РВБ: Неофициальная поэзия. Версия 2.99s от 23 ноября 2008 г.

О НЕОФИЦИАЛЬНОЙ ПОЭЗИИ В «САМИЗДАТЕ ВЕКА»

Из первых рук

В серии «Итоги века» вышел том «Самиздат века». В него входит раздел «Непохожие стихи» (далее НС), о котором и пойдет речь. Сначала о терминах. Уже тот факт, что в состав книги входит также изобразительное искусство и фольклор, говорит о том, что издатели понимали под словом самиздат не только различные тексты самодельного изготовления, но неофициальную культуру вообще. И если уж подводить итоги века, то естественно было попытаться показать то наиболее ценное, что в этой неофициальной культуре было создано. Это мы и попытались сделать применительно к поэзии. Насколько нам это удалось? Чтобы ответить на этот вопрос, надо рассмотреть, во-первых, состав авторов, во-вторых, структуру построения, в-третьих, репрезентативность подборок. Я попытаюсь объяснить, из чего исходили1 составитель (Г.Сапгир) и редакторы НС (Вл.Кулаков и автор данных заметок).

Существенно для правильной оценки «Самиздата века», что эта книга вышла в серии, в которой ранее издана антология «Строфы века», подготовленная Евтушенко и Витковским. Из наших 261 автора 101 представлены и там. Поэтому, например, у нас так мало Бродского — там его много. То есть НС — это отчасти дополнение «Строф века». Но во многом полемическое. Надо признать, что в «Строфах» есть очень хорошие стихи наших авторов, которые мы бы с удовольствием включили в НС. Но повторяться было нельзя2. Однако в целом неофициальная поэзия в «Строфах» представлена весьма скупо и неадекватно. Таким образом и вообще искажена картина русской поэзии, особенно второй половины ХХ века. Что мы и попытались исправить.

Что значит непохожие стихи? Прежде всего непохожие на советскую поэзию, которую по-видимому достаточно полно и адекватно представляют «Строфы века». (Наиболее серьезный упрек в этом смысле был сделан К.Кузьминским3: Евтушенко не включил в свою антологию Эдуарда Асадова — может быть, самого популярного советского поэта.) Но об этих делах нам судить довольно трудно. Мы не специалисты в советской поэзии.
    Другой вопрос — многие советские поэты писали в стол и в этом тоже необходимо разобраться4. Кое-какой материал такого рода представлен в «Строфах», кое-что есть в НС: Глазков, Слуцкий, Вознесенский, Юрий Смирнов, Соснора, Кушнер. (Вообще, люди по-разному относились к членству в СП СССР, публикациям. Кто-то упорно добивался статуса советского поэта, у кого-то это получалось легко. Среди авторов НС многие хоть иногда печатались официально. Но дело не в этом.)
    «Советская поэзия не имеет отношения к мировой литературе». Это суждение представляется нам правильным, насколько это возможно при такой краткости. Дело тут не в конкурентоспособности, а в соответствии своему назначению, сущности поэзии. Так вот, советская поэзия — не есть поэзия5.
    Мы же хотели показать независимых авторов. Нас интересовало то, что написано без разрешения. Эстетическое сопротивление. Изживание рабского сознания. Внутреннее преодоление тоталитаризма. Очищение подкорки. Эти интенции присутствовали в неофициальной культуре. И дали результаты, в том числе, по нашему мнению, настоящую, насущную современную русскую поэзию.
    И вот в НС представлены все достаточно яркие авторы, которые нам были на то время известны. Несомненно, есть и другие интересные авторы, особенно в провинции, но мы, к сожалению, их не знали или кого-то недооценили.

В изучении неофициальной поэзии есть очевидная объективная трудность — следствие советского информационного (и не только) террора. Мало мы знаем о поэтах сталинской эпохи, которую можно назвать катакомбной. А ведь были интереснейшие авторы: Щировский, Ривин, Николев, Оболдуев. Возможно, в будущем отыщутся в архивах НКВД или еще где и другие замечательные стихи. Жаль, что не вошли в НС басни Эрдмана и Масса.
    Большую часть НС занимают стихи более поздней эпохи — последних, надо надеяться, десятилетий советской власти — когда их сочинение без разрешения уже в основном не было смертельно опасно. (Некоторые считают, что в НС есть и кое-что лишнее, например, написанное уже после перестройки-гласности. Может быть, для чистоты жанра надо было ввести ограничение по времени: установить в качестве порога 1985, или 1987, или 1989, или 1991 год. Но зато, как кажется, за счет включения в НС текстов последних лет и некоторых более молодых авторов удалось отчасти показать динамику и преемственность. И, опять же, дополнить совокупную картину русской поэзии ХХ века.)

Ниже я называю имена некоторых авторов, стихи которых возможно или несомненно украсили бы антологию. Ленинград—Санкт-Петербург: Л.Агеев, Ю.Батяйкин, В.Бобрецов, Л.Богданов, Л.Васильев, Е.Вензель, В.Дроздов, В.Кривошеев, Б.Кудряков, Ю.Михайлов, В.Филиппов. Конечно, надо было бы изучить все журналы самиздата6, упомянутые в статье В.Кривулина в НС и другие. И не только питерские. Тут еще много работы.
    В еще большей степени это касается провинции. В.Ярыгин и его ученик А.Ханьжов из Саратова. Наверняка что-то есть и в Сибири, кроме ЛЕСа. Недавно вышла антология уральской поэзии, правда там нет интересного Ю.Власенко. Ростов — «Заозерная школа». Кострома. Смоленск — Э.Кулёмин. С.Панов из Донецка. Е.Мандель из Н.Новгорода. Можно назвать еще несколько десятков имен, московских и других. Как говорится, необходима работа на местах.
    Отметим, что в обеих антологиях мало представлена визуальная поэзия — за исключением классика жанра В.Барского в НС и пресловутых видиом в «Строфах». А ведь есть еще А.Горнон и опыты в этой области Д.Авалиани, Бонифация и других.
    Может быть, стоило бы включить и других мастеров палиндрома (помимо представленных в НС Авалиани, В.Гершуни и В.Хромова) — таких как Б.Гольдштейн, Н.Ладыгин (есть в «Строфах»), В.Пальчиков-Элистинский... Но в этой области мы не специалисты.
    «Дикие» и примитивисты — например, В.Богомяков, П.Смирнов, А.Тимаховский, И.Чуранов.

О структуре построения НС.
«Строфы века» построены по хронологии годов рождения поэтов, т.е. по поколениям. Но при этом поэты, близкие друг другу, фактически составляющие некую группу, школу, оказываются разлученными, что неправильно. Поэтому мы выбрали разбиение по главам, соответствующим этим группам. Эти группы — и есть основа нашей антологии. Лианозовцы, группа Черткова, филологи, «ахматовские сироты», ЛЕС, Транспонанс... — как они были вместе, так и у нас они вместе. Правда и здесь имеется сложность — не всегда они были вместе, и если показывать творчество данного поэта в развитии, то надо показать и стихи, написанные, когда он уже далеко отошел от некоей групповой поэтики. Остальных авторов нам пришлось объединять по принципу места-времени. А как еще? Тут вообще не существует однозначно правильного решения. То есть наши главы имеют разную степень релевантности, что, надеюсь, и так очевидно внимательному и разумному читателю.

Репрезентативность и качество отобранных стихов.
По этому параметру подборки разных авторов, к сожалению, также отличаются. Многие ведь еще толком не изданы. По-настоящему антологическую подборку можно составить, только имея полный корпус основных текстов данного автора. А нам приходилось довольствоваться иногда журнальными или иными частными публикациями или полагаться на нашего предшественника К.К.Кузьминского. При этом, конечно, выбирали, на наш взгляд, наиболее выразительные тексты из нам доступных.
    А вот на чем основано заявление заслуженного деятеля второй культуры М.Шейнкера об «абсолютно внеэволюционном, случайном составе большинства подборок» («Неприкосновенный запас», № 2, 1998, с.61) — непонятно. Для меня очевидно, что в антологии представлено много стихов, имевших и имеющих большое эволюционное значение. Показать же эволюцию отдельных авторов было затруднительно из-за ограниченного объема НС (около 300 страниц текста). Надо сказать, что это и не всегда обязательно для антологии. Все-таки ее задача — представить лучшие стихи. Разные авторы по-разному развиваются. Одни всю жизнь оттачивают найденный стиль. Другие в разные периоды творчества осваивают разные приемы. Бывает и так, что вообще пишут (или пишут интересно) только какой-то недолгий период. Средний размер подборки в НС — около одной страницы. У наиболее выдающихся с нашей точки зрения авторов подборки побольше. Там, может быть, иногда удалось показать и эволюцию. Насчет случайности... Хорошие стихи случайно не напишешь. Известно: чем больше случайности, тем больше хаоса. Но наша антология как раз борется с хаосом, предоставляя читающей публике поэзию, которая прежде была ей неизвестна.

Также из-за ограниченности объема мы смогли дать лишь очень краткие био— и библиографические справки об авторах. По той же причине практически отсутствуют ссылки на источники. Даты написания стихов указаны почти во всех случаях, когда они были нам известны. Это насчет научности7.

Книга имеет и физические недостатки. Слишком большая и тяжелая. И дорогая. Но такие уж они все, «Итоги» эти.

Приводим исправления замеченных досадных ляпсусов и ошибок.

<список замеченных на сегодняшний день опечаток и ошибок будет опубликован отдельно>

Приносим свои извинения.

1 В том числе — из личного вкуса и понимания. Насчет того, что "негде было тиснуть стихи, свои и друзей", как выразился г. Павловский в своем журнале "Пушкин" (# 5 (11), 1998), то действительно, к сожалению, в таком объеме и целостности раньше напечатать неофициальную поэзию было негде. А друзья наши писали очень неплохо. Хоть и не всех друзей удалось включить в антологию из-за недостатка места. Только 261 друга. Есть там и подборки составителя и одного из редакторов, но они, как нам кажется, сбалансированы по величине (чем, кстати, наша антология отличается от некоторых других). Также с прискорбием сообщаем вышеупомянутому рецензенту, что гранта никакого "дадено" нам не было. Работа оплачивалась весьма скромно, куда до "пушкинских" гонораров.

2 Отметим случаи повторов:
1. У нас целиком печатается цикл Ю.Даниэля
"Часовой", фрагменты которого есть в "Строфах".
2. Также целиком печатается поэма А.Сергеева "Шварц", кусочек которой есть в "Строфах".
3. В первом издании "Строф" стихотворение С.Чудакова про Пушкина было ошибочно помещено в подборку И.Холина, а во втором оно вовсе исчезло. Мы поместили эти стихи на правильное место.
4. В нашей подборке Р.Мандельштама помещено стихотворение "Когда-то в утренней земле", которое есть и в "Строфах". Это моя ошибка. Правда, стихи очень хорошие. Вот, кажется, и всё.

3 См.: Константин К.Кузьминский. Гроздья гнева // «Зеркало», № 1-2 (1996). <Примечание добавлено в сетевой публикации>.

4 Вот задача для армии советских литературоведов!

5 С другой стороны, говорил же Женя Харитонов, что появился этнографический тип советского человека (тогда еще не было слова совок). Так что и советская поэзия представляет этнографический интерес. (Я не хочу сказать, что "Строфы века" представляют только этнографический интерес — там еще серебряный век, эмигранты первой и второй волны и мн. другое.)

6 А также и публикации в тамиздате. Всё это представляет большой интерес и с точки зрения социологии чтения, истории...

7 Вообще пока как-то не заметно особой активности ученых в нашей области. Зато много эссеистов — специалистов попиздить по доллару за строчку.

И.Ахметьев

НЛО, № 34 (6/1998), с.307-310. Места, искаженные и сокращенные тогдашним редактором журнала, обозначены цветом.

© Тексты — Авторы.
© Составление — Г.В. Сапгир, 1997; И. Ахметьев, 1999—2016.
© Комментарии — И. Ахметьев, 1999—2018.
© Электронная публикация — РВБ, 1999—2018.
РВБ
Загрузка...