія Королевича въ Москву. 4) Королю прежде всего снять осаду и отвести войско, а потомъ уже принять Смоленскъ во временное владѣніе. 5) Назначить срокъ для выхода Польскаго войска изъ Россіи. 6) Остаться Смоленску за Россійскимъ Государствомъ по прежнему и безусловно. 7) Тѣмъ изъ Смолянъ, кои присягнули Королю, поступить снова въ вѣдомство сего города. 8) Ключамъ Смоленска быть у Градоначальника. — На угрозу Канцлера Сапѣги Луговскій отвѣчалъ: «Надобно кровь Христіанскую уняти, чтобъ больше того не лилась, а Польшею насъ стращати нечего: Польшу мы знаемъ.» См. тамъ же, стран. 235. — 12 Апрѣля объявлено было Посламъ, чтобы они

136

готовились къ отъѣзду; 13-го они отправлены за стражею. (Тамъ же, 236, и Собр. Гос. Грам. II, 526).

(763) Тамъ же, стран. 173: «И Паны Рада Пословъ отъ себя отпустили, сердитуя на нихъ; а какъ Послы пошли изъ хоромъ, и Паны Рада Пословъ лаяли, а говорили; не Послы, то воры.»

(764) Нѣмцев. (въ Dz. P. Z. III, Т. III, 10) и Нарушев. въ Zyc. Chodk. I, 331 и 447. — Жолкѣвскій выѣхалъ изъ Смоленска 25 (15) Апрѣля (У Нарушевича сказано ошибкою Czerwca, т. е. Іюня). См. Кобѣржицкаго, стран. 396.

(765) Доп. къ Дѣян. Петр. В. II, 236.

(766) Собр. Гос. Грам. II, 540: «А на томъ мы вамъ чоломъ бьемъ и пожалуемъ васъ, што есте серца свое обернули къ намъ» и проч.

(767) Дипл. Собр. дѣлъ, Б. Каменскаго, стран. 430. Сіе объявилъ Госѣвскому гонецъ Королевскій Янъ Комаровскій. — См. также Dz. Pan. Zygm. III, Т. III, 9.

(768) Лѣт. о мят. 229, и Ник. Лѣт. 163 о Шеинѣ: «Съ послѣдними людьми бьющеся безпрестанно, къ городу не пропускаше.» — Dz. Pan. Zygm. III, Т. III, 14. — Кобѣржицкій говоритъ объ немъ: «Smolensci Hector, ipsiusque fatorum mora.»

(769) Лѣт. о мят., Ник. Лѣт. и Беръ, который пишетъ, что въ Смоленскѣ оставалось едва 300 или 400 человѣкъ здоровыхъ.

(770) Тамъ же. — Въ Рукописи Филаретовой сказано: «Того же лѣта Мая 26 дня Литов. Король Смоленскъ взялъ.» Кобѣржицкій (на стран. 404 и 412), а за нимъ и Нѣмцевичь (III, 15), пишутъ, что городъ взятъ 13 Іюня (3 Іюн. Стар. Ст.) въ день Св. Антонія. То же число означено и у Бера; но, вѣроятно, ошибкою: ибо онъ слѣдовалъ Старому Стилю. — Сказаніе Польскихъ Историковъ достовѣрнѣе: оно согласно съ надписью на медали, выбитой въ память сего событія. См. Нѣмцевича, II, 21.

(771) Кобѣрж. и Нѣмцевичь такъ разсказываютъ о семъ послѣднемъ приступѣ къ Смоленску. Іаковъ Потоцкій, тогда уже главный Предводитель осаждающихъ, съ нѣсколькими тысячами Козаковъ, подходилъ къ городу съ восточной стороны; Вел. Лит. Маршалокъ Дорогостайскій и Малт. Кавалеръ Новодворскій съ сѣверной, а съ западной Стефанъ Потоцкій, имѣя съ права Нейкирха съ Нѣмецкою пѣхотою. Іак. Потоцкій велѣлъ своимъ сойти съ коней и, взобравшись по лѣсницамъ на валъ, первый ударилъ на Русскихъ; въ тоже время Нѣмецкая пѣхота овладѣла стѣною съ другой стороны. Успѣхъ дѣла былъ сомнителенъ; наконецъ Новодворскій подорвалъ стѣну близъ Kryłowskich (вѣроятно Крестовскихъ) воротъ, и тѣмъ открылъ Полякамъ свободный путь въ Смоленскъ.

Жолкѣвскій въ своихъ Запискахъ разсказываетъ слѣдующій любопытный анекдотъ. Спустя 16 дней (?) послѣ взятія Смоленска, воины, искавшіе добычи въ развалинахъ церкви, взорванной порохомъ, услышали человѣческій голосъ, выходившій изъ подъ камней; разрыли ихъ и нашли мущину и женщину, еще живыхъ. Женщина тутъ же умерла отъ прикосновенія свѣжаго воздуха, а мущина отведенъ въ станъ, просился въ баню, но, выпивъ вина, также умеръ.

(772) Кобѣрж. Hist. Vlad. 409 и 420. — Alexander Cigli, Т. II, 149. — Нѣмцев. Dz. Pan. Zygm. III, Т. III, 19. Ник. Лѣт. 163. — Лѣт. o мят. 130.

(773) См. Кобѣржицк. и Нѣмцевича.

(774) См. Ник. Лѣт. и Лѣт. о мят. 230.

137

(775) См. Бера, и то что сказано выше, въ прим. 769. Но Кобѣржицкій пишетъ (стран. 414), что въ плѣнъ взято 2700 человѣкъ. О числѣ Русскихъ погибшихъ во время осады Беръ говоритъ, что ихъ было 80.000; а Кобѣржицкій, что болѣе 70.000.

(776) По словамъ Кобѣржицкаго, въ Смоленскѣ найдено 50 большихъ и 300 малыхъ пушекъ, пороха не много, но большой запасъ пуль и съѣстныхъ припасовъ, такъ что ихъ стало бы еще на годъ.

(777) См. Грамоту осажденныхъ въ Москвѣ Бояръ, писанную въ Іюнѣ (Собр. Гос. Гр. II, 550).

(778) Нѣмцев. въ Dz. Pan. Zygm. III, Т. III, 22. — Наруш. въ Zyc. Chodk. Т. I, 332.

(779) См. Нѣмцевича Dz. Pan. Zygm. III, Т. III, 23. Тамъ же, на стран. 565, подробное Описаніе торжества, напечатанное также и въ Журналѣ Pamęitnik Lwowski, 1818 г. No. 3. Оно взято изъ одной древней Латинской рукописи.

(780) См. тамъ же.

(781) Тамъ же.

(782) Въ помянутомъ Описаніи: «Teraz, choć w wiezieniu jest i w niewoli, jakiego oporu z natury swey okrutnéy zaźywa, lekce sobie wszystko powaźajac, i jeszcze wszystkim potrzasając.»

(783) O твердости Василія см. выше, стран. 155.

(784) См. Ник. Лѣт. 148, и Лѣт. о мят. 208: «И постави надъ ними столпъ каменной себѣ на похвалу, а Московскому Государству на укоризну, и подписаху на столпѣ всѣми языками, » и пр. — Польскіе Историки говорятъ объ одной Латинской надписи.

(785) См. Описаніе торжества, и въ Нѣмцевичѣ:

Iesu Christi Dei Filii
Regis Regum Dei exercitûs
Gloriæ.
Sigismundus Rex Poloniæ et Sveciæ exercitu Moscovitico ad
Clusinam cæso, Moschoviæ Metropoli deditione accepta,
Smolensco Rpcæ restituto,
Basilio Szuyski M. Duce Moschoviæ et fratre ejus Demetrio
Militiæ Præfeclo, captivis jure bulli acceptis, ac in arce
Gostinensi sub custodia habitis, ibique vita functis; sortis
humanæ memor ossa illorum huc deferri, et ne se regnante
etiam hostes injusteque sceptra parantes justis ac sepultura
carerent, in hoc a se ad publicam posteritatisque memoriam
Regnique sui nomen extructo trophæo deponi jussit.
Anno a partu Virginis 1620.
Regnorum nostrorum Poloniæ 33, Sveciæ 27.

Нынѣ надъ гробницею Царя Василія Іоанновича Шуйскаго въ Московскомъ Архангельскомъ Соборѣ слѣдующая надпись: «Лѣта 7121 (1612), Сентября въ 12 день, на память Святаго Священномуч. Автонома преставися благовѣрный и Христолюбивый Вел. Государь, Царь и Вел. Князь Василей Ивановичь, всея Русіи Самодержецъ, въ Польск. Королевствѣ въ 60 лѣто живота его, а въ Польшѣ лежало тѣло его въ Варшавѣ 23 года. И 143 (1635) году Вел. Государь Царь и Вел. Князь Михайло Ѳедоровичь всея Русіи Самодержецъ со Владиславомъ Королемъ Польскимъ учинился въ братствѣ и въ вѣчномъ докончанеи; для того докончанья посылалъ ко Владиславу Королю Пословъ своихъ великихъ, Боярина К. Алексѣя Мих. Львова съ товарищи, и о тѣлѣ Царя и Вел. Князя Василья Ивановича всея Русіи, чтобъ ево

138

отпустили, велѣлъ Королю говорить; и Владиславъ Король тѣло Царя Василья Ивановича всея Русіи Царьскаго Величества Посломъ отдалъ, и въ царствующій градъ Москву принесено тѣло его въ лѣто 7143 (1635) Іюня въ 10 день, въ 23 лѣто государства его.»

(786) Кобѣржицк. Hist. Vlad. 428, и Нѣмц. D. P. Z. III, Т. III, 24.

(787) Шеинъ казненъ въ 1634 году за потерю сраженія подъ Смоленскомъ. Сіе несчастное дѣло названо измѣною. См. Лѣт. о мят. 365.

(788) Ник. Лѣт. 166. — Лѣт. о мят. 234.

(789) Подлинныя слова ея: «Wyzwolcie dla Boga, wyzwolcie! Dwie niedzieli mam tylko zostawionych do życia. Pełniście sławy; nabądźcie więcéy, wybawiając nieszczęsną: Bóg będzie wiekuistą zapłatą.» Т. e.: «Освободите ради Бога, освободите! Мнѣ даютъ жить только двѣ недѣли. Вы славны; будьте еще славнѣе: спасая несчастную: Богъ наградитъ васъ.» — Аврам. Палиц. о Маринкѣ: «Къ ней же припряжеся закономъ сатанинскимъ Полякъ Иванъ Заруцкой.» (Пясецкій пишетъ, что Заруцкій былъ родомъ изъ Тарнополя, но юность свою провелъ у Татаръ, а послѣ у Донскихъ Козаковъ.) — Ник. Лѣт. 165: «У Заруцково же съ Казаками бысть съ Бояры и съ Дворяны непрямая мысль: хотяху на Москов. Государство посадити воренка Калужскаго, Маринина сына, а Маринка въ тѣ поры была на Коломнѣ.»

(790) См. Машкѣвича.

(791) См. выше, въ прим. 789, выписку изъ Ник. Лѣт.

(792) Лѣт. о мят. 235, и Ник. Лѣт. 166: «Начальникомъ же двумъ, Трубецкому и Заруцкому, та ихъ челобитная не люба быста, Прокофей же Ляпуновъ къ ихъ совѣту приста, повелѣ написати приговоръ.»

(793) Выписываемъ сію любопытную Грамоту: «Лѣта 7119 (1611) году Іюня въ 30 день. Моск. Государства разныхъ земель Царевичи, и Бояре, и Окольничіе, и Чашники, и Стольники, и Дворяне, и Стряпчіе и Жильцы, и Приказные люди, и Князи, и Мурзы, и Дворяне изъ городовъ, и Дѣти Боярскіе всѣхъ городовъ, и Атаманы, и Козаки, и всякіе служилые люди и дворовые, которые стоятъ за домъ Пресв. Богородицы и за прав. Христ. Вѣру, противъ разорителей Вѣры Христіанскія, Польск. и Литовск. людей подъ Москвою, приговорили и выбрали всею землею Бояръ и Воеводъ, К. Дм. Тим Трубецкаго, да Ив. Март. Заруцкаго, да Думн. Дворянина и Воеводу Прок. Петр. Ляпунова на томъ, что имъ, будучи въ правительствѣ, земскимъ и всякимъ ратнымъ дѣламъ промышляти и расправа всякая межь всякихъ людей чинити вправду, а ратнымъ и земскимъ всякимъ людямъ ихъ Бояръ во всякихъ земскихъ и въ ратныхъ дѣлахъ слушати всѣмъ.»

«А помѣстьямъ за Бояры быти Боярскимъ, а взяти имъ себѣ помѣстья и вотчины Боярскія и Окольничихъ и Думныхъ Дворянъ, Боярину Боярское, а Окольничему Окольническое, примѣряся къ прежнимъ Большимъ Бояромъ, какъ было при прежнихъ Россійскихъ прироженыхъ Государяхъ. А. которыхъ дворцовыя села и черныя волостя, и монастырскія села и Боярскія, и Окольничьихъ и Думныхъ Дворянъ помѣстья и вотчины розняли Бояры по себѣ безъ земскаго приговору, и Дворяномъ и Дѣтямъ Боярскимъ роздали они же Бояре вновь въ додачу къ старымъ ихъ окладомъ или сверхъ ихъ окладовъ: и тѣ новыя помѣстья у тѣхъ у всѣхъ отняти и отписати дворцовыя села и черныя волости въ дворецъ; а помѣстныя и вотчинныя земли отписавъ роздати безпомѣстнымъ и разоренымъ Дѣтямъ Боярскимъ, которые

139

помѣстей своихъ отбыли отъ Литовскаго разоренья, а дворецъ и большой приходъ и четверти устроить по прежнему, какъ было прежъ сего на Москвѣ и доходы хлѣбные и денежные сбирати въ дворецъ и въ четьи.»

«А въ дворцовыя жъ села и черныя волости, которыя розданы Бояромъ, и Окольничьимъ и Стольникомъ, и Стряпчимъ, и Дворяномъ Большимъ и Дворяномъ же изъ городовъ и Дѣтямъ Боярскимъ, которые сидѣли на Москвѣ въ осадѣ и по городомъ за Московское жъ Государство и которые были въ Тушинѣ и въ Калугѣ и по инымъ Сѣверскимъ городомъ не по ихъ мѣрѣ оклады и дачи, и ихъ верстать съ тѣми, которымъ давано на Москвѣ за осадное сидѣнье и за раны по ихъ мѣрѣ, и въ помѣстномъ окладѣ, и въ дачахъ и въ денежномъ жалованьѣ учинить ихъ равно. А которыхъ за Московское сидѣнье на Москвѣ и въ Тушинѣ и въ Калугѣ даны оклады и дачи и денежное жалованье не по ихъ мѣрѣ и не за службу, и у тѣхъ по сыску окладовъ и денежного жалованья убавливать, и оставливать имъ по ихъ мѣрѣ; а лишекъ, что у нихъ возмутъ, роздать въ роздачу.»

«А которымъ Бояромъ же и Дворяномъ и Дѣтямъ Боярскимъ и всякимъ людемъ помѣстья даны вновь на Королевское и на Королевичево Владиславово имя изъ дворцовыхъ селъ и изъ черныхъ волостей, а старыя помѣстья заними оприче тѣхъ дачь есть, и у тѣхъ ту новую Королевскую и Королевичеву дачу отнять и роздати безпомѣстнымъ же и разоренымъ; а которымъ новикомъ безпомѣстнымъ, или малопомѣстнымъ, и при Королѣ и при Королевичѣ даваны выморочныя или отцовскія помѣстья, а старыхъ помѣстей за ними оприче тѣхъ дачь нѣтъ, и у тѣхъ помѣстей не отымать.»

«А которые Воеводы нынѣ по городамъ и здѣся въ полкѣхъ имали себѣ помѣстья самовольствомъ безъ Боярсково и всей земли совѣту и изъ дворцовыхъ селъ и изъ черныхъ волостей, и изъ Боярскихъ и изъ Дворянскихъ помѣстей и изъ вотчинъ, или которые взяли, бивъ челомъ ложно о стѣ четвертяхъ, а владѣютъ пятью сты, и иные и тысячами, и въ тѣхъ лишнихъ земляхъ и въ доходѣхъ тѣхъ помѣщиковъ счесть, а по счету съ тѣхъ лишнихъ земель доходы и владѣные на нихъ доправити; а тотъ лишекъ, что за ними было помѣстныя и вотчинныя земли роздать въ роздачу; безпомѣстнымъ же и малопомѣстнымъ и разоренымъ, что кому доведется; а дворцовыя села и черныя волости отписать въ дворецъ.»

«А которые Чашники, и Стольники, и Стряпчіе, и Дворяне Большіе, и Жильцы, и Дворяне жъ и Дѣти Боярскіе изъ городовъ, и всякіе служилые люди нынѣ подъ Москвою въ полкѣхъ служатъ и за православную Христіанскую Вѣру стоятъ, землею вмѣстѣ безъ съѣзду, а помѣстей за ними нѣтъ, или у которыхъ помѣстья разорены и помѣстьями своими не владѣютъ отъ Литовскаго разоренія, и тѣхъ для ихъ бѣдности и разоренья вспомѣстить всѣхъ изъ тѣхъ помѣстей, что по нынѣшнему Боярскому и всей земли приговору отпишутъ у Бояръ, и у Дворянъ и у Дѣтей Боярскихъ, которые нынѣ на Москвѣ, и что отпишутъ у Бояръ же и у всякихъ людей новыхъ помѣстей, и что кому давано сверхъ старыхъ помѣстей или сверхъ окладовъ и излишнихъ земель; а будетъ бѣдныхъ, безпомѣстныхъ и разореныхъ Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ тѣми помѣстьи не испомѣстятъ, и имъ испомѣстить, поговоря Бояромъ со всею землею, гдѣ пригоже.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе разныхъ городовъ посланы съ Москвы съ Послы подъ Смоленскъ съ Бояриномъ со К. Вас. Вас. Голицынымъ

140

съ товарищи и нынѣ заложены въ Литвѣ, и которые сидѣли въ Смоленску въ осадѣ и побиты отъ Литвы, а у нихъ остались жены и дѣти, и у тѣхъ помѣстей не отымать, а велѣти владѣти женамъ ихъ и дѣтямъ; а у которыхъ женъ и дѣтей нѣтъ, и тѣ помѣстья и вотчины отписать и доходы съ нихъ всякіе сбирати въ дворецъ; а людей ихъ изъ помѣстей и изъ вотчинъ не высылать, и велѣти имъ давать кормъ, какъ мочно сытимъ быти, а кого Богъ изъ Литвы вынесетъ, и тѣмъ помѣстья ихъ и вотчины поворотить назадъ.»

«А которыя старыя вотчины за Патріархомъ и за Митрополиты и за Владыки, и которыя села даны въ вотчины жъ въ домъ къ Соборной Преч. Богородицы, и въ Благовѣщенію, и къ Архангелу, и къ инымъ Соборнымъ церквамъ и въ монастыри Блаж. памяти по Государехъ Царехъ и по ихъ Царск. родителяхъ, и тѣхъ вотчинъ у Патріарха и у всякихъ властей и у монастырей и у Соборн. церквей всякихъ церковн. земель не отымать и въ роздачѣ не роздавати, а которыя розданы до сѣхъ мѣстъ, и тѣ поворотити опять за Патріарха и къ Соборн. церквамъ и за монастыри; а про ратныхъ людей собирать съ нихъ кормъ въ дворецъ.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе померли и побиты, а послѣ ихъ остались жены и сыновья, и у тѣхъ вдовъ и у сыновей помѣстей не отнимати; а у которыхъ остались жены съ дочерьми, а сыновей нѣтъ, и тѣмъ вдовамъ давати помѣстья съ дочерьми на прожитокъ по уложенью, примѣряся къ прежнему, какъ прежъ сего вдовамъ съ дочерьми на прожитокъ давано; а у которыхъ женъ и дѣтей не осталось, и тѣ помѣстья роздавати въ роздачу роду ихъ и племени, безпомѣстнымъ и мало помѣстнымъ; а мимо родства ихъ не отдавати.»

«А которымъ Дворяномъ и Дѣтемъ Боярскимъ и всякимъ людемъ за Московское сидѣнье и за ту службу, которые были въ походѣ съ Бояриномъ и Воеводою съ К. Мих. Вас. Шуйскимъ, и которые сидѣли по городомъ за Моск. Государство, давалъ на Москвѣ вотчины изъ которыхъ нибудь земель, опричь городовыхъ вотчинъ и старинныхъ помѣстей, и тѣхъ вотчинъ ни у кого не отымать. А у которыхъ Дворянъ, и у Дѣтей Боярскихъ, и у Приказныхъ и у всякихъ людей въ розгромъ, какъ за грѣхъ всего православнаго Христіанства Литовскіе люди Московское Государство разорили и выжгли, вотчинныя жалованныя грамоты и людскіи и всякія крѣпости погорѣли, и тѣмъ давать новыя вотчинныя жалованныя грамоты и всякія крѣпости; а которымъ за Московское осадное сидѣнье дано, и имъ о томъ бити челомъ Бояромъ и всей землѣ, чтобъ имъ дати вотчины изъ ихъ изъ старыхъ и изъ новыхъ помѣстей противъ тѣхъ вотчинниковъ, которымъ давано на Москвѣ; а Бояромъ, поговоря со всею землею вотчины давати вольно; а давати вотчины противъ прежняго приговору съ окладовъ со ста четьи по двадцати четвертей, и прежняго приговору Патріарха Ермогена Московскаго и всея Руси и нынѣ пожаловати Бояромъ ни въ чемъ не нарушити.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе и всякихъ чиновъ люди съѣзжали съ Москвы и были въ Тушинѣ и въ Калугѣ, и сидѣли по городамъ; и тѣмъ давати вотчины противъ Московскихъ сидѣльцовъ, какъ давано на Москвѣ изъ старыхъ и изъ новыхъ ихъ помѣстей, кто кому вверсту, а не противъ тѣхъ окладовъ, которые имъ учинены въ таборѣхъ.»

«А у которыхъ Стольниковъ и у Стряпчихъ, и у Дворянъ Большихъ, и у Жильцовъ, и у Дворянъ же и у Дѣтей Боярскихъ изъ городовъ помѣстья въ Смоленску, въ Дорогобужѣ, на Бѣлой,

141

въ Вязьмѣ, въ Можайску и въ иныхъ въ порубежнымъ городѣхъ отъ Литовскія стороны, и въ Украйныхъ въ Сѣверскихъ городѣхъ отъ Крымскія стороны разорены и запустошены отъ Литовскихъ и отъ Крымскихъ людей, а сами они нынѣ служатъ съ землею вмѣстѣ, и противъ Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ сыскивать городы и по сыску давати помѣстья въ иныхъ Замосковныхъ городѣхъ, какъ имъ мочно сытимъ быти, а Смольняномъ, и Бѣляномъ, и Дорогобужаномъ, и Вязьмичемъ, и Можайчемъ и всѣмъ разоренымъ городамъ помѣстья давати напередъ.»

«А которымъ Дворяномъ даваны вотчины на Москвѣ за Московское осадное сидѣнье въ Смоленску, и на Бѣли и въ Дорогобужѣ и въ Вязьмѣ; а нынѣ тѣ ихъ вотчины отъ Литвы разорены и ими не владѣютъ, и тѣмъ Дворяномъ давати вотчины въ иныхъ городѣхъ изъ старыхъ и изъ новыхъ помѣстей по прежнему уложенью, а Дворяномъ и Дѣтемъ Боярскимъ всѣхъ городовъ про разоренье свое и про помѣстье сказывать, и Бояромъ и всей землѣ бити челомъ вправду и старыхъ помѣстей за собою не таити, и помѣстнымъ безпомѣстными себя не называти, и не разореныхъ помѣстей въ разоренье ложно не писать, и въ четвертяхъ лишку себѣ не имать. А кто помѣстной Сынъ Боярской назоветъ себя безпомѣстнымъ, а помѣстье старое за собою утаитъ, или не разореное помѣстье назоветъ разоренымъ, а вновь возметъ себѣ помѣстье ложно, или въ четвертяхъ кто припишетъ себѣ лишекъ, и кто на кого скажетъ вправду, и про то подлинно сыщется, и у тѣхъ, кто возметъ ложно тѣ помѣстья, имати назадъ и отдавати безпомѣстнымъ и разоренымъ.»

«А которые Бояре и Дворяне и Дѣти Боярскіе и Дьяки и всякіе Приказные люди нынѣ на Москвѣ съ Литвою, а братья ихъ и дядья и дѣти и племянники нынѣ въ полкѣхъ, а помѣстей за ними нѣтъ, а сами служатъ, и тѣмъ помѣстья въ ихъ оклады давати, какъ пригоже, а что за ихъ окладомъ останется, и то отдавати разнымъ городовъ Дворяномъ и Дѣтямъ Боярскимъ въ роздачу; а которые поимали племени своего помѣстья и вотчины до сего приговору умышленьемъ для береженья, а помѣстья за ними старыя есть, и у тѣхъ помѣстья и вотчины отнять, и въ роздачу роздать инымъ, кому доведется. А которые по ся мѣста сидятъ на Москвѣ съ Литвою безъ женъ и безъ дѣтей, а въ полки не ѣдутъ воровствомъ, и тѣмъ помѣстей и вотчинъ не отдавать.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе на земскую службу подъ Москву Маія по 29 число не бывали, а по Боярскому и всей земли прежнему приговору велѣно у нихъ помѣстья отымать и въ роздачу роздавать безповоротно, и послѣ того приговору многіе на службу пріѣхали и бьютъ челомъ Бояромъ и всей землѣ, что они по ся мѣста не бывали для бѣдности и разоренья, и про тѣхъ сыскать городы, и сыски имать за Дворянскими руками, да будетъ по сыску, которые по ся мѣста не бывали для бѣдности и разоренья, а не лѣнью и не воровствомъ, и тѣмъ по ихъ челобитью для бѣдности и разоренья помѣстья поворотить. А которые по ся мѣста Іюня по 29 число не бывали и впредь вскорѣ на службу не будутъ, а въ сыску про нихъ Дворяне скажутъ, что они не ѣдутъ своею лѣнью и воровствомъ, а не отъ бѣдности, или которые, бывъ на службѣ, съѣхали безъ Боярскаго отпуску, а на службу имъ быти мочно, и у тѣхъ помѣстья отнять и въ роздачу роздать тѣмъ, которые служатъ безповоротно.»

«А у которыхъ Дворянъ и у Дѣтей Боярскихъ помѣстья иманы не по нетамъ, по ложному челобитью, а они были на Москвѣ по неволѣ или по

142

городомъ отъ Литовскаго разоренья, а впередъ они сами на службѣ объявятся, и тѣмъ помѣстья и вотчины поворотити назадъ; или которыя вдовы и недоросли были на Москвѣ, а нынѣ и съ дѣтьми вышли, или которые скитаются по городамъ у родимцевъ, а помѣстья у нихъ поимали заочно, а впредъ они объявятся жъ, и тѣмъ вдовамъ и недорослемъ помѣстье отдати, чтобъ имъ до конца въ разореньѣ не быти.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе посланы по городомъ въ Воеводы и на всякія посылки въ сборъ, а на службѣ имъ быти мочно, и тѣхъ изъ городовъ и изъ посылковъ перемѣнить и велѣти имъ быти въ полки тотчасъ, а на ихъ мѣсто послати Дворянъ сверстныхъ и раненыхъ, которымъ на службѣ быти не мочно; а съ которыми Воеводы и съ Дворяны поѣхали по городомъ дѣти ихъ и племянники безъ отпуску, а помѣстья за ними есть, и у тѣхъ помѣстья отымать и въ роздачу роздати безповоротно.»

«А въ Помѣстномъ Приказѣ для помѣстныхъ дѣлъ посадити Дворянина изъ Большихъ Дворянъ, а съ нимъ Дьяковъ, выбравъ всею землею, и велѣти испомѣстити напередъ Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ бѣдныхъ, разореныхъ, безпомѣстныхъ и малопомѣстныхъ, которые помѣстьями своими не владѣютъ отъ Литовскаго разоренья; а за которыми были въ помѣстьяхъ дворцовые села и черныя волости нынѣшняя Боярская новая дача, и тѣмъ помѣстей напередъ не отдавати до тѣхъ мѣстъ, пока мѣста бѣдныхъ и разореныхъ всѣхъ не помѣстятъ.»

«А которые Атаманы и Казаки служатъ старо, а нынѣ похотятъ верстаться помѣстными и денежными оклады и служить съ городы, за ихъ службы помѣстными и денежными оклады поверстать, смотря по ихъ отечеству и по службѣ; а которые Атаманы и Казаки верстаться не похотятъ, и тѣмъ Атаманомъ и Казакомъ и Стрѣльцомъ давати хлѣбный кормъ съ дворца, а деньги съ большаго приходу и изъ четвертей во всѣхъ полкѣхъ равно, а съ Приставства изъ городовъ и изъ дворцовыхъ селъ и изъ черныхъ волостей; а Атамановъ и Казаковъ свесть и насильства ни котораго по городомъ и въ волостяхъ и на дорогѣ грабежевъ и убивства чинити не велѣти, а посылати по городомъ и въ волости для кормовъ Дворянъ добрыхъ, а съ ними для разсылки Дѣтей Боярскихъ и Казаковъ и Стрѣльцовъ, и велѣти кормы сбирати по указу, почему приговорятъ и укажутъ Бояре, и мимо указу никакого насильства и разоренья крестьяномъ не чинити.»

«А только на Москвѣ въ полкѣхъ и подъ Москвою и по городомъ и въ волостяхъ и по дорогамъ Дѣти Боярскіе, и Казаки, и Стрѣльцы и холопи Боярскіе, или какіе люди ни буди, учнутъ воровати, разбивати и грабити и душегубство чинить, и про то сыскивать всякими мѣрами, и ото всякого воровства унимать, и наказанье и смертную казнь чинить. А на то устроить Разбойной и Земской Приказъ по тому жъ, какъ прежъ сего на Москвѣ было.»

«А строить землю и всякими земскими и ратнымъ дѣломъ промышлять Бояромъ, которыхъ изобрали всею землею по сему всее земли приговору; и смертною казнью безъ земскаго и всей земли приговору Бояромъ не по винѣ не казнити и по городомъ не ссылати, и семьями и заговоромъ никому никого не побивати, и недружбы никоторыя никому не мстити; а кому до кого какое дѣло, и о томъ о управѣ бити челомъ Бояромъ и всей землѣ. А кто учнетъ ходити скопомъ и заговоромъ, и кого кто убьетъ до смерти по недружбѣ, или на кого кто скажетъ какое измѣнное земское

143

дѣло, и про то сыскивати вправду; а по сыску наказанье и смертную казнь надъ ними чинити Бояромъ, поговоря со всею землею, смотря по винѣ; a, не объявя всей землѣ, смертныя казни никому не дѣлать и по городомъ не ссылать. А кто кого убьетъ безъ земскаго приговору, и того самого казнити смертью.»

«А меньшимъ Воеводамъ безъ Боярскаго вѣдома изъ полковъ отъ себя по городомъ Воеводъ и Приказныхъ людей, и въ сборъ для всякихъ дѣлъ и для денежныхъ доходовъ не посылать; а у которыхъ Воеводъ въ полкѣхъ кабаки и торги, и тѣ кабацкія и таможенныя деньги впередъ сбирати изъ большаго приходу вѣрнымъ цѣловальникомъ, и отдавати въ казну въ большой приходъ. А которые Воеводы до сего приговору имали кабацкія и таможенныя деньги, и съ пріѣзжихъ телегъ сбирали пошлины на себя, и про то сыскать записными книгами; а по сыску тѣ деньги взяти у нихъ въ большой же приходъ; и впередъ со всѣхъ городовъ всякія таможенныя и кабацкія деньги и всякіе доходы сбирать вѣрнымъ цѣловальникомъ и отдавати въ большой приходъ и въ четверти. А печать къ грамотамъ о всякихъ дѣлахъ устроити земскую, а о большихъ о земскихъ дѣлахъ у грамотъ быти рукѣ Боярской.»

«А ратныя всякія большія дѣла вѣдать Бояромъ и Розряднымъ Дьякомъ въ Большомъ въ одномъ Розрядѣ и неты Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ изо всѣхъ полковъ присылать въ Большой же Розрядъ. А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе и всякіе ратные люди нынѣ подъ Москвою за православн. Христіанскую Вѣру отъ Литовскихъ людей будутъ побиты, или отъ ранъ изувѣчены, и тѣхъ убитыхъ и раненыхъ записывати въ Розрядѣ; а послуги ихъ писать Воеводамъ и Головамъ по полкомъ и присылать въ Большой Розрядъ за руками, какъ и предъ сего было, чтобъ впередъ всякихъ ратныхъ людей служба въ забвенье не была; а послуги всякимъ ратнымъ людемъ писати про себя вправду, какъ душа Богу и всей землѣ дана, а не лгати.»

«А помѣстныя и вотчинныя всякія дѣла вѣдати въ одномъ Помѣстномъ Приказѣ, а въ ихъ полкѣхъ помѣстныхъ дѣлъ не вѣдати, и грамотъ помѣстныхъ и вотчинныхъ не давати, чтобъ въ помѣстныхъ дѣлахъ смуты не было.»

«А которые Дворяне и Дѣти Боярскіе въ нынѣшнее смутное время и въ разоренье вывозили у своей же братьи у Дворянъ и у Дѣтей Боярскихъ крестьянъ и людей, и которые, отъ нихъ выбѣжавъ, живутъ по городомъ по посадомъ, и про то по ихъ челобитью сыскивати, а по сыску крестьянъ и людей отдавать назадъ старымъ помѣщикамъ.»

«A буде Бояре, которыхъ выбрали нынѣ всею землею для всякихъ земскихъ и ратныхъ дѣлъ въ правительство, о земскихъ дѣлахъ радѣти и росправы чинити не учнутъ во всемъ вправду, и по сему земскому приговору всякихъ земскимъ и ратныхъ дѣлъ дѣлати не станутъ, и за ними всякія земскія дѣла постановятся, или которые Воеводы Бояръ во всякихъ дѣлахъ слушати не учнутъ, и намъ всею землею вольно Бояръ и Воеводъ перемѣнити, и въ то мѣсто выбрати иныхъ, поговоря со всею землею, кто будетъ бою и земскому дѣлу пригодится.»

(794) На оборотѣ подлинной Грамоты подписано: «Діокъ Истома Карташовъ, Діокъ Миколай Новокщеновъ, Діокъ Марко Поздѣевъ, Бояринъ К. Дм. Тим. Трубецкой, Прок. Ляпуновъ и въ (мѣсто) Боярина Ив. Март. Заруцкаго руку приложилъ, ... Окольничей Артем. Вас. Измайловъ руку приложилъ; К. Иванъ Княжь Андреевъ сынъ

144

Голицынъ; Миронъ Вельяминовъ руку приложилъ; Стольникъ Тимоѳ. Измайловъ руку приложилъ; къ сему приговору Иванъ Шереметевъ руку приложилъ.» Слѣдуютъ рукоприкладства Ключника Вѣкошкина, Жильца, да отъ городовъ: Кашина, Лихвина, Дмитрова, Смоленска, Ростова, Ярославля, Можайска, Калуги, Мурома, Владиміра, Юрьева, Нижнего Новагорода, Пошехонья, Брянска, Романова, Вологды, Галича, Мещерска, Архангельска, Переславля Залѣскаго, Костромы, Воротынска, Юрьева Польскаго, Болхова, Звенигорода; также отъ полковъ К. Трубецкаго, Заруцкаго, К. Петра Влад. Бахтеярова, Прок. Ляпунова, Мирона Вельяминова — Атамановъ, Судей, Есауловъ, Сотниковъ и многихъ другихъ, безъ означенія чиновъ.

(795) Не за долго предъ симъ Ляпуновы, и съ ними Голицынъ, хотѣли непремѣнно имѣть Царемъ Русскаго. См. выше, стр. 138.

(796) Такъ говорили Новогородцы Генералу Делагарди. См. Видек. Hist. bel. Sveco-Mosc. 237.

(797) Тамъ же, 222.

(798) Тамъ же, 217.

(799) См. его донесенія къ Сигизмунду, въ Собр. Гос. Гр. II, 452.

(800) Лѣт. о мят. 228, и Ник. Лѣт. 161: «Онъ же» — Салтыковъ — «обѣщавашеся, что онъ мысли никакія не вѣдаетъ надъ Московскимъ Государствомъ, а подъ Новгородъ хотя отецъ мой придетъ съ Литовскими людьми, и я де буду съ ними битися.»

(801) См. письмо Жолкѣвскаго къ Сигизмунду въ D. P. Z. III, Т. II, 603, и выше, въ прим. 542.

(802) Лѣт. о мят. 233 и 237. — Ник. Лѣт. 165 и 168.

(803) Видек. 235: «Fata Moschoviæ aspernari internum Dominum.»

(804) Тамъ же, 236 и дал.

(805) Лѣт. о мят. 238, и Ник. Лѣт.: «Василей же» — Бутурлинъ — «съ Нѣмецкими людьми ссылашеся... Василей же съ ними съѣзжашеся... а мысль ихъ никому же не знаема.» (Далѣе, см. прим. 808). — Видекиндъ пишетъ (стран. 240), что Делагарди, еще будучи въ Москвѣ, свелъ тѣсное знакомство съ Бутурлинымъ; что сей послѣдній былъ въ Клушинскомъ сраженіи, и обѣщалъ подчинить Новгородъ Шведамъ. Онъ кипѣлъ злобою на Ляховъ за претерпѣнное въ плѣну у нихъ; бывъ присланъ изъ-подъ Москвы отъ Ляпунова, самъ далъ Генералу Делагарди совѣтъ овладѣть Новым-городомъ (стран. 246).

(806) См. Видекинда; также Лѣт. о мят. и Ник. Лѣт.

(807) Въ Рукоп. Филар.: «Того же лѣта Свійской Воевода Яковъ Пунтусовъ Новгородъ великій взялъ Іюля въ 16 день.» Псков. Лѣтоп. л. 87 на об.: «Свѣйстіи Нѣмцы... пришедше взяше великій Новградъ Іюля въ 16 день.» Видек. (248) говоритъ о началѣ приступа: «Nec dum in caliginem merso die, qui decimam sextam Iulii lucem antecessit, Dux Jacobus, vocatis ad se ducloribus ordinum, institutum suum propalat, admonet virtutis bellicæ, » etc.

(808) Видек. 250. — Лѣт. o мят. 238, и Ник. Лѣт.: «Бысть у Нѣмецъ въ полону Ивановъ человѣкъ Лутохина Иванко Швалъ, и обѣщася имъ ввести ихъ въ городъ. Во градѣ жъ въ тѣ поры бысть по стѣнамъ стража худая. Той Ивашка приведя ихъ нощію въ Чудинцовскія ворота, и въ Новъ-городъ внидоша, никто бо ихъ не слыша; послышаша жъ въ тѣ поры, какъ начаху сѣщи стражи по городу и по дворамъ.»

(809) Лѣт. о мят. 239, и Видекиндъ.

145

(810) Сей договоръ напечатанъ въ Собр. Гос. Грам. (II, 553), но не съ подлинника, а съ Латинскаго перевода, помѣщеннаго въ Исторіи Видекинда (стр. 271). Временемъ заключенія онаго означено 11 Іюля; но мы знаемъ, что 15 и 16 сего мѣсяца еще продолжалась осада Новагорода. См. Видекинда (стран. 301: «die 16 Julii») и Далина (Gesch. des Reichs Schweden, Т. III, Ч. II, 497), который именно говоритъ, что Договоръ заключенъ 17 Іюля. — Въ Договорѣ сказано: «Ех consilio Procerum consensuque populi Moschovitici, ogn Knäsius Joh. Nic. Oduievius et Palatini reliqui etc... omnesque qui sub Magnæ Novogurdiæ Ducatu continentur, suo posterumque nominibus .... non coacti, sed sponte inter nos convenimus, consensimus, conclusimus et id ipsorum osculo crucis et tacto sancto Evangelio confirmavimus

(811) Или Тявгинскаго. См. сей Исторіи Т. X, 97.

(812) См. въ Собр. Гос. Гр. II, 660: «Dorpatensibus, Volsinensibus, Torschensibus et Jamensibus, regionumque aliarum Procuratoribus et Cossacis liber commeatus coucedatur» etc.

(813) Сверхъ сего опредѣлено было назначить квартиры Шведскому войску, но въ дальнихъ частяхъ города, чтобы оно не было въ тягость гражданамъ; за исключеніемъ однакожь тѣхъ случаевъ, когда сіе будетъ необходимо для отраженія непріятеля; съ симъ вмѣстѣ поставлено жителямъ въ обязанность снабжать войски деньгами и съѣстными припасами. См. Собр. Гос. Гр. II, 562.

(814) Видек. стран. 273: «Præter quingentos rublos nihil in ære repertum.»

(815) Тамъ же, стран. 275: «Georgii Hansons Boie equites omnes ferme plenis signis excessere, remanentibus 9 ordinum ducloribus.»

(816) Тамъ же, стран. 274 и 277, и Лѣт. o мят. 240.

(817) Лѣт. о мят. 233: «Сей же Прок. Ляпуновъ не по своей мѣрѣ вознесся и гордость ево много отецкимъ дѣтямъ позору и безчестія дѣлаше, не токмо Боярскимъ Дѣтямъ, но и самимъ Боярамъ. Приходяху бо къ нему на поклоненіе и стояху у его избы много время, никакова бо человѣка къ себѣ не пущаше; къ Козакамъ же жестокость имѣяше: за тожъ на него бысть ненависть великая.» — Авр. Пал. 224: «Ревнуя о Правовѣріи, ненавидя же до конца хищенія и неправды, бывшія тогда въ Казачьи воинствѣ.»

(818) Ник. Лѣт. и Лѣт. о мятежахъ.

(819) Кобѣржицкій, стран. 434: «Cum nullius se scripti literarumve couscium esse per omnia sacra contestaretur juraretque hostium eam esse imposturam fraudemque, frustra Superos testes suæ innocentiæ advocans.» — Объ участіи Госѣвскаго въ семъ ковѣ, см. въ Машкѣвичѣ.

(820) Лѣт. о мят. 236: «Иванъ же (Ржевскій) ему былъ недругъ велій, а видя тутъ ево правду, за нево сталъ и умеръ съ нимъ вмѣстѣ.»

(821) Авр. Пал. 224: «По неправедномъ же ономъ убіеніи Прокофьевѣ бысть во всемъ воинствѣ мятежъ великъ и скорбь всѣмъ православнымъ Христіанамъ, врагомъ же Полякомъ и Рускимъ измѣнникомъ бысть радость велика. Казаки же начаша въ воинствѣ велико насиліе творити, по дорогамъ грабити и побивати Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ. Потомъ же начаша и села и деревни грабити и крестьянъ мучити и побивати. И такова ради отъ нихъ утѣсненія мнози разыдошася отъ царстаующаго града.»

Лѣт. о мят. 236: «Козаки жъ... домъ ево (Ляпунова) весь разграбиша, и многіе станы послѣ ево пограбиша.»

146

(822) Лѣт. о мят. и Ник. Лѣт.: «Многіе подъ тѣмъ (Новодѣвичьимъ) монастыремъ Дворяне и Стольники искаху сами смерти на себя отъ насилія и позору, и многіе побиты и отъ ранъ многіе изувѣчены быша.» По сказанію сихъ Лѣтописцевъ Новодѣвичій монастырь взятъ и разоренъ послѣ смерти Ляпунова; но свидѣтельство современниковъ (Аврамія Палицына и Машкѣвича) гораздо достовѣрнѣе. См. выше, прим. 759, и ниже, прим. 823.

(823) Аврам. Палиц. 225: «Литовскій же Гетманъ Сапѣга тогда стоялъ подъ градомъ Переславлемъ Залѣскимъ... слыша о убіеніи Прокофьевѣ и неустроеніе велико усмотривъ въ воинствѣ Православныхъ и пріиде вскорѣ на помощь Полякомъ со множествомъ воинства и съ запасы. И отъ Алексѣевской башни до Тверскихъ воротъ большаго Бѣлаго города взяли, и за Москвою острожки всѣ высѣкли и запасы въ городъ провезли.»

См. Дневникъ Машкѣвича: «Мы возвратили себѣ все потерянное. Русскіе оставили и Дѣвичій монастырь, который мы должны были снова занять своими людьми.» Списокъ Дневника, съ коимъ справлялся покойный Исторіографъ, былъ ему доставленъ изъ Витебскаго Поіезуитскаго монастыря.

(824) На сіе жаловались Послы наши въ переговорахъ своихъ подъ Смоленскомъ: «То ли Московскому Государству успокоенье? Какъ воръ былъ въ Калугѣ не убитъ, то которые городы были за нимъ, Орелъ, Болховъ, Бѣлевъ, Карачевъ, Алексинъ, и иные многіе тогда Государя вашего люди къ тѣмъ городамъ и помыслити итти не смѣли; а какъ Божіею милостію вора убили, и тѣ города цѣловали крестъ Государю нашему Королевичу, ... и Государя вашего люди, пришедъ въ тѣ городы, людей побили и въ полонъ поимали, и городы пожгли, и тѣ всѣ мѣста до конца разорили и запустошили.» Доп. къ Дѣян. Петр. В. II, 198.

(825) См. выше, стран. 160.

(826) Псков. Лѣт. л. 367: «Тогожъ (7119) году Марта въ 28 день, въ Великую Субботу, проявися послѣдней воръ изъ Новагорода, назвався Царевичемъ Димитріемъ.» — Лѣт. о мят. 242: «Пріиде въ Ивань-городъ съ Москвы изъ за Яузы рѣки Дьяконъ Сидорка, и назвася Царевичемъ Дмитреемъ.»

(827) Видек. стран. 326.

Псков. Лѣт. л. 84 и дал.: «Псковичи жъ слышавше Пана Лисовсково съ Литвою и Русскими людьми стояща въ Новгородцкой земли въ Порховщинѣ, послаша къ нему бити челомъ, чтобъ, онъ пошолъ съ Рускими людьми во Псковъ. Онъ же, много плѣнивъ Новгородчину жъ, пріиде во Псковъ, и пустиша и во градъ, а Литву зa городомъ поставиша и на посадѣ въ Стрѣлецкой слободѣ; но по малу начаша и Литва во градъ входити и начаша многую казну пропивати и платьемъ одѣватися: понеже бѣ многое множество имяху злата и сребра и жемчугу, иже грабили, и плѣнили бяху славныя грады, Ростовъ и Кострому, и Обители и Лавры честныя, Паѳнотія въ Боровскѣ и Колязинъ, и многія иныя, и раки Святыхъ разсѣкаху, и суды и окладу образного и полону множество женъ и дѣвицъ и отрокъ; егда же та вся провороваша и проиграша зернью и пропиша, начаша буестію глаголати и грозити гражаномъ, что мы убо многія грады плѣнили и разорили, такожъ будетъ отъ насъ граду сему Пскову.... и не збысться ихъ злая мысль.... Слышавъ же гражане у злыхъ человѣкъ сіе злое

147

умышленіе, и пришедъ къ варвару начаша льстивыми словесы глаголати, чтобъ шолъ на Ивань-городъ на испорученіе, понеже тогда обстоимь бѣ Свѣйскими Нѣмцы и за хребтомъ бѣ Новаграда и Пскова, а мы де, казну собравъ, пришлемъ къ тобѣ. Онъ же ни мало постоявъ о семъ, и вскорѣ изыде изъ града со всѣми и иде къ Иванюгороду. Нѣцыи же услышавше бѣжаше на свою страну, въ Ругодевъ. Той же окаянный варваръ послѣди уразумѣ въ собѣ, како умыслиша Псковичи о немъ обманъ... и много опечалися. Паки жъ сію лесть умысли еще: дабы толикъ крѣпостію Иванъгородъ лестію взяти, то де могу изъ того града и прочая достати, и посла напредъ себе нѣколико ратныхъ съ хлѣбомъ во градъ ити... И никтоже во градѣ помысли коварства того быти, но вельми возрадовашась.... Но единъ Діякъ начальникъ, именемъ Оѳонасей Ондронниковъ, уразумѣ злое его коварство, и повелѣ затворити врата

148

граду и не пусти ихъ... и того часу многоковарный и самъ приспѣ... и вопроси у начальниковъ градцкихъ пребыти во градѣ съ немногими людьми, и пустиша и честь ему воздаша о испорученіи; онъ же подивися великой крѣпости граду... и похвали державцовъ Рускихъ, рекъ, яко ни въ коемъ градѣ Рускомъ не могоша узнати моего многоразличного коварства и сѣтей... сего жъ града не удастъ ми ся лестію взяти... и изыде изъ града. И начаша между собою Литва и Русь собиратись, и поидоша, Русь во Псковъ, а Панъ Лисовскій съ Литвою, да Нѣмецъ полоненыхъ на Иванѣгородѣ, и поимавъ поиде мимо Пскова, и шедъ выше Пскова и взятъ пригороды Вороночъ и Красной и Заволочье, и начатъ оттуду по вся дни и нощи подъ Псковъ и подъ Изборской и подъ Печоры и прочимъ и высѣче всю Псковскую землю.»

(828) Видек. стран. 312 и 313.

КОНЕЦЪ ПРИМѢЧАНІЙ XII ТОМА.

 



Н.М. Карамзин. История государства Российского. Примечания к 12 тому // Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Книга, 1988. Кн. 3, т. 12, с. 1–148 (8—я паг.). (Репринтное воспроизведение издания 1842–1844 годов).
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 11 октября 2018 г.