РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

67. Отд. изд., СПб., <1791>; виньетка на титульном листе подписана: «Льво. Нико. 1 апреля 1791 года» (дата указывает на шуточный характер поэмы). Без посвящения — «Муза», 1796, ч. 1, № 2, с. 129—138; со ст. 227 — № 3, с. 175—181, без подписи, с исключением ст. 251—259 (очевидно, по цензурным причинам; в результате ст. 260 оказался нерифмованным), с примеч. издателя журнала И. И. Мартынова: «Кого благодарить за сию пиесу? Я надеюсь, что всяк будет повторять со мною сей вопрос, прочитав оную». Печ. по отд. изд. Произведение полемично не только по содержанию, но и по форме противостоит традиции: обычно шуточные поэмы и сказки писались четырехстопным и вольным ямбом, Львов же первым обратился к четырехстопному хорею для воплощения сказочного, подчеркнуто русского содержания, тем самым пролагая дорогу сказкам Пушкина, Ершова и др.

512

Милостивая государыня! Эти строки обращены к Марье Алексеевне Львовой (1753—1807), жене поэта.

Хемницер И. И. (1745—1784) — баснописец, друг Львова, М. Н. Муравьева, В. В. Капниста, Г. Р. Державина.

Светильник истины возжженный Тебе в покров он посвятил.Сборник Хемницера «Басни и сказки N... N... » открывался посвящением М. А. Дьяковой (девичья фамилия Львовой). В нем Хемницер писал, что стихи потребовали от него: «Отдай Дьяко́вой нас в покров и защищенье».

Зима. Поэмой-сказкой Львов как поэт вступил в творческое соревнование с друзьями, изображавшими картину наступления зимы. Дружеское состязание начал Державин, который противопоставил свое поэтическое видение мира в разных аспектах — шуточном и серьезном («Желание зимы», 1787; «Осень во время осады Очакова», 1788) — художническому зрению Муравьева («Желание зимы», 1776).

Бурмицкий жемчуг — крупный.

Едет барыня большая и т. д. Ср. у Муравьева: «Приди скорей, зима, и ветров заговоры, Владычица, низринь» и т. д.; у Державина: «Под белым покрывалом... Катит в санях зима. Кати, кума драгая» и т. д.; «Идет седая чародейка. Косматым машет рукавом» и т. д.

Красно-желтый лист свалился. Ср. у Державина: «Красножелта ее ряса Превратится скоро в льды» («К Эвтерпе», 1788).

Пух блистающий ложился Вдоль по улицам, как сор. Ср. у Муравьева: «Стели свой нежный пух воздушною тропою»; у Державина: «Лежит рассыпан белый пух».

Иные В рукавицы золотые и т. д. При Екатерине II извозчики должны были носить желто-черные шапки и желтые кушаки и рукавицы.

Штофный домино — маскарадная одежда из плотного шелка с накидкой на голову.

Кто для истинных утех... Сидя в дружестве кружком. Имеется в виду львовско-державинский кружок (см. «На Новый год», 1780; «Видение мурзы» Державина).

Иль гадали где порою и т. д. Первое в русской поэзии изображение национальных обычаев — различных святочных гаданий по луне, встречному прохожему, снам, воску (см. далее балладу «Светлана» В. А. Жуковского, V главу «Евгения Онегина» А. С. Пушкина и др.).

Ходя с блюдом в громких хорах, В блюде кольцами гремел и т. д. Одно из старинных святочных гаданий: у каждого играющего брали кольцо, клали на блюдо, покрывали платком и перемешивали, пели определенные песни, а при конце каждой вынимали наугад одно из колец; песни имели различный смысл «вступление в брак», «прибыль», «счастье», «возвышение», «свидание» и пр.

Забавы Не кончалися без славы. После каждого стиха любой из подблюдных песен повторялось: «Слава!»

Писатель, Кто сказал, что век златой и т. д. Имеется в виду римский поэт Публий Овидий Назон (43 до н. э.— 17 н. э.); в «Метаморфозах» он дал свою версию легенды о золотом веке как времени вечной весны, когда люди не знали нужды в пище, ибо реки были полны нектара и молока, а с дубов стекал мед.

Как лисица-кознодей. Намек на басню Д. И. Фонвизина «Лисица-кознодей» (см. т. 1, № 216).

Наш пришел нам не под стать Средь годов его молочных и т. д. Развернутая аллегория Львова имеет в виду распространение в послепетровское время галломании в русском дворянском обществе.

Обтянули пеленой. Под детскими пеленками поэт разумеет кружевные жабо, шелковые сорочки и т. п.

Скрасив ложной

513

сединой. Речь идет о заимствованном обычае носить пудреные парики и пудрить собственные волосы.

Русский стал с чужим умом. В «Музе» этот стих сопровожден ироническим примеч.: «Безвинного не трогают».

Он в чужих краях учился Таять телом, будто льдом. В критике дворянского идеала красоты и противопоставлении ему народного трудового идеала — здорового и крепкого крестьянина «в дальних русских деревнях» — Львов перекликается с Радищевым (см. главу «Едрово» в «Путешествии из Петербурга в Москву»).

Что понеже невозможно — сатирический выпад в адрес специфически бюрократического языка правительственных указов.

Козерог — одно из созвездий Зодиака, символический знак декабря, месяца зимнего солнцеворота.

Переменой научила, Что всё к лучшему идет. После этих слов в тексте отд. изд. следует: «Сочинено 11 декабря». По-видимому, эта дата, как и число на виньетке, является аллюзией. 11 декабря 1790 г. штурмом был взят Измаил, и, датируя этим числом произведение, подчеркнуто не упоминающее ни о шведском мире, ни о войне с Турцией, ни о каких-либо других событиях, Львов высказывал определенное отношение к ним. Не исключено, что аллегорический смысл имеет и картина оттепели, которая придет после суровой зимы: 1790 г. ознаменовался делами Радищева и Княжнина; за процессом Радищева Львов внимательно следил, а с Княжниным был знаком с 1770-х годов.

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ